home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Венский лес: сказка наяву

Несколько лет назад австрийский театр танца «Гомункулус» представил соотечественникам спектакль «О, эта Вена!» Сюжетом постановки послужил рассказ о жизни одного из венских парков в течение дня. Несмотря на то что действие проходило под мажорные мелодии Штраусов, сама постановка получилась не слишком веселой и, вопреки названию, несколько деловитой. Между тем такое мнение сложилось лишь у иностранцев, обычно воображающих Вену городом, вечного уик-энда, неспешных прогулок, фиакров, элегантных дам и невозмутимых кавалеров, барочных дворцов, сияющих витрин, ароматного кофе и нежных пирожных, словом, неким вместилищем удовольствий, которыми здешняя жизнь, казалось, заполнена до отказа. Самое интересное, что реальная Вена вовсе не обманывает ожиданий, однако и отдых подчинен здесь определенному порядку, поскольку австрийцы относятся к развлечениям так же серьезно, как и к работе.

Большая часть населения австрийской столицы проводит выходные дни в парках, благо их очень много, вход всюду бесплатный и требования к этикету невысоки. Уставшему от музеев путешественнику стоит последовать венской традиции, и в данном случае можно отойти от туристического протокола, например, не глядя на карту, наметить маршрут по зеленой Вене, рассмотрев ее окрестности с вершины Каленберга. Подъем на гору займет не более часа, зато путник будет вознагражден восхитительным видом на Венский лес (нем. Wienerwald) – огромный зеленый массив, охватывающий город полукругом густых лесов, гор и живописных долин. Воспетый Моцартом, Шубертом, Бетховеном, Штраусом, этот парк обладает историческим прошлым и собственной культурой, до сих пор вдохновляющей на создание шедевров.

Среди зелени Венского леса скрывалась от придворных дел жена Франца-Иосифа, императрица Елизавета. Он таит в себе много загадок, и одна из них, связанная с ее сыном Рудольфом, волнует мировую общественность уже больше столетия. В 1889 году кронпринца вместе с возлюбленной, юной баронессой Марией Вечера, нашли застреленными в роскошном охотничьем домике близ деревни Майерлинг. Несмотря на тщательное расследование, так и не удалось установить, была ли трагедия двойным самоубийством или кто-то покончил с наследником престола, заодно убив и девушку. Рудольфа похоронили в Кайзергруфт, а Мария осталась в Майерлинге: ее могилу и сегодня можно увидеть на кладбище невдалеке от храма, возникшего на месте злополучного дома, который император приказал снести.

Вена

Венский лес


В лесном местечке Лаксенбург нет ничего таинственного, но люди тоже навещают его часто, хотя бы ради того, чтобы прокатиться на пароме, которым управляет дама, одетая в морской китель с форменной фуражкой на голове. С недавних пор стало традицией упоминать необычную паромщицу в путеводителях, наряду с главной особенностью этой части Венского леса – построенной в середине XVIII века летней императорской резиденцией под названием «Голубой двор». Небольшой дворец стоит посреди английского парка так же, как посредине принадлежащего ему озера возвышается замок Франценсбург, привлекая своим готическим видом и богатой коллекцией живописи, собранной Францем-Иосифом.

Еще одно, теперь уже настоящее, средневековое строение с 1133 года располагается в аббатстве Хайлигенкройц. Основанное Леопольдом Бабенбергом в качестве семейной усыпальницы, оно знаменито храмом, который, подобно другим ранним постройкам обители, был начат в романском стиле, а завершен в готическом. Внимание маркграфа не сделало монастырь духовным центром страны и способствовало обогащению церкви так же мало, как поныне хранимый в ней обломок креста с Голгофы. В том, что он является настоящей святыней, не сомневаются только верующие, зато в подлинности крови Христовой, как принято именовать местное вино, не сомневается никто.

Первые виноградники в окрестностях Вены разбили римские легионеры. С тех пор виноделие в этом районе является самым прибыльным занятием, о чем свидетельствует обилие питейных заведений, каждое из которых, имея респектабельный вид, старается поддержать репутацию какой-нибудь особенностью: золотистым цветом вина, скрипачом-цыганом либо исторической обстановкой, порой сохраняющейся веками.

К признанным винодельческим центрам Венского леса относится, помимо Хайлигенкройца, Перхтольдсдорфа и Бад Феслау, городок Клостернойбург, тоже знаменитый своим монастырем. На заре своей истории он был римским укрепленным пунктом, а с 1108 года – аббатством августинцев. Монахи обрели здесь приют благодаря покровительству Леопольда III Благочестивого и, судя по обширной библиотеке (ныне 160 тысяч томов), любили науку не меньше, чем Бога. Усердные молитвы не помешали им довольно быстро возвести крепость, откуда в свет выходили не рукописные Библии, а книги по географии, карты и глобусы. Слава аббатства обеспечивала Клостернойбургу процветание на протяжении веков, ведь мирная жизнь ни в городе, ни в обители не нарушалась военными конфликтами.

За 900 лет существования братства монастырский храм преображался трижды, успев побывать романской базиликой, готическим и барочным костелом. Сегодня, помимо великолепной архитектуры, он славится Верденским алтарем, созданным в XII веке и получившим название в честь создателя, мастера Николая из Вердена. Отделку священного престола составляют 50 позолоченных пластин, на которых художник изобразил героев Ветхого и Нового Завета. Ларец для хранения мощей святого Леопольда (Леопольда III) до сих пор сияет свежими красками эмали и только зеленые купола эффектно подернуты патиной. Основанный маркграфами, монастырь стал духовным центром страны, вначале олицетворяя величие Бабенбергов, а затем играя похожую роль в отношении Габсбургов. Монастырский дворец, где император Карл VI, отец Марии-Терезии, собирался устроить постоянную резиденцию, выглядит неудавшимся подобием Эскориала: красивая широкая лестница, фрески, картины, мебель и гобелены не производят должного впечатления, поскольку венские мастера стремились, но так и не смогли достичь гордого величия, свойственного испанскому искусству. Безуспешное состязание с ним угадывается в тяжеловесной форме здания, которое выглядит так, словно высечено в скале.

В отделке дворцовых залов эпохи и стили сменяются настолько стремительно, что к завершению осмотра зритель приходит совершенно уставшим. Путь к апартаментам Карла VI лежит через заполненную разнородной мебелью анфиладу залов второго этажа. В конце длинного ряда комнат взору неожиданно открывается Мраморный зал – единственное, что было создано в Клостернойбурге после кончины императора. Высокие окна этого помещения позволяют не только видеть Дунай, но и слышать плеск волн.

Вена

Церковь в монастыре Клостернойбур


По соседству с аббатством находится частный замок Кройценштайн, тоже созданный в Средневековье и столь же привлекательный своей готической архитектурой. Возвышаясь на холме, он имеет все, чем обладали укрепленные жилища местной знати: мощные башни со смотровыми и орудийными площадками, ров, подъемный мост и, конечно, толстые стены, за которыми в настоящее время скрывается богатое собрание оружия, (мечи, дротики, копья и прочее вооружение австрийского рыцаря). Прохаживаясь по каменным плитам залов, посетитель видит старинную мебель, вещи, создающие эффект присутствия в другой эпохе. Это впечатление усиливает редкое зрелище соколиной охоты, которой развлекается нынешний владелец замка.

Историческое значение, сказочное великолепие и обилие архитектурных памятников создают вокруг Венского леса романтичный ореол. Духовности этого места не способны умалить даже толпы туристов, которых иногда влекут сюда далеко не романтичные желания. Городок Медлинг горожане навещают гораздо чаще других предместий Вены, и не удивительно, ведь в нем на фоне прекрасного ландшафта располагаются отличные семейные рестораны и хойригеры, как в Австрии принято называть винные погребки.

Крепость Хинтербрюль, напротив, смотрится так, словно была заброшенной всегда. Неизвестно, кто жил в ее мрачных залах, но подземные помещения издавна служили убежищем для разбойников, бросивших землю крестьян или преступников, сбежавших с этапа, проходившего по ближайшему венскому тракту. В XVIII веке разбойничье гнездо было разрушено, а чудом уцелевшая часть стен стала своеобразной прелюдией к главной достопримечательности этого места – самому большому в Европе подземному озеру. По его зеркальной глади в жаркий летний день скользят лодки: люди наслаждаются простором после городской тесноты.


Театр природы и зрительских наслаждений | Вена | Занавес опускается