home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


40

Матвей Лисицын натянул на руки хирургические перчатки, взял маленький пинцет и осторожно, чтобы не повредить и ни в коем случае не стереть магический след, подцепил тонкий длинный серебряный волосок. Готово. Улика аккуратно упакована в стеклянную колбу и надежно укупорена пробкой.

– Фу-у… – Матвей стер пот, выступивший на лбу от напряжения.

Наблюдавшие за манипуляциями Матвея остальные члены группы облегченно вздохнули.

И тут с неба буквально как снег на голову рухнула полуодетая ведьма. Одежду мне удалось починить, почистить и высушить, только от слишком быстрой сушки многострадальные майка и джинсы превратились в мини-топ и шортики. Ничего. Стильненько так получилось.

Пробирка лопнула. С печальным звоном посыпались на землю осколки. Матвей выглядел так, словно я только что убила его бабушку и предложила прикопать ее под ближайшей сосной. Остальная команда смотрела на меня дружелюбно, как дракон, у которого из-под носа утянули все сокровища.

Горыныч счастливо вздохнул и с чувством выполненного долга удалился, предоставляя мне самой выпутываться как знаю.

– Привет! – как можно жизнерадостнее поздоровалась я. – А что это вы здесь делаете?

– Ну, я свое дело сделал, – раздался из кустов удаляющийся голос довольного Горыныча, следом послышался треск. Горыныч пробирался по лесу с изяществом слона в посудной лавке. Сюда бы асфальтоукладчик – и готово шоссе.

За мной гонялись долго. Взяли на измор. Несправедливо! Пока один отдыхал, другой продолжал гонку. Пришлось сдаться на милость победителей. Милость оказалась сомнительной. Меня поймали, связали, засунули кляп в рот и принялись совещаться на предмет дальнейших действий.

– Давайте сожжем ее на костре, – предложила Мелена.

– Это как-то негуманно, – (я благодарно закивала), – просто утопим, и все.

Надежды на благополучный исход уныло пискнули и тихо скончались. Мне точно хана.

– Выдернуть ей хвост!

Другие предложения оказались ненамного лучше. Наконец щенику надоело выслушивать кровожадные заявления о новоявленной хозяйке. С грозным рыком храбрец бросился на моих обидчиков и покусал всех подряд за те места, до которых только смог допрыгнуть. Я умилялась, глядя на малыша. Надо же, какой смелый! Народ с воплями носился по поляне. Потом решили изловить агрессора. Но не тут-то было! Щенок воспринимал их бестолковую суету как своеобразную игру в салочки, легко уворачиваясь от жаждущих вцепиться в загривок рук. Магия не произвела должного эффекта. Отчаявшийся народ развязал меня и потребовал угомонить питомца. Васька рыдал от смеха, катаясь по земле. Словом, веселья было навалом.

– Мелкий, прекрати!

Щенок с удивлением уставился на меня голубыми глазами и счастливо вывалил розовый язык.

Со стороны казалось, будто он улыбается. Я стукнула себя по лбу, кляня за забывчивость:

– Мы не дали тебе имя! Как же тебя назвать?

– Дик, – предложил Васька.

– Почему Дик? – удивилась я.

– Вид у него достаточно дикий.

Что правда, то правда. Вон как уделал целую команду истребителей. Боец растет! Я опять умилилась, на глаза навернулись непрошеные слезы.

– Ну, малыш, будешь Диком?

Песик чихнул, что было расценено как согласие. Вот и хорошо.

Мелена с интересом разглядывала мою метлу.

– Ты полюбила чистоту? – съехидничала она.

Кто бы говорил! Это ее вещи приходилось пинком загонять под кровать, когда в комнату наведывались гости. А уж заставить нашу красотку заправить кровать было не под силу никому и ничему на свете.

– Нашли что-нибудь? – Котик направил разговор в другое русло.

Лисицын задумчиво скосил глаза на осколки колбы и вздохнул:

– Уже нет.

– Благодаря тебе, – вставил Леша.

– В смысле? – опешила я, отчаянно припоминая, что еще умудрилась натворить.

– Ты только что уничтожила все, что нам удалось найти, – проникновенно произнес Липай.

Ах вот чего они так обозлились! А я-то думала: почему они взбесились?

– Подумаешь, пробирка. В лаборатории таких куча.

Ребята посмотрели на меня как на умалишенную.

– Лаборатория пуста. Единственное, что удалось найти, – один волосок. И ты его благополучно уничтожила.

Море укора в глазах. Я смущенно потупилась. Да-а-а… Неудобно как-то получилось.

– И чем вам мог помочь какой-то волосок? Или вы собирались предлагать всем встречным эльфийкам примерить его?

– Нет. – Лисицын нервно стягивал ставшие ненужными перчатки. – Человеческий волос несет в себе не только информацию о ДНК, но и уникальный отпечаток ауры владельца. При желании и наличии хорошей аппаратуры ауру можно восстановить и создать магический портрет подозреваемого.

Круто! Я и не знала, что у нас такие технологии существуют. Может, зря я отказалась от места в команде? А теперь поздно. Сами не возьмут, я им только все порчу. Мой вздох был полон искреннего раскаяния.

Меня простили и рассредоточились по подземелью. От предложенной помощи вежливо отказались. Ну и пусть. Я сама справлюсь. В конце концов, это несправедливо. Лабораторию обнаружили мы с Горынычем.

– И не разгромили ее? Чудо! Чудо! Свершилось чудо!

Я обиделась. К тому же есть хотелось жутко. Пришлось отправиться на поиски народа, вдруг у них найдется что-нибудь съедобное?

Первым делом заглянула в саму лабораторию, где в прошлый раз обнаружили колбы со странными существами. Пусто. Ни живых, ни мертвых не видать. Единственными следами их пребывания служили многочисленные осколки стекла, какой-то мусор под ногами и одинокое, чудом уцелевшее зеркало без рамы на стене. Я осторожно захрустела по битому стеклу. Васька боязливо жался за моей спиной.

– Пошли отсюда, а? Странное место.

Я кивнула, соглашаясь. Место действительно странное. Даже теперь, когда хозяева его давно покинули. Стены давили на психику почти физически, вызывая смутное чувство тревоги и клаустрофобию. Может, стоит попробовать прощупать магический фон? Так. Как там нас учили? Я мучительно напрягла память, но в голову пришло только «эни-беэни-раба» и «мысленно щелкнуть хвостом». Интересно откуда это?

Зеркало на стене вежливо покашляло. Я от неожиданности подпрыгнула, завизжала и выдала-таки странную формулу из головы. В стену ударила молния и выжгла здоровенную дыру.

– Блин! – с чувством заявило зеркало, прежде чем лопнуть и осыпаться миллионом мелких осколков на пол.

Отдачей меня впечатало в противоположную стену, и я тихо сползла на грязный пол.

На пороге с ножкой от табурета наперевес возник Липай.

– Что это было? – сурово поинтересовался он.

Следом подтянулись остальные. Глядя на зверское выражение их лиц, я пришла к неутешительному выводу: кляпом и веревкой на этот раз мне не отделаться. Мне стало грустно.

– Я зеркало нашла, – тихо вздохнула я, стараясь не смотреть на остатки найденного.

– Говорящее, – добавил Васька откуда-то с потолка.

Народ оживился.

– Давай его сюда! – потребовал Лисицын.

Я загрустила еще больше, обдумывая план внезапного бегства.

– Она его разбила! – радостно сообщил кот.

Придушу. Решено. Я погрозила предателю кулаком.

– И почему я не удивляюсь? – высокомерно фыркнула Мелена. – Сначала улика, теперь зеркало…

– Я же не нарочно, – надулась я.

– От тебя один вред, – вздохнул Леша. – Может, зря мы ее развязали? Тихонько посидела бы до конца экспедиции.

– Да пошли вы к лешему со своей солидарностью! – возмутилась я. – В конце концов, без меня вы бы ничего не нашли.

Гениально. Теперь я напомнила народу, почему они таскаются по лесу в тщетных попытках найти разумное объяснение появлению монстроподобных тварей. Выражение их лиц мне не понравилось. Слишком уж решительно они выглядели. Я не стала дожидаться побоев, шустро юркнула в образовавшуюся после уничтожения зеркала дыру, и кинулась бежать.

Как ни странно, поймать меня не удалось. Подземные туннели были настоящим лабиринтом. Зачем кому-то понадобилось устраивать под землей множество запутанных ходов, зачастую никак друг с другом не связанных, – загадка, над которой я не стала ломать голову. И без того проблем навалом. От группы преследователей удалось оторваться где-то на десятом повороте. Мне просто не удалось в него вписаться, и я со всего размаха впечаталась в стену. Неслабый удар выбил из легких последнюю порцию воздуха, часть стены повернулась вокруг своей оси и я, чихая от вековой пыли, шлепнулась в какую-то комнату.

– Ф-у-у, не догнали, – облегченно вздохнула я, раскинув руки и дыша как запаленная лошадь.

Единственная радость за полный событиями день.

В комнате было темно хоть глаз выколи. Полное отсутствие освещения, как естественного, так и искусственного, не располагало к осмотру местных достопримечательностей. Интерьер мне виделся как смутные очертания предметов среди все еще висящей в воздухе пыли. Я, чихая, стянула футболку. Лучше дышать через ткань, чем глотать тоннами пыль столетий. Да и свет не помешал бы. К сожалению, я не отношусь к тем магам, которым стоит только подумать нечто типа «да будет свет!», как стены тут же принимаются излучать сияние. Но и я кое на что способна.

Камень нашла на ощупь. Остальное – дело техники. Магическое пламя возникло мгновенно после прикосновения пальца к гладкой поверхности. Погодите… Гладкой? Я уставилась на странный камешек. К моему удивлению, им оказалась малахитовая чернильница.

– Ух ты! – тихо выдохнула я, с изумлением разглядывая игру бликов на темно-зеленой поверхности камня.

В бледном свете магического пламени удавалось разглядеть окружающий мир только в радиусе двух шагов. Ну и этого оказалось более чем достаточно. Библиотека! Сотни фолиантов, заботливо вставленных в кожаные переплеты с полустертым золотым тиснением, тысячи свитков в герметично запаянных тубах. Обычно на такие редкости накладывают заклинание от посторонних глаз или излишне любопытных читателей. Глазки разбегались от такого изобилия. Некоторое время я просто бесцельно слонялась между стеллажами, ласково прикасаясь к корешкам, брала в руки то одну, то другую книгу, читала название и тут же клала ее на место. Чего тут только не было! Труды по ясновидению, трактаты по прорицанию, учебники по магии и траволечению… На любой вкус. Постепенно я приходила в отчаяние. Такое количество мне не прочитать за всю свою жизнь, даже если я не буду прерываться на сон и еду.

На глаза наворачивались слезы. Ведь даже унести парочку книг вряд ли получится! Я критически осмотрела свой мини-наряд и приуныла еще больше. Под такой короткой и обтягивающей маечкой даже блокнот не спрячешь. Досадно. Надо было захватить с собой сумку. Теоретически в нее можно было запихнуть слона. Я все еще корила себя за непредусмотрительность, когда мое внимание привлек письменный стол из черного дерева.

Замагиченной столешницы не коснулось время. Она все еще была отполирована до блеска (скорее всего из-за наложенного на нее заклинания чистоты). На столе стоял письменный набор из малахита; перо облезло до такой степени, что теперь нельзя было сказать, что за птица щеголяла подобным украшением; неприветливо скалился человеческий череп, использовавшийся в качестве пресс-папье, в пустых глазницах красовались сапфиры такой величины, что я невольно присвистнула.

– Подделка, – объявила я.

Ну не могли вот так запросто оставить дорогостоящие цацки!

– Сама ты подделка, – оскорбился череп.

От неожиданности я осадила назад и болезненно приложилась спиной о стеллаж.

– А, чтоб тебя! – в сердцах воскликнула я.

Черепушка противно захихикала, радуясь, что напугала.

– Не смешно, – обиделась я.

Мой взгляд, брошенный на странный предмет, был исполнен укоризны. Впрочем, череп ничуть не смутился. Кто бы мог подумать, что голая кость из захоронения неизвестной давности может лучиться таким самодовольством. Тут мой взгляд упал на другой предмет, заинтересовавший гораздо больше самого экзотичного пресс-папье. Это был он… Такой прекрасный, такой прозрачный… Выполненный из чистейшего горного хрусталя, он горделиво возлежал на золотой подставке, затейливо инкрустированной самоцветами. Шар. Магический шар!

Я благоговейно коснулась этого произведения искусства. Такого даже у ректора Академии не было.

– Руками не трогать! – злобно щелкнул зубами череп. – Залапаешь поверхность, дурында деревенская. Кто тебя учил так обращаться с кристаллами?

Я смущенно потупилась, почувствовав себя святотатцем.

– У меня нет магического шара, – пролепетала я.

– Это не значит, что ты можешь украсть этот, – возразил череп.

Резон в этом был. Но тут до меня дошло, что я препираюсь с бездушной костью. Да кто он такой, чтобы указывать практикующей ведьме, что ей следует делать, а что нет?

– Тебя не спросила! – нагло фыркнула я и преспокойно сцапала шар.

Пусть только попробует помешать! Гордый взгляд, брошенный на собеседника, заставил последнего бессильно заскрежетать зубами. То-то же. А то «дурында»…


предыдущая глава | Здравствуйте, я ваша ведьма! | cледующая глава







Loading...