на главную | войти | регистрация | DMCA | контакты | справка |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


моя полка | жанры | рекомендуем | рейтинг книг | рейтинг авторов | впечатления | новое | форум | сборники | читалки | авторам | добавить
фантастика
космическая фантастика
фантастика ужасы
фэнтези
проза
  военная
  детская
  русская
детектив
  боевик
  детский
  иронический
  исторический
  политический
вестерн
приключения (исторический)
приключения (детская лит.)
детские рассказы
женские романы
религия
античная литература
Научная и не худ. литература
биография
бизнес
домашние животные
животные
искусство
история
компьютерная литература
лингвистика
математика
религия
сад-огород
спорт
техника
публицистика
философия
химия
close

реклама - advertisement



ОБОСНОВАНИЕ ДИСКРИМИНАЦИИ С ИДЕОЛОГИЧЕСКОЙ ПОЗИЦИИ И ЕЕ ПРАКТИЧЕСКОЕ ПРИМЕНЕНИЕ

ПАРАЛЛЕЛЬНО С РАЗВЕРНУВШИМСЯ в 1988 году в Грузии национально-освободительным движением началась новая дискриминационная политика против азербайджанцев, которая на сей раз реализовывалась в более открытой и уродливой форме. Массовая депортация азербайджанцев из Армении и нарастающий этнический конфликт в Нагорном Карабахе, перешедший в плоскость открытых военных действий, не могли не беспокоить азербайджанцев, живущих в Грузии, что создавало выгодные условия для реализации коварных планов радикальной части грузинского общества. Организации «Святой Илья Чавчавадзе», «Шота Руставели» и общество «Мераб Костава» первыми открыто выступили с инициативой изгнания азербайджанцев, объявленных «пришлыми», «гостями». Однако процессом руководил официальный Тифлис. По молчаливому согласию тогдашнего первого секретаря ЦК КП Грузии Г. Патиашвили неформалы сносили дома азербайджанцев, как якобы незаконно построенные. За незнание грузинского языка их в массовом порядке освобождали от работы, в Борчалы переселяли из Сванетии пострадавших от снежных обвалов сванов, для них выкупали на средства из специально созданных фондов дома и строили новые поселки вблизи густонаселенных азербайджанских населенных пунктов. Позже те же переселенные сваны, привычные к жизни в горах, превратились в настоящие катализаторы в создании криминогенной ситуации в регионе и вытеснении азербайджанцев, стали постоянным источником угроз для местного населения. Без сомнения, официальный Тифлис был подстрекателем, настройщиком антиазербайджанских настроений среди сванов. Многие даже пришли к заключению, что снежные обвалы в Сванетии создавались искусственно, и переселение сванов в густонаселенное Борчалы – это продуманная политика, которая преследует цель притеснения азербайджанцев.

Грузинское правительство, вместе с увеличением числа грузинского населения за счет беженцев в регионе, вскоре приступило к реализации и других мероприятий: были установлены некоторые ограничения при паспортной регистрации азербайджанского населения районов Гардабани, Марнеули, Болниси и Дманиси, создавались препоны в получении прописки по месту жительства для возвратившихся в родные края молодых людей, завершивших службу в армии или окончивших обучение в других республиках.

Переселенные в регион сваны при непосредственной помощи и поддержке правоохранительных органов создавали провокации и часто нарушали спокойствие и стабильность. Новосозданные организации призывали грузин принимать активное участие в процессе изгнания негрузин из страны, межэтнические отношения приобретали все более невыносимый характер. Вина за скапливаемые годами социальные проблемы в Грузии приписывалась другим нациям и народам. З. Гамсахурдиа открыто говорил об этом в своем интервью газете «Советская Россия»: «Предательское правительство и продажные активисты продали страну, народ, продали грузинские земли по кускам непосредственно негрузинскому населению. Негрузинское население растет катастрофическими темпами. Наш народ в ближайшее время может остаться в меньшинстве на своей же земле. Мы не можем допустить, чтобы население других республик обосновалось здесь. Люди прибывают со всех республик и пускают корни в Грузии, осваивают земли, строят дома. Понимаете, это грозит нам смертью» (6). Этот чисто шовинистический подход к естественному национальному росту, демографическому процессу был обоснованием дискриминационной политики с идеологической точки зрения. Примеров уродливого проявления шовинизма в периодике достаточно. В конце 80-х годов Лашой Надареишвили, занимавшим ответственный пост в комсомольской организации Грузии и признававшимся талантливым поэтом, в одном из интервью было сказано: «В стране Советов каждой нации, каждому региону присущи свои собственные проблемы, в том числе и Грузии. Я знаю, что Грузия – родина грузин, потом – родина всех наций, живущих в Грузии. Многие из живущих здесь народов, в том числе азербайджанцы, веками жили здесь, трудились на этой земле, пожинали плоды. Но как у монеты есть обратная сторона, так и у этого вопроса есть вторая сторона: демография, вопрос роста. Как мы знаем, прирост грузинского населения очень мал, а расселенных на этой земле некоторых народов – очень высок. Мы хотим, чтобы в большинстве был представлен грузинский народ, потому что на земле нет другой Грузии» (7).

Новые грузинские политики стремились добиться создания искусственного этнодемографического баланса в пользу грузин по численным показателям, достигнуть механического большинства. Якобы причина отставания грузин в демографическом развитии от других этносов в негрузинах, живущих в Грузии. Взгляды грузинской интеллигенции, политиков на демографическую проблему были явно далеки от гуманистических принципов, чужды правам человека, противоречивы местным и международным законам. Для исправления демографической ситуации подходящим средством считалась политика «этнической чистки». То есть нарушай права других для достижения цели. Другого названия этому нет.

Начиная с 1989 года З. Гамсахурдиа, ничем не гнушаясь, призывал грузин изгонять из страны негрузинское население. Его выступление на митинге в Кахетии (село Ахалсопели Кварельского района) означало сжигание всех мостов: «Кахетия была с демографической точки зрения всегда мононациональным регионом, здесь грузины всегда были представлены в большинстве. Сейчас нам создали проблемы. Как спасти Кахетию? Теперь поднялись татары (грузины и сейчас называют азербайджанцев татарами. – Х. И.). Хотят стать равными нам в Кахетии. Там – с одной стороны легцы (лезгины. – Х. И.), с другой стороны армяне и еще осетины. Они не сегодня-завтра поглотят Кахетию. Эти проклятые герои-коммунисты продали святую землю иноземцам. Сейчас интернационалисты говорят нам, что мы должны обеспечить всем – и легцам, и татарам, и армянам – возможность участвовать на выборах. А грузинский народ не желает этого. Слышите? Партия, называемая Национальные демократы, во главе с Чантурией, говорит татарам: оставайтесь, не уходите. Хотят, чтобы негрузин здесь прибавилось, а потом с легкостью расправились с нами. В результате этого они уже остановились. Из Грузии не уходят ни татары, ни легцы. Сила на нашей стороне, грузинский народ с нами, мы можем справиться со всеми изменниками, все должны дать нужный отпор. Мы будем изгонять из Грузии всех заклятых врагов – угнездившихся здесь негрузин» (8).

Для нормализации обстановки руководство республиканской коммунистической партии и правительство не предприняли никаких мер. Доставленные в регион внутренние войска и работники милиции вместо восстановления спокойствия создавали условия для притеснения азербайджанского населения. В ряде газет и журналов, издаваемых в республике (например, «Литературули Сакартвело», «Соплис сховреба», «Коммунист», «Ахалгазрда коммунисти», «Молодежь Грузии», «Социалистури Рустави» и др.), а также по радио и телевидению проводилась широкомасштабная антиазербайджанская кампания, от «гостей» требовали поскорее покинуть Грузию. Проводимая пропагандистская кампания создавала чувство недоверия и ненависти в отношении негрузинского населения, в том числе и азербайджанцев. В действительности, лица, занимающие высокие посты, шли на поводу шовинистических, националистических кругов, своими антигуманистическими, противозаконными решениями и приказами усиливали репрессивные меры, направленные против азербайджанцев.

Грузинский народ, особенно молодежь, направлялись на осуществление этой политики целенаправленно проводимой пропагандистской кампанией. Уже в столице республики Грузии городе Тифлисе, как и в других городах и районах, возникло движение под лозунгом «Грузия для грузин!». По существу, такого рода шовинистические по духу акции, противоречащие идеям суверенитета Грузии, создавали основание для возникновения серьезных проблем у самого грузинского народа. Борьба за свободу и суверенитет Грузии изменяла свой характер, свою направленность, усиливались центробежные тенденции у негрузин. Во всех без исключения регионах Грузии возникали горячие точки. Страна каждый день делала шаг, приводивший к неуправляемости, обострялись национальные отношения, имели место столкновения на национальной почве. Участие в борьбе за суверенитет Грузии для негрузин не представлялось возможным.

В Борчалы была создана очень напряженная ситуация. В июне 1989 года грузино-азербайджанское противостояние превратилось уже в реальность. Пришедшие в эмоциональное состояние участники митинга, состоявшегося 23–25 июня в поселке Казрети города Болниси, начали репрессивные действия против азербайджанского населения. Многовековые отношения добрососедства позабылись вовсе. В регион были введены части незаконных вооруженных формирований «Мхедриони» («Конница»), руководимые сванами Дж. Иоселиани и Т. Китовани. Мирное невооруженное население, у которого год назад грузинская милиция загодя изъяла охотничьи ружья, было в страхе. Азербайджанцы думали, что столкнулись с повторением того, что уже произошло в Армении. Многотоннажные грузовые машины, доставляющие сырье с гор на завод, расположенный в поселке Казрети, стали пугать население Дманиси и Болниси, издавая тревожные сигналы (хотя по законам того времени этим машинам строго запрещалось выходить с маршрута «завод – рудник»). В эти дни в родильном доме поселка Казрети насильно выставили на улицу 18 беременных азербайджанок. Началось массовое изгнание азербайджанцев из промышленных и строительных организаций района, районных партийных комитетов, райисполкомов. Уже к концу осени 1989 года на ответственных постах Борчалинского региона не осталось ни одного азербайджанца. В управлениях и на предприятиях принудительно отстраняли от работы всех азербайджанцев, начиная с занимающих руководящие посты и заканчивая рабочими.

В райцентрах Болниси и Дманиси взрывались дома азербайджанцев. В номере газеты «Знамя победы» от 1 июля 1989 года, выходящей в Болниси, говорилось, что азербайджанцам со стороны грузин дан ультиматум срочно оставить свои дома. Чтобы пресечь сообщение между районными центрами и селами, останавливались автобусные маршруты, телефонная связь была отрезана, совсем прекратилось сношение между Гардабани, Марнеули, Болниси и Дманиси. Люди вынуждены были идти пешком от Дманиси до Марнеули 60 км.

Рядом общественно-политических организаций Грузии были созданы особые фонды с целью купли в регионе домов азербайджанцев. Разными способами наказывались те, кто добровольно не продавал свои квартиры этим организациям. Об этом имеется достаточно фактов в печатных органах Азербайджана. В Болниси и Дманиси насильственное выселение азербайджанцев уже распространилось из районных центров в селения. В результате именно этой политики жители смежных сел Муганлы и Саатлы Дманисского района, оставив родные земли, вынуждены были переселиться в Азербайджан, так же поступила большая часть населения других сел этого района: Саламмелик, Гусейнкенд, Гарабулаг, Годагдаг, Шиндилер, Гызылкилсе, Гамарли, Шахмарлы, Бахчалар, Ормешен.

Грузинское правительство разными способами завуалировало политику «зачистки» в Борчалы, пыталось скрыть ее сущность, в лучшем случае ограничивалось тем, что представляло это как скверные деяния экстремистских групп. С другой стороны, в опустевшие села переселяли грузин. Села Муганлы и Саатлы, после того как они были населены новыми грузинскими жителями, стали называться «Гугути». Своих новых жителей ждали не только дома, оставленные азербайджанцами, но и новопостроенные поселки.

Однако националисты сталкивались с целым рядом трудностей при реализации своей бредовой идеи создания этнического грузинского большинства в Борчалы. Самое главное из них – нехватка при расселении грузинских семей. У новосозданных поселков были одни только названия. Газета «Свободная Грузия» (19 мая 1992 года) с сожалением писала: «В селе Тандзия Болнисского района разместились беженцы из района Местиа. 14 готовых домов остались незаселенными... Недалеко от села Квемо-Болниси – 50 готовых домов. В окрестностях не видно ни одной живой души. Сельская дорога намеренно перерыта, для того чтобы не было мародерства». Та же ситуация царила в районах Гардабани, Марнеули и Дманиси; новосозданные поселки оставались в основном незаселенными.

Грузины, не имевшие возможности заселить опустевшие дома, приступили к практике переселения пяти-десяти грузинских семей в азербайджанонаселенные села и поселки, переименовывали их, а управление поручали грузинам. В качестве примера приведем историю вокруг села Сараджлы Болнисского района:

• в итоге дискриминации из 1200 семейств села Сараджлы 500 семейств переселилось в Азербайджан или в Россию;

• в село переселили 10 грузинских семей;

• название села поменяли на никому не понятное и трудно выговариваемое грузинское название;

• статус средней общеобразовательной школы понижен до 4-летки;

• управление селением поручено одному из глав этих десяти семей и пр.

По законам формальной логики, эти проводимые «реформы» аргументировать не трудно. Например, грузины могут жить в Грузии, где только захотят; смена местожительства для человека – естественный процесс, и препятствовать этому противозаконно; кадры назначаются не по национальной принадлежности, а по способностям и опыту, и др. Однако грузины, как правило, высказывая всегда эти аргументы, которые как бы логично ни выглядели, открыто проявляют признаки дискриминационной политики, фальшь и неискренность.

После того, как З. Гамсахурдиа стал президентом, дискриминационная политика стала официальной. Президентским указом от 16 июля 1991 года «Об урегулировании переселенческих процессов в Грузинской Республике» создана юридическая основа насильственного переселения национальных меньшинств, в том числе азербайджанцев, и вытеснение их из своих очагов. В указе объявлялось, что процесс переселения – это естественное явление, и оно должно воплощаться в жизнь по юридическим правилам. Этот документ поручал соответствующим органам «установить правила купли домов (квартир), которые опустели в итоге эмиграции, и домов (квартир), хозяева которых хотят эмигрировать из республики...», а также «оказывать содействие единому государственному фонду социальной защиты и демографии в работе по купле освобожденных домов.» (9). Именно после этого указа в течение нескольких дней в районах Болниси и Дманиси были куплены частные дома (квартиры) тысяч людей, «желающих переехать», «просящих по собственному желанию» освободить их от занимаемой должности.

В 1990 году был закрыт азербайджанский отдел газеты «Знамя победы», издаваемой в Болниси, а в 1991 году – выходящей в Дманиси газеты «Триалети». За короткий срок разогнали коллектив этих двух газет. Была уничтожена техническая база и архив этих газет, издававшихся более полувека.


ЭТНОПОЛИТИЧЕСКОЕ И ГЕОПОЛИТИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ | Азербайджанцы Грузии | ИСКУССТВЕННАЯ ПРОБЛЕМА ИНГИЛОЙЦЕВ