home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 11

ДОКТОР И ЕГО ПАЦИЕНТКА

Доктор снова открыл дверь. Мужчины вошли в просторную спальню, где справа в углу стояла большая старинная кровать с балдахином на четырех столбиках. Кровать походила на призрак прошлого столетия. Кроме нее, в этой комнате находились и другие удивительные вещи. На полу лежали шкуры гризли и горного льва. На стенах висели головы хищников вперемежку с самым разнообразным оружием. Никогда еще не видел Уэлдон столь воинственно убранного помещения. Здесь имелись африканские копья с наконечниками в форме листьев и краями острыми как бритва, длинные, гибкие луки и тонкие смертоносные стрелы. Там были и кривые малайские ножи, и изогнутые арабские ятаганы, и, помимо всего прочего, пара длинных старинных мушкетов с богато инкрустированными стволами.

— Это комната генерала? — тихо поинтересовался парень.

— Да, вы правы. Это его комната. Элен не стала в ней ничего менять, хотя он умер больше года тому назад.

— Он охотился во всех этих местах? — Уэлдон указал на огромный рог носорога и свирепую голову тигра.

— Да, объездил весь мир. Не мог усидеть на месте, только смерть его наконец угомонила. — Неожиданно доктор содрогнулся, будто перед ним прошла тень старого генерала.

Подойдя к двери, которая вела в соседнюю комнату, Генри Уоттс остановился.

— А это комната Элен, — сообщил шепотом, и взор его смягчился. Затем, распахнув дверь, громко произнес: — Я привез с собой мистера Уэлдона, Элен. Нам можно войти?

Отозвался спокойный голос. Но слов Уэлдон не расслышал. Дверь распахнулась еще шире, и он вошел первым.

Девушка сидела в инвалидном кресле возле окна. Солнце ярко светило, согревая ей ноги, укрытые шалью. Яркий блеск солнечных лучей мешал Уэлдону хорошо рассмотреть Элен. Но когда он подошел ближе, чтобы пожать протянутую руку, то увидел бледное лицо с темными кругами под глазами. «Красота, утратившая всякую надежду», — мелькнула у него мысль. И тут же понял, что перед ним — самая прекрасная женщина из всех, что встречались ему во время его скитаний, если, конечно, не считать Франчески Лагарди. На ум пришла старая пословица: «нет дождя, кроме ливня». Это же надо, чтобы так случилось — встретил их обеих почти одновременно, темноволосую Франческу и светловолосую Элен. Таких разных! Лагарди обжигает, как пламя, а Элен О'Маллок туманит, как горный хрусталь, светящийся изнутри. «Вероятно, это из-за того, что она лежит здесь, такая слабая и больная», — подумал молодой человек.

Ее холодная рука коснулась его руки. Он встретился с мягким и спокойным взглядом девушки, в котором не было ни вызова, ни намека на какой-либо протест или укор. «Она больна, ей грозит смерть, — сказал сам себе. — Из-за этого похожа на всех, кто умер в расцвете молодости и красоты».

Отступив немного и заложив руки за спину, Уэлдон встал так, чтобы девушка могла его как следует рассмотреть. А смотреть на нее ему было так же приятно, как слушать хорошую музыку. Но он не позволил себе слишком пристально ее разглядывать.

— Дорогой доктор Генри, — ласково сказала Элен, — вы поговорили с мистером Уэлдоном?

Ее низкий, с хрипотцой, прерывающийся от слабости голос совсем не походил на глубокий, мелодичный, бьющий через край энергией и весельем голос Франчески. И все-таки и в нем была какая-то своя, мягкая гармония. Глубоко вздохнув, парень затаил дыхание — явный признак того, что он растрогался.

— Я говорил с ним, — ответил доктор Уоттс. — Очень коротко, моя дорогая. Он захотел приехать сюда, познакомиться с вами, изучить обстановку.

Она слегка нахмурилась:

— Здесь не очень-то весело. До города далековато, и дорога плохая. Вам придется иметь это в виду, мистер Уэлдон, если вы решитесь переехать к нам! — И, давая ему время обдумать сказанное, обратилась к доктору: — А когда мне позволят проехаться по этой дороге верхом?

Генри Уоттс подошел к девушке и взял ее за руку. Из-за опущенных от природы плечей доктора создалось впечатление, что он склонился над ней.

— Через несколько дней, я уверен. Всего через несколько дней, вне всякого сомнения, моя дорогая, вы снова будете сидеть в седле и на ваших щечках расцветут розы.

— Правда? — тихо обрадовалась она, подняв на него большие темные глаза, слабо улыбнулась.

Уэлдону показалось, что доктор притворяется очень неуклюже, а Элен это прекрасно понимает. Догадывается ли она о том, что ее ждет? Знает ли, что ей не придется больше выйти из этого дома самостоятельно и что она сможет покинуть его только тогда, когда ее вынесут отсюда мертвой?

Размышляя таким образом, он помрачнел.

Девушка заметила это и моментально отреагировала.

— Увы, это еще не все, — произнесла она. — Далеко не все. Здесь почти никто не бывает, с кем можно было бы пообщаться, побеседовать. Правда, милый доктор Генри приезжает ко мне почти каждый день. И будет приезжать. Есть еще бедняга Доггет. Но с ним не очень-то поговоришь. Старая тетушка Мэгги наверняка скоро вам наскучит. И со мной не очень весело, как видите.

— Вы могли бы нарисовать более жизнерадостную картину, — вмешался доктор, едва скрывая раздражение. — Какой же смысл было тащить человека сюда, в такую даль, чтобы сразу же дать ему от ворот поворот?

Уэлдон чуть не взорвался. Доктор был уже далеко не молод, мог бы уже научиться держать себя в руках!

Девушка немного помолчала. Она вообще никогда не торопилась с ответом, сначала старалась обдумать то, что ей говорили. Ее мягкий взгляд остановился на лице Уоттса.

— Понимаете, — вымолвила она после паузы, — я не хочу, чтобы у мистера Уэлдона сложилось неверное впечатление. Вдруг он не сразу поймет, какая здесь скучная, унылая жизнь. Переедет сюда, мы привыкнем к нему. И тогда для нас будет огромным разочарованием потерять его!

— Вы так хорошо начали рисовать эту картину, — сказал доктор с непростительным и каким-то детским раздражением, — что могли ее и закончить, сообщив мистеру Уэлдону, зачем он нам нужен. Я только намекнул на некоторые факты.

Девушка перевела взгляд с Уоттса на молодого человека:

— Мы думаем, какие-то люди пытаются проникнуть в дом и добраться до меня.

Уэлдон едва не потерял дар речи, но справился с собой.

— Добраться до вас?

— На днях доктор увидел кого-то в коридоре. Этот человек не стал ничего дожидаться — выскочил в окно. Кроме того, за несколько дней до этого взломали замок на двери черного хода. Но Мэгги услышала шум и выбежала из своей комнаты. Там никого не оказалось.

— Наверное, хотели ограбить дом, — успокоившись, предположил Уэлдон. — Ясное дело!

— Но в моей комнате нечего красть, — возразила девушка. — Вы же сами видите!

И действительно, ее спальня была очень скудно обставлена. На стенах висело несколько фотографий. На полу лежал потертый ковер. С уверенностью можно было сказать — дочь генерала не купалась в роскоши.

— У меня нет никаких драгоценностей. Только пара колец и несколько безделушек — вот и все, — добавила девушка. — И все об этом знают.

— А что, те, кто проникал в ваш дом, пытались добраться именно до вашей комнаты?

— Того мужчину доктор застал у моей двери. Доктор предположил, что он пытался открыть ее отмычкой.

Уэлдон с трудом сглотнул.

Он еще раз внимательно посмотрел на Элен О'Маллок и подумал, что на свете не может быть мужчин, способных причинить ей вред. Но затем в этом усомнился. В конце концов, всегда найдутся люди, которых ничто на свете не интересует, кроме денег.

Девушка крутила на пальце колечко, украшенное с одной стороны небольшим светлым сапфиром, с другой — бриллиантом.

— И всю прошлую неделю… — заговорила она, но внезапно умолкла. — Доктор Генри, я думаю, вам лучше самому рассказать об этом мистеру Уэлдону.

Откинувшись головой на подушку, Элен закрыла глаза.

Уэлдон бросил предостерегающий взгляд на Уоттса, и тот кивнул.

— Нам лучше уйти, — прошептал. он. — Мы оставим вас ненадолго, Элен, обсудим все это между собой. Вам ничего не нужно?

— Нет, ничего. Вы расскажете мне, о чем договоритесь?

— Разумеется.

Расставшись с девушкой, доктор и молодой человек устроились в комнате генерала. И вскоре услышали резкий, мучительный кашель.

— Почему вы ничего не предпринимаете? — резко спросил Уэлдон.

— А что можно предпринять? — сухо возразил Генри Уоттс. — Микстуры от кашля? От них ее только тошнит. И вообще, микстуры абсолютно не способны справиться с такой болезнью!

Уэлдон закусил губу и отвернулся.

— Так что же, ничего нельзя поделать? — отрывисто бросил через плечо.

— С чахоткой? Я не знаю! Не знаю! А кто знает? Может быть, и есть какой-то шанс. Но в ней нет духа борьбы. Она уже со всем смирилась. По-моему, ей все стало безразлично.

— Не должно быть безразлично! — решительно возразил Уэлдон.

— Конечно, мой мальчик. Останетесь здесь и вылечите ее. Может, у вас получится…

— Остаться здесь, в этой дыре? — саркастически усмехнулся парень. — Дружище, хотел бы я посмотреть на того, кто вытащит меня отсюда!


Глава 10 ДОМ НА ХОЛМЕ | Пограничные стрелки | Глава 12 РАССУЖДАЯ О ЯДАХ