home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава семнадцатая,

о дороге и неспешной беседе

– Послушай, Пери, а почему ты не хочешь стать ритером? – настаивал Антон.

Молодой финн поморщился.

– Тяжело, опасно. Зачем?

– Но ведь ритеры правят.

– Они не правят. Они нанимаются на службу.

– Но ведь и правители, и вы зависите от ритеров.

– А ритеры зависят от нас. Кто их кормит? Кто им платит?

– Но неужели ты не хочешь стать сильным? Не хочешь иметь возможность самому защитить себя?

– Зачем? Это дело ритеров. Ритер племени всегда нас защитит. Таков порядок.

– Но ведь ритер живет богаче крестьянина и охотника, – зашел с другой стороны Антон. – Почему ты не хочешь жить богаче?

– Вот Йохан и жил богато, да не долго, – усмехнулся Пери. – Лучше жить скромно, но спокойно и долго.

Антону показалось, что в последних словах спутника прозвучали нотки наставления и даже превосходства. Это было неожиданным. До сих пор ему казалось, что ритеры – это самые уважаемые в этом мире люди, что все перед ними преклоняются и завидуют им. А тут какой-то полудикий общинник осмеливается с превосходством говорить с ним, учеником ритера! Антон в очередной раз осознал, что в этом мире он многого еще не понимает.

После боя со Щекиным финны проводили Антона в хижину старейшины. Лекарь смазал его рану отваром из трав и перевязал, а женщины подали еду. Только после того, как лекарь подтвердил, что опасности для здоровья гостя нет, а миски с едой были опорожнены, старейшины согласились вступить с Антоном в переговоры. Они сразу объяснили парню его новый статус. Он был беженцем, которому племя предоставило убежище. Это означало, что племя не выдаст его разбойникам, которые захватили замок, но и не даст воевать с ними. Постараться как-то вступить в переговоры или в бой с противником означало для Антона лишиться защиты и быть изгнанным из деревни. Все решения откладывались до возвращения ритера.

– Какого ритера? – вспылил тогда Антон. – Думаете, я не знаю, что вы собрали деньги, чтобы кто-нибудь вызвал Никиту на бой?

– Тогда победитель станет нашим ритером, – невозмутимо ответил ему старейшина. – Он и решит твою судьбу. По крайней мере, мы теперь знаем, что ты не хотел глумиться над нашими богами. Мы расскажем это новому ритеру.

– Но вы наняли человека, чтобы убить моего учителя! – вспылил Антон. – Теперь же вы знаете, что он не виновен.

– Не убил, а вызвал на бой, – возразил старейшина. – Ритерам поединки на пользу. А мы будем знать, кто сильнее. Если победит Никита, мы будем рады, если он останется нашим ритером.

На этом переговоры и закончились. Антону сообщили, что разбойники укрылись в замке. Старейшины сказали, что лучники племени не будут выпускать их за стены и не дадут охотиться на землях племен. Но если разбойники попросят разрешения уйти, их пропустят. На требование Антона организовать нападение на замок ему снова объяснили, что сражаться и умирать за землю, женщин и имущество – дело ритеров и профессиональных воинов. Антону снова предложили дождаться ритера племени, Никиту, или того, кто его победит.

Ждать Антон не хотел. Тем более ему претило оставаться среди людей, которые наняли человека, чтобы убить его учителя. Он потребовал проводника в Нес. Старейшины недолго совещались, а потом объявили, что, поскольку Антон помог им защититься от разбойников и победил лжеритера, ему дадут проводника, знающего русский язык, и еду в дорогу. Вскоре Антон в сопровождении молодого охотника Пери покинул селение.

Проводник был молчалив. К удивлению Антона, он вовсе не испытывал никакого трепета перед грозным воином, только что одержавшим победу над сильным противником. Пери был убежден, что Антон, как и он, Пери, просто хорошо сделал свою работу. Разница лишь в том, что дело Антона – убивать людей, а дело Пери – зверей. Развеял Пери и убеждение Антона в том, что каждый человек в этом мире мечтает стать ритером. Если верить Пери, то ритеры – это вообще дикие люди, не дорожащие своей жизнью. Это их и отличает от «умных людей», потому что последние, такие как Пери, своей жизнью дорожат и проводят ее разумно и неспешно. Более того, Пери даже сообщил, что «нормальные» родители расстроятся, если узнают, что их сын решил стать ритером, так как в любом случае они его потеряют. У ученика ритера много шансов погибнуть, ну а если он сам станет ритером, то считай уже погиб, потому что и о семье не позаботится, да и вообще человек беспутный.

Узнав о том, как относится Пери к воинам, Антон решил уйти от скользкой темы и выяснить побольше о местной цивилизации.

– Скажи, а как живут русские? – спросил он.

– По-разному, – невозмутимо ответил проводник.

– Но богаче, чем финны?

– Конечно. Они землю пашут. Они торгуют.

– Ты переехать к ним не хотел бы?

– А землю кто мне даст?

– Но ведь можно и на службу наняться.

– К купцам? Нет, это плохо. Там свободы нет. Пери – свободный человек. Пери – охотник.

– А у русских охотников нет?

– У них это забава. Воины охотятся. Правители охотятся. Ритеры охотятся. Не ради еды. Чтобы позабавиться. Мясо им земельцы дают. Они животных на мясо разводят. Зерно сеют.

– Земельцы – это крестьяне?

– Кто такие крестьяне, не знаю. Земельцы – это те, кто на земле работает: пашет или скот пасет.

– А земельцы – свободные люди?

– Они налоги князю платят. Как мы ритеру.

– Но у них нет хозяев? Земля им принадлежит?

– Земельцы потому земельцами и называются, что землей владеют.

– А если земелец разорится?

– Тогда его землю за долги продадут. Если на долги хватит, к кому-нибудь в услужение пойдет. К другому земельцу или к купцу. Тогда он не свободным будет. Но может уйти и свободным стать. Может даже снова на надел заработать. А если его надела на долги не хватит, то его домочадцев, а то и его самого в рабство продадут. Тогда они совсем свободными не будут.

– А благородные люди землей не владеют?

– Благородные – это ритеры. Они, обычно, ничем кроме оружия не владеют.

– Но не все же здесь – земельцы, купцы, рабы и ритеры?

– Конечно. Есть еще жрецы и служилые.

– Кто такие служилые?

– Те, кто поклялся служить.

– Кому?

– Князю или другому служилому. Те, которые дали клятву князю, зовутся боярами. Те, которые боярам или другим служилым, но еще и своих вассалов имеют, – дворянами. А те, кто сам служит, а вассалов не имеет, – ратниками или приказчиками.

– Служилые могут поменять хозяина?

– Бояре нет. Только князю служить. За измену смерть. А дворяне, ратники и приказчики хозяина могут менять. Но хозяина они могут избрать только такого, который в подчинении у того же князя. К чужому князю переметнуться – смертный приговор в родной земле. Да и семью его разорят. Князя менять только ритеры свободно могут.

– А служилые землей не владеют?

– Зачем им? Они же не пашут и не пасут. Они этим брезгуют.

– А с чего же они живут?

– От службы. Хозяин им платит. Многие хорошо живут, но они не свободные.

– Выходит, самые свободные – это ритеры?

– Самые свободные – это финны-охотники, – буркнул Пери.

Антон улыбнулся. Парень явно гордился своим происхождением. Впрочем, информация, которую он сообщил, была достаточно интересна и заслуживала обдумывания.

– А в других русских княжествах так же живут?

Пери кивнул.

– Похоже.

– А в чужих странах?

– У некоторых иначе. Но ритеры есть везде. Так заведено с великой тьмы… – Финн осекся и застыл на месте.

– Что случилось? – забеспокоился Антон. Его рука непроизвольно легла на рукоять меча.

– Люди, – шепотом ответил охотник. – Прячемся.

Они вместе укрылись за огромным эвкалиптом, и только после этого Антон расслышал скрип тележных осей.

Вскоре из-за поворота появился обоз. Впереди, придерживая рукой заткнутый за пояс меч, шел Рыбников. Он был мрачнее тучи и тяжело ступал по покрытой опавшей листвой дорожке. За ним, так же понурясь, следовали финны и ученики.

– Никита Викторович! – Антон бросился навстречу учителю. – Я думал, вы на два дня позже сюда придете.

Тот замер на месте. Остановился и весь обоз.

– Почему ты здесь? – жестко спросил Рыбников, когда Антон приблизился.

Антон быстро и сбивчиво рассказал о нападении на замок и своем поединке со Щекиным. По мере рассказа лицо Рыбникова еще больше мрачнело, а пальцы все сильнее, до белизны в костяшках, сжимали ножны.

– Этого я и боялся, – процедил он, когда Антон закончил. – Сколько до замка?

– Мы шли полдня, – ответил Антон.

– С обозом до темноты не успеем, – покачал головой Рыбников. – Остановимся на ночевку через два часа. Завтра двинемся к замку. Пошли.

Он зашагал по дорожке.

– Финны наняли ритера, чтобы он вызвал вас на поединок, – нагнал его Антон.

– Я его видел, – бросил через плечо Рыбников.

Антон почувствовал, что расспрашивать о поединке сейчас не время.

– Вы будете штурмовать замок? – спросил он.

Рыбников посмотрел на него так, что парню показалось, что его обожгли плетью.

– Сколько еще штурмов? Сколько еще крови? Тебе не достаточно? Будет еще тебе. Но без меня.

Обескураженный Антон остановился на месте. На его плечо легла чья-то рука.

– Мы потеряли Таню, – шепнул ему на ухо Сережа Пак.

Антон вздрогнул, быстро оглядел состав экспедиции и к своему ужасу не увидел девушки.

– Как это произошло?! – вскрикнул он.

Сергей отвел глаза и промолчал. Обоз медленно катился мимо.

– А где Чубенко и Ставр? – спросил Антон.

– Об этих лучше и не вспоминай, – проворчал Сергей и зашагал следом за обозом.

– Расскажи мне, – рявкнул Антон, настигая приятеля.


Глава шестнадцатая, о том, что и один в поле воин | Ритер | Глава восемнадцатая, о славном городе Нес