home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


51

Солнце садилось за горизонт. Мир пустыни расцветился багровыми красками. Красотища!.. Напрягало одно обстоятельство: что я буду делать одна в пустыне ночью? И днем-то дороги не найдешь. С другой стороны, проводить еще одну ночь в крепости не хотелось. Была не была! Как там у классика? В пустыне жаркой и сухой усталый путник, я влачился… Во дворе никого не было. То ли маг был так уверен в себе и не выставил охрану, то ли его приказы игнорировались – неизвестно. Некоторые книги в запретной библиотеке поведали, что иногда ритуалы с привлечением черной магии требуют особого уединения, иначе последствия могут быть непредсказуемы. Обычно на все время проведения подобного рода магических манипуляций округа обезлюдивает и обеззверивает. Звери убираются сами, чувствуя приближение опасности, некоторые люди тоже – правда, далеко не всегда, – прислушиваются к внутреннему голосу.

Я еще раз осмотрела крепостной двор. Быстро надвигающаяся темнота укрывала предметы своим темным покрывалом. Из груди вырвался обреченный вздох. Где же ты, мой ящер? Вдвоем брести по бескрайней пустыне было бы не так одиноко. Да и животные чувствуют направление лучше, чем люди. Конечно, бывают и исключения.

Мой взгляд остановился на странной телеге. Обычная конструкция, состоявшая из деревянной платформы с высокими бортами, с которых живописно свешивалось то ли сено, то ли солома, и деревянных колес. Лошади поблизости не наблюдалось. Словом, телега как телега. Если бы не одно обстоятельство – она тряслась. Мелкая дрожь сотрясала транспортное средство, деревянные детали жалобно поскрипывали на стыках и, по-моему, даже жалобно поскуливали. Ну и дела…

Я подобралась к странной телеге поближе. Интересно же посмотреть на феномен вблизи. При моем приближении телега завыла еще более жалостливо и затряслась сильнее. Она боится меня? Вот это новость. Чем я могла не угодить телеге? Я же ее впервые вижу.

Под телегой ярко сверкнули в свете полной луны чьи-то огромные, полные ужаса глаза. Я наклонилась, чтобы рассмотреть поближе обладателя испуганного взгляда. Глаза увеличились в размерах чуть ли не вдвое, из-под телеги донесся угрожающий рык и влажно блеснули в оскале клыки.

– Ах вот ты как! – огорчилась таким поворотом событий я и двинула по клыкам книгой.

Нет, что ни говори, а тяжелое коллекционное издание имеет-таки вполне практическое применение в повседневной жизни. От бандитов отбиться, от монстров тоже неплохо помогает. Незаменимая вещь для уважающей себя девушки.

Под телегой горестно взвыли и обреченно закрыли глаза лапами. Видимо, спрятавшееся там существо решило больше не бороться за бренное существование. Вот и правильно, вот и молодец. Со мной связываться – себе дороже выйдет. Я выволокла создание на свет божий и обрадовалась. Им оказался ощипанный мною монстр. Ну до чего же везучий волк попался – умилилась я. Как он вовремя под телегу залез! Транспорт подан. Желающие выбраться из крепости, занимайте места согласно купленным билетам и пристегните ремни безопасности. Монстр-экспресс до дворца Велиора отправляется со второй платформы.

На всякий случай я еще раз замахнулась на присмиревшего волка. Но он выглядел так жалко, что врезать ему рука не поднималась. Я просто уселась ему на спину и пришпорила. Лысый «скакун» сразу просек свою задачу и резво взял с места в карьер. Вот и умничка, вот и молодец. Монстр развил просто феноменальную скорость. Мне не часто приходилось кататься на лошадях, обычно процесс не приносил удовольствия ни мне, ни лошади, но могу смело утверждать, что монстр передвигался куда быстрее и плавнее всех видов верховых животных, на которых мне только доводилось ездить.

Слишком поздно до меня дошло, что подвесной мост никто не опускал, ворота не открывал, а я о таких мелочах как-то не задумывалась. Тормозить? Но как? Ни узды, ни поводьев, только горячее тело монстра перекатывает подо мной мышцы в легком скоке. Ветер понес мой вопль по крепости. Многократно отраженный от высоких стен с бойницами звук свободно гулял по пространству, наводя ужас на меня самое. Когда темные ворота оказались в нескольких метрах от нас, я малодушно зажмурилась.

Пошли мучительные секунды, превратившиеся в мучительные часы ожидания болезненной смерти. Стук сердца в ушах просто невыносим, в горле пересохло. Ну вот и все. Жизнь пронеслась перед глазами. Выяснилось, что, в сущности, ничего не успела, не сделала, не совершила. Глупо.

Я ждала. Смерть запаздывала. Вместо нашего дружного шлепка о каменную кладку раздался противный скрежет, бег сменился сильными рывками. Я осторожно разлепила веки и с удивлением обнаружила, что коллективное смертоубийство отменяется: монстр не делал особых различий между песчаной поверхностью и каменной кладкой и шустро лез вверх, глубоко засаживая когти в крепостную стену. Обалдеть. А зверушка-то очень даже полезная. Только все равно я покрепче обняла волчью шею и вцепилась ногами в бока. Вниз спускались аналогичным образом. Причем мне стоило грандиозных усилий, чтобы не заверещать от страха. Перспектива свободного падения с такой высоты не внушала оптимизма. Относительно расслабиться удалось только тогда, когда шустрые лапы «скакуна» коснулись наконец горизонтальной поверхности песка и затрусили в сторону потемневшего, усыпанного звездами горизонта. Фу-у! Я вытерла внезапно вспотевший лоб. Все-таки здорово быть живой…

Песок с тихим шорохом стелился под когтистые лапы волка. Ехать верхом на совершенно лысом животном или нежити (вероятнее всего второе) скользко, но можно. Пешком тащиться куда хуже. Вскоре смрад, исходящий от чего-то пока еще невидимого впереди, заставил поморщиться. Горький опыт подсказывал – жди сюрпризов, наверняка неприятных. Селяви, как говорят наши друзья французы.

Жуть, которую я увидела, заставила желудок сжаться болезненным спазмом. Хорошо хоть не ужинала, иначе еда уже рассталась бы с многострадальным органом пищеварения гораздо быстрее, чем туда попала. Побоище – слабое слово для представшей моим глазам картины. Сумрак милосердно укрыл от моих глаз большую часть смердевших разложением трупов. Жара не способствовала сохранности тел погибших волков, то, что от них осталось, воняло немилосердно. Даже сонные грифы, сидевшие неподалеку, не проявляли к падали никакого интереса.

Зажав нос задранной вверх футболкой, я постаралась не дышать. Получалось плохо. Превозмогая тошноту, я осадила скалящего клыки волка, чтобы постараться рассмотреть место битвы. В неверном свете луны влажно белели кости и челюсти. Вот чьи-то зубы стиснули клочок одежды, да так и замерли навеки, не выпуская добычи. Я пересекла гиблое место один раз, затем второй… Хвала богам нашего мира и этого, здесь нашли последний приют только мутанты. Я облегченно пришпорила волка, тот тоже не горел желанием оставаться дальше в гиблом месте и рванул, не жалея лап.

Примерно через полчаса волк сбавил скорость и мерно затрусил в сторону горизонта. Я не особо возражала против произвола верхового животного. Помнится, где-то читала, что волки неспешной трусцой могут бежать несколько суток напролет, а эта зверюга тем паче. Здорово. Пусть весь мир – большая пустыня, но население все же имеется, значит, рано или поздно кого-нибудь встретим.

– Первая здравая мысль за все время нашего знакомства, – хмыкнул внутренний голос.

Ой! Кто там у нас проснулся!

– Проснулся не проснулся, а тебе самой вздремнуть не мешало бы. Я посторожу.

Посторожит он, как же… Я вздохнула, погружаясь в уютный сон.

Рычание. Я вздрогнула и чуть не навернулась с движущейся поверхности. Где это я? Рычание повторилось. Я инстинктивно ударила зажатой в руке книгой. Кстати, откуда она у меня? В ответ горько завыли, хныча, как бездомный, потерявшийся щенок. Мне даже стало жаль горюющее существо. Может, я погорячилась?

– Фу ты ну ты, елки гнуты, – ехидно зафыркал Ахурамариэль. – Дожили. Ведьма жалеет нежить.

Вредное замечание меча подхлестнуло задремавшую было память, и мне стало стыдно. Несчастное животное тащило меня на себе, а я вместо благодарности спросонок луплю его книгой. Я неловко потрепала все еще хнычущее создание по горячей лысой шее. Волк замер на мгновение, видимо не веря в бескорыстность проявленных чувств, затем в руку неожиданно ткнулся мокрый нос и теплый язык нежно лизнул ладонь. Обалдеть! От неожиданности я съехала со зверя на песок и только тут обнаружила, что впереди в ночи маячит огонь костра. Вот что заставило волка рычать! Угрызения совести проснулись с новой силой. Зверь пытался предупредить непутевую всадницу о возможной опасности, а я его книгой.

– С чего ты взяла, что костер – это опасность.

Да с того! Нормальные люди по пустыням ночью не шляются. Они дома сидят, чай пьют и телевизор смотрят.

– Между прочим, ты тоже не дома находишься.

А кто сказал, что я нормальная?

Меч заткнулся. Что, съел?

Однако молчание пошло только на пользу. Я осторожно сотворила заклинание чуткого уха. Надо же как-то узнать, враги там собрались побеседовать у ночного огонька или друзья.

– Ну и какой у нас план? – прозвучал подозрительно знакомый голос.

Где я его слышала?

– Бельвиор вернется домой и приведет ящеров.

Бельвиор? Или у них тут тьма-тьмущая Бельвиоров?

– Почему я?! – возмутился демон.

– А кто? – вступила в спор Мелена. – Меня эта скотина и близко не подпускает.

– Думаете, меня подпустит?

– Тебя просто не жалко, – насмешливо откликнулся эльф.

Наши. Точно наши! Вот это везуха! Нет, правда, какие шансы найти своих посреди пустыни? Ноль целых и одна миллионная. Я скользнула на спину мутанту. Удивительное дело, но тот безропотно ждал рядом и послушно принял на спину седока. Мерная трусца возобновилась. Видимо, зверюга ограничилась предупреждением, в полной уверенности, что я сама в состоянии о себе позаботиться. Завидный оптимизм.

– А вот и я! – радостно ошарашила я народ своим появлением. – Не ждали? И наверняка пожрать ничего не оставили!

Челюсти спутников мягко упали на песок. Радостный визг ящера огласил пустыню. Это был мой ящер. Тот самый, с которого я удачно шлепнулась на спину нынешнего верхового животного. Рептилия весело скакала вокруг, игнорируя недовольное ворчание волка, его внушительный оскал и окружающих демонов, эльфа и ведьму, которые шустро подобрали челюсти и только и делали, что старались избежать внушительных когтистых лап радостного животного.

– Да успокой ты его! – орал народ.

Нет, мне положительно тут не рады. Вот и возвращайся к ним после этого. Я обиделась. Но ящера все равно погладила, рассказывая единственному существу, которому я не безразлична, какой он милый и хороший. Ящер тихо млел, восторженно закатывая желтые глаза и ревниво шипя в сторону волка. Мутант не оставался в долгу, стараясь исподтишка цапнуть рептилию за любую часть тела. Вот она, идиллия.

Я наотрез отказалась рассказывать о своих приключениях, если меня не накормят. Мотивировала свою позицию тем, что на голодный желудок голова отказывается соображать.

– Как будто она у тебя на сытый соображала, – проворчала Мелена. Глаза ведьмы горели любопытством.

Интересно, какое чувство перевесит? Голод духовный или физический? Я обиженно засопела, дивясь вопиющей несправедливости окружающих. Это ж надо! Меня почти принесли в жертву, мне удалось укротить дикого монстра, а эти изверги отказываются кормить меня ужином. Выручил Арни. Он спокойно извлек из сумки кусок вяленого мяса и выдал голодающей. Вопль и отчаянный прыжок Бельвиора несколько запоздали, моя рука крепко сжала и без того небольшой кусок и ловко спрятала за спину. Демон упал носом в песок и долго мрачно отплевывался.

– Так нечестно! – вопил он, сплевывая. – Почему ей досталась именно моя порция?!

– Просто мы свои уже съели, – резонно заметила Мелена, довольно улыбаясь, как сытая кошка.

Несмотря на острое чувство голода, я разделила ужин на три равные порции. Получилось ровно на один зубок мне, ящеру и волку. Бельвиор тоскливо проводил еду взглядом и отвернулся, выражая протест против жестокого обращения с демонами. То бишь с ним.

– Кстати, Велиор, а как зовут ящера? – поинтересовалась я, жалея, что ужин кончился быстрее, чем начался.

– Ящер.

– И все?

– Угу.

– Нехорошо как-то, – вздохнула я. – Живое существо, а имени нет.

– Думаю, ему это неважно, – встряла Мелена.

– Неужели? Тебе бы понравилось, если бы тебя звали просто ведьма?

– К твоему сведению, «ведьма» – это профессия, – уточнила эта ехидна.

– Девочки, девочки, только не надо ссориться! – подал голос Велиор.

– Еще чего! – в один голос откликнулись мы, проявив редкое для нас единодушие.

– Слушай, а там, где ты была, Аватара случайно не было? – ловко перевел разговор в другое русло эльф. Дипломатичный наш.

– Разве он не вернулся? – удивилась я.

– А ты видишь его среди нас? – ехидно ввернула Мелена.

– Ну-у… – неуверенно протянула я. – Может, отошел человек. В пустыне примерно одна верблюжья колючка на десять гектаров песка. Процесс похода в кустики мог и затянуться.

– Он не возвращался.

Народ выжидательно уставился на меня. Я облизнула пальцы (плевать, что негигиенично) и описала все происшедшее в красках. Приукрасив немного, не без этого. Зато так гораздо увлекательнее получилось.

– Ясно, – кивнул Велиор, дослушав повествование до конца. – Аватара надо спасать.

– Это еще почему? – искренне удивилась я. По моему скромному мнению, демон ночи хоть и отличался невезучестью, но имел куда больше шансов выпутаться из передряги живым и невредимым. Почему? У него есть крылья – раз. То есть, рассуждая логически, средство передвижения свое и всегда в свободном доступе, что немаловажно при спешном уходе по-английски. Он находится в своем мире – два. И он владеет магией соблазнения (по крайней мере, теоретически) – три.

– Элементарно. Тебя собирались принести в жертву, а ты покинула крепость, смешав магу и вампиру все карты. Аватара с нами нет, значит, скорее всего, он остался в крепости, где позарез необходима новая жертва для заклания. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, кого они выберут.

У меня отвисла челюсть. Это сколько же надо иметь мозгов, чтобы такие заковыристые умозаключения выдавать? И ему ум на черепную коробку не давит?

– У вас есть план? – мило поинтересовалась я.

Ящер опустился, поджав под себя ноги, и ласково потерся о мою руку. Я машинально почесала ластящуюся рептилию. Вторую руку тут же оккупировал обнаглевший монстр. Ладно. Поглажу и его. Жалко, что ли? После моих слов народ почему-то выжидательно уставился на меня. Не понял. А я-то тут при чем? Прогулка до крепости была целиком идеей Велиора. Так мы и играли в гляделки, как группа детишек ясельного возраста. А мне-то что? Вздремнуть, что ли?

– Пора, – вздохнул Велиор, так и не дождавшись от меня ничего умного.

Впрочем, глупого тоже. А это радует.

– Куда? – на всякий случай уточнила я, с успехом имитируя приступ тупоумия.

– Аватара спасать. Замочат ведь.

Я с надеждой уставилась на окружающих. Но, к моему немалому удивлению, народ с готовностью поднялся с мест. Собрались буквально за несколько секунд. Благо собирать особо было нечего. Ни вещей, ни оружия – словом, ничего толком. Команда гладиаторов готова выйти на арену для боя со зверьем с голыми руками. Остро ощущалась нехватка трибун Колизея и транспаранта «Идущие на смерть приветствуют тебя!». Далее счастливый рев трибун, предвкушающих кровавое зрелище.

– Народ, а может, того… До утра подождем? – робко предложила я.

Ну почему дельных предложений никто не слушает, а на всякий бред ведутся, как стая кошек на валерьянку?

Монстр встряхнулся, прямо как обычный дворовый пес, со смаком потянулся, разминая затекшие члены до хруста в суставах и замер в ожидании седока. Пожалуй, назову его Волчком. Хорошее имя для монстра будет. Я нежно потрепала холку зверя. Тот благодарно замер, подталкивая руку к более активным действиям. Надо же. Вроде бы нежить, монстр, а ласку уважает. Видно, правду говорят – ласковое слово и кошке приятно. Ящер тоже вскочил с места, но от резкого движения судорожно дернулся и издал жалобный звук, нечто среднее между плачем, воем и ревом.

– Что с тобой? – Я бросилась к рептилии.

– Разве не видно? Он ранен, – прокомментировал это событие эльф.

– А почему вы ему не помогли? Я слышала, эльфы сильны в целительстве.

Арни устало вздохнул:

– Я израсходовал почти весь магический резерв. Впрочем, как и все остальные.

Я окинула удивленным взглядом окружающих и только теперь заметила, как устала наша маленькая разношерстная команда. Столкновение с монстрами оставило свой отпечаток на коже в виде царапин, ссадин и синяков. Более крупные раны, вероятно, были залечены. Но для такого сложного и быстрого исцеления необходимо много магической энергии. На восстановление истощенного резерва может уйти несколько суток. Темные тени под глазами собравшихся указывали на общую физическую усталость. Тащиться в таком состоянии прямиком в лапы магу – чистейшей воды самоубийство. И мы собираемся его совершить. Здорово.

– Может, все-таки подождем до утра? – еще раз предложила я.

Побьют. Ей-богу, побьют!.. Лица команды вытянулись.

– А тебя никто силком не тащит, – презрительно сплюнул Бельвиор.

– А ящер? – совсем растерялась я. – Бедняга не в состоянии идти.

– Бросим его здесь. Позже вернемся.

Ага. Если живы будем. А если нет? У бедняги не будет шансов. Я заглянула в янтарные глаза с вертикальными щелями зрачков, полные такой боли, что в сердце невыносимо защемило, а на глаза навернулись непрошеные слезы. Нет. Не могу я его бросить. Хоть убейте, не могу.

– Вряд ли он переживет эту ночь. – Арни коснулся моей руки, но я раздраженно скинула ее. – Слюна монстров ядовита. Ему становится хуже.

Я упрямо тряхнула головой:

– Вы идите. Я вас догоню. А может, стоит наведаться в крепость днем? Там ведь не только монстры, но и драконы.

– Нет, утром будет поздно. Сегодня полнолуние, и жертву, скорее всего, принесут именно ночью. А драконам все равно – ночь или день на дворе. У них прекрасное зрение.

Что правда, то правда. Ходили легенды о том, что некоторые особо хитроумные герои проникали в пещеры огнедышащих рептилий именно тогда, когда хозяина не было дома. Они вовсе не горели желанием испытать на себе крепость драконьих когтей (к слову, когти у ящеров огромные, как ятаганы, и столь же острые), можно ведь пораниться ненароком. Сокровища же – дело другое. Всем известно, что у драконов золота навалом. Вот рыцари и крали втихую мешок-другой, справедливо рассудив, что им благородный металл пригодится больше, нежели ящеру. Только драконы обычно придерживались другого мнения на этот счет, к тому же были очень скаредны и точно знали, сколько безделушек скопили за годы своего существования. Понятно, что похитителя ждал безрадостный конец. Разгневанный вероломством рыцаря, дракон преследовал последнего неделями, не прерываясь на еду и сон, и настигал вне зависимости от дальности расстояния. Немного оплавленные сокровища возвращались к своему обладателю, а доспехи украшали музеи для назидания грядущим поколениям. Несмотря на наглядность пособий, дураки всегда находились.

Команда цепочкой покинула привал. Я ощущала себя одновременно трусливым предателем и невинной девой, провожающей героев на бой. Впрочем, махать вслед белоснежным платочком не стала из-за отсутствия такового. Ограничилась скромным пожеланием удачи, которое не удостоили ответом. Ну и пусть.


предыдущая глава | Здравствуйте, я ваша ведьма! | cледующая глава







Loading...