home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 29

ПОСЛАНИЕ И ТАЙНА

Силы вернулись к Рикардо быстро. Уже на второй день он мог бы покинуть Бэк-Крик, однако Уильям Бенн велел ему оставаться там подольше.

Горбун Лу разъяснил его приказ так:

— Тебя подстрелили, ты повалялся денек в постели, и все. «Пустяковая царапина», — скажет любой и не придаст этому никакого значения. Но если ты проваляешься в постели, скажем, неделю, это будет совсем другое дело. Ты похудеешь, побледнеешь, загар сползет с лица, и тогда люди станут говорить: «Этого парня чуть не угрохали. Он еле выкарабкался». А тебе только этого и надо. И так уже ходят слухи, что ты герой. Очень скоро они дойдут и до Мод Рейнджер! Теперь давай посмотрим, как будут работать у нее мозги. Да, она очень, очень хотела смерти Перкинса. Да, ты ей нравишься. Но первое, что она сделает, — постарается уклониться от своего обещания. Скажет сама себе приблизительно так: «Теперь я вынуждена выйти за этого парня, ведь я связана словом». А девчонки, они как собаки. Ненавидят привязь. От привязи буквально сатанеют. Поэтому тебе не надо показываться ей на глаза прямо сейчас. Пусть получает известия о тебе от других людей, пусть знает, что ты герой. Пусть думает: «Он убил Чарльза Перкинса в честной схватке, но почему-то совсем не спешит прибрать мои деньги!» Это заставит ее задуматься: «Где еще мне найти такого мужчину?» Поэтому, когда ты наконец появишься на ранчо, она сама бросится в твои объятия.

Рикардо выслушал его и сказал:

— Лу, я хочу, чтобы ты поехал к Бенну и передал ему, что мне надо с ним увидеться.

Горбун бросил на него проницательный взгляд:

— Это еще зачем?

— Если я скажу зачем, он не приедет.

— Опасно ему здесь появляться, малыш. Ты же не хочешь, чтобы всем стало известно, что ты якшаешься с Уильямом Бенном? Это наведет людей на размышления…

Рикардо согласно кивнул:

— Он мог бы незаметно проскользнуть сюда ночью. Мне и вправду очень нужно увидеться с ним.

Горбун не стал спорить, и в тот же вечер Уильям Бенн собственной персоной возник во весь свой немалый рост в комнатушке Рикардо. Юноша заранее отрепетировал все, что собирался ему сказать, и теперь выпалил это как можно скорее, словно опасаясь, что на него снова нахлынут сомнения и заставят передумать.

— Я сотню раз все обмозговал, — торопливо проговорил он. — Я не смогу довести это дело до конца.

Он ожидал всплеска гнева, но, как ни странно, Уильям Бенн никак не отреагировал, потому Рикардо, чувствуя себя еще более скованным, был вынужден продолжить:

— Я не могу вернуться на ранчо Рейнджеров и посмотреть в глаза этой девушке. Я никогда не смогу заставить ее сдержать свое обещание. Делайте со мной что хотите, но не смогу. Знаю, что обещал вам многое, постараюсь расплатиться с вами любым другим способом, но ее тронуть просто не в состоянии.

Уильям Бенн сел на стул возле постели, горбун тоже подошел и встал у него за спиной.

— Отойди-ка, Лу, — велел ему Бенн. — Нам с парнем надо поговорить наедине.

Карлик отодвинулся, но его жабье лицо по-прежнему маячило белым пятном в дальнем углу комнаты.

— Ну что, сынок, совсем доконала тебя эта постель, а? — спросил Уильям, явно сдерживая свои истинные чувства, и это пугало больше, чем если бы он разразился бранью.

Рикардо молча кивнул.

— Интересно, что такое случилось с тобой в последние дни? — поинтересовался Бенн,

— Я все время думаю о ней, — признался юноша. — Она чиста как слеза.

— Скажи мне, сынок, она что, задела тебя за самое сердце?

Рикардо покраснел и торопливо воскликнул:

— Ну конечно же нет!

— А по-моему, ты не совсем владеешь собой, когда думаешь о ней.

— Кто? Я? — слабо попытался воспротивиться юноша.

— Ты просто влюбился в нее!

— Ничего подобного!

— Ну и что? Почему бы и нет? Ведь это так естественно.

— Такой жулик, как я? Нет! — вздохнул Рикардо.

— Да, ты влюбился, — констатировал Уильям Бенн. — Вот почему боишься вернуться на ранчо и потребовать, чтобы она выполнила свое обещание. Так ведь?

— Да, да, да! — простонал Рикардо. — Да, я не могу посмотреть ей в глаза!

Уильям Бенн встал и принялся шагать из угла в угол. При этом он что-то задумчиво мычал себе под нос, словно огромный мурлыкающий кот. Наконец снова опустился на стул возле постели.

— Ладно, — начал он. — Сделаешь так: напишешь ей письмо. Пиши что хочешь. Я прослежу, чтобы оно было доставлено по адресу. Прошу тебя только об одном: оставайся в постели до тех пор, пока не получишь от нее ответа.

Рикардо изумленно уставился на него:

— Вы что это, серьезно?

— Да.

— И это после того, как вы потратили на меня массу времени, вложили в меня уйму денег?..

— Послушай внимательно, Рикардо. Допустим, я попытаюсь заставить тебя довести это дело до конца. Оно сулит нам несколько миллионов долларов, но их надлежит поделить между тобой, мной и доктором, а кроме того, выдать причитающееся Лу, Вонгу и Селиму. Да, да, даже негру полагается его доля! Помимо всего прочего, нужно принять во внимание и другие расходы. К тому же значительную часть состояния мы просто не сможем так быстро превратить в наличные. Ведь большая его часть вложена в акции банка и ранчо. И в довершение ко всему скажу тебе, Рикардо, что я не хотел бы вот так просто взять и распрощаться с тобой. Если тебе достает порядочности, чтобы не желать поступить бесчестно с этой девушкой, то тебе должно ее хватить и для того, чтобы не поступать так же со мной. Вот в чем все дело. Теперь-то тебе ясны мои намерения?

— Я слышу все, что вы говорите, но мне трудно в это поверить. Я что, действительно могу написать ей письмо?

— Конечно. Есть тут писчая бумага?.. Лу, сходи раздобудь где-нибудь бумагу, перо и чернила для Рикардо. Он хочет написать письмо.

Лу не торопясь вышел из комнаты. Вскоре вернулся с писчими принадлежностями и, протягивая их юноше, смерил его ядовитым взглядом.

— А теперь мы оставим тебя одного, — сказал Уильям Бенн голосом более мягким, чем обычно. — Сможешь незаметно вывести меня отсюда, Лу?

— Попробую, — буркнул горбун.

— Пока, Рикардо! — попрощался Бенн. — Подумай, не надо ли тебе чего-нибудь еще?

Рикардо рывком сел на постели, обеими руками схватил ладонь Уильяма Бенна и крепко сжал ее.

— Клянусь, что все отдам, даже жизнь, за то, что вы освободили меня от этого дела! — прошептал он.

— Успокойся и выкинь это из головы. Пиши письмо своей любимой и… Спокойной ночи, малыш!

С этими словами он вышел из комнаты вслед за горбуном, который повел его изогнутыми коридорами к выходу на задний двор гостиницы, где Лу схватил хозяина за руку и с жаром проговорил:

— Ну куда это годится, Бенн?! Неужели ты позволишь этому змеенышу выскользнуть у тебя из-под пальцев?

Бенн резко вырвал руку.

— Убери свои грабли, не то вздую тебя так, что мало не покажется! — рявкнул он. — И помолчи! Не видишь? Я думаю. — Он прислонился к молодому деревцу, которое вздрогнуло и задрожало под его тяжестью. Наконец, распрямившись, сказал приглушенным голосом: — Когда он напишет письмо, забери его и завтра утром отвези.

— Куда? — спросил горбун, изрядно напуганный гневной вспышкой хозяина.

— Туда, куда оно будет адресовано, болван!

— Даже если это будет ранчо Рейнджеров?

— Ты что, не слышал моего приказа? По-моему, я ясно выразился.

— Понятно, — покорно ответил Лу. Он был потрясен и ошарашен. Однако, набравшись смелости, высказался: — Не знаю, Бенн, может, ты сейчас разозлишься, может, я делаю ошибку, но… Неужели ты собираешься отказаться от этого дела? Ведь такой куш! Семь миллионов! А, Бенн?

Взмах здоровенного кулака заставил горбуна отскочить назад, он едва успел увернуться от сокрушительного удара.

— Да я тебя в порошок сотру, ядовитая гадина! — прорычал Бенн. — Делай что тебе велят и не задавай вопросов. Смотри у меня!

И Уильям зашагал, растворяясь в темноте, а горбун стоял и смотрел ему вслед, ежась от страха. Он знал хозяина уже много лет, они вместе прошли через множество суровых испытаний, но никогда еще не видел его таким, как в эту ночь.

Однако карлик чувствовал и другое — за веем этим явно что-то кроется, иначе с чего бы это Бенн так быстро и легко уступил капризу мальчишки? Отбросив всякую надежду проникнуть в глубь этой тайны, он вернулся в гостиницу и с тяжелым сердцем вошел в комнату, где Рикардо, сидя в постели, сочинял письмо, прибавляя к нему каждую новую фразу так, словно он писал не слова, а наносил мазки на картину.

Время от времени юноша поднимал голову, и Лу, которому было что сказать ему, безуспешно пытался поймать его взгляд. Но тот безучастно скользил глазами мимо, полностью погруженный в свои мысли, которые спешил перенести на бумагу.

Наконец Поедание было закончено и запечатано. Горбун протянул за ним руку.

— Давай сюда, я отвезу, — сказал он, забирая письмо. — Беру его с таким же удовольствием, с каким держал бы веревку, на которой меня должны повесить.


Глава 28 РИКАРДО ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ ДЕВЯТИ ТЫСЯЧ | Парень с границы | Глава 30 ПИСЬМО