home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Променад

Для того чтобы познакомиться с Веной, нужно посвятить хотя бы день каждому ее району. Путешественник должен приобрести подробный план, что позволит передвигаться по огромному городу без расспросов. Округа австрийской столицы располагаются в радиальном порядке, устремляясь от средневекового центра к окраинам. Хорошим ориентиром служат центральные улицы, особенно кольцевая Рингштрассе. Еще лучше помнить о расположении Хофбурга или собора Святого Стефана, рядом с которыми можно нанять фиакр, сесть в трамвай или автобус, оборудованный в зависимости от погоды кондиционером или обогревателем. Венские трамваи в течение многих лет выполняются по старинным образцам, отчего сохраняют колорит прошлого, разумеется, в переносном смысле, поскольку современные вагоны окрашены в цвета национального флага: красный и белый. Не стоит сравнивать этот вид транспорта с автомобилями, однако пассажирам пользоваться им выгодно (низкая стоимость проезда), комфортно (плавный ход, супермягкие кресла) и приятно (чистота, безупречное обслуживание, эффектная отделка металлом).

Фиакр как способ передвижения, самый близкий к классическому представлению об Австрии, предполагает неторопливую и довольно дорогую для среднего европейца прогулку в красивой коляске. В старину венские фиакры – двухместные или четырехместные кареты с парой лошадей – представляли собой самое дорогое, хотя и наиболее удобное средство передвижения по городу. Быстрая, относительно безопасная езда имела единственный недостаток: кучера, осознавая свое мастерство, твердо установленную высшую таксу считали низшей. Получив же правильную плату, даже вместе с чаевыми, «водители фиакров» оставались недовольны и впредь старались взять с пассажира, особенно с иностранца, побольше. Конечно, обиженный путешественник мог призвать полицию, попросить помощи у ближайшего констебля или, записав номер кареты, обратиться в суд. Однако чаще у него не было на то ни времени, ни желания, и дело заканчивалось завышенной платой.

Вена

В фиакре по Рингштрассе


Кучер каждого фиакра был обязан держать при себе точные часы, которые он предъявлял по требованию седока в поездках, оплаченных по времени; в противном случае ему было бы трудно доказать продолжительность путешествия. В отличие от российского таксиста венский кучер не мог самовольно посадить в карету или на козлы других седоков, но был вынужден принимать таковых по требованию пассажира, причем бесплатно и любое количество, невзирая на вместимость экипажа. Для сообщения с кучером к стенке кареты крепилась каучуковая трубка. Стоящий на козлах кнут показывал – карета свободна, тогда как лежащий свидетельствовал о том, что она занята.

Более дешевый и немного менее удобный транспорт в старой Вене – комфортэбль, как называли такую же карету, но с одной лошадью. Омнибусом, или многоместным экипажем на одной конной тяге, пользовались ограниченные в средствах благородные горожане. Появившись в Европе в середине XVII века, он является первым видом общественного транспорта, не случайно его название в переводе с латыни означает «для всех». Пассажирам омнибусов приходилось терпеть жесткие сиденья, слишком тесное соседство с незнакомым человеком, а также с тем, что багаж лежал на крыше кареты. Впрочем, все это обходилось в небольшую сумму, поэтому до начала Первой мировой войны, когда их использование полностью прекратилось, венские омнибусы пустовали редко.

С развитием техники от старого транспорта в Вене остался только фиакр. Сегодня человек, сидящий в нем, невольно демонстрирует состоятельность и, возвышаясь над пешеходами, может вообразить себя аристократом XIX века. Услужливый извозчик в ливрее не только прокатит гостя по центру города, но и дополнит прогулку занимательным рассказом обо всем, что встречается по дороге. Лучшим предметом, позволяющим быстро достичь цели путешествия, является табличка с названиями округа, улицы и номером дома; такие здесь вывешены на каждом здании, а не только там, где начинается или заканчивается улица.

Венские градоначальники приняли единую нумерацию вместе с названиями радиальных и поперечных улиц в 1770 году. Помимо облегчения труда почтальонов, ее введение упорядочило призыв в армию, чем, видимо, и руководствовались власти, решив, кроме того, пронумеровать дома в переулках (нем. Gasse).

К середине XIX века тот же порядок распространился на пригороды, где, как и в бывшей крепости, появились очаровательные дощечки разных цветов и форм. Они различались в зависимости от вида объекта и принадлежности к той или иной части города, который к тому времени разделился на 9 округов (нем. Bezirke). Радиальным улицам старого центра, то есть I района, полагались прямоугольники с красной рамкой, II – фиолетового, III – зеленого, IV – нежно-розового, V – черного, VI – ярко-желтого, VII – синего, VIII – серого, дома последнего тогда IX района были оборудованы табличками с коричневым обрамлением. Символом поперечных улиц при тех же цветах служила овальная форма номерных знаков.

Деревянные дощечки с разноцветными рамками украшали здания Вены до 1920 года. Затем все они обрели красную рамку, заключавшую внутри себя красные буквы для обозначения площадей или черные для названий улиц и переулков. Спустя три года уличные таблички вновь поменяли окраску, став синими с белыми буквами, теперь выбитыми на металлических, покрытых эмалью пластинах с закругленными краями. После Второй мировой войны в «табличном деле» водворился былой порядок, и вскоре к знакам на столичных домах вернулась прямоугольная форма. В конце века на старинных улицах появились разноцветные «дощечки», подобные тем, какие мог видеть Иоганн Штраус.

Вена

Дом Фигаро с черно-белой табличкой I округа


Вена

Если номерные таблички не гармонируют с отделкой фасада, их крепят прямо к двери


Наибольшим их количеством располагает Иннерештадт – I округ, охватывающий Старый, или Внутренний город, где издавна сосредотачивалась деловая и культурная жизнь Вены. Третьей после Хофбурга и собора Святого Стефана достопримечательностью здесь является широкая, оживленная, богатая прекрасной архитектурой, памятниками и фонтанами улица Грабен. Следуя по ней, стоит сделать остановку на Штокимейзенплац. Странное название этой площади в переводе с немецкого означает «палка в железе» и происходит от обитого железом пня, некогда бывшего стволом лиственницы. Согласно документам, этот предмет находится на своем месте чуть больше столетия, с тех пор сохраняя тайну, раскрыть которую не помогают ни хроники, ни странные знаки: цифра 1575 и латинская монограмма «HB». Если верить преданию, загадочный пень в виде огромного дерева спокойно рос в Венском лесу, пока не был замечен учеником местного ремесленника и не превращен в замок. Говорят, что ловкий подмастерье воспользовался помощью сатаны, а тот почему-то его обманул: сильно уменьшил дом и вдобавок запер, обив железом, а затем наглухо скрепив заклепками.

В конце Грабена взору предстает не совсем удачная композиция, сложившаяся сама собой из построек различных времен и стилей. Монументальное здание первой в Австрии Центральной сберегательной кассы с огромной пчелой на фронтоне соседствует с легкими барочными сооружениями торговой улицы Кольмаркт. Величие собора Святого Михаила несколько приуменьшает Хофбург, в этой части мрачный, не составляющий цельного ансамбля с примыкающей архитектурой. Трудно не отметить различие вкусов у тех, кто строил здания на Иосифплац с конной статуей императору Иосифу и Франценплац, с подобным памятником императору Францу. Пройдя немного дальше, можно увидеть прекрасную Августинскую церковь, внутри которой скрывается не менее прекрасное произведение Кановы – гробница эрцгерцогини Марии-Кристины. Того, кто дойдет или доедет до Кайзер-Иосиф-брунн, ожидает встреча с фонтаном, украшенным аллегорическими статуями Дуная и Вены.

Нигде, кроме австрийской столицы, не найти такого множества Прекрасных фонтанов. Хотя бы один Шёнбрунн имеется в каждом из нескольких императорских дворцов и примерно столько же их в самом городе. На площади Фрейунг, невдалеке от Шотландской церкви, находится Шёнбрунн, исполненный лучшим в Европе мастером фонтанной скульптуры Людвигом Шванталером. Прибыв из Мюнхена, этот ваятель ненадолго оставил родную Баварию, где его произведениями восхищались все – от уборщика улиц до короля. Такую же славу виртуозный резец немца заслужил и в Вене. Главной фигурой источника на Фрейунг стала Австрия, рядом с которой автор поместил образы Дуная, Вислы, Эльбы и По. Шедевру Шванталера немногим уступает работа местного скульптора Ферзеля, расположившего каменную сказку о русалках во дворе банка.

Вена

Фонтан «Лев» не вызывает иных чувств, кроме восхищения мастерством скульптора


Немного дальше, на правой стороне Штраухгассе, опять же во дворе банка, можно увидеть скульптурную композицию «Святой Георгий на коне, сражающийся с драконом». Ближайшая к этому переулку улица Гейденлюс завершается площадью Гоф. Изначально на ее обширном пространстве хватало места зданиям арсенала, военного министерства, пожарного депо, двум Прекрасным фонтанам, лоткам с фруктами, овощами и цветами. Теперь здесь торгуют только сувенирами, а сохранившиеся здания заняты другими ведомствами либо музеями.

Успокаивающий душу источник располагается перед церковью Святого Сальвадора в одноименном переулке. Подобное сооружение на площади Гальванихоф вызывает восхищение у поклонников романтического искусства и тревожные чувства у людей суеверных, ведь его «хозяевами» являются никсы, как древние германцы называли водяных духов.

За воротами Франца-Иосифа, в направлении к главному городскому почтамту, давшему название улице, начинаются «духовные» кварталы. Раньше в этой части Вены селились монахи, члены монашеских орденов и не относящихся к католичеству религиозных общин, чьи храмы действуют до сегодняшнего дня. Доминиканская церковь, когда-то соседствовавшая с молитвенным домом греков-униатов (позже капелла Святой Варвары), находится на одноименной площади. Название Греческого переулка определила церковь, построенная для греков немецким архитектором в византийском стиле, соответственно расписанная и украшенная. С улицы Бальцейле через арку путь ведет к площади, отданной университетской церкви и старому университету и впоследствии – иезуитам.

Вена

Греческий переулок


Утопающий в зелени Леопольдштадт – II округ австрийской столицы – в старину начинался с рыбного рынка, раскинувшегося на берегу Дунайского канала. Относящийся к этому району мост Фердинанда выводил на красивую, но шумную Пратерштрассе, на которой изначально стояло несколько охотничьих домиков. К середине XIX века она включала в себя, кроме роскошных вилл, Карлстеатр, церковь Иоганна, дворцы Клейн и Энгль, а также большой парк, определивший ее название. Таборштрассе вела к зеленому массиву Аугартен, тогда принадлежавшему императорам. Прохаживаясь по этой улице можно зайти в церковь кармелитов или в храм братьев милосердия, а можно, перейдя Фердинандсбрюке, отправиться в Ландштрассе – III округ, названный так из-за главной улицы. Основной его достопримечательностью служит Бельведер, осмотром которого обычно начинается экскурсия по этому району. Продолжить прогулку лучше по Рудольфгассе и, осмотрев госпиталь Рудольфа, выйти на Унгаргассе, где внимание наверняка привлечет здание кавалерийской школы. В старину путешественники не обходили стороной ветеринарный институт. Замечательный во всех отношениях, людей несведущих в науках он привлекал своим эффектным видом. Заинтересованный человек находил за красивым фасадом лечебницу для животных, кузницу, где можно было подковывать лошадь, и, наконец, храм естественных наук с зоолого-анатомическим музеем, собранием хирургических инструментов, миниатюрным ботаническим садом, библиотекой и гербарием, занимавшим отдельное помещение.

Вена

Иезуитская церковь


На Ландштрассе поныне возвышается церковь Святой Елизаветы, а далее на границе округа последовательно расположены казармы, здание монетного двора, таможня и большой рынок, очень похожий на тот, каким гордятся жители Видена – IV округа Вены. Не случайно базар и заодно Хауптштрассе, самая оживленная улица этого района, в народе всегда вызывали почтения больше, чем, например, дворец Штаремберга – большое украшенное колоннами здание с пышным фасадом, действительно не имеющее художественной ценности. Огромный, занимающий целый квартал Терезианум, напротив, внушал уважение, несмотря на то что изначально являлся увеселительным замком. При Марии-Терезии забавам не оставалось места, поэтому колоссальное здание переоборудовали под институт, где молодых людей готовили к военной службе. Поддержав инициативу матери, император Иосиф приказал построить рядом интернат для глухонемых, также в виде учебно-воспитательного учреждения. Напротив разместился дворец эрцгерцога Карла-Людвига, построенный вблизи Литейного дома, как именовалось здание, заключавшее в себе императорскую бронзолитейную мастерскую, школу скульптора Кундмана и рисовальный класс.

Немалая часть рыночного Видена посвящена памяти Моцарта. Здесь в его часть назван переулок неподалеку от дворца эрцгерцога и площадь со статуей великого композитора. Отсюда, вволю поблуждав по переулкам, можно попасть на Хауптштрассе, чтобы, пройдя по Елизаветенбрюке, оказаться во Внутреннем городе. Бывшая крепость разными путями соединяется со всеми районами Вены, кроме Маргаретен – V городского округа, расположенного, как и вышеописанный округ, на правом берегу ручья Вин. Однако здешние обитатели не испытывают из-за этого неудобств, благо узкая в этом месте река пересекается множеством других мостов. Главная улица Маргаретен носит имя округа, так же называется ее самая большая площадь. Вначале ничем не примечательная, в 1836 году Маргаретенплац была украшена фонтаном со статуей «Святая Маргарита, поражающая дракона». Второе и, пожалуй, последнее интересное здесь место – церковь Святого Флориана на улице с длинным названием Матцлейнсдорфштрассе.

Мариахильф – VI округ Вены – формирует одноименная магистраль. Начинаясь от бывших императорских казарм, она проходит мимо церкви с двумя башнями и высоким куполом, посвященной Богоматери, как и многое другое в этом районе. Храм Святого Креста на той же улице интересен своей изящной колокольней, а храм Святого Иосифа, раньше содержавший мужскую семинарию, привлекает тем, что является единственным уцелевшим зданием монастыря Святого Теобольда. В Средневековье обитель была окружена огромными бастионами, рядом с которыми на крутом берегу Вин располагались мастерские по обжигу кирпича. Тогда, во времена постоянной угрозы нападения, это место играло едва ли не самую важную роль в оборонительной системе города. В XV–ХIX веках, когда еще существовала крепость и враги пытались ею завладеть, осаждающие с особым рвением сражались за высоты близ императорских казарм: считалось, что, взяв их, можно надеяться на сдачу города. Когда осенью 1848 года Вена была захвачена войсками Наполеона, отсюда из-под прикрытия батарей в сторону города летели ракеты, уничтожившие башню Августинской церкви, часть императорского дворца и библиотеки.

К счастью, в сражениях той войны и двух последующих, гораздо более разрушительных, уцелел старинный приходской храм Святого Эгидиуса. К концу столетия к нему прибавилась церковь евангелистов, построенная австрийским зодчим Людвигом Ферстером в стиле модерн. Путешественники того времени восхищались элегантностью здания… бойни, не уступавшего по красоте находящемуся рядом дворцу Эстергази, окруженному тенистым садом, тогда уже открытому для публики. В то же время достопримечательностью VI округа стал мраморный памятник Иосифу Гайдну.

К Мариахильф примыкает Нейбау – VII округ австрийской столицы, который подобно соседнему району, начинается от казарм и проходит вдоль Мариахильфштрассе. Для того чтобы его осмотреть, нужно всего лишь прогуляться по этой улице, наполненной магазинами, ресторанами, театрами и прочими увеселительными заведениями так же щедро, как и памятниками. К наследию прошлых эпох относятся 4 церкви, выстроенные адептами разных конфессий: готическая принадлежит лазаристам, мрачноватое здание в английском стиле возвели для себя венские шотландцы, в церкви Утешения Марии собираются католики, а в прекрасной Альтлерхенфельдеркирхе – лютеране. Последняя возникла благодаря вдохновенному творчеству приезжих мастеров, которые, хотя и работали не вместе, смогли создать изумительный по цельности ансамбль. Выполнил проект и начал постройку швейцарский зодчий Мюллер, умерший буквально на стройплощадке. Его последователь ничего не изменил в плане, поэтому сегодняшний зритель может видеть то, что задумал и успел воплотить первый создатель: кирпичное здание в духе итальянского Ренессанса с двумя колокольнями и восьмиугольным куполом. Колокола, размещенные в обеих башнях, издают уникальный, чистый аккорд A-dur. Внутреннее убранство Альтлерхенфельдеркирхе привлекает прежде всего фреской с изображением Страшного суда и орнаментами, исполненными по эскизам ван дер Нюлля. Обращенная к Старому городу часть Иосифштадта – VIII округа – включает в себя кварталы, прилегающие к улице Ауэршпергштрассе. Длинная, по-столичному деловая и шумная, она застроена красивыми, величественными зданиями, подобными монументальному строению с глобусом на крыше, где в свое время размещался военно-географический институт. Впечатляющий своими барочными формами Дворец правосудия ныне соседствует с церковью миноритов и бывшим жилищем графа Чернини, несколько залов которого занимала картинная галерея. Следуя дальше, можно увидеть бывший воспитательный дом с очередным Прекрасным фонтаном у подъезда: металлическая статуя источника представляет собой аллегорию Бдительности. Красивый фонтан имеется на Альбертштрассе; переулок Блинденгассе в отличие от нее знаменит не убранством, а духовностью, ибо имеет церковь Марии, посвященную Богоматери колонну и здания, изначально служившие воспитательным домом для слепых детей и богадельней для слепых взрослых.

Вена

Старые венские храмы создают с соседними зданиями цельный ансамбль


Главная улица престижного Иосифштадта получила название из-за дворца князя Ауэршперга. Построенный в 1725 году Фишером фон Эрлахом, он восхищал пышным декором снаружи и был еще более роскошен внутри, в чем современников заверяли те, кому посчастливилось танцевать на балах, регулярно устраивавшихся владельцем дома.

Знакомство с Альзергрундом – IX округом Вены – потребует возвращения на Альзерштрассе, одним концом принадлежащую этому району, а другим – предыдущему. Эта улица по хорошей австрийской традиции застраивалась не сама по себе, а по плану и со смыслом, при завершении в конце XIX века став своеобразной обителью милосердия. Ее началом послужил огромный городской госпиталь на 3 тысячи коек, имевший, кроме палат и лабораторий, уютные дворы для прогулок выздоравливающих. Само за себя говорило название Лазаретштрассе, завершенной зданием психиатрической больницы, больше похожим на дворец. На ближайшей Верингерштрассе по утрам звенели детские голоса, ибо здесь находилась городская, тоже солидных размеров, школа. Дальше по улице, на углу Шпитальгассе, стоял дом призрения, где зимние холода переживали сотни нищих. Деятельность сотрудников приюта была настолько успешна, что власти решили расширить учреждение, построив еще один корпус в том же переулке. Императорский вклад в дело милосердия – сиротский дом в Вайзенхаусгассе.

Красивое здание медицинско-хирургической академии со столь же красивым названием Жозефиниум предназначалось для обучения военных врачей. После теоретической подготовки будущие армейские медики проходили практику в расположенном невдалеке гарнизонном госпитале. Поблизости от него стояла гарнизонная протестантская церковь. Появление в этом районедворца Лихтенштайн кажется случайным, но, возможно, сама суть «округа милосердия» способствовала тому, что прекрасные сады княжеского дома со временем превратились в парк, доступный всем желающим, в том числе и неимущим жителям австрийской столицы.

Более 6 тысяч улиц, переулков, проездов и площадей Вены имеют собственные, наделенные смыслом названия. Музыкальный центр Европы немыслим без улиц, названных в честь музыкантов; здесь таких около 300. Примерно столько же наименований повествуют о войнах, в разные времена затронувших город. Изучая местную топонимику, можно заметить, что названия здесь играют роль гораздо большую, чем просто помощь в ориентировке. Они дают представление о характере места, кратко рассказывают о событиях и прославленных личностях: писателях, живописцах, скульпторах, ученых, зодчих, врачах или полководцах, как, например, Принц-Евгений-штрассе. Названия многих улиц – дань уважения их создателям, чаще императорам (Терезианумгассе, Франц-Иосиф-променад, Франценрингштрассе), или память о любимых народом членах августейшей семьи (Кронпринц-Рудольф-штрассе, Элизабетштрассе).

Улицы так называемых спальных районов носят названия цветов, космических тел и того, что находится рядом, например рынка или спортивного комплекса (Стадионгассе). Обозначение венских новостроек с давних пор является заботой магистрата, а с недавних – отдела культуры, сотрудники которого подготавливают предложения, утверждаемые затем городским советом. Иногда предложения могут отклоняться, если кто-то пожелает присвоить улице имя живого человека. Однако не запрещено использовать названия существующих сооружений, в частности мостов (Кеттенбрюкенгассе), которых в Вене более чем достаточно, как современных, из стали, так и старинных, возведенных из камня и щедро украшенных скульптурой.

Вена

Все каменные мосты Вены щедро украшены скульптурой


Еще столетие назад ручей Вин и Дунайский рукав пересекали деревянные переправы, большей частью предназначенные для перевозки экипажей. Каменных мостов было немного, но каждый из них выглядел произведением искусства и часто напоминал о каком-либо значительном событии. Штубенбрюке, внушающий уважение своим почтенным возрастом, верно служил городу с 1402 года, точнее, со дня, когда в Вену торжественно въехал венгерский король Матвей Корвин.

Вена

Шведский мост через Дунайский канал


Гораздо более молодой Шиканедербрюке эффектно качался на цепях и был предназначен только для пешеходов. Полностью законченный к 1828 году, он строился на средства, вырученные от продажи акций, и потому принадлежал городу. Однако церемония его открытия состоялась лишь через 30 лет, незадолго до того, как появился великолепный Аспернбрюке, украшенный аллегорическими статуями на пьедесталах в виде колонн. Весной 1854 года жители Вены получили мост Елизаветенбрюке, названный именем супруги Франца-Иосифа, императрицы Елизаветы-Сиси. Сразу ставший одним из лучших подобных себе сооружений Европы, он покоился на двух береговых и двух срединных столбах, достигая в длину 80 м. «Героями» мраморных изваяний послужили реальные исторические лица: Генрих Язомиргот, Леопольд Славный, Рудольф IV, храбрый комендант Эрнст Рудигер фон Штаремберг, Иоганн Фесслер, епископ Коллонитц, Ганс Гассер, Фишер фон Эрлах, Иосиф фон Зонненфельс, Иосиф Цезарь, герой первой турецкой осады граф Николас Сальм. Украшением прекрасного Шварценбергбрюке занималось все художественное общество Вены. По поручению этого учреждения аллегорические фигуры моста исполнил скульптор Кундман, благодаря которому горожане по сей день любуются белокаменными аллегориями Виндобоны, Австрии, Науки, Искусства, Торговли и Промышленности. Железный Тегетгофбрюке – великолепный образец чисто рационального сооружения – был возведен в конце XIX века по заказу муниципалитета на общественные средства и, по слухам, обошелся казне в колоссальную по тем временам сумму в 267 тысяч флоринов. Он расположился рядом с городским парком, соединив Рингштрассе с отдаленным III округом. Через несколько лет в том же районе появился второй, столь же величественный мост, возведенный целиком из металлических конструкций. Его постройка тоже обошлась недешево, зато жители столицы могли с легкостью переходить из городского парка в детский. Открытие Цольамтсбрюке позволило совершать беспрепятственный, а следовательно, быстрый переход от таможни до почтамта. Кроме того, этот путь еще и тешил самолюбие, поскольку проходил через помпезные ворота Франца-Иосифа.

Вена

Цольамтсбрюке – мост, возведенный целиком из металлических конструкций


Совсем иную роль надлежало играть Радецкибрюке – мосту, в числе многих других городских объектов Вены, названному в честь графа Радецкого. Талантливый полководец, фельдмаршал, он блистательно представлял Австрию в трудном итальянском походе 1848–1849 годов. Построенный в месте впадения ручья Вин в Дунайский канал, мост его имени имел 9-метровую ширину и соединял старый город с кварталами паркового кольца. Автором конструкции неожиданно стал не именитый зодчий, а никому не известный инспектор городских построек из Гамбурга Ванк, наделивший свое творение широкими каменными перилами. Массивные в духе времени украшения можно было видеть издалека, как днем, так и ночью, ведь Радецкибрюке освещался шестью газовыми фонарями. Помимо удобства, приятный вид ему придавала мостовая из крупных каменных плит, которая превратила обычный мост в место романтических прогулок.

После долгой прогулки, как впрочем, и до нее, по венской традиции нужно взбодриться чашечкой кофе. Заведения, где это сделать лучше всего, в Австрии имеют такое же значение, как пивные в Германии или чайные в Китае. Жители Вены впервые попробовали кофе в 1683 году. По слухам, уставшие от многомесячной осады турки бежали, бросив на берегу Дуная шатры, оружие и провиант, в том числе мешки с никому не знакомыми зелеными бобами, которыми венцы попытались накормить лошадей. К счастью, секрет невзрачных зерен был известен маркитанту Кольшитскому. Горький вкус напитка сначала никому не нравился, но открытая им кофейня с неподходящим названием «У голубой бутылки» не пустовала, и поляк очень быстро стал богачом. Зная вкусы сограждан, хозяин добавлял в кофе молоко и мед, получив, таким образом, рецепт кофе «по-венски». Он же первым предложил дополнить ароматное питье пирожными.

Стремительной популярности кофе не помешали проклятия священников, напрасно пугавших паству тем, что «пьющие басурманское зелье потворствуют сатанинскому отродью, вредят здоровью, разрушая тело – храм Божий». Однако прихожане божьей кары не побоялись, заведение Кольшитского процветало, благо, расположившееся рядом с домом Святого Стефана, оно стояло на бойком месте и посещалось так же активно, как и собор.

Вена

Кофейный дом Диглас


В 1830-х годах в Вене насчитывалось 80 кофеен, спустя полвека – около 300, а в путеводители начала следующего столетия упоминали уже 600 – цифра астрономическая даже для столичного города. Вначале пребывание в них позволялось только мужчинам. Карточные игры и курение были разрешены в середине ХIХ века. К тому времени посетителей больше не просили снимать шляпы, в теплые дни столики выносили на улицу, затем появились кафе-палатки – прообразы популярных ныне закусочных под открытым небом, многие из которых работали до поздней ночи, а по праздникам не закрывались до утра. В престижных кафе играл оркестр, и счастливые от беззаботной жизни венцы танцевали, пользуясь случаем так же охотно, как на балах, в ресторанах и парках.

Немного позже в обычай вошли семейные выходы, и только после Первой мировой войны двери венских кофеен распахнулись перед одинокими женщинами. Тогда же понятие «венская кофейня» вошло в наследие мировой кулинарной культуры. Благодаря прекрасной половине человечества возникли кафе-кондитерские, изящные кофейные салоны и кафе-эспрессо. Убранство таких заведений поручалось лучшим декораторам, которые создавали великолепные интерьеры, неповторимые и в то же время характерные именно для Вены. Благородные господа приходили сюда по утрам, чтобы в эстетичной атмосфере отведать превосходный напиток, поиграть в бильярд, домино, шахматы, спокойно выкурить сигару, просматривая свежую прессу. После полудня в мужскую компанию вливались дамы, ведь чашечкой кофе обычно завершалось посещение модных магазинов.

Посетитель кофейни мог попросить чашку (нем. Geschirr) или стакан (нем. Glass) – маленький (нем. kleinen) или большой (нем. grossen). Последний было принято подавать по утрам либо тем, кто заказывал просто кофе. Постоянные посетители знали, что в кофейне нужно объяснять, какой требуется напиток: черный, капуцинский (коричневый), смешанный с молоком или сливками, меланж со взбитой молочной пеной. Можно было получить порцию кофе с ингредиентами в отдельной крошечной посуде. Не дожидаясь напоминания, кельнер приносил корзинку с хлебом и холодную воду, для того чтобы острее чувствовался кофейный аромат.

В кофейнях искали вдохновение и находили почитателей своего таланта многие великие деятели эпохи. Моцарт и Бетховен музицировали в «Фрауенхубере», Рихард Вагнер встречался с друзьями в презентабельном кафе «Империал» на Кертнерштрассе. Венская театральная богема предпочитала «Гринштайдл» подле Хофбурга. Знаменитый психоаналитик Зигмунд Фрейд создал немало научных статей за мраморным столиком кофейного дома «Централь», который казался ему удобнее дубового стола в тихом кабинете. Здесь же, но в другое время играл в шахматы русский революционер Лев Троцкий. Под готическими сводами этого роскошного заведения проходили диспуты с участием Эгона Эрвина Киша, Карла Крауса, Бертольта Брехта. Венский поэт Петер Альтенберг приходил в «Централь» каждый день, всегда к открытию, причем старался быть первым. Проводя в кафе целый день, он общался с друзьями, сочинял, читал письма, приходившие по адресу: Кафе «Централь», Вена. Интересно, что Альтенберг не оставил любимого заведения и после смерти. Не желая терять уникального клиента, хозяин заказал его статую из папье-маше, и велел установить в одном из залов, где она осталась, видимо, навсегда.

Вена

Утро в кофейне «Прукель»


Завсегдатай другого кафе в центре Вены увековечил свою личность сам. Волнистый, как земная поверхность, пол, с возвышениями и впадинами, так же причудливо изогнутые стены, разноцветные стулья – во всем этом узнается почерк знаменитого австрийца, художника и архитектора Фридриха Хундертвассера. Правда, модернизм здесь начинается и заканчивается в интерьере, поскольку гостям предлагают обычное меню и вполне классический кофе различной крепости, приготовления и сортов.

Большинство нынешних венских кофеен, существуя с имперских времен, почти не изменилось внешне и нисколько по сути. Различаясь между собой убранством, ценами и составом постоянных клиентов, все они примерно едины в ассортименте, который, помимо различных сортов кофе, составляют произведения искусства. Только в столице Австрии можно, забежав на чашечку кофе, посмотреть новую экспозицию работ Шагала и Миро. Кофейня по-прежнему служит местом дружеских встреч и любовных свиданий, сюда приходят семьи и одинокие люди, чтобы насладиться временем, проведенным в приятном окружении.

Вена

Фойе кофейни «Централь»


Из полусотни известных на сегодняшний день способов приготовления кофе самым популярным все еще остается меланж с молоком, взбитыми сливками и хлопьями шоколада. Старинный рецепт кофе-блондль предусматривает добавление меда, абрикосового шнапса и тех же сливок. Фиакер могут заказать лишь взрослые, поскольку в него щедро льется ром, бренди или кирш. Напоминанием о вкусах Моцарта служит напиток, названный именем великого композитора, который любил кофе с ликером и миндальной крошкой. Рассуждая подобным образом, можно предположить, что Мария-Терезия разбавляла свой утренний кофе апельсиновым ликером, требуя к нему взбитых сливок и разноцветной сахарной пудры. Любители кулинарных изысков предпочитают парижский кофе-какао с ромом, корицей и украшением в виде горки взбитых сливок, увенчанной тонко нарезанной корочкой лимона. Какой бы крошечной ни была чашка ароматного напитка, велик соблазн дополнить ее парой пирожных, в приготовлении которых венские кондитеры обошли даже французов. Кондитерских в городе намного меньше, чем кофеен, зато каждая из них вызывает восхищение, прежде всего фантастическим ассортиментом. Трудно сдержать эмоции, увидев витрину с голубыми, розовыми, искрящимися золотом и серебром бонбоньерками, огромными тортами и крошечными (4–10 г) пирожными, фруктами из марципана и еще чем-то неизвестным, но очень привлекательным на вид.

Венский торт отличается от обычного австрийского сложностью, многослойностью и затейливым украшением. Только на родине Штрауса можно отведать торты с кремом из шампанского. Никто, кроме венских булочников, не умеет делать такие волшебные на вид и вкус бисквиты, покрытые легким йогуртовым кремом со свежими фруктами. В бесконечном разнообразии их творений особое место занимает торт под названием «Захер» – бисквит с прослойкой из абрикосового джема, залитый густой шоколадной глазурью. Этот шедевр кондитерского искусства предлагает каждое уважающее себя заведение. Однако настоящий «Захер», испеченный воистину с патриотическим трепетом, имеется только в кафе одноименного отеля, невдалеке от Государственной оперы.

Старинное кафе «Ландманн» славится не кулинарными изысками, а своей престижностью, которую определяет его вековая и неизменно безупречная репутация. Расположенное в самом сердце Вены, по роскоши убранства оно может поспорить с Хофбургом. В нем также имеется обилие позолоты, огромные зеркала, мягкие кожаные кресла, почти невидимая прислуга, словом, все, чтобы посетитель почувствовал себя если не королем, то хотя бы аристократом. Престиж этого почтенного заведения поддерживается в том числе и высокими ценами, поэтому здесь можно встретить известных политиков, бизнесменов, певцов и актеров, хотя вход не заказан и обычным посетителям. «Ландманн» уже давно стал местной достопримечательностью, в чем немалую роль сыграла атмосфера, ненавязчиво напоминающая о том, что посетитель находится не где-нибудь, а в Вене.


Венский бидермейер | Вена | Венское грюндерство