home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 37

ДЖЕНТЛЬМЕНСКОЕ СОГЛАШЕНИЕ

Приготовления к свадьбе шли полным ходом. Теодора Рейнджер, которая, казалось, так и не примирилась с неизбежностью предстоящего события, тем не менее руководила его подготовкой. Она настаивала на венчании молодых в эль-реальской церкви, но Мод категорически отказалась. Поэтому церемонию бракосочетания было решено провести на ранчо. С гор принесли ветви вечнозеленых деревьев и, как могли, украсили ими дом, после чего он стал походить на беседку. Наблюдая за хлопотами окружающих, Рикардо казалось, будто, подхваченный бурным потоком, он несется по стремнине навстречу неведомой судьбе, где его ждет невероятное счастье, но и огромная опасность.

Юноша попытался подумать и хоть как-то подготовиться к тому, что у него впереди, но мозг его был слишком возбужден, ему не удавалось даже сосредоточиться, тем более что события нахлестывались одно на другое. На следующее утро, после той самой прогулки доктора с Гуадальвой, пришла еще одна важная новость, которую принес горбун Лу. Карлик связался с Уильямом Бенном, но тому не удалось раздобыть пятьдесят тысяч, чтобы немедленно заплатить Гуадальве, и он интересовался, не может ли шантажист дать им немного времени.

— Как это он даст нам время? — с необычной для него горечью высказался доктор, но тем не менее зашел вместе с Рикардо переговорить с негодяем.

— Мы можем прямо сейчас выдать вам тридцать пять тысяч наличными. Может, этого хватит? — начал переговоры Клаусон.

Гуадальва выслушал его с вежливым интересом и ответил, не повышая голоса:

— Тридцать пять тысяч, конечно, очень немаленькие деньги. Но кто же продает хорошего жеребца за полцены?

Он произнес эти слова с самым невинным видом.

— Мы обещаем, что вы получите остальные деньги чуть позже, — продолжил доктор.

— Я, конечно, с большим почтением отношусь к обещаниям честных деловых людей, — усмехнулся шантажист, — однако, сами понимаете, получить зелененькие бумажки несколько надежнее. Вы не находите?

— Стало быть, не верите?

— Я бы не хотел упорствовать, но представим, что с теми, кто дал обещание, что-нибудь случится?

— Понятно. Но допустим, в качестве залога мы отдадим вам кого-нибудь из наших людей? — Доктор отчаянно пытался придумать хоть какую-нибудь уловку. — Скажем, я сам вполне мог бы подойти для этой роли.

Гуадальва покачал головой:

— Ваши друзья преспокойненько могут забыть про вас, доктор Клаусон. Это, безусловно, расстроит вас, однако еще больше это расстроит меня. Нисколько не сомневаюсь, что вы прекрасно понимаете ход моих мыслей.

Доктор редко терял самообладание, но Гуадальва, похоже, начал выводить его из себя. Клаусон нервно забарабанил по столу здоровой рукой.

— В чем, собственно, проблема? Тридцать пять тысяч вы получаете немедленно, а остальные пятнадцать потом.

— Я понимаю вас прекрасно, — с улыбкой проговорил Гуадальва. — Но у вас есть время, и я не сомневаюсь, что такой предприимчивый человек, как вы, такая умная голова, как Уильям Бенн, и такой огненный вихрь, как Рикардо Манкос, сумеют раздобыть деньги.

«Рикардо Манкос» он произнес с особым ударением и улыбнулся.

— Да вы просто издеваетесь! — воскликнул доктор. — Где это, интересно, можно сразу взять такие деньги?

— Эль-Реал совсем недалеко отсюда. Там есть банки, сейфы, учреждения, наконец, его дядя. — Шантажист кивнул в сторону Рикардо.

— Что же нам теперь, ограбить банк, чтобы заплатить вам?

— Успокойтесь, доктор, — мягко посоветовал Гуадальва, но шрам на его лице при этом немного покраснел, впрочем, ненадолго. — Я ведь не хочу вас обидеть, как-то задеть ваши чувства…

— Ну конечно! Больше всего вас волнуют мои чувства! — огрызнулся Клаусон. Потом, немного помолчав, мрачно пообещал: — Мы раздобудем эти деньги. До вечера подождете?

— Хоть до завтрашнего утра!

— Нет, до сегодняшнего вечера. Я свяжусь с Бенном, мы постараемся что-нибудь придумать. Но вас, Гуадальва, запомним надолго!

Однако угроза не произвела на того ни малейшего впечатления.

— Ну, это мне не впервой, — спокойно отреагировал он. — Меня многие помнят. Осмелюсь даже утверждать, что некоторые из них просто-таки жаждут со мною вновь увидеться, а у меня, к сожалению, ну никак не находится для этого времени. Не исключено, что и вы попадете в этот список. Я понимаю, слышать такое не очень приятно, мне искренне жаль, но… — Он сделал жест левой рукой, словно от чего-то отмахиваясь, в то время как правая по-прежнему оставалась наготове.

Рикардо начал смекать, что не только доктор, но и сам Уильям Бенн почему-то опасаются этого человека.

— Договоримся так, — предложил между тем доктор. — Сегодня вечером после заката Уильям Бенн встретится с вами у реки. Согласны? Он привезет деньги… Если, конечно, сумеет их достать.

Гуадальва бросил на доктора насмешливый взгляд:

— Прекрасно! Только нельзя ли обойтись без Уильяма Бенна? Видите ли, я человек боязливый… А если такой крутой парень, как Уильям Бенн, появится у реки в мрачном расположении духа? Ведь он может схватиться за револьвер, не так ли? И может запросто подстрелить беднягу Гуадальву. Но мне моя жизнь дороже, чем какие-то пятьдесят тысяч долларов.

Доктор побледнел от гнева, но все же выдавил из себя улыбку, показывая, что оценил хитрость соперника.

— Тогда скажите, с кем бы вы хотели встретиться у реки? Кому позволите принести вам деньги?

— Я вообще не вижу необходимости встречаться у реки, — заявил Гуадальва. — Не понимаю, зачем это нужно!

— То есть вы хотите сказать, что мы должны принести вам деньги прямо в этот дом? Неужели полагаете, что мы отдадим их вам до того, как вы уедете отсюда?

— Ну да, как же! — отозвался Гуадальва. — Думаете, получив деньги, я на прощанье перед самым уходом возьму да из чистой вредности шепну словечко на ухо мистеру Рейнджеру? Ладно, я соберусь и уеду сего дня до заката, а вечером буду ждать у реки. Но кто все-таки встретится там со мной?

— Интересно, а кого бы вы сами хотели видеть? — поинтересовался доктор.

— Слушайте, а почему бы вам, Клаусон, не прийти туда?

— Без оружия я с вами встречаться не собираюсь!

— Ладно, ладно, — пробормотал Гуадальва и повернулся к Рикардо. — Тогда, может быть, вы, мой старинный друг, Рикардо Манкос?

— Рикардо? Да зачем он вам нужен?

— Только для спокойствия, доктор. Пока мальчишка будет рядом со мной, я смогу быть уверен, что не получу пулю в спину ни от вас, ни от ваших сообщников. Он послужит мне неплохой защитой.

Клаусон закрыл глаза, лицо его болезненно скривилось.

— Это Рикардо-то будет вам защитой?

— Ну да, конечно, а кто же еще? Надеюсь, мне будет спокойно рядом с таким человеком, который сам лично, один, убил этого страшного Чарльза Перкинса! — Гуадальва бросил презрительный взгляд на юношу.

Рикардо съежился и заерзал на стуле.

— Хорошо, — сказал доктор, — пусть будет так, как вы хотите.

— Значит, придет он? — уточнил шантажист.

— Да, он, — подтвердил Клаусон.

— Ну, вот мы и договорились, — весело, как ни в чем не бывало заключил Гуадальва.

— Полагаю, это так, — очень вежливо откликнулся доктор.

— Тогда до свидания.

— До встречи, сеньор Гуадальва!

Шантажист вышел из комнаты, и Рикардо тут же с беспокойством спросил:

— И что теперь?

— Как бы я хотел, чтобы Бенн был здесь! Прямо сейчас, — пробормотал Хамфри Клаусон. — Без него просто не знаю, что делать!

— Так мне встречаться с Гуадальвой?

— Да, сынок, деваться некуда.

— Полагаете, вам удастся раздобыть пятнадцать тысяч долларов до вечера?

— Конечно же нет! Ты что думаешь, мы эти деньги печатаем, что ли?

— Тогда я ничего не понимаю! — недоумевающе воскликнул Рикардо.

— Чего ты не понимаешь?! — рассердился вдруг его собеседник. — У тебя есть оружие, так ведь? Мы научили тебя стрелять. А как еще иначе ты можешь рассчитаться с этим шантажистом?

Рикардо облизнул пересохшие губы и попытался избавиться от кома, застрявшего в горле.

— Так я что, должен его убить?

— Я попытался сделать это за тебя вчера вечером, но мне не повезло. Если знаешь какой-нибудь другой выход из этого положения, попробуй, друг мой. Но мы должны рассчитаться с ним. За чистый бриллиант не торгуются. Один человек уже поплатился жизнью. Надеюсь, Гуадальва будет последним!


Глава 36 ЕСЛИ БЫ БЕНН БЫЛ ЗДЕСЬ! | Парень с границы | Глава 38 ВОЗЬМИСЬ ЗА ОРУЖИЕ!