home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава сорок вторая,

о том, как важно находиться в хороших отношениях с собственной охраной

Таню долго вели какими-то коридорами и подземными ходами. Девушка не сопротивлялась. Внезапная смерть возлюбленного полностью парализовала ее волю и сознание. И лишь когда стражники втолкнули ее в просторный мрачный зал, оборудованный множеством пыточных приспособлений, ее босые ноги ощутили холод каменного пола, и весь ужас нынешнего положения стал ясен ей. Но страха перед пытками и смертью не было. Единственное, что владело ее сознанием теперь, это жажда немедленной и жестокой мести. Но прежде надо было вернуть себе свободу.

Ее конвоиры, меж тем, стояли в нерешительности.

– Ну что, будем привязывать? – Стражник, который выглядел помоложе, кивнул на установленный посредине комнаты столб с железными цепями.

– А может, на дыбу? – спросил второй. – Помнишь, как хозяин вчера осерчал, когда того убийцу сразу на дыбу не вздернули.

– Верно, – согласился первый. – Но он же не сказал, что на дыбу. Сказал, чтобы просто в пыточную отвели. Мало ли чего он задумал.

– Пожалуй, – кивнул старший. – Давай к столбу. Оно и нам сподручнее. Так рассмотреть ее будет лучше. А пока хозяин не придет, девку лапать можно будет всяко.

– Чего? – не понял младший.

– Ты что, девок никогда не лапал?

– Нет, – признался первый.

– Эх ты, голова, – покровительственно пожурил старший. – Если только с наместником миловаться, так и кое-что в штанах засохнет. А у девок знаешь, как сладко бывает. Давай-ка ее к столбу. Я тебе покажу кое-что.

– Погодите, ребята, – вступила в разговор Таня. – Вы что, ни разу с женщинами не занимались любовью?

– Нет, – выдавил старший.

Он тоже был сильно смущен, но младший так вообще покраснел до кончиков ушей.

– Ну, так за чем же дело стало? – через силу усмехнулась Таня. – У нас еще целая ночь впереди. Завтра меня казнят. Так доставьте мне последнее в жизни удовольствие. А, мужчины!

С трудом подавляя отвращение, она старалась, чтобы ее голос звучал как можно более распутно. Юные стражники, тем временем, смотрели на нее, широко открыв глаза.

– Ну, ты шлюха, – пробормотал, наконец, старший.

– А тебе-то что? – усмехнулась Таня. – Смотри, тебе танцовщица предлагает, на которую сам наместник запал, да обломился. Другого такого случая не будет.

– Это верно, – кивнул заметно осмелевший старший. – Ладно, уговорила. Вставай на колени и нагибайся.

– Так не пойдет, – покачала головой Таня. – Так и мне удовольствия не будет, и вы того, что могли бы, не получите. Развяжите мне руки, и я покажу вам, как приятна любовь женщины.

Старший задумался.

– А не сбежит она? – испуганно спросил младший.

– Да куда ей, из дворца-то, – фыркнул старший. – Ладно, девка, ты в этом деле, видать, большая мастерица. Покажи нам, что умеешь, в последний раз.

Он отложил копье и торопливо принялся развязывать Танины руки. Как только девушка почувствовала, что веревка ослабевает, она воровато оглянулась.

– А не застанут нас здесь?

– Могут, – смутился старший. – Вот что, Шуста, встанька на страже в коридоре. Если кто пойдет, скажи, что наместник пускать не велел. А сам боярин уж верно до утра из спальни не вылезет, пока всех из внешней стажи не перебьют.

– А почему я? – проныл младший.

– Иди, иди, – прикрикнул на него старший. – Тебе тоже достанется. Вся ночь впереди.

Недовольно сопя, младший скрылся за дверью. Таня быстро прикинула, какие участки тела оставшегося в комнате стражника открыты для удара. Не защищен был лишь кадык. Но парень, очевидно, от испуга, отошел на пару шагов так, что достать его одним выпадом было сложно. Таня быстро разминала затекшие запястья.

– Ну что же ты? – улыбнулась она «ухажеру». – Раздевайся.

– А не раздеваясь нельзя? – растерянно спросил тот.

– Так ты получишь больше удовольствия, – по возможности более нежным голосом ответила Таня.

– Сначала ты, – потребовал он.

Ловкими движениями Таня скинула свой танцевальный наряд и приняла самую сексуальную позу, которую была в состоянии изобразить.

– Ух, ты. – От восторга у парня перехватило дыхание, рот открылся, а глаза выкатились.

– Ну же, мой господин, – ободрила его Таня.

Суетясь и путаясь в завязках, он снял перевязь с мечом, шлем и потянул с себя нагрудник. Воспользовавшись тем, что незадачливый стражник отвлекся, Таня скользящими шагами приблизилась к нему и нанесла мощный удар ребром ладони в незащищенную теперь шею. Подхватив обмякшее тело, она аккуратно положила его на пол и прислушалась. За дверью было тихо. Второй стражник, видимо, ничего не заподозрил.

Стащить с поверженного остатки доспехов и одежду и натянуть их на себя было делом считанных минут. Парень был немного ниже Тани ростом, но штаны и рубашка налезли на нее нормально. Да и сапоги пришлись впору. Нагрудник оказался значительно легче, чем она рассчитывала. Очевидно, он был сделан не из стали, а из какого-то более легкого сплава. Девушка быстро прикрепила к поясу меч, надела показавшийся ей столь же неожиданно легким шлем. Случайно задев рукой сережку, она вспомнила об украшениях, быстро сняла их и отбросила в угол. Наскоро смыв макияж водой из стоявшей в углу бочки, Таня осторожно вытащила из ножен меч, подошла к двери и тихо приоткрыла ее.

Второй стражник стоял в коридоре, прислонившись к стене, в метре от входа в камеру. Кажется, он задумался о чем-то и не обращал внимания на происходящее вокруг. Старясь меньше шуметь, Таня вышла к нему.

– Что-то ты быстро, – буркнул парень, поворачиваясь к ней.

В следующий момент его глаза округлились, а копье выпало из рук. Мгновенно приблизившись, Таня приставила к его горлу клинок, а левой рукой вытащила из ножен его меч.

– В камеру, быстро, – тихо приказала она.

Парень подчинился, и, как только он оказался на пороге пыточной, Таня дала ему мощного пинка под зад, от чего тот споткнулся и полетел на пол.

– Ступай к дружку, герой-любовник. – Таня захлопнула дверь и закрыла засов.

Вернув меч в ножны и отложив в сторону второй, трофейный, Таня тихо заскользила по коридору, поднялась на второй этаж и остановилась в нерешительности. Из-за поворота появилась служанка и, не обращая внимания на Таню, попыталась прошмыгнуть мимо.

– Девушка, где здесь казарма внешней стражи? – окликнула ее Таня.

Служанка удивленно посмотрела на нее, потом неопределенно махнула рукой в том направлении, откуда пришла:

– В том крыле, на первом этаже. Тебе надо пройти через внутренний двор.

Таня кивнула и заспешила в указанном направлении. Вскоре она нашла выход во двор, который был совершенно пуст. Ежась под дождем, Таня прошла через него и вступила в противоположное крыло здания. Тут же она увидела в дальнем конце коридора приоткрытую дверь, из-за которой лился свет. Заглянув туда, девушка увидела большую комнату, освещенную тусклым светом нескольких светильников. На близко поставленных друг к другу койках спало человек тридцать мужчин разного возраста. В изголовье у каждого были аккуратно сложены одежда, золоченый нагрудник, меч и лук с колчаном, полным стрел. Около тридцати копий стояли рядком у стены, а в дальнем углу виднелась внушительных размеров бочка. На койке, расположенной ближе всего к входу, в одних портах сидел рослый, плечистый мужик и латал рубаху. Кажется, он почувствовал, что за ним наблюдают, и, бросив взгляд на дверь, прикрикнул:

– Эй, кто там?

Таня распахнула дверь и переступила через порог. Увидев ее, мужчина оскалился.

– Что тебе здесь надо, девчонка?

Таня почти физически ощутила исходящую от этого человека неприязнь.

– Ваш командир убит, – выпалила она.

– Что?! – От удивления мужик выпустил из рук иглу.

– Только что, – произнесла Таня. – Его убила внутренняя стража, по приказу наместника.

– Что происходит, Метай? – поднял голову один из стражников.

– Этот парень говорит, что Ариса убили, – отозвался мужик.

Только теперь Таня поняла, что ее принимают за стражника внутренней охраны, а обращение «девчонка» является расхожим оскорблением при общении людей Ариса с воинами этого подразделения. Сорвав с головы шлем, она прокричала:

– Я не стражник. Я была похищена во внешнем городе купцом Леодром, который передал потом меня наместнику. Арис был моим любовником, и воевода убил его за это.

– Слушай, это же девка, танцовщица, – крикнул кто-то из просыпающихся стражников. – Я сам ее из городского совета сопровождал.

– Да что ты мелешь? – грозно надвинулся на Таню Метай. – Как могли эти… Как можно вообще убить Ариса?

– Его расстреляли из самострелов, – слезы потекли по Таниным щекам. – Его отвлекли. Он убил шестерых, но не увидел стрелков.

– Что за самострелы такие? – нахмурился Метай.

– Это вроде лука, – начала объяснять Таня. – Он крепится на прикладе.

– Что за невидаль? – крикнул кто-то.

Сейчас Таню уже окружало плотное кольцо стражников.

– Тихо, – огрызнулся Метай. – А где сейчас Арис?

– Его хотели сжечь в кузне, после того как вас отравят.

– Отравят?! – Глаза Метая округлились.

– Да. Наместник хотел вам отослать бочку вина. Оно отравлено.

– Эту? – Метай указал на стоявшую в углу бочку. – Так мы его пить не стали. Решили Ариса обождать.

– А те, что на постах, уже должны быть мертвы, – продолжала Таня.

– Горбуша, Лемь, айда на ближний пост, – распорядился Метай. – Посмотрите, как там наши.

Двое воинов в мгновение ока вооружились и выбежали из комнаты. Окружившая Таню толпа возбужденно гудела. Метай внимательно всмотрелся в Танино лицо.

– Так Арис, говоришь, вниманием тебя оделил. Давно ли?

– Вчера он пробрался в мою комнату, – ответила Таня. – А сегодня мы хотели бежать с ним из города.

– Полно трепать-то, – нахмурился Метай. – Чтоб Арис, да с бабой, да из Неса… Да у него таких, как ты, сотни.

Недолго думая, Таня залепила бородачу звонкую пощечину.

– Не смей так говорить об Арисе. Он лучший. Он ритер. Он лучше всех.

Зарыдав, она рухнула на койку, закрыв лицо руками. Воины удивленно смотрели на нее. Метай растирал ушибленную щеку, находясь в явной растерянности.

В комнату ввалились посланные на разведку стражники. Перед собой они толкали двух связанных юношей.

– Наших на посту нет, – доложил один из них. – Стояли эти.

– Где наши? – надвинулся на пленных Метай.

– Их благородный ритер Арис по важному делу отозвал, – пролепетал один из пленных. – А нас до рассвета пока поставили.

– Да что ты мелешь?! – Метай залепил говорившему крепкую оплеуху. – Сроду такого не было, чтобы наших вашими заменяли. – Он сделал паузу и вдруг недобро ощерился. – А ну-ка, ребятки, винишка наместника испейте. Поглядим, что с вами будет.

Оба пленника побледнели еще больше.

– Не губи, батюшка, – рухнул на колени один из них. – Отравлен нектар. Убили сегодня Ариса вашего. А всех вас наместник повелел извести. Но мы в том не виноваты.

– Да как вообще его можно было его убить? – заорал вне себя от ярости Метай.

– Продал заморский купец наместнику самострелы невиданные, пять штук, – трясясь от страха, рассказывал пленник. – С виду как лук, только маленький. Да на прикладе держится. Стрела короче. Но сила в нем такая, что любую броню пробивает. Ими воевода лучших стрелков вооружил и в свою охрану поставил. Десяток Китиса Ариса отвлек, а они его и подстрелили. Все, нет больше вашего ритера. Спасайтесь, пока не поздно.

– Ах, свиньи, – вскричал Метай. Выхватив у стоящего поблизости воина меч, он двумя мощными ударами зарубил пленников. – К оружию, братья. Ариса убили!

С невероятной скоростью воины принялись вооружаться. Не прошло и минуты, как Метай подлетел к Татьяне в полном боевом облачении и потребовал:

– Где Ариса убили? Веди.

Таня вскочила и бросилась из комнаты. За ней раздавался топот множества ног. Редкие встреченные на пути слуги в испуге шарахались в стороны. Стоявший на страже у входа в женскую половину воин внутренней стражи попытался было бежать, но был сражен стрелой Метая. Вскоре они ворвались в комнату, служившую Тане жильем в последние дни. В центре лежал большой мешок, в котором находилось нечто, по форме напоминающее человеческое тело. Двое юношей из внутренней стражи старательно зашивали его. Увидев разъяренных людей Ариса, они шарахнулись в стороны. Их немедленно обезоружили и прижали к стене. Несколько пар сильных рук разорвали грубую мешковину, словно это был тонкий шелк. В мешке лежало окровавленное тело Ариса.

– Арис убит, – крикнул кто-то.

Толпа издала протяжный вой, немедленно перешедший в крики ярости. Один из юношей внутренней стражи заорал от безумной боли. Его проткнули насквозь сразу тремя мечами. Второй не успел издать ни звука – ему срубили голову одним мощным ударом.

– Смерть Уряте, – проревел Метай.

– Смерть, – рявкнули остальные.

Четверо стражников подняли тело Ариса на руки и вместе с другими своими товарищами бегом направились из комнаты. Таня поспешила за ними.

Топот и дикие крики наполнили дворец. Буквально слетев по лестнице, стражники миновали двор, пронеслись по ночному саду, ломая кусты и перепрыгивая через изгороди, и подлетели к золоченой двери. Таня видела, как от нее, в ужасе бросая на ходу копья и щиты, бегут в разные стороны стражники внутренней охраны. Многие из них так и не успели укрыться от стрел мятежников. Пал от стрелы и единственный воин, попытавшийся закрыть перед восставшими двери.

Озверевшие от гнева и крови воины внешней стражи с ревом рванули наверх по богато украшенной лестнице. Проскочив ее, они ворвались в огромный зал со множеством статуй. Здесь они впервые встретили хоть какое-то сопротивление. Сомкнув щиты и выставив перед собой копья, человек тридцать стражников внутренней охраны перегородили выход из зала. Атакующие даже не остановились. Бегущий первым Метай необычайно ловко уклонился от неумелого выпада копья, вращаясь, вклинился между врагами и принялся рубить их мечом, который немедленно окрасился кровью. В образовавшуюся брешь тут же ринулись остальные бойцы внешней стражи.

Крики ярости нападающих перемешались с воплями отчаянья и страха защитников. Строй распался, и воины внутренней стражи бросились врассыпную. Таня заметила, что некоторые из них, отбросив в сторону оружие, выпрыгивают из окон. Те, кто не успел этого сделать, были изрублены в считанные секунды.

Золоченые двери в конце зала слетели с петель только после пятого удара живого тарана. С яростными воплями стражники ворвались во внутренние покои дворца… и обнаружили, что они пусты.

В течение нескольких следующих минут мятежники успели изрубить в щепы всю попавшуюся им под руку мебель, вспороть все подушки и перины, изорвать в клочья все портьеры и драпировки. Пух и перо летали по комнате и оседали на пол, словно снег. Наконец, когда стало ясно, что в комнатах не осталось ни одного уголка, где хотя бы теоретически мог спрятаться наместник, а все, что можно было уничтожить, уже уничтожено, вышедший на середину спальной комнаты Метай крикнул зычным голосом:

– Шабаш, братва. Утек мерзавец.

– Куда? – в отчаянии вскрикнула Таня.

– Да во дворце потайных ходов и проходов больше, чем обычных, – прогудел Метай. – Уходить нам отсюда надо, а то глазом не успеем моргнуть, как сотен пять гарнизонных нас в кольцо возьмут.

– А отомстить? – крикнул кто-то из стражников.

– Отныне и до века, я наместника кровник, – объявил Метай. – Где смогу ему нанести урон, там нанесу. Живым увижу, зарублю.

– И мы тоже, – закричали стражники.

– Но если сейчас промедлим, то уже поутру все пеплом станем, – продолжил Метай. – Посему, сейчас айда из города.

Стражники одобрительно загудели.

– А как уйти? – спросила Таня.

– Я же сказал, – процедил Метай, – тайных ходов здесь множество. Внутренних не ведаю, а вот внешние мы стерегли.

– Арис хотел еще одного пленника спасти, – вскрикнула Таня.

– Некогда, – отмахнулся Метай. – В тюрьме нас стража стен и накроет. Уходим. А ты, девка, с нами пойдешь.

Он повернулся и зашагал прочь из комнаты. За ним потянулись и другие стражники. Двое из них подхватили под руки Таню.


Мятежники быстро спустились по лестнице, по которой только что проникли к покоям наместника, и снова оказались в саду. Однако они не пошли к тому крылу, из которого пришли сюда, а направились куда-то в сторону, пройдя через сад, и оказались у высокой ограды. Нырнув за пышно разросшийся куст, Метай чем-то звякнул там и открыл совершенно незаметную стороннему глазу потайную калитку. Стражники быстро выскользнули на улицу, где Метай приказал им построиться в колонну по три. Таня оказалась в самом центре строя, зажатая между воинами. Четверо стражников, несущие тело своего убитого командира, встали в хвосте колонны. Вышедший вперед Метай скомандовал:

– Вперед.

Вскоре они вышли в порт. Стражники быстро выбрали ладью, связали и затолкали в трюм троих оказавшихся на ней слуг какого-то купца, погрузились и отчалили в темноту.

Таня стояла, опершись на борт, и смотрела на удаляющиеся огни города, когда к ней тихо приблизились двое стражников и выкрутили руки за спину. Тут же подоспел Метай и вытащил меч и кинжал из ножен на ее поясе, а конвоиры быстро связали руки.

– Что вы делаете? – вскрикнула Таня.

– Тихо, девка, – прошипел Метай и распорядился: – В трюм ее.


Глава сорок первая, о попытке побега | Ритер | Глава сорок третья, в которой события снова делают неожиданный поворот