home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 1

Клуб «Нандина», Блисс-Ривер-Вэлли, Мартагорда, Южная Африка, лето 1898 года

Он не уловил в ее взгляде признаков узнавания, и это порадовало и одновременно рассердило его.

Она понятия не имела, кто он. Да и как могла она его узнать после стольких лет?

Ей следовало знать лишь то, что известно членам колонии изгоев, томящимся на тенистой веранде клуба: что он разводил лошадей, предназначенных для игры в поло, что был асом в своем деле и первым добился приплода с хвостами щеточкой для только что созданной команды, которой предстояло играть на новом поле, оборудованном при клубе «Нандина» в Мартагорде.

Все шло согласно его плану. И каждый шаг приближал его к долгожданной минуте, когда он ехал по новому полю верхом на своем призовом пони, замечая все до мелочей.

Таков был его путь. Неторопливость. Проникновенность. Следовало хорошо узнать врага, прежде чем нанести удар. Ему пошли на пользу уроки, полученные еще когда он сидел на коленях у отца, и осуществить свои планы он мог лишь потому, что так долго прожил в обоих мирах. Теперь это стало его второй натурой.

Но в нем были неукротимость и свирепость, которые он жестоко обуздывал, и именно это заставляло его пони нестись словно ураган через пески Саффуда и зеленое игровое поле «Нандины» с безоглядностью арабского шейха.

И при всем этом он слыл славным малым.

Он резко осадил пони перед верандой, и восхищенная толпа разразилась аплодисментами.

Один из толпы вышел вперед и протянул ему руку:

– Чарлз! Это фантастическое животное! Блестящая демонстрация!

Чарлз спрыгнул с пони, бросил деревянный молоток, снял шляпу и, держа ее под мышкой, пожал протянутую руку:

– Польщен тем, что вы остались довольны.

Человек покачал головой:

– Они просто красавцы. За них можно запросить любую цену. – Он похлопал Чарлза по плечу: – Давайте-ка выпьем, отметим это. Они там, внутри, ждут нас.

Вся толпа отправилась вместе с ними, и она тоже. Он решил не спускать с нее глаз. С жены того, кто готов потратить сто тысяч фунтов на пони для игры в поло, чтобы скоротать томительные и бесплодные часы праздности богатого человека в удушающе жаркой стране за тысячи миль от дома.

Он презирал их.

Но ему не претило брать у них деньги. И войти в их мир. Сделаться незаменимым для них, обеспечивать им удовольствия.

Мучительная жара ощущалась и в темноватом помещении клуба. Но он привык к зною пустыни и обжигающей ласке солнца, поэтому чувствовал себя здесь как в оазисе. Он принял стакан с напитком от проходившего мимо официанта, как и все, кого Мортон Истабрук провел в заднее помещение через зал собраний к веранде, выходящей к прохладному фонтану в тени деревьев.

Здесь было прекрасно. И люди, истомленные жарой, в изнеможении опустились на плетеные стулья, расставленные вокруг большого деревянного стола. Женщины тотчас же сняли шляпы и перчатки и потребовали, чтобы лакеи принесли влажные полотенца, некоторые обмахивались веерами. Чарлз со свойственным ему цинизмом наблюдал за происходящим. Собравшиеся здесь аристократы, капризные и избалованные, так и не привыкли к удушающему зною, которым оправдывали свой образ жизни, полный излишеств и пороков.

Нищие младшие сыновья из дворянских семей могли здесь жить, как султаны, по причине редкостной дешевизны, а у кого водились деньги, тот чувствовал себя королем, если не самим Господом Богом.

Кем же все-таки был Мортон Истабрук, живший на широкую ногу? Королем или крысой пустыни? По его приказу лакеи принесли еще напитков и расставляли их на столе.

– Чарлз, – загудел он, беря бокал. – Хорошая работа. Дамы, джентльмены! За Чарлза Эллиота и новый клуб поло! – Все подняли бокалы. Она тоже неуверенно подняла свой. – За вас. Когда мы примемся за дело? – спросил Мортон. – И сможете ли вы побыть здесь, пока мы должным образом все обставим? Мы вам, конечно, за это заплатим.

«Конечно». При намеке на то, что его можно купить, Чарлз почувствовал прилив гнева, но лицо его оставалось бесстрастным. Ничего другого он и не ожидал и, с трудом сдерживая желание раздавить этого жирного клопа Истабрука, поднял свой стакан.

– Я останусь в вашем распоряжении, пока буду нужен, – произнес он, медленно цедя напиток мерзкого вкуса и краешком глаза наблюдая за ней. У нее хватило ума лишь притворяться, будто она пьет.

Она выглядела абсолютно спокойной, или же это просто была избранная ею манера поведения, и выглядела не намного старше более молодых женщин, дочерей патрициев Мартагорды. Она не походила ни на одну из них. И все же была одной из них, богатой, праздной, снисходительной к своим слабостям и распущенной. Он снова поднял бокал и лишь пригубил виски, чтобы скрыть свое отвращение.

Большинство из них были изнеженными гедонистами, разомлевшими словно свиньи от жары и похоти. Женщины пытались флиртовать с ним, украдкой бросая на него томные взгляды под прикрытием вееров, ерзали, поводили бедрами, кривили губы, изображая улыбку.

Дикие. Своевольные. Неприрученные. Пытавшиеся сказать без слов: ты только попроси меня. Только дотронься до меня. Только подойди ко мне.

Размалеванные шлюхи. Они ничего не смыслили ни в любви, ни в чувственности. Просто хотели дать пищу телу и отвалиться, как насосавшееся крови насекомое. Они считали, что он такой же, как и остальные мужчины в Вэлли, которых легко соблазнить, мужчины с моральными устоями козлов.

Они все уже побывали в их постелях.

Поэтому его сдержанность интриговала женщин, он словно бросал им вызов, был загадкой, чем-то новым и непривычным, свежей кровью. Им нравилось то, что они видели, остальное не имело значения.

Мортон потер руки:

– Это блестяще, просто блестяще. Клянусь Господом, мы и оглянуться не успеем, как станем чемпионами национального значения. Мы будем участвовать в турнирах, привлечем молодежь и… – Он осекся, поймав насмешливый взгляд женщины, сидевшей напротив. – Ну, вы понимаете, что я хочу сказать. – Он щелкнул пальцами, и лакей принес ему новый бокал с напитком.

– И снова, Чарлз, – поднял свой бокал Мортон, – я говорю вам: добро пожаловать.

Остальные последовали его примеру:

– Хорошо. Отлично. Сейчас будет обед, а потом… потом Чарлзу предстоит познакомиться с Блисс-Ривер-Вэлли, если он намерен хоть ненадолго остаться у нас.

– Всему свое время, – пробормотала женщина, сидевшая рядом с ней.

– Чепуха, – заявил Мортон, – Чарлз уже несколько дней здесь. И не мог не заметить, как мы живем. Говорю вам, приятель, пробудете здесь какое-то время и захотите остаться навсегда. Как и все остальные, кто приехал на время. Это дружеское предупреждение. – Он снова отпил из бокала, и Чарлз осознал это, когда лакей принес Мортону огромный счет. Мортон быстро пробежал его глазами: – А, обед. Отлично. Сегодня, друзья, у нас неформальный обед-кебаб из ягнятины, рис, салат с чечевицей и тосты. После такого напряжения меню превосходное, мой друг. А позже за стаканчиком бренди мы потолкуем. – Он многозначительно подмигнул Чарлзу.

Они не сдвинулись ни на дюйм с того места, где расположились после показа. Им приносили все новые и новые бокалы вина, собравшиеся пересказывали друг другу сплетни и обсуждали текущие дела. Чарлз отодвинулся подальше и с вежливым видом наблюдал за ними, что нагоняло на него еще большую тоску.

Все эти гедонисты любили сладко поесть, как следует выпить, но истинное наслаждение им приносили оргии. Чарлз был экспертом и распознавал это безошибочно, а Мортон по глупости вообразил, что тот не понял моральной подоплеки жизни в Вэлли. Однако это не имело ничего общего с его целью. Его цель сидела за столом отчужденная, напряженная и подозрительная. Ощущала ли она его присутствие, догадывалась ли о его намерениях?


Пролог | Река блаженства | * * *