home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

Loading...


Эпилог

На следующее утро после Дня благодарения состоялись первые похороны.

Вся семья Дженкинсов, в трауре, собралась в церкви. Они не поднимали глаз, пряча лица от телекамер и фотоаппаратов. После службы друзья окружили их плотным кольцом, чтобы они могли спокойно пройти к машинам, избежав общения с журналистами.

Лишь Хант Дженкинс согласился дать интервью и заявил, что его племянник не убивал Аманду Мартин и не имел никакого отношения к похищению Виллы Хэррис.

– Калеб такая же жертва доктора Филиппа Беквита, как и все остальные, – сказал Хант. – Беквит заказал ему построить деревянную коробку на маяке, но Калеб не имел никакого представления, для чего она предназначена…

Похороны доктора Беквита должны были состояться несколько позже. Из родственников у него осталась лишь мать, живущая в Бостоне, штат Массачусетс.

– Чем можно объяснить, – спросил судья, разрезая индейку, – что доктор – человек, который должен делать добро – причиняет зло?

– Зло вообще трудно объяснить, папа, – ответил Джон, глядя на Кейт, сидящую напротив него за столом и ласково обнимающую Мэгги.

– Ничего себе, – сказала Мэгги. – Мы впервые празднуем День благодарения с включенным телевизором. Такого еще не бывало.

– И мы никогда еще не праздновали День благодарения в пятницу, – вставила Мэв, неся от плиты подливку. – Да еще и на кухне.

– Всякое в жизни случается, – философски заметил судья.

– Да, ведь папа чуть не умер, – произнес Тедди.

– И сестра Кейт тоже, – добавила Мэгги, прижимаясь к Кейт и зажмуривая от удовольствия глаза. – Но, к счастью, все обошлось.

– С вашей сестрой все в порядке? – спросил Тедди.

– Да, – ответила Кейт, с необыкновенной теплотой глядя на него своими удивительными глазами. – Она поправится. Но ей придется провести некоторое время в больнице…

– Это я помогла, правда? – сказала Мэгги. – Это ведь я нашла брелок-самолет и дала вам свой нож.

– Да, ты очень помогла, Мэгги, – кивнула Кейт и отвела глаза, вспомнив, что ей пришлось убить двоих человек. – Без твоей помощи я бы не смогла найти сестру.

Джон сидел на софе, вытянув вперед свою перевязанную ногу.

– Кейт, – позвал он, заметив, как она вздрогнула при упоминании о ноже. – Кейт, присядь со мной.

Кейт пересела к Джону, но Мэгги, как приклеенная, последовала за ней. Джон нежно обнял Кейт и почувствовал на своей щеке ее дыхание. Они отмечали праздник не у судьи, а в своем собственном доме. Мэгги упросила отца вернуться домой и уговорила Кейт пожить у них, пока ее сестра не поправится.

– Папа, – начала Мэгги, собираясь что-то спросить.

– Что, Мэгз?

– Ты теперь адвокат Кейт?

– Не совсем, – ответил он.

– Но ты очень помог мне своими советами, – улыбнулась Кейт.

– Да, чтобы сразу избавить тебя от всяких недоразумений, – сказал Джон. – Нужно было сразу внести ясность, когда приехала полиция.

– Это Тедди вызвал полицию, – заметил судья. – Он забеспокоился, что вы с Кейт так долго не возвращаетесь.

– Я подумал, что подкрепление вам не помешает, – с застенчивой гордостью сказал Тедди.

– Спасибо, Тедди, – поблагодарила Кейт, держа Джона за руку. – Ты спас жизнь своему отцу. Я боялась…

– Этих маньяков? – спросила Мэгги, посмотрев ей в лицо.

– Нет, Мэгз, – улыбнулся Тедди. – Кейт не боится маньяков. Она сама расправилась с ними обоими. Вы очень смелая, Кейт.

– Я просто защищала людей, которых люблю, – сказала она.

– Вы любите свою сестру – это я знаю, – задумчиво произнесла Мэгги, глядя на нее горящими глазами. – А кого еще?

– Мэгги, – предупредил ее Джон. – Не забывай о вежливости…

– Нет, я хочу знать, – настаивала Мэгги. – Ну, скажите: кого еще?

Джон сидел неподвижно, глядя на сияющее лицо дочери и боясь взглянуть на лицо Кейт. Что если она была смущена, не зная, что ответить на упрямый вопрос Мэгги? Наконец, он решился и посмотрел на Кейт.

Она улыбалась так же широко, как и Мэгги. Она улыбалась! Несмотря на то, что Билли Мэннинг снова хотел допросить ее. Несмотря на то, что состояние Виллы оказалось намного хуже, чем они могли предположить… Мэгги и Тедди смотрели на Кейт широко раскрытыми глазами, с нетерпением ожидая ответа, но она лишь улыбалась, тоже глядя на них.

– А что – разве я задала невежливый вопрос? – поинтересовалась Мэгги, и улыбка Кейт стала еще шире. – Я просто спросила: кого еще?

– Кого еще… – что? – переспросила Кейт, нежно сжав руку Джона. – Прости Мэгги, я забыла вопрос.

– Кого еще бы защищали? Кого еще вы любите? – повторила Мэгги.

Мэв стала произносить молитву, судья и Тедди склонили головы, и Джон почувствовал, как по всему его телу пробежала дрожь. Кейт ничего не ответила и молча стиснула его руку, заглянув ему глубоко в глаза.

Разумеется, Кейт помнила вопрос Мэгги.

Он до сих пор звучал в ее ушах. Так же, как многое, многое другое: скрежет ножа Мэгги по ржавому металлу, стук от брошенного на землю ядра, слабый голос Виллы, доносившийся из деревянной коробки наверху маяка, звук удара железного прута о голову Калеба, грохот выстрела, предсмертный хрип Беквита… Кейт обессилено закрыла глаза.

– Мэгз, – услышала она голос Джона. – Не надо больше об этом, ладно?

– Хорошо, – пожала плечами Мэгги. – Я просто так спросила…

– Все в порядке, Джон, – произнесла Кейт, открывая глаза, чтобы видеть всех, кто ей был теперь так дорог.

– Мне нужно столько всего тебе сказать, Кейт, – прошептал ей на ухо Джон.

– Мне тоже, – шепнула в ответ Кейт.

Ей до сих пор не верилось, что все было позади. Вилла была жива. Истерзана, измучена, но жива. И Мэтт, вопреки всем своим привычкам, собирался приплыть на своей лодке в Сильвер Бэй, чтобы увидеться с сестрами. Они должны были встретиться всей семьей впервые за последние семь месяцев.

Вчера вечером Кейт долго сидела у кровати своей сестры в больнице, несмотря на то, что время посещений давно закончилось. Вилла, тихо всхлипывая, рассказывала ей обо всем, что с ней произошло.

– Я жила в «Восточном ветре», – начала она. – Там было так красиво, и я думала только о том, чтобы ты приехала ко мне… и я могла попросить у тебя прощения. Я готова была умолять, чтобы ты простила меня.

– Тебе не пришлось бы меня умолять, – прошептала Кейт, хотя она не была уверена, что это правда. Последние семь месяцев унесли с собой весь гнев и обиду, и в ее сердце осталась лишь любовь к своей младшей сестре.

– Я все равно стала бы тебя умолять, – упрямо сказала Вилла. – Когда я отправила тебе открытку, я почувствовала, будто камень свалился с моей души. Мне стало так легко… Я верила, надеялась, что ты приедешь… Отправив открытку, я решила съездить на несколько дней в Ньюпорт, чтобы скоротать время до твоего приезда. Там я остановилась в гостинице «Семь каминов», а потом поехала в Нью-Бедфорд, в Музей китов. Это было потрясающе… Мне так там понравилось… После музея я заехала в ресторанчик, чтобы перекусить.

– В Фэрхейвене?

– Да. А потом я поехала на автозаправку «Тексако».

– В районе торгового центра, – со вздохом продолжила Кейт.

Вилла кивнула.

– И там я увидела фургон, выехавший из-за длинного здания, и я узнала его водителя. Это был сын хозяев той гостиницы, в которой я останавливалась в Коннектикуте…

– Калеб.

– Да, но тогда я даже не знала его имени, хотя мы здоровались, когда встречались в гостинице, и однажды… – Вилла замолчала, покраснев при одном воспоминании об этом. – Однажды он подсматривал за мной, когда я мылась в душе. Когда я вышла, он сделал вид, будто вкручивает лампочку. Я должна была сказать об этом его матери или просто сразу уехать…

– Но ты все равно встретила его потом в другом месте, – тихо произнесла Кейт.

– Да, это так, – содрогнувшись, продолжала Вилла. – По какому-то злому року, я встретила его в Фэрхейвене.

Калеб сказал Вилле, что у него проблемы с машиной и попросил ее ехать за ним на случай, если у него сломается фургон. Вилла согласилась, и они поехали вместе. На пустынном участке шоссе он остановился и подошел к ее автомобилю. Вилла сначала даже не испугалась – у нее не было никаких подозрений. Но потом Калеб вдруг открыл дверь ее машины и выпустил Бонни. Вилла закричала и бросилась за собакой, но Калеб схватил ее и затащил в свой фургон.

– Он пригрозил мне ножом и надел на меня наручники, – всхлипнула Вилла. – Я знала, что он может убить меня, но в тот момент я беспокоилась только за Бонни… «Что будет с ней? – вертелось у меня в голове. – Она подумает, что я ее бросила». И потом, в те долгие месяцы, когда… – Вилла запнулась, не в силах еще говорить об этом. – Я думала, что никогда больше ее не увижу.

– Когда я приехала тебя разыскивать, – сказала Кейт, коснувшись ее руки, – я нашла Бонни.

– Спасибо, Кети… И я уже не надеялась когда-нибудь снова увидеть тебя…

– О, Вилла, как ты могла убежать, – прошептала Кейт.

– Я хотела исчезнуть, – сквозь слезы сказала Вилла. – И ты тоже хотела, чтобы я исчезла.

– Какое-то время – да, – тихо призналась Кейт. – Я была очень обижена и рассержена на тебя за то, что ты сделала. Мне было очень больно – ведь ты моя сестра… А Эндрю… Я не понимаю, как он мог пойти на такое.

– Я тоже очень виновата перед тобой, Кети.

– Забудем об этом, все уже в прошлом – и Эндрю, и вся эта история… Мое сердце теперь принадлежит другому.

– Я знаю, – прошептала Вилла. – И я даже знаю кому…

Сейчас, сидя рядом с Джоном, Кейт вспомнила слова своей сестры, и по ее спине пробежал холодок. Она коснулась брелка-самолетика, висевшего у нее на шее. Этот самолетик был теперь всегда с ней – так же, как и те люди, которых она любила больше всего на свете. Ради них она была готова на все. Ради их спасения она совершила два убийства.

С того страшного вечера Кейт мучили кошмары, и она просыпалась ночью, крича и зовя на помощь. Прошлой ночью Джон, услышав ее крики, примчался к ней в спальню, несмотря на раненую ногу, и долго сидел рядом, держа ее за руку, пока Кейт не перестали мерещиться лица Калеба и доктора Беквита.

Он нежно касался ее лица, вытирая ей слезы.

– Он называл это своим «тайным часом», – прошептала она. – Так он говорил Вилле.

– Нет, Кейт, – ласково сказал Джон. – Это было просто девять часов. Только и всего. А тайный час был у нас… возле ручья. Помнишь? Красивый, необыкновенный ручей в саду.

– Ручей, текущий на запад, – прошептала Кейт, чувствуя, как ее сердце начинает успокаиваться. – Я помню, помню… – мы стояли там с нашими собаками.

– Ты знаешь, как я рад тому, что ты сейчас здесь, с нами? – прошептал Джон. – Знаешь, как я не хочу, чтобы ты уезжала?

Кейт улыбнулась, и он поцеловал ее в губы.

– Я тоже не хочу уезжать, – тихо произнесла Шана.

– Правда? Даже несмотря на то, что я был адвокатом Меррилла и это из-за меня доктор Беквит оказался у нас в городе?

– Перестань, Джон, – нетерпеливо встряхнув головой, сказала она. – Ты ведь ни в чем не виноват. Ты просто выполнял свою работу, следовал принципам, в которые ты веришь. Для нашей любви все это не имеет значениями. Мы должны быть вместе, потому, что созданы друг для друга. Судьба упорно сводила нас вместе…

– Да, начиная с Фэрхейвена… и кончая маяком, где ты спасла мне жизнь.

– Мы как ручей, который, вопреки всему, течет на запад, от океана, – сказала Кейт, сжав его руку.

– Да, ручей – это мы с тобой, – прошептал Джон, заключая ее в объятия.

– Ну, что – у всех все есть? – спросил судья, обводя взглядом комнату и заставив Кейт стряхнуть с себя эти воспоминания.

– Мы все должны сидеть за одним столом, – сказала Мэв, неодобрительно посмотрев на софу, где устроились Джон, Кейт и Мэгги.

– Папе нужно все время держать ногу вытянутой, – мягко объяснил Тедди.

– Мы обязательно соберемся все за одним столом на Рождество, – пообещал судья. – И Вилла тогда уже тоже сможет праздновать с нами.

– Спасибо вам, – улыбнулась Кейт.

– Предлагаю тост, – сказал судья, поднимая бокал – За очаровательную молодую леди, которая спасла жизнь моему сыну!

– За Кейт, за Кейт! – закричали все, чокаясь бокалами с вином и сидром.

– И за всех вас! – с улыбкой добавила Кейт.

Все выпили, вдохновленные тостом.

– Постойте, – сказала Мэгги, поставив на стол свой бокал и серьезно посмотрев Кейт в глаза.

– Что, Мэгги? – спросила Кейт.

– Вы так и не ответили на мой вопрос.

– По-моему, Кейт уже ответила, – вмешался Джон.

– А какой был вопрос – напомни, пожалуйста, – хитро улыбнувшись, спросила Кейт, чтобы подразнить Джона.

– Я спросила: кого вы еще любите? Кого вы защищали там, у маяка? – терпеливо повторила Мэгги.

Кейт опять лишь загадочно улыбнулась в ответ. Луч маяка скользнул по темнеющему небу, указывая морякам безопасный путь. Кейт знала, что Мэтт тоже сейчас в море, и маяк Сильвер Бэй приведет его к ним.

Вопрос Мэгги повис в воздухе. Кейт сжала руку Джона, и их глаза встретились, говоря о том, чего они не произносили вслух. Они нашли то, что считали потерянным, вновь смогли полюбить, и у них уже была своя тайна, свой тайный час.

Настало время прилива, вода поднималась, а сердце Кейт переполняла любовь.

Это их тайный час, и об этом не знал никто, кроме них.


Глава 28 | Повелитель душ |







Loading...