home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 15


Магьер окоченела от холода, когда вслед за Ворданой переступила порог странного дома. От того, что она увидела внутри, по спине у нее поползли омерзительные мурашки.

К стене у самого входа был прислонен железный посох, весь покрытый пятнами и истертый от долгого пользования. На грубо сколоченных полках и столах тесно стояли кувшины и прочие самые разнообразные сосуды – глиняные, металлические, стеклянные. В стеклянной банке, которая была ближе всего к Магьер, плавали в мутной жидкости куски плоти, а в самую ее стенку уткнулась изогнутая кость с остатками хряща. Магьер не знала, кому при жизни принадлежала эта кость, да и не хотела знать. В очаге вовсю полыхал огонь, но жар, волнами исходящий от него, только прибавлял в комнате удушливости и спертости.

Вордана прошел в дальний конец комнаты и распахнул другую дверь, ведущую в коридор.

Магьер пошла за ним, стараясь держаться поодаль, – в душной комнате вонь, распространяемая мертвым чародеем, становилась попросту невыносимой. Стены коридора были не из камня, а из грубо обтесанного гранита. К изумлению Магьер, в конце коридора оказалась громадная пещера.

Факелы, воткнутые прямо в землю, горели ярко, но их свет не мог разогнать темноту, царившую под огромным сводом. Пещера, как поняла Магьер, находилась внутри гранитного уступа. В длину она достигала по меньшей мере ста шагов. Прямо перед Магьер, посреди пещеры, располагалась массивная гранитная плита, опирающаяся на два коротких, гранитных же столба. Часть ее поверхности была накрыта измятым белым атласом. Перед плитой, над грудой хвороста, стоял огромный треножник, а на нем на цепях покачивался чугунный чан. Вошел Лисил, остановился рядом с Магьер и завертел головой, разглядывая пещеру.

– Дампир… – произнес низкий гулкий голос, и это слово, поднявшись вверх, заколыхалось в темноте. – Я уж засомневался, правду ли мне сообщают.

Магьер вгляделась во тьму, но ничего не увидела.

Затем из густой тени, лежащей за пределами света факелов, выплыл неясный силуэт в темно-серой мантии с капюшоном. Пламя высветило на складках ткани едва заметные знаки, которые тут же замерцали, то исчезая, то появляясь вновь. Почти все лицо прикрывала маска из старой кожи – виднелись только сухие губы да костистый подбородок.

Вордана почтительно поклонился вновь прибывшему.

Когда силуэт в мантии подплыл ближе, Магьер разглядела, что в маске нет прорезей для глаз. Она могла лишь гадать, видит ли ее это существо, а потому предостерегающим жестом вытянула вперед руку с саблей:

– Ближе подходить не стоит.

Некто в маске тут же остановился. Голова его медленно повернулась вправо, влево, как будто он прислушивался к чему-то. В пещеру проскользнул Малец и остановился рядом с Лисилом, не издавая ни звука, лишь оскалил зубы в беззвучном рычании. В тот же миг закрытое маской лицо безошибочно повернулось к псу.

Дампирская сущность Магьер пробудилась уже настолько, что чувства ее обострились. Она видела, как под мантией ритмично вздымается и опадает грудь человека в маске, чуяла, как едва слышно, но все же явственно бьется его сердце. Он был живой, он был смертный – вот и все, что Магьер сейчас могла о нем сказать.

– Ты Убад? – спросила она.

– Да, таково одно из моих имен, – ответил он. Предлог «из» прозвучал у него как «ис-с» – со змеиным пришепетыванием.

– У меня есть вопросы, – холодно проговорила Магьер. – Мне сказали, что ты можешь на них ответить.

– О да! И я жажду сделать это уже много лет. – Убад встал перед Магьер и ее спутниками, указал на нее иссохшим, пергаментно-бурым пальцем. – Превосходно! Твои волосы, твоя плоть, твоя сила – все совершенно. Сочетание дня и ночи, живого и мертвого!

– Начинай отвечать, старик! – взорвался Лисил. – Вопросы, я так думаю, тебе и так известны.

Тотчас же их окружила стайка духов. Призрачный солдат со вспоротым животом закачался перед Лисилом.

– Ты здесь по прихоти вот этого… – прошипел Убад, ткнув пальцем в Мальца, – этого притеснителя! Изменить это я уже не могу, но ты для меня – ничто. Придержи язык, не то я сам найду способ тебе его придержать!

– Перестань, – прошептала Магьер, повернувшись к Лисилу и прижав ладонь к его груди. – Успокойся… все в порядке.

Она только сейчас заметила Винн, которая пряталась за спиной Лисила. Девушка по-прежнему держала холодную лампу, и ее округлившиеся глаза ловили каждое движение… нет, не старика в маске, а Ворданы. Магьер тоже тревожило, что Вордана, разлагавшийся на глазах, тем не менее не был уничтожен, как полагала Винн.

– Почему он еще держится? – спросила она, обращаясь к Убаду и показывая на мертвеца-чародея.

Убад обвел плавным жестом призраков, которые окружали Магьер и ее спутников:

– Я чарами принуждаю мертвых служить мне и за долгую жизнь научился многому. Вордана – верный слуга… и к тому же полезный. Он воззвал ко мне о помощи, и я сохранил его.

– А если я прямо сейчас снесу ему голову с плеч? – вкрадчиво осведомилась Магьер. – Он останется все так же полезен?

Вордана вздрогнул так, что складки его мантии громко зашелестели. То ли предположение Магьер всерьез испугало его, то ли он не был уверен в исходе такого опыта. Что по этому поводу думал Убад – понять из-за маски было сложно, но его сухие морщинистые губы сжались.

– Ты явилась сюда затем, чтобы обсудить здоровье моих слуг? – спросил он и, не дождавшись ответа, почти сразу продолжил: – Как ты вообще нашла меня? Вордана лишь недавно узнал, что ты вернулась в эти края.

Магьер не считала себя обязанной отвечать на вопросы Убада, но ответить на этот вопрос она поклялась жизнью Лисила.

– Нас направила сюда Оскелина.

«Моя ученица?!» – вскрикнул в сознании Магьер голос Ворданы.

Похоже, Оскелина была прочно связана не только со своим «хозяином», но и с Ворданой.

– Неожиданно, – проговорил Убад, словно и не заметив несдержанности своего слуги. – Впрочем, нам еще о многом надо поговорить и я многое должен тебе показать.

– Кто мой отец? – спросила Магьер. – Вельстил Массинг?

– Не так быстро, не так близко, – отозвался Убад, покачав головой, и, развернувшись, заскользил к расположенной посреди пещеры гранитной плите. – Я все покажу тебе, а потом… потом ты еще поблагодаришь меня за то, что я развеял фальшивую личину, которую ты носила до сих пор. Тебе уготована иная, куда более великая судьба.

– Отвечай и не вздумай лгать! – жестко бросила Магьер. – Мне не нужны и не интересны твои лживые россказни о моем прошлом. Я им не поверю.

Убад остановился, по-прежнему спиной к ней.

– А своей матери ты поверишь?

У Магьер перехватило дыхание.

– Мороками ты меня не обманешь! – процедила она сквозь зубы. – Твой дохлый прислужник уже пытался это сделать.

– Ты меня неверно поняла, – сказал Убад. – Я не чародей и не занимаюсь магическими трюками. Я работаю с мертвыми, а мертвые – это прошлое… и порой будущее. Именно прошлое ведет нас к будущему, а так ли это – спроси у вот этой ученой малютки и у пса. Гляди же, дитя мое, вот оно – твое прошлое.

С этими словами он взялся за край белого атласа и одним движением сдернул ткань.

На гранитной плите лежали тщательно собранные в скелет кости, почти такие же белые, как полотно, которое было под ними расстелено. Череп, повернутый вправо, был аккуратно насажен на позвонки и начищен почти до блеска, словно драгоценная реликвия. Скелет был человеческий, кости – тонкие, женские.

У Магьер перехватило дыхание.

Малец бросился вперед, рыча и скаля зубы. Проскочив сквозь призраков, которые толпились на его пути, он вздрогнул и отшатнулся в сторону. Развернулся вправо, описал круг и снова двинулся к Убаду.

– Нет… нет… – шептала, как в забытьи, Винн. Убад не обратил на Мальца никакого внимания, зато Вордана тут же впился взглядом в пса, и в сознании Магьер зазвучал гулкий монотонный речитатив заклинания. Она не успела даже шагнуть к Вордане, а Малец уже отпрыгнул назад, и рычание его оборвалось. Пес резко встряхнулся и прыгнул. Приземлившись в двух шагах от чародея, он разразился яростным лаем.

Вордана остался стоять на месте, но Магьер успела заметить, как его передернуло, – и чародейский речитатив оборвался.

– На сей раз ты нас врасплох не застанешь, – сказал Лисил. – Да и на Мальца, похоже, твои чары больше не действуют.

Магьер неотрывно глядела на скелет, лежащий на гранитной плите.

– Это не моя мать, – прошептала она. – Моя тетя сама хоронила ее, и в детстве я часто ходила на ее могилу.

– А ты используй свои умения, – с вызовом бросил Убад. – Коснись этих костей – и сама увидишь, кому они принадлежат.

– Она умерла не здесь, так что этот прием не сработает… и ты, сдается мне, прекрасно это знаешь! – отрезала Магьер. Чем сильнее разгорался в ней гнев, тем острее становилось отчаяние.

Убад покачал головой, едва слышно вздохнул:

– Это не совсем так. Она твоя мать, плоть от плоти твоей… кость от кости, если уж на то пошло. Коснись ее – и увидишь.

Не в силах оторвать взгляд от плиты, Магьер сделала шаг вперед. Лисил схватил ее за руку.

– Это обман, – сказал он. – А если и нет – вспомни, что я сказал тебе тогда на кладбище. Ты не хочешь это увидеть. Ты не хочешь увидеть, как она умирает на твоих руках.

Воздух вокруг Магьер вдруг резко забурлил, разметав ее волосы, и призрачный солдат бросился на Лисила.

Его прозрачный кулак ударил полуэльфа в висок, насквозь пронзив череп. Лисил скрючился от боли, выкатив глаза, а вокруг Магьер творилось уже самое настоящее буйство.

Призраки носились кругами, словно клочья изорванного ветром тумана, но Магьер они даже ни разу не задели – все набрасывались на Лисила. Винн пятилась к выходу в коридор, когда двое стремительно летящих призраков туманными стрелами пронзили ее грудь. Девушка, даже не вскрикнув, рухнула на пол пещеры, и холодная лампа выпала из ее рук.

– Убад… – простонал Лисил.

Он все так же цеплялся за руку Магьер, но уже выронил клинки. Магьер развернулась так, чтобы оказаться между ним и иссохшим стариком в маске. Свободной рукой она подтянула Лисила к себе, пытаясь прикрыть его от призраков своим телом, и услышала, как Винн закричала от боли. Лисил выдернул из ременных ножен на запястье стилет и держал его за лезвие, пряча между собой и Магьер, где никто больше не мог увидеть его.

Охваченная смятением, Магьер заглянула в янтарные глаза Лисила, и тогда он шепнул ей:

– Доберись до Убада!

С этими словами Лисил толкнул Магьер вперед и взмахнул рукой. И лишь когда он метнул стилет, Магьер поняла, что он задумал.

Она развернулась и с саблей в руке бросилась в ту же сторону, куда летел клинок.

Стилет, вращаясь на лету, метил прямо в маску Убада, но старик даже не шелохнулся. Зато краем глаза Магьер заметила, как Вордана в панике вскинул руку.

Стилет застыл в воздухе почти перед самым лицом Убада.

Взмахнув саблей, Магьер прыгнула к старику. Вордана, сжимая в руке топазовый амулет, подался было к ней, но тут по пещере эхом прокатилось рычание, и мертвец-чародей исчез из поля зрения Магьер.

Стилет с глухим стуком упал на пол пещеры. Магьер услышала, как клацает зубами Малец, и с затаенным злорадством поняла, что Вордане сейчас не до нее. Сама она не шевелилась, и изогнутый кончик ее сабли, прорезав мантию Убада, уперся в его горло.

– Отзови своих мертвецов, не то сам к ним присоединишься! – приказала Магьер.

Убад не шелохнулся, не произнес ни звука.

Рычание Мальца стало тише, и Вордана, неистово отбивавшийся от пса, тоже затих.

– Лисил? – позвала Магьер, не сводя взгляда со своего пленника. Ответа не было. – Лисил!

– Все в порядке, – отозвался сзади знакомый голос, и Магьер услышала, как приближается к ней его тяжелое, неровное дыхание.

– А Винн?

Лисил ответил не сразу:

– Она уже на ногах.

– Мертвые… живые… – прошептал Убад, и его тонкогубый рот растянулся в ухмылке. – Не так уж они далеки друг от друга, как считают смертные. Это заблуждение не для таких, как я и ты. Ну, ты все еще хочешь услышать ответы на свои вопросы?

Он медленно отплыл с дороги Магьер, не удостоив вниманием неглубокий порез на шее, из которого сочилась кровь. Искоса наблюдая за ним, Магьер протянула руку и коснулась черепа, лежащего на гранитной плите. Перед ее мысленным взором тотчас пронеслись обрывки видений.

Синяя ткань… платье, то самое, что когда-то отдала ей тетка Бея. И длинные черные волосы…

Магьер отдернула руку.

– Не может быть, – прошептала она и глянула на Убада, ни о чем так страстно не мечтая, как прирезать его. – Ты нанял кого-то раскопать могилу моей матери?

Убад махнул рукой, как бы отметая этот незначительный вопрос, а затем протянул руку к Вордане.

Мертвец-чародей, вокруг которого все еще хищно кружил Малец, с трудом поднялся на ноги. Двигаясь с чрезвычайной осторожностью, Вордана выдернул из земли горящий факел и направился к центру пещеры. Магьер попятилась, чтобы ни на миг не терять его из виду. Вордана сунул факел в груду хвороста, лежащую под чугунным чаном. Занялось и тотчас ярко вспыхнуло пламя.

– Я могу сделать так, чтобы ты поговорила с матерью, – сказал Убад. – Пусть она сама покажет тебе, кто ты есть.

У Магьер неистово застучало сердце. Поговорить с матерью, которой она никогда не видела, хоть на миг услышать голос Магелии – чего-чего, а вот такого она себе и представить не могла. И этот драгоценный дар предлагает ей Убад, стервятник, иссохший от времени полутруп… Что ж, пусть. Она все равно не в силах отказаться.

– Мы с ней будем говорить наедине? – спросила она.

Убад кивнул:

– Она будет в тебе. Она покажет тебе все, о чем ты попросишь.

– Магьер! – глухо вскрикнул Лисил. – Не надо!

Отсвет пламени факелов плясал на маске Убада. Магьер дорого дала бы, чтобы узнать, какое выражение лица сейчас скрывает эта маска. Она ненавидела Убада всем сердцем, но куда сильнее было отвращение, которое он в ней вызывал.

– Помолчи, Лисил, – сказала она. – Если это не моя мать – я сразу распознаю обман.

Убад извлек из складок мантии узкий кинжал и взял в руки одну из костей, разложенных на гранитной плите. При виде того, как эта ссохшаяся тварь бестрепетно касается останков Магелии, Магьер вновь испытала острое желание прирезать Убада. Темная жидкость в котле уже кипела вовсю, то и дело выплескиваясь через край и с шипением испаряясь в языках пламени.

Держа кость над котлом, Убад поскреб ее лезвием кинжала. Белесые чешуйки невесомо канули в бурлящую жидкость. Тогда Убад положил кость на пол пещеры и протянул руку к Магьер.

– Ты и она – одна кровь, одна плоть. Дай мне руку.

Не опуская сабли, Магьер протянула ему свободную руку. Убад надрезал ее мизинец, нажал – и капля крови вслед за костяными чешуйками упала в чан.

Убад начал нараспев произносить заклинание.

Призраки, парившие под сводом пещеры, исчезли, и Вордана отступил.

На мгновение Магьер увидела напряженное, встревоженное лицо Лисила и испуганные глаза подбиравшейся поближе Винн.

Жидкость, бурлящая в чане, вспучилась, хлынула через край и лилась до тех пор, пока над шипящим пламенем не выросло облако пара, совершенно окутавшее треножник. А затем в этом облаке возник образ.

Она была молода и прекрасна и легко могла бы сойти за сестру Магьер. Лицо ее было не такое бледное, как у Магьер, и в густых черных волосах не мелькали кроваво-алые искорки, но во всем остальном сходство было очевидно: высокий гладкий лоб, тонкие дуги бровей, прямой, чуточку длинный нос. Высокая, стройная, она была в синем платье, том самом, которое иногда надевала сама Магьер. В карих ее глазах было смятение… а затем взгляд их упал на Магьер.

Убад запел громче.

Молодая женщина легко ступила из воздуха на гранитный пол. Пристально глядя на Магьер, она протянула руку. Мгновение Магьер колебалась, затем взяла ее за руку и не испытала ни малейшей боли, когда мрак пещеры исчез.

Она стояла на поросшем травой холме в лесу, а за деревьями виднелись низенькие домишки Чеместука. Стояла ранняя осень, и на ближних делянках, отвоеванных у леса, трудились крестьяне: жали колосья, срезали с плетей и катили по земле крупные тыквы и кабачки. Одна женщина привлекла внимание Магьер. Вначале ей показалось, что это та самая женщина, которую она видела в пещере, но нет, эта была ниже ростом, плотнее сложена и в лиловом платье. Она как раз выпрямилась, отдыхая от трудов и утирая обильный пот со лба.

Это была тетка Бея, но только молодая, еще не придавленная тяжким грузом лет.

Магьер услышала за спиной шорох ткани под легким ветерком и, обернувшись, увидела, что женщина в ее синем платье стоит рядом с ней.

– Мама?… – прошептала Магьер. – Магелия?…

Женщина коснулась ладонью ее щеки:

– Дочка. Я знаю тебя.

– Магьер, – шепнула она. – Мое имя Магьер. Тетка Бея так назвала меня в твою честь.

По лицу Магелии вдруг потекли слезы.

– Так тебя растила Бея? Ты была счастлива?

Магьер не знала, что ответить. Ей хотелось утереть слезы матери, утешить ее, но она не могла шевельнуться.

– Он забрал тебя в ту ночь, в ту самую ночь, когда ты родилась, – шепотом проговорила Магелия, – но он обещал, что позаботится о тебе. Я помню, какие у тебя были мягкие волосики. Ты родилась с черными волосами, и глаза у тебя были темные, а не голубые, как у большинства младенцев.

– Мама… – Как же трудно было даже выговорить это слово! – Я должна знать, что произошло. Как и почему я… появилась на свет.

– Так ты поэтому призвала меня? – Лицо Магелии потемнело, и теперь Магьер казалось, что она смотрит в зеркало на себя, разгневанную. – Ты хочешь знать, кто твой отец?

– Мне нужно это знать.

Лицо Магелии вновь смягчилось.

– Ах, да какая разница!.. Главное, что я вижу тебя, что могу коснуться тебя. – Пальцы ее соскользнули со щеки Магьер и с силой сжали ее руку. – Пойдем со мной, пойдем назад в замок.

И поросший травой холм под осенним небом исчез.


* * * | Сестра мертвых | * * *