home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



5 октября. Цепь загонщиков. Кое-что о взаимодействии тигров и охотников. Лантон. Китайский ресторанчик «Hua Lun» недалеко от офиса военной разведки

Райвен Андерс приветливо махнул рукой.

— Присаживайтесь, майор. Наливайте и кладите себе, что хотите, в общем, serve yourself.

— Да, шеф, — сказал Журо, устраиваясь напротив и наливая себе полчашки зеленого чая.

— А теперь расскажите, как вы дошли до такой жизни, что я вынужден среди ночи будить Стефа Запато, а потом разгребать последствия шоу воздушных каскадеров? Мы все-таки военная разведка, а не цирк шапито, постарайтесь принимать это во внимание.

— Мне очень неудобно, что так получилось, — сказал Журо, — Но годовой бюджет нашего отдела не резиновый, а тут одномоментно образовалось столько финансовых издержек, что мы вынуждены были изыскивать внебюджетные резервы, а это сопряжено…

— Я видел, с чем это сопряжено, — пробурчал полковник, — Впрочем, не могу не отметить, что ваша операция выполнена в лучших традициях разведки. Быстро, дерзко, эффективно. Честно говоря, я сильно сомневался, что у вас получится. Выходит, я вас недооценивал.

— Я не обижаюсь, — меланхолично ответил Журо, отхлебывая из чашки и подцепляя с тье-пана палочками кусочек кальмара, — на то и начальство, чтобы считать подчиненных ни на что не годным сборищем болванов. Мы уже привыкли. Так что…

— Лаосскую сироту вы сыграли, — перебил Райвен, — а сейчас я хочу неформальный рассказ.

— Да, в общем, все было довольно обыденно. Фигурант сам сдал нам тузовый покер, когда понял, что его начальство хочет увидеть его лежащим в красивом деревянно ящике. Шеф, вы слышали про тигриную петлю?

— Что-то типа силков? — предположил Райен.

— Нет, сен полковник. Это когда тигр, поняв, что за ним идет охотник, поворачивает и ложится в засаду в трех метрах от собственного следа. Наш фигурант неплохо сыграл в эту игру. Когда два парня вломились в номер паршивенького отеля в Сурабае, где он будто бы трахался с одной тайской девчонкой, то обнаружили лишь саму девчонку и плеер с эротическим саунд-треком. Боюсь, что они не успели даже оценить эту шутку: фигурант с пяти шагов выпустил им в спины целую обойму из своего «Узи». У него была договоренность с патрульным офицером, так что в полицейском протоколе все выглядело чуть иначе. Два гангстера вломились в номер отеля и изрешетили пулями коммерсанта Джонни Конквиста, развлекавшегося с девушкой по вызову. Подоспевший патруль вступил с гангстерами в бой и уложил их на месте. После снятия показаний с персонала отеля и с перепуганной девушки, изуродованный труп Джонни, был освидетельствован, кремирован и предан земле за казенный счет, ввиду отсутствия родных. Та же судьба постигла и трупы гангстеров, ввиду отсутствия у них вообще каких-либо удостоверений личности. Сообщение о происшествии опубликовано в городской криминальной хронике.

Полковник Андерс одобрительно кивнул головой.

— Хорошая работа. Ставлю текилу против зубочистки, что Джонни Какой-То в тот же день попытался вылететь из Сурабаи в другое полушарие, чтобы раствориться в тумане.

— Вы проиграли это пари, шеф, — проинформировал Журо, — этот парень настоящий тигр. Он знал, что его бывшие хозяева в Форт-Миде, проверят: не смылся ли Джонни Какой-То из Сурабаи. Кроме того, он чувствовал, что его обложили с разных сторон. Он ведь не мог не заметить, что кто-то неизвестный перестрелял его приятелей-исламистов из «Бригады защитников Сунана Ампела». Вряд ли он мог в таких условиях рассчитывать смыться. Так что он не побежал, а залег рядом, выжидая, кто еще появится на его следе.

— Да, — согласился Райвен и, подозвав официанта, заказал текилу «Мескаль». Он уже не первый раз проигрывал такие пари майору, и изучил его вкусы.

— Может, Джонни и смог бы отсидеться, — продолжал майор, — Из-за сенатской комиссии на его бывших хозяев свалилось столько проблем, что они бы в какой-то момент могли просто плюнуть на Джонни. Но мы поломали ему всю игру. Известный вам флог «Galaxy police» начал публиковать откровения некого сотрудника NSA Джона X, который стал по частям резать собаке хвост тупым ножом. В начале его фото и предисловие: «я шокирован негуманными действиями Агентства в отношении такого отличного парня, как я». Ну а дальше — рассказ о том, как взрывали базу на Гавайях. Через день — вторая часть, о том, как отправили летчиков в погоню за катером, и как сдали их под верный расстрел. Потом анонс третьей части — как готовилась ракетная атака с 10-й параллели. Тут Джонни почувствовал, что дело совсем дрянь. Он парень хоть куда, но будь он даже мифическим Рэмбо, все равно с какой-то попытки бывшие коллеги сделали бы из него решето. Ему ничего не оставалось, кроме как искать связь со своим разговорчивым альтер-эго.

— Но вы рисковали, что бывшие коллеги доберутся до него раньше, чем он найдет эту связь, — заметил полковник.

— Риск был невелик, — ответил Журо, — ему хватило интуиции не покидать Сурабаю, а там у нас есть друзья друзей, так что мы немножко подстраховывали ситуацию.

— Сильно наследили, подстраховывая?

— Нет. В полиции все удалось провести по графе «дорожно-транспортные происшествия».

— Люблю, когда работают чисто, — сказал Райвен, — а как он на нас вышел?

— Просто написал на e-mail редакции флога, что у него есть и что он за это хочет. Вполне реалистичное предложение. 10 миллионов мы заплатили ему авансом, а отход обеспечили, когда он прислал видеозапись своего автоинтервью.

— Очень грубо обеспечили, — с некоторым неудовольствием сказал полковник, — почему нельзя было сделать тоньше? Я уж молчу про астрономические взятки индонезийским оффи…

Журо сокрушенно развел руками:

— Увы, у нас не получилось такого доверия, чтобы он согласился использовать наш путь отхода. Пришлось пойти на его условия: мы убеждаем индонезийскую контрразведку хлопнуть по американской резидентурной сети, а он уходит сам, пользуясь переполохом.

— И как, ушел?

— Еще бы. Он профессионал. Плюс негласная поддержка индонезийских коллег.

— Поддержка, — буркнул полковник.

— Мне кажется, сен Андерс, товар стоил денег, — заметил Журо.

— Товар, безусловно, хорош, — признал Райвен, — Но я сомневаюсь, что одним этим можно решить нашу главную проблему

— Разумеется, сен полковник. Но Джонни это только приправа к основному блюду.

— К основному блюду? — переспросил Райвен, — это становится интересным.

— В северо-западном углу Андаманского моря находится принадлежащая Бирме группа островов Препарис. Являясь крайне бедной страной, Бирма…

— У меня в школе было «отлично» по географии, — перебил полковник, — так что обойдемся без ликбеза для туристов. Сразу к делу.

— Хорошо, — сказал майор, и разложил на стол планшет с картой — двухсотметровкой и набором аэрофотоснимков.

— Это что?

— Предприятие по производству биологического оружия для армии США.

— Быстро уберите это со стола, — тихо сказал Райвен, — Вы с ума сошли.

— Вы же сказали «сразу к делу», — обиженно пробурчал Журо, убирая планшет в кейс.

Полковник бросил взгляд на часы.

— Черт, уже без четверти десять. Не ехать же в офис. Вот что. Поехали ко мне домой.

— К вам домой работать? Ваша жена меня убьет.

— Спокойно. Я знаю, как решить эту проблему, — с этими словами шеф разведки пошел к стойке, за которой неспешно перемещался Ван Ли, хозяин ресторанчика.

Некоторое время Райвен Андерс и Ван Ли обсуждали какой-то сложный вопрос, затем китаец взял мобильник и, набирая номер, одновременно что-то крикнул в сторону кухни. Оттуда появился парнишка лет 13, вероятно младший сын, старший внук или племянник. Последовал оживленный разговор (говорили все сразу, включая абонента, с которым Ван связался по мобильнику). Затем можно было увидеть, как парнишка вышел через заднюю дверь, оседлал велосипед и покатил в сторону кампуса Лантонского университета.

Райвен вернулся за столик и налил себе и Журо еще чая. Около получаса они общались на предмет текущих дел, которые, в общем-то, можно было бы обсудить и позже. Затем к ресторанчику подъехал все тот же парнишка. На багажнике его велосипеда был закреплен приличных размеров пластиковый пакет. Минут через пять к столику, улыбаясь, подошел Ван Ли с этим пакетом, и вытащил оттуда двухлитровую канистру с какой-то жидкостью.

Шеф разведки открутил крышку, понюхал и расплылся в такой же улыбке.

— Огромнейшее спасибо! Вы здорово меня выручили. Сколько я вам должен?

— Ничего, — ответил китаец, — Chje shi lipin. Это подарок. Par te vahine. Для вашей жены.

— Нет, Ван, так не пойдет.

— Нет, пойдет, — невозмутимо возразил хозяин ресторанчика.

— Так не честно, — отрезал Райвен.

— Вам не совестно так говорить? — спросил Ван, — Вы уже три с половиной года, два раза в неделю или даже чаще, кушаете у меня, и разве я хоть раз вас обманул?

— Я не в этом смысле, Ван. Я имел в виду, что с моей стороны будет не честно взять у вас вещь и не заплатить. Я нанесу убыток вашему бизнесу.

Китаец улыбнулся еще шире и покачал головой.

— Вы не нанесете убыток моему бизнесу. Вы придете домой, и подарите эту вещь вашей жене. Она выяснит у вас, откуда это, и будет тоже заходить сюда кушать. Если она будет заходить, то жены вашего уважаемого коллеги (он кивнул на Журо) тоже будут заходить. И у меня будут кушать не два человека, а пять. Какой же это убыток?

— Ван, откуда вы знаете, что у меня две жены?

— Это очень просто. Напротив моего ресторана есть магазинчик фэн-шуй, которым владеет мой друг Чжоу Сим. Он заметил, что на лунные праздники Марикорико вы покупаете по два предмета. Это могло бы значить, что у вас две любимые женщины в разных домах. Но вы всегда кладете оба предмета в один пакет, а это значит…

— Ван, почему вы работаете не в разведке? — перебил Журо.

— Потому, что мне больше нравится держать ресторан, — очень резонно ответил китаец, и вернулся к себе за стойку.

— Жены это две студентки с Калимантана, которые у вас в хаусхолде? — уточнил Райвен.

— В общем-то, да, — подтвердил майор.

— Вы, даяки, удивительные люди, — задумчиво сказал полковник, — Надо же, через столько лет привезти жен из страны своего детства. Это по-настоящему романтично.

— В действительности, я и не думал их привозить. Но так исторически сложилось. Мой троюродный брат Лагхи из Путуссиба, богатый по местным меркам человек, брал в дом двух новых жен. После церемонии возникла ссора, он кого-то зарезал, потом его зарезали, потом убили еще нескольких человек, потом все помирились, и стали решать проблему с девчонками. Если жених умер в ходе свадьбы, это очень плохая примета…

— Стоп, — перебил Райвен, — Эта история будет нашим вторым козырем для моей жены.

— А первым? — спросил Журо.

Полковник выразительно постучал по канистре. Журо осторожно понюхал и сказал:

— Похоже на керосин.

— Это домашняя кашаса, — сообщил Райвен, — бразильский самогон. Аста его обожает. А уж если есть еще история вроде вашей…


предыдущая глава | Созвездие эректуса | 5 — 6 октября. Две романтичные истории: о сестрах и о кораблях-призраках.