home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава двадцать пятая,

о поисках

Антон вошел в Нес в середине дня и сразу направился на рынок. Город выглядел именно так, как его описывал Сережа Пак. Впрочем, ни архитектура, ни быт местных жителей Антона сейчас особо не интересовали. Расспросы торговцев и приказчиков дали ему мало нового. О недавнем поединке ритеров на рынке, как и об изгнании торговой делегации финнов знали все. Говорили также о похищенной девушке. Впрочем, все сходились на том, что Татьяну похитили лесные разбойники, проникшие в город. Соответственно, большинство полагало, что девушку прячут в лесах, либо увели в соседнее княжество, где продали в рабство.

Антон же был уверен, что Татьяну похитили по приказу наместника. Походив по рынку, он пришел к выводу, что ему необходимо проникнуть в запретный город. Но это было не так просто. Все входы строго охранялись. Чтобы пройти, надо было состоять на службе у жителя этого самого запретного города. Но для того, чтобы поступить на службу, следовало в город опять же проникнуть. Знающие люди порекомендовали наняться к кому-то из правобережных торговцев и ждать, пока представится шанс сменить хозяина. Это Антона не устраивало. Находившись по рынку и собрав информацию, он вышел к пристани и уселся на причальную бухту, разглядывая недостижимый запретный город.

Ехидный смешок привлек его внимание. Полагая, что смеются над ним, Антон обернулся и увидел двух грузчиков, с любопытством наблюдающих за слепым стариком, который, ощупывая дорогу перед собой посохом, шел прямо к краю пристани. Одет слепой был достаточно бедно: в серую тогу из грубой материи. Лицо его пересекал огромный шрам от удара, очевидно, и лишившего этого человека зрения. Поняв, что через несколько секунд слепой может свалиться в воду, Антон бросился к нему.

– Стойте, – крикнул он. – Там, впереди, обрыв.

Раздался разочарованный вздох одного из грузчиков.

И тут же Антон вздрогнул. На секунду ему показалось, что его левая рука попала в стальной капкан, так сильно сжал ее слепой.

– Ах, спасибо, добрый юноша, – прогнусавил слепец. – Пусть боги дадут тебе многие годы жизни и крепкое здоровье. Ты спас меня. Мой поводырь сбежал, обворовав меня, а мне так необходимо попасть на ту сторону. Не согласишься ли ты проводить меня. Это не займет много времени. Я заплачу.

– Но я не имею права на вход в запретный город.

В душе Антон ликовал. Кажется, случай представил ему шанс пробраться к цели своего путешествия.

– Это не имеет значения, – ответил ему слепец. – Сопровождая меня, ты становишься моим слугой, а значит, получаешь доступ. Так ты проводишь меня, добрый юноша?

– Хорошо, пошли, – согласился Антон.

– Как тебя зовут?

– Антон.

– А меня называй Сид. Там у третьего причала должны стоять лодки перевозчиков. Отведи меня к ним.

Антон быстро нашел глазами причал и лодки и потянул слепца.

– Я вижу их. Пошли.

Он потянул своего спутника. Тот шагнул за ним и при этом задел бедром за меч, заткнутый за пояс Антона.

– Я не ошибся, добрый юноша, у тебя меч ритера?

– Да, – буркнул Антон, гадая, как по столь мимолетному прикосновению слепец сумел идентифицировать оружие.

– Могу я узнать, как он достался тебе?

– Я подобрал его на поле боя.

– Вот как?! Давно это произошло?

– Нет. Недавно.

– Правда?! Неужели недавно где-то здесь погиб благородный ритер, а я об этом не знал?

Антон про себя вовсю костерил докучливого спутника, но прекрасно понимал, что если тот подумает, что поводырь что-то скрывает, то может не просто отказаться от его услуг, а еще и вызвать стражу, чего совсем не хотелось.

– Это произошло далеко отсюда, в землях финнов. Благородный ритер Никита убил на поединке ритера Йохана.

– Об этом я слышал. Никита был здесь несколько дней назад с торговым обозом. А ты-то там как оказался?

– Я был с Никитой, – признался Антон.

– Вот как? Ты был его учеником? А почему ушел? Или он тебя выгнал?

– Нет, не выгнал. Просто Никита решил осесть в лесах, а я…

– А ты хочешь жизни в городе, службы в дружине славного воина, богатства и любви женщин?

– Да. – Антон порадовался, что Сид сам сочинил за него легенду.

– Что же, это обычно для юноши. Теперь я, по крайней мере, могу не беспокоиться, почему ты согласился сопровождать меня и даже не уточнил размер оплаты. Тебе надо попасть в запретный город. Что же, даже если ты проводишь меня в одну сторону, мне и то будет подспорье, – Сид хихикнул.

Антон мысленно обругал себя. Он допустил оплошность, и слепец сразу подловил его. «Так и проваливаются разведчики, – подумал он. – Впредь надо быть осторожнее».

Они прошли в конец пристани, где Сид громко поинтересовался, не сможет ли кто-либо из достойных перевозчиков доставить их с поводырем на другой берег. Желающий сразу нашелся, и они с Антоном погрузились в лодку. На противоположном берегу слепой положил на скамью рядом с собой мелкую монетку и подал поводырю знак помочь ему выбраться на пристань. Через городские ворота их пропустили тут же, как только Сид показал стражнику какую-то деревянную табличку с рунами и заявил, что поводырь является его слугой.

В городе Сид ориентировался прекрасно. Он сообщал Антону, какая улица куда должна вести, и парню оставалось лишь провести спутника в указанном направлении и избежать столкновения с другими прохожими. Вскоре Сид сказал, что они подошли к дому, на фасаде которого изображен единорог, и потребовал ввести его туда.

Сразу за дверьми их встретил караул из двух стражников в золоченых доспехах, и Антон понял, что это, по-видимому, воины из того отряда, что сопровождали наместника во время инспекции рынка. Охранники выглядели грозно, но не посмели останавливать гостей, а лишь вежливо попросили обождать в отделанной мрамором гостиной. Один из них удалился и вскоре вернулся с молодым мужчиной, одетым в золотистую переливающуюся тогу. Вновь вошедший был высок и держался прямо. Необычайная мощь, исходящая от его фигуры, и кошачья манера двигаться говорили, что это опытный воин. Его красивое лицо с абсолютно правильными чертами казалось невозмутимым, но вместе с тем, как подумал Антон, словно было создано как воплощение благородства и мужественности. Увидев гостей, хозяин расплылся в улыбке:

– Здравствуй, благородный Сид. Рад снова видеть тебя в своем доме.

– Здравствуй, благородный Арис, – отозвался слепец. – Я тоже рад снова встретить тебя. Хотя, счастья увидеть, увы, лишен.

– Боги наградили тебя столькими талантами, благородный Сид, что потеря зрения лишь малая, хотя и прискорбная плата за них. – Арис обнял гостя. – Я вижу, у тебя новый поводырь.

– Да, этот добрый юноша уберег меня от падения в воду в порту и был так любезен, что согласился проводить сюда.

– Вот как? Спасибо, достойный…

– Антон, – подсказал Сид.

Антон молча поклонился. Он вовсю пожирал глазами Ариса, командира внешней стражи Неса, воина, сумевшего победить самого Рыбникова.

– Я давно предлагал тебе, переезжай в запретный город, – повернулся Арис к Сиду.

– Ну, куда мне, – усмехнулся слепец. – С моими деньгами…

– Живи у меня во дворце. Ты не будешь знать ни в чем отказа.

– О, спасибо, благородный Арис. Но дворцы не для таких, как бедный Сид.

– Прекрати насмехаться, – нахмурился Арис. – Почему ты живешь на этой правобережной вонючей помойке?

– Потому что я тебе уже тысячу раз говорил, что лучше на вонючей помойке, чем в сиятельной клоаке интриг Неса.

– Но в моем доме ты можешь не думать об этом.

– Ах, благородный Арис, нельзя быть наполовину живым. Можно либо жить как тебе нравится, либо мириться с чужими нравами. Я люблю жить по-своему, пусть и в бедной хижине.

– Как знаешь, – с сожалением развел руками Арис и перевел взгляд на Антона. – У тебя меч ритера, достойный Антон?

– Да, благородный Арис, – кивнул Антон. – Я подобрал его на поле боя.

– Ты, наверное, нездешний, – нахмурился начальник внешней стражи. – Иначе бы ты знал, что только близкий человек может обращаться к ритеру, не именуя его таковым.

– Прости, благородный ритер, – снова поклонился Антон.

– На первый раз прощаю, – отмахнулся воин.

– Антон некогда был учеником благородного ритера Никиты, – подсказал Сид.

– Вот как? – вскинул брови Арис. – Того самого? Это истинный мастер. А почему ушел?

– Тяжело молодому и сильному человеку сидеть в лесах, – вздохнул слепец.

– Может быть. Значит, пришел наниматься на службу? – Вопрос был обращен к Антону.

– Да, благородный ритер Арис, – Антон поклонился в третий раз. – И, если бы я мог служить под твоим началом, я был бы счастлив.

– Не сомневаюсь, – надменно улыбнулся Арис. – Но в свой отряд я принимаю только после строгого отбора. Ты готов к испытанию, достойный Антон?

– А в чем оно состоит? – смутился парень.

– В том, что я испытываю кандидата так, как сочту нужным, – жестко ответил Арис. – Жизнь, если ты не пройдешь проверки, я не обещаю. Но если пройдешь, считай себя в отряде.

Антон растерянно посмотрел на Сида, но тот сидел с невозмутимым лицом, уставившись перед собой невидящим взглядом.

– Я согласен, – пошел ва-банк Антон.

«В отряде Ариса я точно смогу найти Таню», – добавил он про себя.

– Вот и хорошо, – кивнул Арис. – Заруби меня.

– Что?! – Антон не поверил своим ушам.

– Я говорю: бери меч и постарайся зарубить меня. Это тебе все равно не удастся. Как только ты коснешься рукояти, я начну защищаться. Но если ты успеешь обнажить оружие, я возьму тебя в отряд. Действуй.

Антон кивнул. Замысел Ариса стал ему ясен, как и то, что начальник внешней стражи считал себя по-настоящему величайшим мастером и непобедимым воином. Но выбора не оставалось. «Если я не пройду испытания сейчас, меня не захотят брать и другие», – подумал он, глубоко вдохнул, выдержал паузу, посмотрел в сторону, отвлекая внимание экзаменатора, и вдруг резко рванул из-за пояса оружие и шагнул вперед.

Вначале ему показалось, что земля сама выскользнула из-под ног и пол неожиданно переместился туда, где должен был быть потолок. Потом пришла боль, а глаза сами собой закрылись.

Когда Антон пришел в себя, Арис все еще стоял над ним.

– Неплохо, – покачал головой начальник внешней стражи, – клинок вышел почти наполовину. Но этого недостаточно, чтобы служить в моем отряде. Я мог бы порекомендовать тебя в стражу городских стен, но не думаю, что стоит это делать. Вряд ли ученик, покинувший своего ритера ради красивой жизни, станет достойным воином. А увеличивать число отребья в доспехах нет смысла. Лучше поучись массажу у благородного Сида, достойный Антон. Это будет полезнее для всех.

Он подошел к слепцу и положил руку ему на плечо.

– Пойдем, благородный Сид. Мои мышцы и кости изнывают без твоих добрых пальцев.


Когда через час Антон с Сидом вышли на улицу, слепец остановился.

– Ну что, достойный Антон, пойдешь ли ты искать себе службы в запретном городе или вернешься на правый берег со мной?

Антон задумался.

– Вряд ли я смогу рассчитывать на хорошую службу теперь.

– Почему же? В стражу городских стен или в отряд внешней охраны наместника тебе теперь не попасть. Но ведь есть еще вооруженные отряды купцов, которые охраняют их дома, склады и сопровождают обозы. Туда ты сможешь устроиться с успехом.

– Но ведь это наверняка сброд, – заметил Антон.

– А чего ты ожидал? – усмехнулся Сид.

Антон вздохнул.

– А если я пойду с тобой?

– Будешь моим поводырем. Я буду платить тебе пол золотой гривны в месяц и обеспечу еду и кров. Примерно столько же получает рядовой воин стражи стен. Если захочешь, обучу массажу.

– Пошли, – неожиданно согласился Антон.

Он даже сам испугался своего поступка. Ведь он планировал наняться в стражники, поселиться в запретном городе, чтобы проще было найти Таню. Да и сама стезя профессионального воина казалась ему куда более привлекательной, чем обучение массажу. С Арисом его постигла неудача, но ведь это не приговор. Можно было наняться к купцу и искать Таню. А потом, глядишь, нашлось бы место в страже. А там, может быть, подвернется случай проявить себя, и он сделал бы карьеру. И вдруг он принял предложение слепого массажиста. Почему? Может, так сильно было странное обаяние слепца? Может, он подумал, что с Сидом ему будет легче найти Таню? Или так подействовал урок, преподанный Арисом? Сложно сказать. Скорее всего, это был неосознанный импульс. Но рассуждать об этом было уже поздно. Сид тянул его за руку.

– Ну, тогда пошли, Антон. Сегодня я богач. Устроим пир. Там, у порта, есть лавка, где торговец не слишком большой плут. Мы купим там доброго вина, сыра, ветчины и устроим вечером пир. Веди меня.

Антон покорно двинулся в нужном направлении. Слепец неотступно шел рядом.

– А почему Арис назвал вас «благородным»? – спросил он. – Разве это не обращение к ритерам?

– И к ритерам тоже, – ответил Сид. – Так называют всех мастеров, кто познал великую тайну. Ритеры – это только часть из них. Воины, которые познали великую тайну. Остальных называют «мастер великой тайны». Скажем, я – мастер-массажист великой тайны. И ко мне обращаются «благородный». Есть мастера-гончары великой тайны и так далее.

– Значит, я должен называть вас «благородный мастер-массажист Сид»?

– Нет уж, уволь, – захихикал слепец. – Мне нужно, чтобы ты был расторопным слугой. А пока ты будешь именовать меня столь длинным титулом, я, глядишь, проголодаться успею или в какую канаву сослепу свалюсь. Зови меня просто – Сид. И прекрати обращаться так, будто меня много. Я один, бедный слепой Сид.

– Хорошо, – кивнул Антон. – А кто признает мастером?

– Другой мастер. И вручает инку. Или дает право изготовить таковую. У меня тоже есть.

Сид извлек из складок тоги небольшую золоченую бляшку, висевшую на стальной цепи. Антон задумался.

– Но если воин самовольно сделает себе инку, то его вызовет на бой истинный ритер и убьет. Я понял, что так ритеры поддерживают чистоту своих рядов. А если ремесленник сам объявит себя мастером и сделает инку? Его что, забьют другие мастера этого ремесла?

– Нет, его зарубит первый же встречный ритер. Ритеры – хранители, стражи и судьи ордена мастеров великой тайны. Они охраняют мастеров и от тех, кто хочет их обидеть, и от тех, кто хочет без оснований затесаться в их ряды. Если кто обидит мастера, первый же ритер отомстит обидчику. Если кто без основания назовет себя мастером, ритер уничтожит самозванца. За это ритеры пользуются особым уважением.

– Но как он поймет, является ли человек истинным мастером в своем деле? Скажем, в гончарном?

– Он поймет, знаком мастер с великой тайной или нет. Этого достаточно. Конечно, пока у ритера будет хоть тень надежды, что стоящий перед ним человек знает великую тайну, он не обнажит оружия. Но если сомнений не останется, ритер покарает самозванца.

– Но как ритер узнает владеющего великой тайной?

– Как только познаешь великую тайну, поймешь, – хихикнул Сид.

Антон понял, что продолжать допытываться бессмысленно.

– А какие есть отряды воинов в Несе? – перевел он разговор на другую тему. – Кроме купеческих дружин, я имею в виду.

– Есть стража правого берега и пригородов. Есть так называемая стража стен. Она охраняет входы и патрулирует улицы запретного города. Если город подвергнется осаде, именно они будут защищать стены. Есть внешняя стража дворца, которой командует Арис. Эти воины охраняют внешние подступы дворца наместника и сопровождают его при выходах в город. Она немногочисленна, человек шестьдесят. Но стража стен вызывает ее на помощь, если не может справиться с каким-нибудь буяном. Ведь там лучшие бойцы.

– Ритеры?

– Нет, что ты! Ритер не может служить ритеру.

– Почему?

– Потому что ритеры такой народ, что могут общаться только на равных. Союз – да. Подчинение – никогда. Ссора неизбежна. У каждого мастера свой взгляд и свой путь, которыми он дорожит. Союзники всегда могут договориться и поступиться чем-то из уважения друг к другу. Для вассала и сюзерена это невозможно. Поэтому ритеры служат только наймитами, но никогда вассалами. Если кто-то из людей Ариса станет ритером, Арис даст ему инку, рекомендацию к одному из правителей, и изгонит из отряда. Это к пользе обоих.

– Странно, – пожал плечами Антон.

– Только пока ты не знаком с великой тайной.

Антон выругался про себя. Похоже, все разговоры с Сидом упирались в великую тайну, незнание которой делало беседу бессмысленной.

– Других отрядов нет? – спросил он.

– Есть еще внутренняя дворцовая стража. Она охраняет внутренние покои дворца наместника.

– Если во внешнюю стражу входят такие грозные бойцы, представляю, каковы воины внутренней стражи, – заметил Антон.

– Ты ошибаешься, – рассмеялся Сид. – Во внутреннюю стражу наместник отбирает не тех, кто сильнее, а тех, кого он не боится. Он уверен, что внешний враг не проникнет через охрану Ариса. Но наместник боится всех, кто силен и имеет собственное мнение. От внутренней стражи ему нужны только глаза и уши… и кое-что еще, хе-хе. Но тебе об этом лучше не знать. Ты все равно не подойдешь. Там люди преданные и покорные. А такие редко бывают хорошими бойцами.

– Но командует этой стражей ритер?

– Нет. Никогда боярин Урята не допустит в свои покои ритера. Он боится и ненавидит их.

– Но нанял Ариса.

– А как еще он может быть уверен в своей безопасности? На Арисе держатся покой города и безопасность наместника.

– Так Арис единственный ритер в Несе?

– В Несе нет. Но на службе у наместника Неса да. Но он и обходится казне дороже, чем вся остальная внешняя стража. Зато за семь лет службы Ариса ни один непрошеный гость не прошел во дворец. Ни один буян, нарушивший покой города, не остался безнаказанным. Он сам подобрал внешнюю стражу, и сейчас это отряд, который стоит больше, чем две сотни обычных воинов.

– А другие войска в Несе есть?

– Зачем? Тех, что имеются, достаточно для защиты стен города в случае чего.

– А если война с соседним княжеством?

– Для этого у Веского князя есть полевая рать. Она выступает против врага, а в мирное время находится в стольном городе.

– А как называется столица?

– Сейчас это славный город Тан. Он в десяти днях пути отсюда.

– Что значит сейчас? Столица часто переносится?

– При каждом новом князе. Таков обычай. Это позволяет взошедшему на престол взять с собой только тех чиновников, которых он считает нужным.

– А просто уволить он их не может?

– Бывает, что и хвост вертит собакой, юноша. Чиновники – народ особый. И они очень хорошо умеют защищать свои места. Иногда, чтобы убрать препятствие, надо рубить сплеча, а не разбирать по частям.

– И нынешний князь избрал Тан?

– Нет, Тан выбрал прежний князь Годин, сожри Дый его печенку.

– За что вы его так?

– Прости, Велес, он был плохим князем. Правил двадцать пять лет. Думал лишь о пирах да любовных утехах. Казнокрадство при нем разрослось, как сорная трава на брошенном поле. Многие славные ритеры покинули княжество. Мы уж думали, что нас завоюют соседи и Годин кончит свои дни в рабской клетке. Ан нет, помер на шелках в прошлом году.

– А новый князь?

– Гонан? Он достаточно молод. Даже не женат еще. Разное говорят. Не проявил он покамест себя. Даже стольный град еще не выбрал. Но рассказывают, что учителем у него был истинный ритер. Может, надоумил чему. А ежели нет, то ему же хуже. Не выдержит княжество больше бесчинств воров-чиновников. Соседи разорвут.

– А новый князь… – начал фразу Антон, но тут Сид до боли сжал его руку.

– Я слышу, юноша, что мы приблизились к порту, – произнес слепец. – Справа, на углу, найди лавку Липура. Нам туда. И давай закончим о князьях и дружинах. Мы с тобой лишь массажист и его ученик. Наше дело – делать массаж и кутить на вырученные деньги.


Глава двадцать четвертая, о жестоком обучении | Ритер | Глава двадцать шестая, о доле танцовщицы