home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 40

АНТОНИО ПЕРЕС ВЫСКАЗЫВАЕТСЯ НАЧИСТОТУ

Выскочив из дома, Рикардо наткнулся в потемках на доктора.

— Куда они пошли? — задыхаясь, спросил его.

— Кто?

— Ну, эти четверо.

— Мексиканцы-то? Да вон туда. А зачем они тебе?

— Все рухнуло! — со стоном выдохнул Рикардо и бросился в направлении, указанном доктором.

Сломя голову он пронесся сквозь заросли и увидел всю четверку, медленно бредущую прочь, ибо убитый горем старый Антонио не мог идти быстро, его поддерживали сыновья. Приблизившись, Рикардо услышал громкие проклятия Винсента и до боли родной голос погонщика мулов, что-то возражающего сыну. Наконец юноша поравнялся с ними. Все четверо, остановившись, молча уставились на него, хотя в темноте не могли хорошо видеть его лица.

— Хуан, это сделал ты! — вскричал Рикардо. — Это ты привел их сюда, чтобы погубить меня!

— Хуан не виноват, — заступился за младшего сына погонщик мулов. — Это я вытянул из него правду и узнал, что ты встал на дурной путь, уйдя из дома. Я заставил его рассказать все, что он про тебя узнал. И разве после этого мы не должны были прийти за тобой, чтобы попытаться спасти тебя от худой участи? Мы бросили работу и пришли.

— Вы что, проделали весь этот путь пешком? — удивился Рикардо.

— Господи, да разве же я мог позволить, чтобы мы ехали сюда на мулах?! На мулах, купленных на украденные деньги! Я отдал их обратно и теперь начну все сначала, потому что зло никогда еще не порождало добро. Отравленные семена дают лишь отравленные всходы.

— Хуан, послушай хоть ты меня, если другие не хотят, — взмолился Рикардо. — Кстати, Педро, ты тоже послушай!

— Ладно, послушаю. Ведь когда-то ты был моим братом, — согласился Педро.

— Я и остался им, — со всей серьезностью заверил юноша. — Я по-прежнему твой брат. Ты просто не понял… Эта девушка, что была в доме…

— Да, я видел, как она прижалась к тебе. Видел, как глаза ее светились любовью, — перебил его Антонио Перес. — Я все понял. Ты собираешься на ней жениться. Она очень богата, у нее много денег, на них можно купить три такие деревни, как наша, и даже больше.

— Вот видите! — воскликнул Рикардо. — Вот почему я был вынужден вроде как отречься от вас! А вы подумали, что я вас забыл! Да разве я могу? Пока кровь течет в моих жилах, я никогда этого не сделаю! А когда стану богатым, и вас сделаю богатыми. Я хочу, чтобы у вас было все, абсолютно все, что нужно. Это доставит мне радость. Хочу, чтобы моя мать ходила в шелках, носила золото и изумруды! Вот почему мне пришлось отречься от вас сегодня! Только поэтому. Я был вынужден назвать вас…

— Вымогателями! — подсказал Винсент.

— Молчи! — одернул его Педро. — Пусть отец скажет.

— А ты что думаешь, Педро? — спросил погонщик мулов.

— Я еще недостаточно пожил на свете и не так умен, — ответил Педро, — поэтому буду думать и делать так, как скажешь ты, отец. Но я видел прекрасную леди. Она, кажется, и впрямь богата. Так почему бы Рикардо не жениться на ней? Нет, нет, не подумайте, что я рассчитываю хоть что-то получить от него! А то, что он женится на ней под чужим именем, так в этом нет ничего страшного — ведь он имеет на него столько же прав, как и на имя Пересов, ибо никто, собственно, и не знает его настоящего имени.

— Я так и думал, что ты это скажешь! — проговорил погонщик мулов. — Ну а ты, Винсент? Какое твое мнение?

— Никакое! Вот только не могу забыть, каким волком он смотрел на нас… Да еще обозвал нас мошенниками!

— Молчи! — прервал его Педро. — Он говорил так только для того, чтобы сначала спастись самому, а потом помочь нам.

— Ну а ты, Хуан? — обратился отец к младшему сыну.

— Я так думаю, одни работают руками, другие — головой, — заявил Хуан. — Лично я считаю, что Рикардо заслужил право жениться на этой прекрасной леди. Он ездил в Бэк-Крик и убил того страшного человека, значит, как бы достоин награды. Да и леди, похоже, любит его. Даже я заметил это…

— Ах ты лиса! — добродушно отозвался отец. — Все видишь, все замечаешь! А теперь, Рикардо, после того, как ты выслушал братьев, послушай и меня. Если бы твою мать спросили, она бы, конечно, согласилась с сыновьями, потому что тоже желает тебе счастья и богатства. Но я скажу так: у кого руки в саже, тот все вокруг перепачкает. — Он невольно повысил голос, который всегда, когда Антонио Перес был взволнован, становился похожим на львиный рык. — Я ни за что на свете не продал бы свою честь даже за тридцать мулов, груженных золотом! Я — честный человек, меня нельзя купить. Никогда бы не стал лгать, чтобы приобрести богатство, никогда бы не навредил ближнему! И никогда я не держал в руках грязных денег, кроме тех, что прислал мне ты, Рикардо… Да простит меня за это Господь, ибо я тогда не знал, что это за деньги!

Простые, но искренние слова старика потрясли душу Рикардо. Покачиваясь от неожиданно нахлынувшей на него слабости, он произнес:

— Отец, я знал, что ступил на неправедный путь. Но не думай, что я женюсь на этой девушке из-за денег. Я люблю ее всем сердцем!

— Э-э… Если так, то дайте и мне кое-что сказать, — вмешался Винсент. — Прости меня, Рикардо, за то, что я наговорил тебе столько злых слов. — Он шагнул вперед, нащупал в темноте руку брата и с силой потряс ее. — Мы снова братья! Братья, и навсегда!

Ком встал в горле Рикардо, слезы застлали глаза.

Но тут снова заговорил погонщик мулов:

— Ты любишь эту девушку и при этом позволяешь себе ей лгать. Как же ты можешь жениться на ней?! Как можешь допустить, чтобы между вами встала ложь?! Ведь ты не Манкос, и, выйдя за тебя, она выйдет за пустое место. А ты еще говоришь, что любишь ее! Неужели ты и в самом деле уже конченый человек, Рикардо, и у тебя нечистая душа?

— Отец, я знаю, что оступился, но потом собирался делать только хорошее. Потом, когда бы это все закончилось, я хотел делать только добро тебе, матери, моим братьям.

— Я скорее готов увидеть моих сыновей мертвыми, чем позволю им взять у тебя хоть грош! — торжественно заявил Антонио Перес. — А кроме того, знай: ступить на дурной путь куда как легче, чем свернуть с него. Это как ложь — если уж начал врать, то не остановишься. Ложь не вырвешь с корнем, она как сорняк, чье семи, упав однажды на поле, вскоре заполняет его целиком. То же самое произойдет и с тобой. Ты думаешь, тебе удастся вырваться? Вскоре сам убедишься, как зло поглотит тебя. Оно сделает твою душу черной, и ты окончательно падешь в глазах нормальных людей. Надеюсь, я не доживу до этого времени.

— Вы готовы выслушать меня, если я скажу всю правду? — в отчаянии воскликнул Рикардо.

— Да, — отозвался погонщик мулов. — Даже если бы лежал при смерти, я все равно постарался бы выслушать тебя. А сейчас, сынок, я и впрямь чувствую, будто во мне что-то умирает.

Рикардо со стоном выпалил:

— Я попал в руки очень умных и очень страшных людей. Если я откажусь делать то, что они мне велят, меня просто убьют. Я не могу свернуть с этого пути, отец!

Антонио Перес невозмутимо возразил:

— Все вокруг только и говорят о Рикардо Манкосе и о том, как он застрелил этого Перкинса, погубившего немало душ. Значит, когда ты ехал в Бэк-Крик, ты был смелым. А сейчас? Трусишь? Ты не побоялся отправиться в Бэк-Крик к этим головорезам, так неужто боишься жалкой горстки окруживших тебя людей?

Рикардо молчал. Педро, сочувственно вздохнув, приблизился и обнял его за плечи. Юноша вздрогнул.

— Рикардо, — проговорил погонщик мулов, — ты видел и богатство, и мошенничество. Скажи мне, неужели они тебе дороже пяти любящих сердец, всегда ждущих тебя в нашей маленькой хижине?

— Что я должен сделать? — спросил Рикардо сломленным голосом.

— Возвращайся в тот дом и пади на колени перед той девушкой. Ты любишь ее, поэтому должен сказать ей всю правду. Сказать, что ты найденыш, что вырос в семье погонщика мулов и что лгал ей с самого начала. Скажи ей все это, а потом уйди из ее жизни. И выброси все деньги, что лежат у тебя в карманах. Это грязные деньги, выброси их и возвращайся ко мне. Я научу тебя жить и работать честно. Честный труд очищает душу. Вода смывает грязь с нашей кожи, а труд отмывает душу. Ступай и делай так, как я тебе сказал. Ибо я желаю тебе только добра. Сейчас, когда сердце мое изнывает от боли за тебя, я знаю, что Господь не позволит мне ошибиться.

Рикардо замялся в нерешительности. Он вспомнил Уильяма Бенна с его демонической улыбкой, вспомнил бледное и вечно угрюмое лицо доктора, а потом светлую и чистую Мод Рейнджер. Из темноты до него донесся удаляющийся голос погонщика мулов:

— Ступай и не медли! Иной раз праведный путь становится неправедным, если слишком медленно идти. Ступай, Рикардо! Да поможет тебе Бог! Педро пойдет с тобой. Храни тебя Господь, сынок!

Рикардо повернулся и вместе с Педро медленно побрел обратно.


Глава 39 САМАЯ ОТВРАТИТЕЛЬНАЯ НИЗОСТЬ НА СВЕТЕ | Парень с границы | Глава 41 ОБНОВЛЕННЫЙ РИКАРДО