home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


* * *

Джессика нетерпеливо расхаживала по гостиной. Вот уже час как она прибыла на яхту, а Рэндалла нет и нет! Она уже дважды вызывала к себе стюарда и придирчиво его расспрашивала, но так ничего толком и не выяснила.

Внезапно пол под ногами дрогнул. Молодая женщина бросилась к иллюминатору. Да, причал и набережная остались позади — яхта, быстро набирая скорость, уходила в открытое море.

Не на шутку встревоженная, Джессика решила, что с нее достаточно. Распахнув дверь каюты, она выбежала в коридор и стремительно поднялась на палубу, всерьез вознамерившись, если нужно, найти капитана и потребовать от него ответа: что, собственно, происходит и где Рэндалл?

Но не дошла она и до середины палубы — белые босоножки на высоких каблуках идеально подходили к костюму, но никак не к бортовой качке, — как увидела Рэндалла. Похоже, он поднялся на борт перед самым отплытием.

Джессика облегченно выдохнула и со всех ног бросилась к нему.

— Рэндалл! — радостно окликнула она любимого.

Та часть палубы, где он стоял, была освещена довольно слабо. К удивлению Джессики, Рэндалл не оглянулся, не шагнул ей навстречу — вообще не двинулся с места.

— Рэндалл… — неуверенно повторила молодая женщина, кладя руку на его плечо. — Рэндалл?..

Но это был не Рэндалл — Джессике понадобилась доля секунды, чтобы это понять. Одного прикосновения к плечу мужчины кончиками пальцев хватило, чтобы угадать истину. Ее собственное тело никак не отозвалось на легкое касание, напротив, осталось безмолвным и равнодушным.

Кровь в жилах разом застыла, заледенела. Джессика задрожала от страха, поняв, что мужчина, оказавшийся на борту яхты вместе с ней, — не ее муж. Но кто?

Незнакомец обернулся — и по спине молодой женщины пробежал холодок.

— Мюир? — прошептала она, недоверчиво вглядываясь в его лицо, тонущее в полумраке.

Возникший словно из ниоткуда стюард торжественно объявил:

— Шеф-повар сообщает, что ужин накроют через полчаса, ваша светлость. Подать напитки на палубу или в салон?

Его светлость? Джессика с замиранием сердца ждала, что вот сейчас Мюир запротестует, скажет, что он вовсе не тот, за кого его приняли… Но, к ее ужасу, Мюир коротко кивнул и, в совершенстве подделываясь под интонации Рэндалла, ответил:

— В салон, пожалуйста. Мы спустимся минут через пять.

Джессика открыла было рот, но Мюир тут же перехватил инициативу. Он сжал ей руку — не больно, но твердо, недвусмысленно предостерегая: молчи! И молодая женщина послушно дождалась, когда стюард уйдет, и только тогда возмущенно воскликнула:

— Что происходит? Где Рэндалл? Почему стюард обращается к вам “ваша светлость”?

Ответа не последовало, и в душу Джессики закралось ужаснейшее из подозрений. Словно из ниоткуда донесся голос Рэндалла, рассуждающего о том, что за всеми нынешними беспорядками, возможно, стоит некто, кому выгодно возмущать спокойствие в графстве, дестабилизируя тем самым экономику. На мгновение у молодой женщины закружилась голова.

До боли сжав кулаки, Джессика вырвала руку у Мюира и воскликнула:

— Что вы сделали с Рэндаллом? Где он? Вы… вы не посмеете навредить ему! Это вам даром не пройдет, слышите? Вы не можете… убить Рэндалла и занять его место, неважно, сколько у вас там миллионов фунтов на счету! — В голосе ее звенели слезы. — Вам никогда не занять места Рэндалла. Никогда!

В глазах Мюира — серо-стальных, как у его кузена, — сверкнула суровая решимость. И Джессика вновь похолодела от страха — не за себя, за Рэндалла.

— Нам лучше спуститься в каюту. Если мы опоздаем к ужину, шеф-повар не на шутку разобидится, — невозмутимо промолвил мистер Мактаггарт.

Джессика недоуменно моргнула, а потом с возмущением заявила:

— Мюир, мне дела нет до обид шеф-повара! Я хочу знать, что вы сделали с Рэндаллом, с какой стати взяли на себя его роль и говорите от его имени. Извольте ответить мне прямо сейчас и здесь! В противном случае…

Мистер Мактаггарт сверкнул белозубой улыбкой, разом утратив сходство с кузеном.

— Что за грозная дама, ну прямо королева Боадицея! — одобрительно произнес он. — Повезло же моему родственничку! Вижу, вы его в самом деле любите…

— Мюир, что с ним? — настойчиво повторила Джессика, пропуская его слова мимо ушей.

Но он рассмеялся и покачал головой.

— Я все объясню за ужином, как только мы останемся одни, — пообещал он, вновь завладевая ее рукой. — Но при условии, что мы перейдем на “ты” и вы будете вести себя при посторонних так, будто я ваш муж Рэндалл.

Джессика тут же собралась возразить, но что-то в выражении лица Мюира заставило ее прикусить язык и нехотя кивнуть.

— Не хотите ли взглянуть на карту вин, ваша светлость?

Мюир надменно принял меню из рук официанта, и Джессика метнула на него испепеляющий взгляд. Чем высокомернее держался этот самозванец, тем более походил на Рэндалла, безупречно имитируя его холодную сдержанность, его манеры, исполненные чувства превосходства, даже интонации голоса.

В любых других обстоятельствах возможность поплавать на яхте, где даже винный погреб имеется, доставила бы Джессике немало удовольствия. Но сейчас баснословно дорогая игрушка мистера Мактаггарта со всеми ее роскошествами молодую женщину ничуть не занимала.

Ей не терпелось разоблачить Мюира. Будь она на берегу, давно бы уже выдала мерзавца властям со всеми потрохами. Но на борту его собственной яхты? Наверняка капитан и команда отлично знают, что он не Рэндалл.

Словно прочитав ее мысли, Мюир наклонился к уху Джессики и еле слышно прошептал:

— Просто для справки: команда яхты в продолжительном отпуске. А те, кого наняли, знают только, что яхта принадлежит кузену его светлости, каковой любезно предоставил ее нам на время свадебного путешествия.

И вновь сердце Джессики словно сжала ледяная рука страха.

— Мюир, это вам… тебе даром не пройдет, — сказала она. — Ты не можешь просто взять и занять место Рэндалла, как если бы…

Молодая женщина беспомощно умолкла. Мысли одна страшнее другой одолевали ее. Что, если уже слишком поздно?.. Что, если негодяй… Джессика нервно облизнула пересохшие губы. Нет. Нет, быть того не может. Если бы Рэндалла уже не было бы в живых, она бы тут же сердцем почувствовала это! Ведь она так сильно его любит!

Стюард принес заказанное вино и принялся неспешно разливать по бокалам. Джессика сидела как на иголках.

— Я взял на себя смелость заказать сегодняшний ужин. Совершенно особое меню в этот совершенно особый день, — многозначительно произнес Мюир, успешно подделываясь под интонации пылкого влюбленного.

И снова у стола возник стюард с подносом, на котором искрились шампанским два бокала. Поблагодарив, Мюир передал один из них Джессике.

— Тост! — провозгласил он. — За мою прелестную жену!

Джессика возмущенно нахмурилась.

— Никакая я тебе не жена, — вполголоса возразила она. — Хватит с меня этого фарса, Мюир. Я хочу знать, что происходит, — сейчас и безотлагательно!

— Сейчас подадут ужин, — вполголоса произнес он. — Пока стюард не уйдет, будь добра, веди себя так, как мы договорились.

Будь добра! Джессика презрительно хмыкнула, но протестовать не стала. Она уже поняла: что бы там ни происходило на самом деле, Рэндаллу ничего не грозит. Но что за “тайны мадридского двора”, честное слово? Она имеет право знать правду и она ее знать будет!

— Еще кофе, дорогая?

Джессика изобразила нежную улыбку — стюард по-прежнему предупредительно держался рядом.

— Нет, спасибо, милый, — прощебетала она, метнув на собеседника убийственный взгляд из-под ресниц. Тот в ответ усмехнулся.

— Спасибо, это все. Пожалуйста, поблагодарите от нашего имени шеф-повара. Ужин на диво удался. Не правда ли, любимая?

— Я этот ужин до конца моих дней не забуду, — чистосердечно заверила Джессика. Меню и впрямь состояло сплошь из шедевров кулинарного искусства, но ей кусок не шел в горло.

— Ну вот! — воскликнула она, едва за стюардом закрылась дверь. — А теперь выкладывай все как есть, начистоту! Хватит ходить вокруг да около! Сдается мне, Мюир, эта дурацкая игра доставляет тебе уйму удовольствия, но…

— По правде говоря, ни малейшего, — разом посерьезнев, ответил Мюир. — Слишком многое поставлено на карту. И, Джесс, это не игра. Рэндалл подвергает себя немалому риску…

— Рэндалл?.. — задохнулась Джессика. — Что ты имеешь в виду? Изволь объяснить!

Молодая женщина изо всех сил пыталась сдерживаться, но голос ее дрожал, и уже не от гнева. Уж не жалость ли прочла она в серо-стальных глазах Мюира?

— Хорошо, объясняю. Я предупреждал Рэндалла, я советовал рассказать тебе все заранее, но этот упрямец решил, что опасность слишком велика и что ты можешь нечаянно выдать его планы. Ты ведь уже знаешь, что за проблемы встали перед Рэндаллом… ну, обо всех этих беспорядках. Да и о причинах, сдается мне, известно всем и каждому, не только тебе. Местные патриоты возражают против инвестиций из сомнительных источников, и в результате совершенно оправданное неодобрение “грязных денег” распространяется на приток иностранного капитала вообще, без которого промышленность графства не сможет нормально развиваться. Словом, общечеловеческие ценности вступили в противоречие с экономическими и политическими интересами.

Джессика молча кивнула, давая понять, что понимает, о чем идет речь.

— Недовольство усиливается с каждым днем, — продолжал Мюир. — Радикально настроенные группы населения заявляют, что в своем стремлении очистить графство от “нечестно нажитых денег” не остановятся ни перед чем, вплоть до мер устрашения. Их можно понять — ведь имена “сомнительных” инвесторов со связями в мафиозных кругах отлично известны. Ни один истинный патриот не захочет, чтобы его родной край процветал и богател за счет чужих преступлений. Но методы, к которым готовы прибегнуть наши “горячие головы”, того и гляди запугают потенциальных инвесторов, чья репутация безупречна, тех, кто готов вложить немалые средства в экономику графства. Последняя речь Рэндалла в парламенте имела успех. Несколько солидных компаний международного уровня уже проявили интерес к отдельным его предложениям…

Джессика жестом прервала собеседника и спросила:

— Но разве Рэндалл не может убедить местные власти отказаться от сомнительных инвестиций и раз и навсегда закрыть мафиозным структурам доступ в здешнюю экономику? Объявить нежелательных инвесторов вне закона, в конце-то концов?

— Теоретически такое вполне возможно, — кивнул Мюир. — Но эти люди очень опасны. Денежные инвестиции в нашу промышленность весьма выгодное помещение капитала; инвесторы уже получили немалые прибыли и отнюдь не склонны останавливаться на достигнутом. У представителей “теневой экономики” обширные связи и хорошая память. Рэндалл не желает давать им повод мстить. Кроме того, мишенью станет не только он, но в первую очередь местные власти.

Джессика побледнела от страха. И Мюир удрученно кивнул.

— Рэндалл не может себе позволить вступить в открытую конфронтацию с “теневыми” инвесторами — он никогда не позволит себе рисковать жизнью и безопасностью соотечественников. Он попытался урезонить наших патриотически настроенных активистов, объясняя им грозящую опасность, но пылкие юнцы не в состоянии прислушаться к голосу разума. Поэтому Рэндалл решил, что единственный выход — вступить в переговоры с нежелательными инвесторами и попытаться убедить их добровольно изъять свои вклады. Однако если проделать это открыто, на глазах у широкой общественности, проблемы многократно умножатся. Наши максималисты станут утверждать, что Рэндалл подыгрывает воротилам преступного бизнеса, возможно, втайне их поддерживает, а возможно, даже подкуплен ими…

— Но Рэндалл никогда бы…

— Конечно же нет, — тут же согласился Мюир. — Но, боюсь, ходят слухи, будто его отец поддерживал с этими людьми отношения более близкие, нежели это было на самом деле. Грязь, она липнет, знаешь ли. Рэндалл полагает, что патриотически настроенная молодежь по большей части искренна в своих убеждениях. Но, как это часто бывает, ядро составляют те, кого морально-этические проблемы интересуют постольку поскольку, те, кто рвется к власти любым путем. Эти сделают все, чтобы вынудить Рэндалла отказаться от титула и от места в парламенте.

— Это все я понимаю, — сказала Джессика. — Но с какой стати ты тут изображаешь Рэндалла и где он сам?

— Ох, должен признаться, что поначалу мне этот план не внушал ни малейшего доверия. Однако в конце концов Рэндалл меня уломал. Он решил встретиться с “сомнительными” инвесторами тайно и убедить их перебросить средства в другие регионы, не настроив их против графства. Сам Рэндалл и руки бы не подал подобным людям, но, как он верно отметил, он не может позволить себе роскоши личных симпатий и антипатий. Для него самое важное — его долг перед графством и интересы соотечественников. Не им ли он поклялся беззаветно служить, когда вступал в права наследования? — очень серьезно, едва ли не торжественно произнес Мюир и продолжил: — Так вот Рэндалл решил, что брак и последующее свадебное путешествие послужат отличным прикрытием, позволяющим ему незамеченным покинуть пределы графства и провести необходимые переговоры. Со всей очевидностью кто-то должен был занять его место на яхте, кто-то, очень на него похожий, — и, естественно, выбор пал на меня. Да, разница в возрасте между нами изрядная, но с толикой грима и при неярком освещении я могу изобразить моего родственника вполне убедительно, ты не находишь? — Мюир широко улыбнулся. — Разумеется, изначально предполагалось, что женится он на Клэр. Но Клэр взяла да и вставила нам палки в колеса — выскочила замуж за твоего братца. Так что Рэндаллу ничего не оставалось, как… — Спохватившись, Мюир замолчал, но было уже поздно.

— Как жениться на мне, — тихо докончила за него Джессика. Сердце в ее груди застыло, превратилось в лед.

Мюир в растерянности уставился в пол.

— Ну, с тобой все получилось совсем иначе, — неловко принялся оправдываться он. — У вас с Рэндаллом есть общее прошлое, вас многое связывает… Вы встретились после долгой разлуки — и былые чувства вспыхнули с неудержимой силой. Конечно, для Рэндалла ситуация невероятно усложнилась. Однако он был твердо намерен придерживаться первоначального плана.

— Не сомневаюсь, что так, — убито согласилась Джессика.

Кусок льда в груди с каждым мгновением словно увеличивался в размерах. Очень скоро холод растечется по венам и заморозит кровь… заморозит и убьет ее любовь — точно так же, как Рэндалл, играючи разбил ее жизнь. И не единожды, дважды! Почему, о, почему она допустила такое? Почему не поняла вовремя…

Неудивительно, что Рэндалл нашел ее той ночью и занялся с ней любовью. К тому времени он уже наверняка узнал, что больше не сможет шантажировать ее через брата… и, будучи Рэндаллом, поторопился упрочить свою власть над беспомощной жертвой. И ведь сумел сделать так, что она сама — сама! — кинулась в его объятия! Как этот человек дьявольски умен… и как бесчеловечно жесток! С каким циничным хладнокровием он воспользовался всеми доступными ему средствами — даже смертью их с Джессикой ребенка! — чтобы добиться своей цели!

Подумать только, а ведь она, дурочка, и впрямь поверила, что Рэндалл в самом деле ее любит! Да ничего подобного! Он ее в грош не ставит и не ставил — что сейчас, что тогда, шесть лет назад, когда поручил тетке отослать ее с глаз долой. И теперь бессовестно ее использует точно так же, как в прошлом. Как только благополучно разрешит все свои проблемы, ни минуты не колеблясь, тут же от нее избавится.

Лед в груди разом растаял, на смену пришла жгучая, слепящая ярость, что изничтожила ее любовь и нежность, превратив их в горечь и ненависть. Впрочем, теперь она мудрее, нежели была в семнадцать лет, и ни за что не выдаст Мюиру своих чувств. Нет, она дождется минуты, когда сможет выплеснуть весь свой праведный гнев на Рэндалла.

— Вижу, вы вдвоем немало потрудились, — с трудом выдавила из себя Джессика.

Мюир пристально вгляделся в ее лицо: похоже, притворство собеседницы не особо его убедило.

— Я знаю, для тебя это известие — тяжкий удар. Поверь, Рэндаллу непросто далось его решение не посвящать тебя в опасный план.

На мгновение молодая женщина даже дар речи утратила от негодования. Она нервно сглотнула и кивнула: дескать, да, понимаю.

— Рэндалл хотел уберечь и защитить тебя, — убеждал Мюир.

Он хотел воспользоваться мной как орудием своих замыслов, с горечью подумала Джессика. Но и на этот раз не стала облекать свои мысли в слова.

— А согласись, что отличная была идея: отправиться в свадебное путешествие на моей яхте! — усмехнулся Мюир, весьма довольный собой: ведь тяжелое объяснение, вопреки всем его страхам, прошло вполне гладко. — Это Рэндалл придумал. Смышленый у меня родственник, ничего не скажешь! А до чего забавно было ехать от замка на пристань в его костюме и при всех графских регалиях! А потом, понятное дело, надо было умудриться не попасться тебе на глаза, пока яхта не отойдет от берега. Да, кстати, скажу заранее: у нас с тобой смежные спальни, но, разумеется, двери между ними останутся запертыми до конца путешествия.

— Разумеется, — безжизненным голосом повторила Джессика.

— От души надеюсь, что недели Рэндаллу хватит, чтобы провести все необходимые переговоры. Он, конечно, заранее все продумал и подготовил…

— Безусловно, — эхом откликнулась молодая женщина и, выдержав требуемую приличиями паузу, произнесла: — День выдался долгий и тяжелый. Ты не возражаешь, если я пойду прилягу?

На лице Мюира отразилось такое нескрываемое облегчение, что в любой другой ситуации Джессику это весьма бы позабавило.

— Господи, как же я тебе благодарен! Ни сцен, ни скандалов… Да тебе и впрямь цены нет! — искренне похвалил молодую женщину Мюир. — Должен признаться, я немного боялся предстоящего объяснения, не знал, как ты отреагируешь на то, что я не Рэндалл…

— Полагаю, самого Рэндалла это не особенно волновало, — не удержалась от выпада Джессика.

— У него не было выхода, — вступился за него кузен. — Ради твоего же собственного спокойствия тебе не следовало ничего знать заранее.

— О да! Я чувствовала себя совсем спокойной, полагая, что Рэндалла или взяли в заложники, или он мертв, — ядовито отозвалась молодая женщина.

— Ты его действительно очень любишь, — задумчиво проронил Мюир, словно констатируя факт.

— Любила, — тихо выдохнула Джессика, отвернувшись, чтобы собеседник не расслышал.

Она нетерпеливо посмотрела на часы. Еще полчаса — и яхта войдет в порт. “Свадебное путешествие” близилось к концу.


предыдущая глава | Зачеркнуть прошлое | * * *







Loading...