home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 35

СЕНТИМЕНТАЛЬНЫЕ ГЛУПЦЫ

И тут из темного дверного проема старой хижины показался Том Виллоу. Бандиты Стейси, как по команде, вышли из-за камней и, окружив место предстоящего поединка, застыли на склоне, словно черные изваяния. Презрев опасность, они хотели запечатлеть в памяти мельчайшие подробности важного в их жизни события — дуэли между легендарным Стейси и не менее знаменитым Барри Литтоном.

Высоко в черном ночном небе светила почти полная луна. Она была похожа на огромный серебряный диск, от которого молотком отбили самый краешек.

Услышав приглашение к поединку, молодой человек коснулся кобуры с револьвером, но тут же замотал головой.

— Нет, Стейси, первым стрелять я не стану, — решительно заявил он. — Мне стыдно перед Джимми и его сестрой иметь такое преимущество. Если хочешь стреляться, то только на равных.

— Опять сентиментальничаешь, Литтон? — усмехнулся главарь банды. — Хватит разыгрывать из себя благородного рыцаря! Для тебя мир всегда был огромной сценой. И даже уйти с нее ты хочешь красиво. Боже, ну как же я тебя ненавижу!

— Это нетрудно заметить. А вот моя ненависть к тебе прошла, и произошло это, как только я перестал тебя бояться.

— Врешь! — воскликнул Стейси. — Не было еще случая, чтобы у тебя при одном упоминании моего имени не холодела кровь!

— Что было, то быльем поросло, дружище. Раньше ты и в самом деле действовал на меня как удав на кролика, но теперь гипноз прошел. Видишь, я стою перед тобой, и голос мой даже спокойнее, чем у тебя… Ну, ты готов стреляться? Давай же, командуй!

— Баркер! — гаркнул Стейси.

— Я? — отозвался бандит, стоявший на склоне несколько выше него. — Слушаю тебя, шеф.

— Отсчитай про себя сколько хочешь, а потом пальни в воздух, — приказал главарь и повернулся к Литтону: — Пусть его выстрел послужит нам сигналом.

— Годится! — откликнулся Барри. — Я готов.

— Ах, ах! Как жаль, что в эту минуту никто из твоих друзей, кроме Виллоу, не видит тебя. Меня это удручает, потому что ты, Барри, при свете луны да еще в окровавленной повязке смотришься настоящим героем. Сколько тебя помню, ты всегда корчил из себя героя, но вот уйти из жизни тебе придется жалким трусом и подлым обманщиком.

— Зато я никогда не был наемным убийцей, как ты, Стейси, — отрезал Литтон.

— Наемным убийцей? — возмутился Стейси-Дюваль.

— Да! Тебя нанял Чейни, а возможно, и Морган тоже!

— Братва, сюда едут! — закричал стоявший на склоне выше всех бандит. — Я слышу топот копыт! Это жители Холи-Крика, и их не меньше сотни! Еще минута, и они будут здесь!

— У нас еще уйма времени, — спокойно заметил Стейси. — После быстрой скачки лошади на таком крутом склоне быстро выдохнутся. Ну, Баркер, действуй!

Через несколько секунд почти у самой вершины горы прогремели подряд три выстрела. Первым из дуэлянтов выстрелил великий стрелок Стейси — он на какую-то долю секунды сумел опередить Литтона. Однако главарь банды на этот раз оказался неточен — его пуля просвистела у самого уха юноши.

Литтону из-за нестерпимой боли в боку было трудно сосредоточиться, потому с выстрелом он немного запоздал. Не желая рисковать, Барри метился в живот противника и, нажав на спусковой крючок, тут же увидел, как тот резко взмахнул руками.

Револьвер выскочил из руки бандита и, описав в воздухе дугу, упал где-то среди камней. Сам же Стейси сначала отступил на шаг назад, а потом, широко расставив руки и ноги, рухнул и уткнулся лицом в землю.

Однако, глядя на него, победитель не испытывал чувства радости. Ему казалось, что все это с ним происходит во сне: какая-то неведомая сила заставила выхватить револьвер, точно направить его дуло и нажать на спусковой крючок.

Только спустя несколько секунд Барри пришел в себя, понял, что свершилось чудо — тот, кого он так долго боялся, застрелен.

И тут бандиты дружно закричали:

— Он погиб! Дюваль мертв! Бежим отсюда, пока нас всех не переловили! Дюваль погиб! Дюваль мертв!

Один из них, стоявший почти на вершине горы, налег всем телом на огромный камень и толкнул его. Глыба с грохотом покатилась вниз, увлекая за собой массу других камней. Увидев это, Виллоу не раздумывая кинулся к другу, схватил его в охапку и перетащил в безопасное место. Буквально в следующую секунду старый домик, рядом с которым еще недавно стоял Литтон, снесло камнепадом. Лавина пронеслась всего в паре ярдов от Тома и Барри и со страшным грохотом устремилась к подножию склона.

— Пусти меня, — попросил Литтон Виллоу, который все еще крепко держал напарника в объятиях. — Эти подонки так быстро сбежали, что и на Стейси даже не взглянули. Пойду посмотрю, а вдруг он только ранен и нуждается в помощи.

Они оба подошли к лежащему на земле бандиту и, как только перевернули его на спину, тотчас поняли, что ему уже ничем не помочь — в груди раненого зияла огромная дыра. Глаза Стейси были широко открыты, губы покрыты кровавыми пузырьками, которые при лунном свете казались черными. Со стоном он пробормотал:

— Трусливые собаки. Все меня оставили!

С большим трудом Барри опустился на одно колено и обратился к умирающему:

— Стейси, это твой последний час. Скажи мне, что ты хочешь?

— Опять эти сантименты! — презрительно прошептал тот. — Дай мне воды.

— У нас ее ни капли не осталось! — вмешался Виллоу. — Сейчас подойдут горожане. У них наверняка с собой полные фляжки!

Топот лошадей, взбиравшихся по склону, становился все громче и громче.

— Твоя взяла, Литтон, — произнес бандит. — На этот раз удача от меня отвернулась, но это вовсе не твоя заслуга. Просто моя кобура так промокла от пота, что револьвер к ней прилип — я не сразу его выхватил. Так что особенно не обольщайся.

— А я и не обольщаюсь. Что тут поделаешь, Стейси? Видно, судьбе угодно, чтобы ты проиграл. Не попади я в тебя, ты бы, наверное, сделал шаг, упал и сломал себе шею!

— Представляю себе, как теперь обрадуется сын Риберна! — прошептал умирающий.

— Да, моей победе он будет безумно рад, — согласился Барри.

— Признаюсь тебе, Литтон, я ведь собирался от него избавиться. Уж очень он мне мешал. Но были моменты, когда этот парень заставлял меня призадуматься.

— О чем? — полюбопытствовал юноша. — Нет, лучше помолчи, не трать силы — они тебе еще могут пригодиться! Возможно, среди горожан окажется доктор, который тебя обязательно…

— Вылечит? После того, как я повержен? А зачем? Чтобы я потом, перед тем как вновь схватиться за револьвер, думал, а не прилип ли он к кобуре? Или твой врач поставит меня на ноги, чтобы меня смогли вздернуть на виселице? Нет уж, спасибо, лучше я умру. Жизнь моя прожита, смерти я не боюсь. И запомни, я ни о чем не жалею. Барри и ты, Том, обещайте, что скажете людям обо мне правду — что я перед смертью не хныкал, не стонал и не молил о пощаде. Обещаете?

— Обещаем, Стейси, — кивнул Литтон.

— Отлично! — со вздохом произнес тот. — Даже я и то, рассказывая, как умирали мои противники, никогда не лгал. А моим подручным передай, что я их всех проклял! И еще скажи всем, что я перед смертью ни в чем не раскаялся. Да, Литтон, будь у меня еще одна жизнь, я бы прожил ее точно так же.

— Хорошо, Стейси, я все так и передам, — вновь пообещал юноша.

— Спасибо, — поблагодарил его умирающий главарь банды. — Никогда не думал, что мне придется тебя благодарить, Барри… И вот что я тебе скажу. Раз уж мне суждено умереть, то это замечательно, что я получил пулю от тебя, а не от какого-то молокососа… — Тут голос его стих, в горле Стейси что-то забулькало.

— Все, отдал концы, — констатировал Виллоу.

— Врешь, — вдруг очень отчетливо произнес бандит. — Я умру только тогда, когда исповедаюсь. Хочу перед смертью признаться, что я, Барри, такой же сентиментальный глупец, как и ты. Там, у костра, глядя на Джимми Риберна, я думал о женитьбе, о будущих собственных детях… Ты не представляешь, как мне вдруг захотелось, чтобы мои сыновья были хоть чуточку похожи на этого задиристого веснушчатого чертенка!

— Прекрасно тебя понимаю, Стейси. Я тоже мечтаю о таком сыне, как Джимми Риберн, — с нежностью в голосе проговорил Литтон.

— Конечно, по-другому и быть не могло, — признался бандит, — ты же ради него рисковал жизнью! Будь ты таким, как…

Стейси умолк, голова его запрокинулась, и тут склонившимся над ним Барри и Тому стало ясно, что он испустил дух. Тем не менее Литтон приложил ухо к его груди, однако сердцебиения не услышал.

И в эту минуту на небольшой пятачок, где они находились, с громким криком выскочили всадники.


Глава 34 ЧТО ДЕЛАЕТ С ЧЕЛОВЕКОМ СТЫД | Лонгхорнские распри | Глава 36 ОБРЕТЕНИЕ ДОМАШНЕГО ОЧАГА