home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



14

Разрушение Пойнт-Эдварда (уже после эвакуации) было непонятным проявлением варварства. Ничто не могло с большей наглядностью продемонстрировать пропасть между человеческим разумом и непредсказуемостью чужаков. После этого разрушения люди испытали такой ужас, что на мгновение сплотились, почти осознав свою человеческую общность и грозящую ей гибель. К сожалению, это мгновение быстро прошло.

Арина Нэш «Война в пустоте»

Любопытно, что могила Мэтта Оландера уже находилась на своем месте, когда беженцы вернулись на Илианду после войны. Они обнаружили ее на заросшем травой поле, неподалеку от главного здания вокзала в космопорте имени Уильяма И. Ричардсона. Ее отмечал одинокий круглый камень, вырезанный лазером из стены здания, с надписью, сделанной предположительно, тем же инструментом:

МЭТТ ОЛАНДЕР

Умер 3 авригала 677

ДОБЛЕСТЬ не знает отчизны

Вычурная, в стиле двухвековой давности, надпись вырезана небрежно, имя и первое слово — крупными буквами. Дата по календарю Илианды соответствовала времени Эвакуации.

Вокруг места, расположенного в роще, — низкие изгороди из кустарника, цветущие деревья и дорожки, посыпанные гравием. На жгучем ледяном ветру с океана полощется знамя Деллаконды с изображением фурии, заключенной в серебряное кольцо Конфедерации. У подножия флагштока Историческое общество Пойнт-Эдварда установило в 716-м году каменный знак с бронзовой табличкой. На ней имя Оландера и фраза, якобы сказанная им одному из товарищей в последние мгновения эвакуации:

«Не дело, если Пойнт-Эдвард встретит “немых” без единого защитника».

У основания памятника выгравирована резолюция Объединенных Палат, гласящая, что Мэтт Оландер «никогда не будет забыт Городом, который он не захотел покинуть».

Это место, куда люди приходят в выходные дни посидеть на скамейках, полюбоваться чайками и пузырниками. В тот зимний день толпа детишек запускала ярко раскрашенных змеев. Белое солнце Каспадел прорывалось сквозь серые тучи, и туристы, высадившиеся из аэробуса, торопливо обходили рощу, бросая беглые взгляды на надписи, и забирались обратно в аэробус, где было тепло.

Несмотря на близость вокзала Ричардсона, место казалось довольно одиноким. Возможно, чувство изоляции вызывали психологические, а не географические причины. Стоя под навесом высоких кустарников, в отгороженном пространстве, посвященном исключительно мужеству одного человека, я продолжал думать о многоликой природе истины. Как отнеслись бы ко всему этому товарищи Оландера, те, кто презирал даже воспоминание о нем и намекал Лейше Таннер на его предательство? «Доблесть не знает отчизны».

Где же правда? Что произошло в Пойнт-Эдварде?

— Кто соорудил это? — спросила Чейз.

Она выглядела серьезной, задумчивой, почти подавленной. Ветер трепал ее волосы, и она отбрасывала их рукой.

— Парковая комиссия.

— Нет. Я хочу сказать, кто похоронил Мэтта Оландера? Кто вырезал надпись на могильном камне? В «Спутнике туриста» сказано, что могила уже была здесь, когда беженцы вернулись с Миллениума после войны.

— Знаю.

— Кто вырезал надпись? — Чейз полистала брошюрку. — Здесь сказано, что по преданию это сделали ашиуры.

— Мы знаем о них слишком много. Но почему бы не отдать последние почести врагу? Во время войн случались и более странные вещи.

Вокруг камня собралась толпа. Некоторые делали снимки, другие, переговариваясь, шли дальше.

— Холодно. — Чейз застегнула молнию на куртке и включила термоэлементы. — Почему же надпись не на их родном языке?

— Черт возьми, откуда я знаю. А что говорит путеводитель?

— Говорит, что специалисты расходятся во мнениях.

— Здорово. Очень помогает. Могу предложить другую версию, которая по крайней мере объяснит похороны.

— Выкладывай, — сказала Чейз.

— Сколько они собирались эвакуировать? Двадцать тысяч человек за неделю? Нельзя проделать такое и не пропустить хотя бы нескольких, всегда найдется кто-то, кому не сообщили. Во всяком случае, Оландер остался, нашел их и, вероятно, был вместе с ними, когда все погибли при бомбежке. Может, он сделал нечто такое, чем заслужил их восхищение: подбил, например, из личного оружия вражеский корабль или спас ребенка из горящего дома. Кто знает? Но они восхищались его поступком и похоронили надлежащим образом.

Я уставился на обломок.

— Лейша Таннер знала правду.

— Думаю, да. Ты веришь в собственную теорию?

— Нет. Что-то здесь не так. И в нежелание Оландера покинуть город тоже не верю. Это очень красиво и поэтично, но, скорее всего, его просто забыли. Деллакондцы выбрались оттуда за несколько часов до появления вражеского флота и, должно быть, чертовски спешили, зная о его приближении.

— Почему же товарищи Оландера так реагировали на упоминание о нем?

Мы стояли над могилой и старались представить себе, что могло тогда произойти.

— Интересно, — заметил я, — действительно ли здесь кто-то похоронен? Может, могила пуста?

— Нет. Я читала об этом, когда мы летели сюда, Алекс. Они сделали снимки. Там действительно есть тело, и записи дантиста свидетельствуют, что это и вправду Оландер.

— А сказано, как он умер?

— Не от взрыва плазменной бомбы. По-моему, в него выстрелили из лазера. Считают, что из небольшого ручного оружия, и это свидетельствует в пользу одной части легенды.

— То есть?..

— «Немые» выслали десант и попытались захватить его живым.

— Возможно, его поймали и казнили.

— Такая возможность весьма вероятна, — согласилась Чейз. — Но ни один человек здесь ее не примет.

— Почему?

— Потому что это не слишком героическая смерть. Все предпочитают образ Оландера, стоящего на крыше вокзала с импульсной винтовкой, окруженного трупами инопланетян и палящего в них до тех пор, пока эти ублюдки не сразили его. В противном случае, как ты объяснишь эту надпись?

— Полагаю, самоубийство тоже исключается. Ладно. Второй вопрос: если Оландер остался добровольно, знал ли об этом его командир? Или он увел корабль? Если так, то тогда можно объяснить некоторое раздражение, с которым столкнулась Таннер.

— Не думаю, чтобы Кристофер Сим позволил кому бы то ни было остаться, чтобы умереть. Это на него совсем не похоже.

— Откуда ты знаешь?

Чейз на мгновение смешалась.

— Мы говорим о Кристофере Симе, Алекс.

Наши взгляды встретились. Чейз улыбнулась и покачала головой.

— Нет, — сказала она. — Я в это не верю.

— Я тоже. Если бы мы выяснили, почему Оландер не улетел со своим кораблем, мы бы далеко продвинулись в понимании...

Я заколебался.

— Чего? — настаивала Чейз.

— Будь я проклят, если знаю. Может, Киндрел Ли нам расскажет.

Мы взяли напрокат скиммер в Ричардсоне, заглянули в отель, где для нас были заказаны номера, и полетели в Пойнт-Эдвард, средних размеров город, построенный над бывшим прибрежным вулканом из пермиата, камня и стекла.

Первый взгляд на него поразил нас. Не было ни плавных пешеходных эстакад, ни аллей, ни парков, соединяющих верхние уровни. Пойнт-Эдвард представлял собой город четко очерченных индивидуальных строений с тяжелыми фасадами, квадратными арками и бастионами, а также многочисленными статуями. Центральную часть перестроили после разрушения в 677-м году, используя повсеместно один архитектурный стиль. Путеводитель называет его «Единым Токсиконским». В свое время идея могла казаться привлекательной, но результат получился ошеломляющим: прочность, монументальность, непоколебимая уверенность. Город, похожий на крепость.

Сажая скиммер на крышу отеля, я спрашивал себя, насколько это отражает состояние ума народа, едва избежавшего огненной гибели.

Час спустя из номера Чейз мы связались с Бюро записей и жизненно важной статистики. Клерком оказался робот, которому придали внешность пожилого мужчины с пышной черной бородой и полными сочувствия голубыми глазами.

— Было бы проще, если бы у нас имелся ее регистрационный номер, — сказал он.

— Простите, — проворчал я, — сколько людей по имени Киндрел Ли может обитать в городе, с населением в двадцать тысяч человек?

— Мистер Бенедикт, — ответил робот, задумчиво тыча пальцами в свою клавиатуру, — вы, конечно, понимаете, что записи сгорели вместе с городом в 677-м. У нас сохранилось очень мало материалов.

— Но, предположим, эта женщина находилась здесь после нападения. Должна была находиться, если Таннер с ней говорила. Возможно, она потом вышла замуж. Или обращалась по поводу каких-то льгот. Или получила работу в правительстве. Должно же быть о ней хоть что-то.

— Да, — охотно согласился робот и принялся за работу.

— Вы уверены в правильности написания ее имени?

— Нет.

— Есть ли вероятность, что она родилась под другим именем?

— Возможно.

— Вы ставите очень трудную задачу, мистер Бенедикт.

— Пожалуйста, сделайте все возможное.

Я попытался предложить ему деньги, но он отказался. Правительственные правила и так далее, хотя мне все еще было неловко.

Чейз рыскала по ограниченному пространству, насколько позволял проектор, а я следил за новостями дня, сменяющими друг друга на экране монитора.

На Земле начался экономический спад.

На границе боевые корабли ашиуров и конфедератов опять вступили в перестрелку. С нашей стороны потерь нет, с их, вероятно, тоже.

«А в этот день сорок лет назад “Андовер”, — на терминале появилось изображение летящей яхты, — заканчивавший кругосветное путешествие, исчез в южных морях».

— Нет, — внезапно заговорил клерк. — Никаких записей нет.

— Должны быть, — возразил я. — По крайней мере, запись о ее смерти.

— Если она умерла, мистер Бенедикт, — робот показал в улыбке ровные белые зубы, — то случилось это не на Илианде.


* * * | Военный талант | * * *