home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


48

Потянулись томительные минуты ожидания. Только ящер разлегся на спине и счастливо храпел, подрыгивая во сне лапами. Аж завидно. Я предложила сходить на разведку самой.

– Иди, – подозрительно радостно откликнулся Бельвиор, безуспешно пытаясь пригладить стоявшую дыбом шерсть. – Наконец-то избавимся от надоедливой ведьмы.

– Почему это? – возмутилась я подобным произволом.

– Ночь лунная, крадущаяся в разведку ведьма будет видна за версту, – спокойно пояснила Мелена.

Мне стало стыдно. Как это я не додумалась? Ползти надо. Как разведчики в старых фильмах. Я честно попыталась ползти. Но песок – субстанция сыпучая, руки то и дело соскальзывали, ноги буксовали. Словом, сплошное разочарование. И как это разведчики умудрялись ползти за линию фронта под вражеским огнем, продираясь сквозь колючую проволоку, чтобы раздобыть языка? И зачем им понадобился язык? Своего, что ли, не было? Загадка.

– Уже размялась? – приветливо встретила мою уставшую тушку Мелена.

– Тебя пожалела. Вдруг ты темноты боишься, – фыркнула я.

– Да тише вы! – рыкнул в нашу сторону Велиор, мы послушно заткнулись. – Слышите?

Я честно старалась услышать хоть что-нибудь, но тишина была абсолютная. Даже ящер сладко зевнул, причмокнул во сне, перевернулся на живот и перестал храпеть. Мелена тоже непонимающе пожала покатыми плечами. Бельвиор с Арни напряженно слушали окружающий мир. Судя по вытянувшимся физиономиям, услышанное не внушало оптимизма. Я подползла поближе. Может, там слышнее. Ничего. Ткнула локтем Бельвиора, тот взвыл. Рассерженный Велиор зашипел не хуже раскаленной сковороды.

– Так нечестно, – заканючила я, – мы тоже хотим послушать.

От скоропостижного умерщвления меня спасли показавшиеся огни. Мужчины выругались, я вздрогнула, ящер проснулся и сразу оказался на ногах. Вот это реакция! Мне б такую. Огни приближались, приближались и превратились… в светящиеся глаза хищников. От неожиданности я чуть не упала. Мелена взвизгнула, провыла заклинание и… ничего не произошло. Магия мелькнула огненным всполохом по вздыбленной шерсти, и все. Велиор с сыном ударили почти одновременно, эльф свил песчаный смерч. Вихрь лишь слегка замедлил движение стаи, магия демонов пропала впустую. Мужчины слаженно выругались. Я благополучно потеряла всякое соображение и приготовилась встретить свой конец, как истинная ведьма… улепетывая со всех ног. В конце концов, тот, кто выживет, хоронит павших и мстит за товарищей. Будет трудно, но я справлюсь.

Сиплое дыхание собак обжигало спину. Отчетливое сознание, что падение и смерть для меня сейчас синонимы, подстегивало лучше, чем цирковой шамберьер. Ну почему, почему мы не взяли оружие? Меня оторвало от земли и подбросило куда-то в воздух. Я отчаянно заверещала, молотя конечностями в разные стороны, пытаясь хотя бы оцарапать напоследок нападавшую зверюгу и… рухнула на спину галопирующего ящера. Седло встретило многострадальное тело жестко, выбивая остатки дыхания, я была близка к обмороку. Но я осталась жива! Переломы, раны, синяки, шишки, ссадины – залечим позднее. В глубине души я знала, что лучше быть потрепанной, но живой, чем перевариваться в желудках братьев наших меньших.

То обстоятельство, что теперь драпала от опасности не я, дало мне возможность осмотреться. Да-а-а. Улепетывать что есть дух на окончательно спятившем от ужаса ящере, ноги которого теперь больше смахивают на бешено вращающиеся крылья ветряной мельницы, – удовольствие ниже среднего. А зверюги ничего, держатся. Вон как мягко стелются в беге. Одна тварь не выдержала и бросилась на меня. Влажно блеснули клыки в неверном свете луны. Наш с ящером панический визг слился воедино в жуткую смесь звуков, бьющих по ушам. Ящер подпрыгнул, и удар мощной правой лапы встретил клыкастую челюсть противника. Монстр клацнул зубами, взвыл и покатился по песку.

Минус один, подумала я. Но рано радовалась. Тварь отряхнулась и присоединилась к погоне. Живучие, гады.

Как оказалось, мы шустро мчались совсем не туда, куда нужно. В пустыне в кромешной темноте (исключая луну, но она не в счет) ориентиров немного. Песок – он и есть песок. Поэтому внезапно выросшая перед нашим изумленным взором темная громада крепости вызвала у нас с ящером шок. Рептилия предприняла отчаянную попытку затормозить, упираясь двумя ногами, и мы дружно заскользили по песку, как горнолыжник по снежному склону. Не ожидавшие такого финта твари дружно впечатались в ящера, придавая последнему еще большее ускорение. Подъемный мост был опущен. Наше эффектное появление вызвало живейший интерес у находящихся в крепости. Помогать нам никто не собирался, лить раскаленную смолу и стрелять из луков – тоже, и на том спасибо. Я болталась на спине ящера как носки в проруби, стараясь удержаться в седле. Как назло, ноги выскользнули из стремян и обратно попасть не желали. Чешуйки на шкуре ящера плотно прилегали друг к другу, и зацепиться при всем желании было не за что.

Еще один толчок, и я окончательно потеряла точку опоры, руки соскользнули с шеи рептилии. Я полетела в пустоту, отчаянно размахивая конечностями и вопя во все горло, как пожарная сирена. Шлепнулась на что-то мягкое, инстинктивно вцепилась в ковер и замерла, морально готовясь к худшему. Поверхность приземления завибрировала, заскакала и завертелась юлой. Что за ерунда? И даже не видно ничего. А-а-а! Я ослепла!!! Несколько минут я самозабвенно предавалась горю. Как же я теперь? Мне и зрячей не особо везло…

– А ты глаза держать открытыми не пробовала? – поинтересовался вкрадчивый голос.

Я задумалась и попробовала. Люди! Я вижу! Счастье-то какое! Я даже прослезилась.

– Не хочу разочаровывать, но обрати внимание, на ком сидишь.

А-а-а!!! Монстр!

– Не вздумай прыгать, дура!

Мог бы и не говорить. Как ни странно, мне жить тоже хочется. И я крепче вцепилась в жесткую шерсть, рискуя оставить зверя без шкуры. Монстр взвыл и рванул в крепость. Народ впечатлился. Едва ли ведьмы, скачущие на адской смеси волка, собаки и неизвестно кого еще встречались им каждый день. В крепости попытались поднять подъемный мост. Я пришпорила завывающего скакуна и до кучи подхлестнула хвостом, монстр удвоил усилия… и мы благополучно перепрыгнули успевший образоваться зазор между валом крепостного рва и подвесным мостом.

Когти моего необычного скакуна сослужили великолепную службу, вцепившись в край моста не хуже абордажных крючьев. Волк уперся задними ногами, подтянулся, и мы благополучно взгромоздились на мост к вящему удивлению находящихся внутри. А нечего было ворота держать открытыми! Поднимающийся подъемный мост послужил чем-то вроде горки, по которой мы так удобно въехали в крепость. Народ с ужасом разбегался, уступая дорогу. Конечно, кому охота оказаться на пути такой славной парочки? Переедем и не заметим. Когда мы со свистом прокатились по мощенному булыжником двору и наконец-то остановились, бандитские фигуры слаженно ощетинились копьями.

Как вам эта картина? Ну никакого воспитания – тыкать в беззащитную даму острыми палками. Ужас! И чего еще можно ожидать от продукта смешения двух рас – орков с гоблинами. Окружающие меня личности щеголяли длинными носами, темно-зеленым цветом кожи, заостренными волосатыми ушами и маленькими глазками. Ахурамариэль выбрал удачное время для своего эффектного появления. Глаза бандитов полезли на лоб: мои руки окутало желтое пламя, из которого соткался благородный эльфийский клинок. На радостях я взбодрила застоявшегося скакуна хлестким ударом хвоста, тот затанцевал на месте как арабский жеребец. Я обозрела присутствующих и злобно заявила:

– Молитесь, гады, если умеете. Сейчас я вас на куски рубить буду.

После такого заявления стройные ряды копий дрогнули. Не знаю, что именно они подумали, может, решили, что я бешеная и теперь всех принципиально перекусаю, дабы покинуть этот мир большой дружной компанией, но народ сдал назад. Я состроила самое грозное выражение лица и взмахнула мечом.

– Эй, полегче там! – возмутился Ахурамариэль. – Не половик выбиваешь.

– Она нас всех порешит! – испуганно завыли в задних рядах.

– Почему всех? Некоторых просто покалечу, – успокоила я собравшихся.

Да. Страшна я в гневе.

– Что здесь происходит? – раздался громкий мужской голос. На балконе появился высокий худосочный мужчина в длинной черной мантии, смахивающей на рясу священника.

От него за версту несло магией с примесью чего-то гнилостного, словно благоухал залежавшийся на солнцепеке труп не первой свежести. Я невольно поморщилась, но деваться все равно некуда. Мост поднят, ворота закрыты. Вот невезуха.

– Она нас убивать собралась, – испуганно проблеяли с задних рядов.

Так и вертелось на языке «ябеда-корябеда».

– Не можете справиться с одной демоницей?! – Вопль мага пронесся ощутимой волной.

Уши заложило здорово. И чего так орать? Тут и так акустика хорошая.

– У нее меч, – заметил кто-то из особо наблюдательных.

– Идиоты! Меня окружают одни идиоты! – бесновался тот, на балконе, хватаясь за голову. – У вас тоже есть мечи!

Народ провел визуальную инвентаризацию вооружения и обнаружил в наличии мечи в количестве одной штуки, метательные ножи в количестве двух штук, а также вышеупомянутые копья и щиты. Ахурамариэль вздохнул:

– Не волнуйся. Будет трудно, но справимся.

Мне бы его оптимизм.

Бандиты преисполнились отваги; просто поразительно, как обладание огромной, сомнительного вида железякой придает некоторым особям веру в собственную неуязвимость и крутость. Я обреченно вздохнула и приготовилась к бою: постаралась успокоить нервную дрожь в руках, приказала себе не зажмуриваться от страха и крепче сжала ногами бока окончательно смирившегося с ролью верхового животного монстра. Народ мрачно сдвинул брови и, завывая как стая мартовских котов, медленно направился ко мне, угрожая рекордным для меня количеством железяк. Монстр освидетельствовал надвигающуюся угрозу, оскалил зубы, ощетинился и издал низкий горловой рык. Аж мурашки побежали по всему телу. О как завернул!

– Скажи что-нибудь, – предложил Ахурамариэль.

– Нам трындец, – послушно заметила я.

– Заклинание сказки, дура!

Сам дурак. Какое заклинание?

– С кем приходится работать! – возопил Ахурамариэль.

Глас вопиющего в пустыне я проигнорировала. И без занудства клинка дела складывались не лучшим образом.

Бандиты напали всем скопом, по принципу «главное завалить, а там затопчем». Я не успела ничего сделать, как мой «скакун» тяпнул одного из нападавших, оцарапал внушительными когтями другого, увернулся от чьего-то меча и взвился в воздух. Такой прыти от волка не ожидал никто. Воинственно настроенные защитники крепости не подготовили запасного варианта торможения, дружно стукнулись лбами и попадали на землю, как костяшки домино. Монстр шустро пробежал по спинам, не реагируя на вопли, и метнулся в сторону ближайшей башни. Мамочки! Прыгнуть на такой скорости – самоубийство чистой воды, так что в замок я влетела верхом на волке, беспорядочно размахивая мечом, ругаясь и обещая всех порешить, как только эта жуткая скотина соизволит остановиться.

В замке тоже находились воины, обряженные в нечто похожее на кастрюли-пароварки. Так, во всяком случае, выглядели их кирасы. Они тут же ощетинились в нашу сторону колющим оружием разных размеров. Интересно, на какой свалке их экипировали? В ответ я издала боевой клич, многократно отраженный от толстых стен, который поразил не только противника, но и меня самое. Взмахнув мечом, я отважно ринулась в бой. Народ дружно взмахнул своими железяками и сплоченно ринулся навстречу.

Но как оказалось, сшибка с превосходящим в численности противником испугала моего «скакуна». Что пол, что потолок для его когтей были едины, поэтому дальше мы улепетывали по потолку. Народ разочарованно взвыл, но затормозить не сумел и дружно вывалился во двор. Все это я узнала только по звукам. Приходилось прилагать массу усилий, дабы не шмякнуться с ловко драпающего волка. Я судорожно пыталась уцепиться хоть за что-нибудь. Тут кстати подвернулась шерсть бедного животного (или нежити?), только шерсть у него какая-то непрочная оказалась, просто клоками выдирается, и все. Ощипываемый тонко и жалостливо подвывал от ужаса и при выдирании особо больших клоков прибавлял ходу.

Именно в этот момент из-за угла появился привлеченный шумом маг.

– Это еще…

Остальное договорить он не успел, его нагло сшибла рухнувшая с полностью лысого волка ведьма. В ответ на мое приземление маг выдал такую виртуозную ругательную речь, что я невольно заслушалась. Во загнул!

– Слезь с меня, корова! – бесцеремонно пихнул в бок мужчина.

Корова? Ну все. Я обиделась. Первое попавшееся заклинание шарахнуло вниз и, срикошетив, пронеслось по коридору, преображая окружающий мир, прожигая в стенах дыры, превращая столы в тараканов, стулья в мышей… Мыши! Мой визг плавно перешел в ультразвук, тело чудесным образом зависло, обняв факел, к счастью не горевший. Иначе моя тушка оказалась бы в меру поджаренной и готовой к употреблению голодными собаками. Одна из них, облысевшая моими стараниями, точно обрадовалась бы такому исходу.

Маг, ругаясь себе под нос, поднялся на ноги, отряхнул пыльную сутану, от чего закашлялся и расчихался. Созданные мною мыши полноводной рекой обтекали ноги чародея, не причиняя последнему каких-либо видимых неудобств. Как он может так спокойно стоять среди шустрых лапок и омерзительно голых хвостов? Я поражаюсь! Один вид мышиного семейства внушал моей дамской сущности беспричинный ужас.

– Слезай, ненормальная! – поманил пальцем мужчина.

Глаза его блеснули недобрым блеском.

– Нет! – замотала я головой.

Ни за какие коврижки. Там мышки!

– Поглядите на нее: наколдовала, а теперь боится! – всплеснул руками маг.

Тонкие губы под хищным носом с горбинкой сложились в усмешку. Заклинание полетело в меня совершенно неожиданно. Я взвизгнула, сжалась в комочек и ответила первым попавшимся, что пришло в голову. Ну да, осыпала мужика розами, с кем не бывает… Я оседлая ведьма, а не искательница нежити по трактам. Правда, и оседлая из меня, мягко говоря, никакая, но это частности, которые к делу не имеют никакого отношения. Розы с мягким шорохом опустились на пол и… превратились в вонючую слизь. Ощущение такое, словно в подвале разом испортились все продукты и сдохла сотня крыс. Я, сидя практически под потолком, чуть не задохлась, а у колдуна был вид как у только что восставшего покойника. А ничего. Ему даже идет бледно-зеленый колер лица и слезящиеся глазки.

А этот неблагодарный совершенно не оценил моей нежной заботы о его внешнем виде.

Взмах руки – и следующее заклинание отправилось в полет и попало в факел. Не попал! Не попал, наивно ликовала я, когда древко предательски треснуло, и я полетела вниз, ругаясь, как пьяный матрос, и вперемешку с руганью пуская в злодея заклятиями. Поток магии, сыплющийся в произвольном порядке и неожиданный даже для меня самой, заставил колдуна запрыгать по полу и, высоко поддернув рясу, лавировать от моей самодеятельности. Молодец я! Оказывается, маги могут неплохо отплясывать гопака.

Все было хорошо, пока этот неблагодарный не запустил в меня чем-то огненным. Я увернулась (кому охота быть испепеленной на месте?), следующее заклятие поймало меня в движении. И я уже соскальзывала во тьму, когда запоздалая мысль мелькнула в затухающем сознании: как в такой ситуации сохранить свою девичью честь?


предыдущая глава | Здравствуйте, я ваша ведьма! | cледующая глава







Loading...