home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


45

Завтракали обильно и вкусно. Я даже не дала себе труда переодеться. А вдруг, пока привожу себя в порядок, все вкусное съедят? Мое счастливое чавканье не могли прервать ни едва сдерживаемое негодование Минервы, ни нарочито жалостливые вздохи Бельвиора, ни тихие томные вздохи Мелены, ни ехидные усмешки Велиора.

– Д-а-а. Пожрать ты горазда, – подколол Ахурамариэль.

Я благополучно пропустила шпильку несносного меча мимо ушей. Тоже мне, эксперт выискался. Ахурамариэль снова попытался втянуть меня в препирательства, но, наткнувшись на стену молчания, благополучно заткнулся. В общем, идиллия полнейшая.

После завтрака, когда я, довольная и сытая, удовлетворенно отвалилась от стола, чувствуя себя обожравшейся коровой, Велиор неожиданно предложил совершить верховую прогулку. Мелена радостно запрыгала, как ребенок, обнаруживший под елкой вместе с многочисленными подарками еще и задремавшего там Деда Мороза. Бельвиор помрачнел еще больше, хотя, казалось, больше некуда. Минерва сказала, что мы – сборище маньяков и извращенцев с здоровенным шилом в заду, смачно сплюнула, метко угодив прямо в глаз уже не такой радостной Мелене, и гордо удалилась из зала.

Я мягко ответила хозяину, что верховые прогулки на полный желудок – не самая хорошая идея. Думая, однако, о том, как бы не опозориться верхом на лошади.

– Больше, чем уже успела? Это просто невозможно.

Ехидный гад! Я верхом ездить не умею! – внутренне взвыла я. Вот разобьюсь насмерть, что будешь делать?

– Велиору служить пойду. А что? Он мужик видный…

От возмущения я потеряла дар речи. Надо же, пригрела змею на своей груди. Перебежчик паршивый. Ну погоди! Доберусь я до тебя. От возмущения я потеряла дар речи.

– Кстати, молчание – чудесное женское качество. Жаль, редкое.

Ну и кто он после этого?

Мне предъявили верховое животное, на котором предстояло бороздить пески пустыни. Честно говоря, я была неготова к такому зрелищу. Я могла представить себя гарцующей на лошади (желательно смирной и тихоходной как улитка), рассекающей на верблюде, уютно устроившись между двух горбов, но к этому я не была готова.

Это была ящерица. Гигантских размеров, напоминающая тираннозавра, глаза с вертикальными зрачками, болотно-зеленая чешуя, пасть, полная острых как бритва зубов. Элегантное седло с высокой лукой довершало картину. И она была не одна. Во дворе стояло пять таких чудовищ.

– Если вы всерьез думаете, что я полезу на эту страсть, то вы еще более сумасшедший, чем Минерва, – заявила я хозяину.

– Дорогая, поверьте, это совершенно безопасно, – заверил Велиор.

Именно этот момент тварь выбрала, чтобы душераздирающе зевнуть, явив нашему ошеломленному взору розовую пасть с полным набором острых зубов. Челюсти звонко клацнули. Мы с Меленой слаженно плюхнулись на пятую точку, хлопая глазами как куклы.

– Ага, – потрясенно закивала я на манер китайского болванчика. – И питается оно исключительно травой и корнеплодами.

– Как это благородно, – умилился Велиор. – Не стоит волноваться, ящеры выносливые животные, они могут обходиться без воды и еды несколько дней. Впрочем, мы вернемся раньше, чем они успеют проголодаться.

– Рада за них, – с чувством кивнула Мелена, озвучивая мои опасения. – Значит, нас они схарчить не успеют.

– Девушки, вы заблуждаетесь, пустынные ящеры очень ласковые и нежные звери, – терпеливо пояснил Велиор.

– Да? Что-то по ним не заметно, – ехидно фыркнула я. – А пешком никак нельзя? А еще лучше, давайте никуда не поедем и останемся дома, – чайку попьем, телевизор посмотрим.

– А что такое телевизор? – живо заинтересовался демон.

– Это ящик такой, – пояснила Мелена, по широкой дуге огибая переминающихся с ноги на ногу рептилий.

Похоже, перспектива сидеть и непонятно зачем таращиться в ящик Велиора не соблазнила. Жаль. Тащиться неизвестно куда, неизвестно зачем, по тридцатиградусной жаре, верхом на сомнительного вида скакунах вдохновляла меня не больше. Ситуация патовая.

Велиор легко взлетел в седло.

– Ну? – вопросил демон с высоты не менее двух метров. – Вы будете так стоять или все же решитесь сесть в седло?

Я снова посмотрела на животных и окончательно утвердилась в мысли, что падать с такой высоты чистой воды самоубийство.

– Не полезу я на эту страсть, – упрямо повторила я. – Да что я, одичала, что ли?

– Загнибеда, не страмись, не страмись перед державами! Лезь в седло! – Мелена ощутимо ткнула меня в бок.

Я в ответ пнула ее в колено. Мелена охнула, я удовлетворенно кивнула:

– Почему бы тебе самой не последовать собственному совету? Тварюшка просто спит и видит, как ты взлетаешь в седло.

И ласточкой вылетаешь из него… Воображение услужливо нарисовало торчащие из песка ведьмины ноги, и настроение малость улучшилось.

– Нет уж, лезь первой, – отмахнулась Мелена, потирая ушибленное колено. – Если что, я за тебя отомщу.

Перспектива не внушала особого энтузиазма. А не все ли равно мертвому организму, отомстят ли за него сотоварищи или нет?

– Давайте полезайте вместе, – на свою беду, подал голос вор.

– Давай это сделаешь ты, – мрачно предложила я.

– Нет. Мой долг как слуги – подсадить госпожу в седло.

С этими словами он сгреб меня в охапку и забросил на спину удивленно наблюдающего за беспределом ящера. Мне ничего не оставалось как только держаться. Ящерица сочла своим долгом подтолкнуть нерешительную наездницу. Получив весомый тычок под мягкое место, я с тонким визгом скатилась по противоположному боку вниз. Народ ржал как табун жеребцов. Я мрачно потирала ушибленные при падении части тела. Они решили меня убить. Иначе чем объясняется сложная система изощренных пыток? Или я похожа на олимпийскую чемпионку по конному спорту?

Наглая скотина с интересом рассматривала забавную наездницу и, получив от меня тычок по любопытной морде, обиженно фыркнула и сдала назад. Я с трудом поднялась на ноги, в душе костеря смеющийся народ, и сцапала непокорную зверушку за узду.

– Еще раз так сделаешь, в лоб дам, – хмуро пообещала я, тыкая в удивленную морду крепко сжатым кулаком.

Ящерица шумно обнюхала кулак и неожиданно лизнула его раздвоенным языком, вызвав во мне чувство омерзения. Где теперь руки вымыть?

– Смелее, – подначивал демон. – Ты ему понравилась.

– Точно, – скептически кивнула я. – Остается надеяться, что интерес не гастрономический.

– Хочешь, подсажу? – ехидно предложил вор.

– Нет. Я сама, – отрезала я, на всякий случай отодвигаясь от доброхота подальше.

Я зажмурилась и представила, что вместо ящерицы передо мной стоит спортивный «конь», которого предстоит перепрыгнуть. Я сделала глубокий вздох, и… Прыжок удался, даже слишком. Песок встретил радостно, как старого друга. А может, ну ее, прогулку? Полежу, попринимаю солнечные ванны. Народ к обеду вернется. Ящерица пресекла сомнения на корню, просто зацепила зубами за футболку и шмякнула себе на спину, ощутимо приложив о луку седла животом. Я тихо охала и ахала, но тут пришла очередь Мелены показывать мастерство верховой езды. Смеялась долго, до икоты. Тварюшка стоять смирно не желала, она бегала от ведьмы кругами, видимо решив сделать из Мелены марафонца по бразильской системе.

Примерно через полчаса, когда запыхавшейся Мелене удалось-таки с грехом пополам взгромоздиться на строптивое средство передвижения, а я нахохоталась до колик, мы благополучно тронулись в путь. Пески не радовали разнообразием ландшафта. Я покачивалась в такт бегу ящерицы, жалея многострадальную пятую точку. Неутомимые лапки взбивали горячий песок, немилосердно клонило в сон.

– Смотри не упади, – насмешливо сказал ехавший рядом вор.

– Не дождешься, – мрачно фыркнула я. – Кстати, как тебя зовут?

Спохватилась. Странно не знать имени собственного слуги. Впрочем, никто не просил его представить обществу.

– Арнирандайеэль, – торжественно произнес тот, насмешливо кланяясь в седле. – Позвольте ручку для поцелуя.

– Вот еще! – отмахнулась я. – Хочешь, чтобы я упала?

– Ага, – довольно осклабился Арнирандайеэль. – Забавное было бы зрелище.

Лично я ничего забавного в падении с двухметровой высоты не находила. И хотела было обидеться, да только вспомнила давно мучивший меня вопрос:

– Слушай, а чего ты к магу полез? Жить надоело? Или решил развлечься нетрадиционно?

– Хорошо развлечение, – усмехнулся Арни (так я решила сократить непроизносимое имя). – Если бы Дельфициус нас застукал, испепеление на месте – самое гуманное, что нам грозило.

– Так чего лез? Экстремал хренов..

– Амулет у Дельфициуса есть. Редкий очень. Может, единственный в мире.

Я навострила уши. Страсть как люблю таинственные истории о затерянных артефактах, о смельчаках, упорно разыскивающих неведомые сокровища, презирая опасности.

– Ты, конечно, знаешь про Алатырь-камень.

Я неопределенно кивнула. А это что за хрень такая? Вроде бы где-то слышала упоминания о нем. Но где? Видимо, напряженная работа мыслей отразилась на моей растерянной физиономии, потому что Арни вздохнул и принялся пояснять:

– Камень Алатырь часто упоминается в заговорах, легендах и сказках. Легенда гласит, что Алатырь находится на острове Буяне посреди моря-океана. Камень обладает исцеляющей силой, от него растекаются целебные реки.

– Здорово! – радостно сказала я. – Хочешь сказать, Дельфициус нашел мифический камень и прятал его в замке?

А замок благополучно сровняла с землей одна ведьма-неудачница. Ёперный театр!.. Я уничтожила легендарный артефакт! Арни расценил мои округлившиеся от потрясения глаза по-своему:

– Нет. Он не прятал камень целиком. Только кусочек.

Слава богу! Я облегченно выдохнула. Оказывается, я задержала дыхание.

– Но даже крошечный кусочек легендарного камня обладает мощными магическими свойствами.

– Почему же ты его не взял?

– Не нашел. Вернее, не успел найти. Ты так эффектно мне помешала.

– Правильно, вали все на меня. Сам проворонил ценный артефакт, а я виновата, – возмутилась я вопиющей несправедливостью.

– Ладно. У меня будет еще шанс, когда вернемся.

Ага. Только замка больше нет. И тут-то уж точно не обошлось без моего непосредственного участия.

– Скажи, а ты уверен, что камень находился в замке? Может, маг все время таскал его с собой? Как кольцо или цепочку с кулоном.

– Нет. Насколько мне известно, кусок Алатырь-камня обточен в форме пирамиды и похож на янтарь. Он слишком велик для кольца или кулона. Предупреждаю: не смей искать его самостоятельно.

– Да ладно тебе, – отмахнулась я. – На фига мне сдались эти руины?

– Что?! – Вопль эльфа заставил мерно трусящих ящериц высоко подпрыгнуть от неожиданности.

Я неосторожно повторила.

Меня преследовали вдохновенно. Остальные благополучно отстали, не видя причин для спешки. В самом деле, кому охота мчаться по пустыне сломя голову? Песок упорно забивался в рот сквозь плотно сомкнутые губы, казалось, я слопала его не меньше тонны. К счастью, моя ящерица оказалась быстрее. Арни, несмотря на громкие вопли и ругательства, отставал минимум на полкорпуса.

Когда мчишься по пересеченной местности сломя голову, подхлестывая стремительно несущуюся ящерицу собственным хвостом, как-то не обращаешь внимания на такие мелочи, как изменения рельефа. А зря. До меня не сразу дошло, что вон тот симпатичный барханчик на самом деле таковым не является. Неровность поверхности неожиданно моргнула. Душераздирающий зевок обнажил огромные, со сталактиты, клыки и розовую, смердящую серой пасть с раздвоенным языком. Я сделала неудачную попытку затормозить. Поздно. Ящерица проигнорировала панические рывки повода и просто подпрыгнула. Дракон (а это был именно он, правда, молодой еще, не достигший максимального размера) захлопнул пасть и с удивлением обнаружил нас уже в полете. Понятия не имею, о чем в этот момент думал дракон, я же решила, что наверняка доживаю последние мгновения бестолковой и слишком короткой жизни. Попыталась смириться с прискорбным фактом и даже успела прослезиться, себя жалеючи.

Шкура дракона встретила жестко. Верховая животинка безуспешно пыталась зацепиться когтями за бронированную гладкую шкуру огромного ящера. Не повезло. Лапки несчастной все время норовили разъехаться в противоположные стороны и усадить ящерицу на шпагат. Я визжала, отчетливо понимая, что прыгать на такой скорости – чистое безумие и оставаться верхом на ящерице – смертоубийство. В лучшем случае отделаюсь переломами, а о худшем и думать страшно. В конце концов, ящерица не нашла ничего лучшего как плюхнуться на хвост и стремительно съехать вниз, как скатываются малыши с ледяной горки. Ничего так прокатились. Только на самом хвосте дракона немного потрясло. Взбив песок в песчаную метель, мы прокатились еще с десяток метров после того, как дракон уже закончился. Я потрясенно моргала, стараясь сделать одновременно все: ощупать организм на предмет смертельных увечий, вытряхнуть песок из ушей, носа, рта и глаз, когда в нашу дружную чихающую компанию со всего маху врезался Арни с его ящером.

Оскорбленный нашим произволом дракон, оглушительно воя, штопором ввинтился в небо.

– Валим отсюда, – прокашлял эльф. – Сейчас он вернется и изваяет пару скульптур в стекле.

– Почему в стекле? – удивилась я.

– Если он плюнет огнем, мало не покажется. Песок при такой температуре плавится. А то, что в процессе останется от нас, имеет все шансы увековечиться в монолите из стекла.

– Это как мошки в янтаре?

– Точно.

Мне, конечно, не чуждо чувство прекрасного, но увековечиваться столь оригинальным способом я не спешила. Мы дружно пришпорили ящериц. Все-таки жизнь дорога.


предыдущая глава | Здравствуйте, я ваша ведьма! | cледующая глава







Loading...