home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



14 августа. Атолл Икехао. Суд и национальная безопасность.

Муниципальный судья Тан Мауэро оказался маленьким улыбчивым дедушкой, похожим на буддистского монаха, какими их показывают в американских фильмах.

— Ой, ну вы бы позвонили! — возмущался он, — зачем же вы меня ставите в такое неудобное положение? Мне нечего предложить этим юным леди, да и вам, молодые люди.

— Ничего страшного, дядя Тан, — сказал Спарк, — мы ведь по делу.

— По делу, не по делу… — проворчал судья Мауэро, — жена с внучкой поехала в город, дети, негодники, вообще непонятно где болтаются, и тут — гости.

— Мы совсем ненадолго, — успокоил его Акела.

— Надолго — не надолго. Давайте я хоть чаем вас угощу. И у меня еще осталось печенье с корицей. Если юным леди в их положении не будет вреда от корицы.

— Не будет, мистер Мауэро, — решительно ответила Келли.

— Корица полезна, — авторитетно добавила Санди.

— Ну, тогда хвала небу, — судья улыбнулся, — располагайтесь на веранде, как удобнее, я сейчас приду. И зовите меня просто «дядя Тан». Меня все так зовут.

Тан исчез в доме и через несколько минут появился с подносом, на котором был чайник, пять чашечек и корзинка печенья.

— Вот, — сказал он, — это очень хороший чай. Он настоящий тибетский. Его присылает мне кузен из Рангуна, а ему этот чай присылает папа жены его бывшего студента, очень, очень достойный человек, который сейчас советник в правительстве Непала.

— О! — многозначительно сказала Келли, старательно округлив глаза в виде буквы «О».

— Да, вот такой путь у этого чая, — заключил судья, явно довольный, — а что у вас за дело?

— Мы хотим зарегистрировать изменения в составе хаусхолда, — сказал Акела.

— А, ну конечно, конечно, — судья окинул взглядом девушек и опять заулыбался, — правда, я думаю, настоящие изменения у вас будут месяца через три с половиной…

— У вас глаз-алмаз, судья, — заметила Келли.

— Еще бы, еще бы, — сказал Мауэро и нацепил на нос старомодные очки, — у меня четверо детей, не считая внуков, так что, так что…

Он встал, порылся в недрах древнего, как пирамида Хеопса, комода, и извлек на свет новенький ноутбук с параболической антенной и присоединенным микро-принтером.

— … Сейчас мы все запишем… Вы два хаусхолда будете делать, или один на четверых?

— Один общий, — ответил Акела, — так, Валентайн?

— Мы с Роджером всегда были как одна семья, — подтвердил Спарк.

— А ваши избранницы c этим согласны? — спросил судья.

— Да, — сказала Санди.

— С чего бы мы стали ломать компанию, — пояснила Келли.

— Да, да, конечно, — судья покивал головой, — да и двоим малышам будет веселее.

— Четверым, — уточнила Санди, — медицина сообщает, что у нас двойни.

— У обеих? — удивился Мауэро, — ну и, чудеса! Вот, юные леди, в эти клеточки впишите ваши полные имена и номера социальных счетов.

Он передал ноутбук через стол. Санди мгновенно вбила в графы «Элисандра Рэндолф» и «Келсиора Глория Клай», и оглянулась на Акелу.

— Маленькая проблема, дядя Тан, — сказал он, — наши жены не граждане конфедерации.

— А которой страны они граждане?

— Они из США, но сейчас отказались от того гражданства, — Акелла положил на стол два бланка телеграмм, — Так что они сейчас вроде как апатриды.

— Понятно, понятно, — судья кивнул и вновь подвинул ноутбук к себе, — Элисандра это кто из вас?

— Это я, — ответила Санди.

— Посмотри, пожалуйста, в этот квадратик, — он постучал пальцем по крышке ноутбука рядом с черным окошком, — Вот, получилось. Теперь ты, Келсиора. Тоже получилось. Теперь надо будет немножко ждать. Не очень долго. Вы кушайте печенье, пейте чай.

— Что он делает? — шепнула Санди на ухо Акелле.

— Снял цифровые фото и пробивает по базе, нет ли чего на вас, — тихо ответил он.

— Именно тут, в Меганезии? — спросила девушка.

— В Меганезии и в интерполе, — уточнил он.

— Ну, тут у нас все чисто, — сказала она.

— О том и речь, — согласился Акела.

— Простите и еще раз простите, — озадаченно провозгласил Мауэро, — я ничего не понимаю. Тут написано, что вас убили. Я знаю, так не может быть. Это какая-то очень-очень глупая ошибка в компьютере.

— Кто нас убил? — с убедительным удивлением в голосе спросила Келли.

— Какие-то пираты, — ответил судья, — тут протокол военного суда над этими пиратами. Они потопили катер, на котором вы шли, и вы погибли. Их за это расстреляли. Вот, написано: «приговор приведен в исполнение», дата и время.

— А, я знаю, — сказала Келли, — В начале июня с нами произошла жуткая историы. Какие-то психи обстреляли нас из пулемета и потопили наш катер. Пришлось прыгать в воду. Мы и правда думали, нам конец. Но обошлось, как видите.

— Да, обошлось, хвала небесам, — Мауэро улыбнулся и несколько раз кивнул, — но я должен сделать вот какую формальность: позвонить окружному судье и посоветоваться. Вам надо будет ждать еще немного времени. Простите, я оставлю вас не очень надолго.

Через 20 минут судья вернулся, несколько удрученный.

— Окружной судья сказал, он вас знает. Тебя, Элисанда, и тебя, Келсиора. Он видел вас по TV. Он говорит, вы очень знаменитые женщины. Он будет спрашивать военную разведку.

Келли вздохнула и произнесла в пространство:

— Вот теперь мы влипли по-взрослому.

— Не надо нервничать, — сказал Мауэро, — совсем нельзя нервничать, это вредно малышам.

— Дядя Тан, может, мы поедем домой? — спросил Акела, — Ну, раз процедура зависла.

Судья покачал головой.

— Нет, Роджер, не надо ехать домой. Раз начал дело, то и продолжай. Иначе успех никак не получится. Вы пейте чай, а я буду варить суп с овощами и рисовой лапшей. Нельзя, чтобы молодые женщины были голодные. Это неправильно.

— Да все нормально, девчонки, — сказал Спарк, дождавшись, когда судья выйдет.

— Ни фига себе нормально! — взорвалась Санди, — Ты вообще врубился, что сейчас будет? Нас загребет военная разведка и абзац.

— Ты что, Панда, — возразил Акела, — никто тебя никуда не загребет.

— Да? А почем ты знаешь?

— Так Великая Хартия.

— Военная разведка срать хотела на все хартии, — вмешалась Келли, — и на малую, и на среднюю, и на великую.

— Это почему? — встрял Спарк.

— Да потому! Что я, спецслужб не знаю?

— Алло, Келли, здесь не Америка.

— Спецслужбы везде одинаковы, что в Америке, что в Африке!

— А здесь не Америка и не Африка! — заявил Акела, — и, если хочешь знать, из дома судьи тебя вообще никто загрести не может.

— Это почему?

— Потому, что за это полагается ВМГС

— Ни форс, ни коп, сюда даже войти без приглашения не могут, — добавил Спарк.

На веранду вышел судья, в фартуке и с поварешкой.

— Роджер, Валентайн, не надо так шуметь. Вы громко разговариваете, ваши жены громко разговаривают, получается беспокойство и ссора. Неправильно, когда в семье ссорятся.

Завершив это глубокое нравоучение, Мауэро снова исчез в доме.

Следующие полчаса перепалка продолжалась, но уже тихо.

А потом послышался приближающиеся жужжание турбины.

— Летят, — лаконично сообщил сидевший в углу Спарк, выглядывая из-под крыши веранды.

— Кто? — спросила Келли.

— Форсы. Ну, в смысле, военные. Вон, трилистники на крыльях.

Через минуту армейский «Dragonfly» с неожиданно тихим шелестом приводнился у пирса. Из кабины выпрыгнули двое офицеров в полевой форме и быстрым шагом направились к дому.

— Сейчас загребут, — буркнула Санди.

Офицеры остановились у порога веранды и один, видимо старший, постучал костяшками пальцев по деревянной опоре навеса.

— Сен Мауэро, мы из военной разведки. Разрешите войти?

Никакой реакции.

Офицер подождал и постучал громче.

— Сен Мауэро…

— Он в доме, — сказал Спарк, — не слышит.

— Гм… — сказал офицер, — ребята, может, вы его позовете.

— Запросто, — откликнулся Акела, сидевший у входа внутрь дома с веранды.

Открыв дверь, он крикнул:

— Дядя Тан, тут форсы пришли!

— Сколько? — послышался голос судьи.

— Двое!

— Ну, зови их за стол, я сейчас еще две чашки принесу.

Разведчики вошли на веранду, уселись и тот, который старше, негромко сказал.

— Ребята, один вопрос, чисто неофициально. Ну почему вы такие кретины, а?

— А в чем дело? — поинтересовался Акела.

— Нет, он еще спрашивает, — вздохнул другой офицер, — фрегат «Рангитаки» со вчерашнего дня торчит в лагуне вашего атолла. Вам что, трудно было подъехать и спросить, прежде чем выкидывать такие фортеля? Меня бы вызвали через 3 минуты, и мы бы все решили тихо, не поднимая на уши окружной суд.

— А то ваши мариманы нам представились, — фыркнул Спарк, — они рыбаков изображают, и что фрегат это, типа, сейнер. Приколисты.

— А то у вас глаз нет, — язвительно парировал старший офицер, — я понимаю, девчонки не местные, но вы-то чего? Кстати, майор Журо Журо. А это — лейтенант Янис Петроу.

— Вы там не ругаетесь? — осведомился судья, появляясь на веранде с подносом, на котором стояли две чашки и еще один чайник.

— Нет, сен Мауэро, — сказал Журо, — мы только познакомились.

— А почему женщины такие напуганные? — с подозрением в голосе продолжал судья, — Вы знаете, что беременным женщинам нельзя пугаться?

— Да, сен Мауэро.

— И зовите меня просто «дядя Тан». Меня все так зовут.

— Да, сен…, — офицер замялся, — дядя Тан.

— Вот, теперь правильно, — сказал судья, наливая чай, — теперь рассказывайте.

Рассказ последовал простой, как картошка. Эксперимент «эректус», как деятельность, непосредственно влияющая на состояние национальной безопасности Конфедерации Меганезия, находился на контроле военной разведки. Соответственно, все решения, связанные с участниками эксперимента оказывались в компетенции Верховного суда Меганезии. Запрос в Верховный суд майор Журо направил немедленно после звонка окружного судьи, так что молодым людям предлагалось отправляться домой на Тероа и ждать соответствующих процессуальных действий.

— Раз национальная безопасность, значит эти юные леди со своими мужьями не могут ехать домой просто так, — заметил Мауэро, — От Икехао до Тероа целых 80 километров, вдруг на них нападут? Кто будет их защищать?

— Все нормально, дядя Тан, — ответил майор, — На рейде Тероа стоит фрегат класса «Smog-delta», он отслеживает все движения на море и в воздухе в радиусе 500 километров.

— Всего один военный корабль?

— Это современный корабль, — терпеливо объяснил майор, — он развивает скорость до 170 километров в час. Его ракетные установки могут поражать морские и воздушные цели на дистанции 250 километров. Кроме обычных систем вооружения, он несет 8 беспилотных ракетопланов Skyfrog и 16 ядерных устройств мощностью по 10 килотонн

— Ну, тогда ладно, — согласился судья и снова налил всем чая.

— А сколько нам ждать решения Верховного суда? — поинтересовалась Келли.

— Сейчас мы будем считать, — невозмутимо сказал Мауэро, и, повернувшись к майору, спросил, — когда ты написал в Верховный суд?

— В 12:27, дядя Тан.

— Вот, — продолжал судья, — К половине первого мы прибавляем один день и один час, и получается: завтра, не позже, чем в половине второго. Сейчас мы все будем кушать суп с овощами и рисовой лапшей, а потом вы отправитесь домой отдыхать.

— Мы, наверное, пойдем, дядя Тан, — сказал Журо, поднимаясь из-за стола. Янис поднялся вслед за ним.

— А вы уже кушали? — подозрительно спросил судья, — Молодым людям, таким, как вы, надо хорошо кушать, иначе они не смогут хорошо работать.

— Не волнуйтесь, дядя Тан, в армии обед по расписанию, все четко.

— Ну, ладно, тогда идите, — разрешил он.


предыдущая глава | Созвездие эректуса | 15 августа. Тероа. Цена защиты. Эректусы и Великая Хартия.