home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement




Форт-Вейр, окончание Второго Интервала, 507 год После Высадки (ПВ)

Возле Звездных камней Форт-Вейра тесной кучкой стояли четверо мужчин. Солнце только-только вышло из-за горизонта, и на земле лежали длинные тени. Все четверо были одеты по сезону — конец зимы: в теплые куртки из шкур стражей порога, каждый носил на плече высочайший знак отличия — шнур предводителя Вейра. Они действительно были предводителями Вейров: Бендена, Форта, Телгара и Исты.

К'лиор, предводитель Форт-Вейра, хозяин, был самым младшим из присутствующих, как по возрасту, так и по сроку пребывания на своем посту. Он стал предводителем менее Оборота тому назад.

Он снова посмотрел сквозь Глаз-Камень, установленный на Звездной скале, на Каменный Палец, совсем близко от верхушки которого висела мрачная Алая звезда. Пора готовиться к встрече Нитей. Уже совсем скоро.

Холод сделался пронизывающим из-за ледяного ветра, беспрепятственно разгуливавшего по плато, где были установлены Звездные камни Форта. К'лиор сдержал дрожь.

— У Форта все еще нехватка в целое крыло, У нас была только одна кладка…

— Ничего, К'лиор, время еще есть, — успокоил его К'район, предводитель Иста-Вейра. Он указал на Алую звезду и Глаз-Камень. — К тому времени, когда начнут падать Нити, морозы успеют кончиться. — Да, Нити приближаются, нет никаких сомнений, — сказал К'лиор, втайне желая, чтобы предводители других Вейров возразили ему.

На протяжении более чем двухсот Оборотов планета Перн была свободна от смертельной угрозы, которую представляли собой Нити, падающие с неба.

Теперь времена мира и покоя подходили к концу.

Возвращалась Алая звезда — и несла с собой Нити, которые снова попытаются сожрать всю жизнь на Перне.

В течение предстоящих пятидесяти Оборотов драконам придется подниматься в небеса и жечь Нити в воздухе, превращая их в безжизненный и безопасный пепел, а в случае промаха — с ужасом смотреть, как космические споры падают на богатую почву Перна и зарываются в нее, с бессмысленной прожорливостью поглощая все, что имеет органическое происхождение.

— Телгар готов исполнить свой долг, К'лиор, — объявил Д'ган. Он отвернулся от Звездных камней и восходящего солнца и окинул острым взглядом лица остальных, полускрытые резкими утренними тенями. Эти слова получили выразительное подкрепление в виде отдаленного рева его бронзового дракона Калот'а. — Мои крылья в полном порядке, и на площадках Рождений у меня две кладки…

Один из предводителей громко фыркнул, но яростному взгляду Д'гана не удалось проникнуть сквозь тень и опознать провинившегося.

— Да, может быть, нам в чем-то повезло, — продолжил он, отвечая враждебно настроенному оппоненту, оставшемуся неизвестным, — но факт остается фактом: когда посыплются Нити, у Телгара будет готово еще одно отличное крыло. Наши холдеры полностью доставляют нам десятину, так что мы не ощущаем ни малейшей нехватки ни в снаряжении, ни в огненном камне.

К'лиор тревожно переступил с ноги на ногу, жалея о том, что искренне поставил предводителей в известность о тех трудностях, с которыми столкнулся в получении десятины, полагающейся Форт-Вейру.

— Значит, ты не согласен объединить силы? — снова спросил он.

Ведь он пригласил предводителей Вейров на эту встречу, чтобы сделать именно это предложение. К'лиор всерьез рассчитывал на то, что его предложение «летать вместе, учиться вместе» получит всеобщую поддержку и поможет укрепить взаимоотношения между Вейрами, ведь никому из них не приходилось еще сражаться с Нитями. И потому он был потрясен, когда Д'вин из Вейра Плоскогорье совсем отказался прибыть на встречу. Теперь его глубоко шокировало отношение Д'гана. В конце концов, предводитель Телгар-Вейра воспитывался в Айгене. К'лиор очень надеялся, что это подвигнет Д'гана к сотрудничеству, и уж никак не ожидал крайне резкого неприятия самой идеи. Д'ган смерил худощавого предводителя Форт-Вейра высокомерным взглядом.

— К'лиор, если к началу Падения Нитей ты все еще не наберешь полный состав, то, пожалуй, я постараюсь подбросить тебе драконов и людей.

— Могу поспорить, что все они окажутся бронзовыми, — сухо прокомментировал тот же голос. Он донесся оттуда, где стояли предводители Вейров Бенден и Иста.

Было совершенно ясно, что Д'ган стремится свести к минимуму конкуренцию при следующем брачном полете, который должен состояться в Телгаре. Конечно же, его Калот'у вовсе не обязательно оплодотворять всех королев Телгара, но для того, чтобы Д'ган остался предводителем Вейра, его дракон обязан догнать старшую королеву.

Д'ган сердито напрягся, услышав это замечание, и снова повернулся к К'лиору.

— Не знаю, как у других, Форт, а у меня множество дел в Вейре. Мне пора возвращаться.

— Позволь мне вызвать для тебя провожатого, Д'ган, — любезно предложил К'лиор, не на шутку встревоженный мыслью об опасности, которую представляли темные и местами скользкие коридоры пещер для постороннего человека.

Однако, против его ожидания, эта вежливость окончательно вывела Д'гана из себя.

— Я уж как-нибудь сумею найти собственного дракона, Форт, — отрезал он.

Д'ган решительно зашагал прочь. К'лиор побежал следом, по-видимому, все же рассчитывая как-то смягчить рассерженного гостя.

— Ты-то, К'район, должен бы знать его нрав. Зачем же тебе понадобилось дразнить его? — недовольно обратился М'тал к предводителю Иста-Вейра.

К'район в ответ на замечание своего старого товарища из Бендена усмехнулся.

— Я думаю, М'тал, что он не так уж плох, только вот принимает себя чересчур всерьез. И я чувствую, что моя обязанность, как старшего и более опытного предводителя, заставлять парня слегка подбирать паруса, когда его подхватывает такой ветер, как сегодня.

— Да, он из тех, на кого смотришь и думаешь: неужели его яйцо разбилось не с того конца? — согласился М'тал.

К'район громко хохотнул.

— Я подозреваю, что Д'ган станет куда смирнее после того, как ему придется смазать бальзамом из холодилки первый ожог от Нити. А К'лиор, несомненно, обретет уверенность после первого Падения.

М'тал задумчиво поджал губы.

— Я не стал бы так спокойно говорить о Д'гане. К'район пожал плечами.

— Я начал тревожиться о нем еще с тех пор, как было решено покинуть Айген-Вейр и переселить всадников оттуда в Телгар.

— Тогда в этом был смысл, — отозвался М'тал. — Вспомни: в Айгене стояла засуха, у них умерла последняя королева, а в Телгаре собирали отличные урожаи.

К'район вскинул руку, отказываясь продолжать обсуждение этой темы.

— Все верно. Но меня волнует сам Д'ган. Он школит своих всадников как проклятых. С тех пор как он стал предводителем Вейра, Телгар ни разу не терпел поражения в Играх, но еще неизвестно, будет ли это хоть чего-нибудь стоить, когда с неба посыплются Нити.

М'тал решительно дернул головой.

— Чего я при всем старании не могу себе представить, так это того, что Д'ган уклонится от своих обязанностей. Мы, всадники, знаем, чего ждать, когда наступит время Нитей. — Он махнул рукой в сторону Звездных камней. — И мы точно знаем, что это время наступит скоро.

— Я слышал, что ваша королева на прошлой неделе принесла большую кладку, — сказал К'район, демонстративно переводя разговор на другую тему. — Прими мои поздравления.

М'тал рассмеялся.

— Ты собираешься сделать мне такое же предложение, какое наш уважаемый Телгар сделал любезному хозяину?

— Нет, если честно, то я намеревался поторговаться, — ответил К'район.

М'тал вопросительно взглянул на него, ожидая продолжения.

— Я предполагаю, что там два королевских яйца, — сказал К'район. — Итого ровным счетом получается четыре королевы.

— Нет, второе яйцо — бронзовое, — ответил М'тал. — Мы сначала тоже надеялись, но Брет'а оттолкнула его к остальным. — Золотые королевы драконов всегда перекатывали яйца, из которых должны были вылупиться юные королевы, на особое место на площадках Рождений и тщательно их охраняли.

— Все равно…

— Ты хочешь влить в свой Вейр свежую кровь, К'район?

— А разве забота о силе Вейра — не главная обязанность каждого предводителя? — вопросом на вопрос ответил К'район. — А если серьезно, то я думаю, что новой королеве нужно предложить хороший выбор кандидатов. Я уверен, что ты организуешь Поиск, чтобы обзавестись хорошей госпожой Вейра.

М'тал громко расхохотался.

— Ты, конечно же, имеешь в виду Ж'трела, не так ли? Хочешь подкинуть нам этого старого плута?!

— Ты угадал, — тоже со смехом ответил К'район. — Но он вовсе не плут. А то, что его синий еще ни разу не ошибся, отыскивая хороших всадников, особенно женщин, — и вовсе чистейшая правда.

— Что довольно странно, если учитывать его личные предпочтения, — заметил М'тал.

— Ну, ты же знаешь, как это бывает с синими, — безразлично отозвался К'район. Поскольку синие и зеленые драконы составляли друг с другом нечто вроде семейных пар, их всадники (у синих всадниками были мужчины, но и у зеленых такое тоже иногда случалось) тоже вступали в семейный союз. Многим из тех, кто не имел счастья принадлежать к числу полноправных обитателей Вейров, это казалось странным.

— Значит, ты хочешь убрать его из Исты, чтобы он отвлекся от воспоминаний о К'наде, — констатировал М'тал. К'над и Ж'трел были партнерами на протяжении более чем двадцати Оборотов.

— К'над ушел очень быстро, — задумчиво произнес К'район. — Это благословение для него. Ты же знаешь, он был очень стар.

«На какую-нибудь дюжину Оборотов старше тебя, — с невольным ощущением превосходства подумал М'тал. И тут же мрачно добавил про себя: — И всего на пятнадцать Оборотов старше меня самого».

А вслух он сказал:

— Итак, ты намерен отвлечь Ж'трела, заняв его каким-нибудь делом?

К'район кивнул.

— Да. И всем нам в Исте стало бы полегче. Начинается Прохождение. Старикам придется очень тяжело.

Наступила неловкая тишина. М'тал первым решился ее прервать.

— Я должен обсудить это с Салиной и командирами крыльев.

— Конечно, — ответил К'район. — Никакой спешки нет.

— А где сейчас Ж'трел? — спросил, заинтересовавшись, М'тал.

К'район пожал плечами.

— Представления не имею. Они с его синим улетели сразу же, как только закончилась церемония похорон К'нада. — Он нахмурился. — У него был такой вид… как в тех случаях, когда он собирался осчастливить Исту горой огромных свежих фруктов. А такие штуки он проделывал частенько.

— Но ведь он не мог отправиться на Южный континент, правда? — в свою очередь, нахмурился М'тал. Всадники опасались посещать Южный континент, на неведомых просторах которого таились неведомые опасности.

— У меня правило: никогда не задавать вопросов, если в этом нет необходимости, — сухо ответил К'район. — А тебе действительно необходимо отведать фруктов.

Лорана совершенно не замечала обжигающих лучей солнца: ее внимание полностью сосредоточилось на крошечном существе, находившемся перед нею. Она с молниеносной быстротой рисовала, умудряясь свободной рукой удерживать животное, чтобы не удрало, и не позволяя альбому сползти с колен. Пот, катившийся по лицу, она тоже игнорировала до тех пор, пока одна из капель не оказалась в опасной близости от глаза: лишь тогда Лорана позволила себе отвлечься от работы ровно настолько, чтобы торопливо смахнуть ее.

Существо, которому она придумала название «скатид», успешно воспользовалось благоприятным моментом, чтобы в мгновение ока зарыться в сухой песок. Лорана пристрастно всмотрелась в свой эскиз и нахмурилась, пытаясь решить, не следует ли отразить на рисунке еще какие-то детали. Впрочем, это было довольно трудно — скатид был лишь чуть больше ногтя ее большого пальца, и его шесть лапок ни на секунду не прекращали движения.

Гренн, меньший из двух огненных ящериц Лораны, наклонил голову, всматриваясь туда, где исчезло насекомое, а потом оглянулся на Лорану и издал щебечущий звук, в котором отчетливо угадывались вопросительные интонации.

— Конечно, оно сбежало, — с улыбкой сказала она. — Ты же в десять раз больше.

Огненная ящерица ткнула лапкой в норку, края которой быстро осыпались, оглянулась на Лорану и снова защебетала.

— А когда я увижу его в следующий раз, то обязательно узнаю, — ответила Лорана.

Она поднялась с колен и потянулась, расправляя затекшие руки и ноги. Потом убрала альбом в висевшую на боку матерчатую сумку на длинной лямке и поправила широкополую шляпу, которая съехала на затылок и чуть не свалилась, пока девушка рисовала скатида. Приведя себя в порядок, она глубокомысленным тоном добавила:

— Если только ты не хочешь его съесть.

Гренн пронзительно пискнул и неловко отскочил от ямки. Лорана снова рассмеялась.

— Насколько я понимаю, это означает «нет».

Золотая Гарта громко пискнула у нее за спиной, соглашаясь с хозяйкой.

— Вы оба неплохо поели, так что, полагаю, еще не успели проголодаться, — сказала Лорана, обращаясь не столько к файрам, сколько к самой себе. Она снова посмотрела на почти сровнявшуюся с окружавшим песком ямку и перевела взгляд на неугомонного коричневого файра: — Ты стал бы это есть?

Гренн еще с секунду рассматривал ямку, а потом наклонился к ней и принялся быстро разбрасывать песок лапками. Когда скатид снова оказался на свету, Гренн принялся рассматривать его, но насекомое начало возбужденно дергаться, и файр недовольно заверещал и отскочил подальше.

— Значит, съел бы, — решила Лорана. — Просто ты недостаточно голоден. Она задумчиво взглянула в небо, где ослепительно сияло полуденное солнце. — Или тебе так жарко, что ты просто не можешь есть.

Гренн прощебетал, соглашаясь. Лорана кивнула и произнесла вслух:

— Скоро должен прилететь Ж'трел.

Маленькие огненные ящерки, приходившиеся дальними родственниками огромным огнедышащим драконам Перна, валились счастливыми трелями при мысли о том, что они вскоре снова увидят своего друга.

— Ну а пока что мы можем вернуться на берег. Там должен быть хоть какой-то ветерок, — сказала Лорана своим крылатым спутникам.

Огненные ящерицы радостно пропели хором и исчезли, предоставив Лоране тащиться за ними пешком. Она еще успела услышать, как Гарта говорит Гренну о каком-то плане, и в следующее мгновение маленькая королева и ее супруг исчезли в Промежутке. Решив про себя, что двум огненным ящеркам не грозят серьезные неприятности, Лорана сосредоточила внимание на едва заметной тропинке.

Ее одежда никак не годилась для летнего сезона в Айгене с его жарким солнцем, и Лоране пришлось изворачиваться, чтобы облегчить свое положение: она распустила пояс куртки, засучила рукава и штанины. Вообще-то ее одежда отлично подошла бы для плавания по морю и даже, пожалуй, спасла бы свою хозяйку от леденящего холода Промежутка.

Не успев одолеть и полпути к морю, она ощутила внезапный всплеск ликования Гарты и почувствовала, что оба файра ушли в Промежуток. Буквально в то же самое мгновение они вновь появились высоко над ее головой, прощебетали предупреждение и сбросили ношу, которую с трудом тащили вместе. Лорана протянула руки и поймала на редкость крупный круглофрукт. Она рассмеялась и помахала рукой:

— Благодарю вас!

Плод оказался очень сочным и восхитительным на вкус; пересохшему горлу Лораны сразу стало легче. Почувствовав прилив новых сил, девушка бодро зашагала к берегу.

Гренн завис в воздухе прямо перед ней и громко пискнул, с надеждой заглядывая в глаза своей хозяйке.

— Нет, — вслух произнесла Лорана. — Ты не должен кататься у меня на плече. Твое крыло уже выздоровело, и ты должен как можно больше его упражнять. Кроме того, я тащу и сумку, и все наше имущество, так что благодарю покорно, с меня хватит.

Гренн ответил ей делано печальным и одновременно просительным щебетом и энергично замахал крыльями, снова набирая высоту. Гарта, кружившаяся высоко над ним, издала сварливую трель, которую Лорана безошибочно перевела так: «А что я тебе говорила?»

Глядя на коричневого летуна, устремившегося, казалось, прямо к солнцу, Лорана с удовольствием отметила, что в его движениях не заметно даже намеков на недавний перелом левого крыла — перелом, который чуть не погубил Гренна и полностью изменил жизнь Лораны. Нахмурившись, девушка отогнала неприятные воспоминания и легкой походкой зашагала по береговому пляжу.

— Почему ты не разбудил меня, глупый дракон? — проворчал Ж'трел. Сняв летный шлем, он расчесал пальцами заметно поредевшие седые волосы. При этом он вглядывался в темноту внизу, пытаясь найти хоть какой-нибудь знак, который говорил бы о присутствии Лораны. — Ты же знал, что я выпил лишнего, но все равно отправился на этот жалкий обломок скалы греться на солнышке и сам уснул, верно? Бедная Лорана! А она все ждала и ждала нас… а мы с тобой спали!

Талит' без возражений принял стенания Ж'трела. Он понимал, что старый всадник готовится оправдываться и сейчас просто репетирует будущий монолог. Талит' умаялся, а солнце было таким теплым и ласковым. Ж'трел, в свою очередь, тоже нуждался в отдыхе, и ему было полезно выпить вина в гостеприимном нератском морском холде… К тому же все эти дни они упорно трудились, помогая Лоране в ее исследованиях.

«Мы устали, — сказал Талит' своему всаднику. — Солнце, вино — было хорошо».

— Ах, конечно, Талит', но пока мы с тобой грелись на солнце, Лорана, несомненно, изнывала от жары, или ее укусила какая-нибудь из тех тварей, которыми она так интересуется, или же она замерзла до полусмерти! — скорбно воскликнул Ж'трел, снова надевая шлем. — Ведь здесь холодно, почти как в Промежутке. Что, если…

«Она там», — безмолвно сказал Талит' и, расправив крылья, нырнул в крутой нисходящий вираж. Ж'трел вытянул шею, чтобы взглянуть поверх головы своего дракона, и увидел на краю пляжа небольшой костер.

— Она, наверно, успела превратиться в ледышку, — укоризненно произнес Ж'трел. — Мы очень нехорошо поступили с девочкой.

Не успел Талит' коснуться земли, как Лорана вскочила с належанного места у костра и помчалась приветствовать старого всадника. Гренн и Гарта радостно щебетали, кружась вокруг Талит'а, а тот отвечал им добродушным рокочущим ворчанием.

«Мы заснули на теплом солнце, — сказал дракон Лоране, — и теперь Ж'трел боится, что ты замерзла».

— Огонь отлично греет, Ж'трел, — сказала Лорана, нетерпеливо подзывая старшего товарища. — И он дает достаточно света, чтобы можно было все рассмотреть.

— Что рассмотреть? — удивился Ж'трел. Все заготовленные оправдания сами собой улетучились из памяти под действием неподдельного возбуждения Лораны.

Лорана подняла руку ладонью к своему гостю.

— Я не могу объяснить на словах. Вы должны посмотреть сами.

— Ладно, раз так, то пойдем к огню.

После того как пожилой всадник устроился у костра спиной к огню, чтобы пламя грело ему поясницу и позволяло без труда читать, Лорана раскрыла свой альбом и вручила его Ж'трелу.

— Взгляните-ка, — сказала она, указывая на один из более ранних рисунков.

Ж'трел, прищурившись, уставился на лист бумаги. Его глаза давно уже не позволяли отчетливо видеть вблизи, пришлось отодвигать альбом, пока наконец изображение не сфокусировалось.

— Хм, этакая жуткая зверюга. Хорошо, что маленькая, — пробормотал он себе под нос и, спохватившись, добавил: — Но ты очень хорошо ее нарисовала.

Лорана с вежливым поклоном взяла у него альбом, перелистнула несколько страниц, отыскала недавнюю зарисовку и вернула альбом всаднику.

— А теперь посмотрите сюда, пожалуйста.

Ж'трел прищурился и попристальнее вгляделся в рисунок.

— Ну… на первый взгляд почти то же самое, но все же другое! Только я никак не могу понять, в чем же там разница.

Лорана перегнулась через его плечо и ткнула пальцем в картинку.

— Видите, у этого на задних ногах нет щетинок. А тут есть. — Она снова открыла первый рисунок, который придерживала пальцем. — Зато у этого передние, копательные ноги гораздо тоньше, чем у второго. Видите? Этот живет на севере, и я думаю, что ему нужны более тонкие копательные ноги, чтобы рыться во влажной земле, а у этого, местного, лапы более широкие, потому что ему приходится разгребать песок. Видите?

— Не очень, — признался Ж'трел. Он немного нахмурился и мотнул головой. — Мои глаза уже не те, что в молодости, и поэтому мне кажется, что здесь слишком темно.

Лорана рассмеялась.

— Я думаю, что здесь действительно слишком темно! К тому же я столько часов рассматривала эти картинки! — Заметив, что Ж'трел мгновенно помрачнел, она торопливо добавила: — О, не волнуйтесь, Ж'трел, мне ничто не угрожало. Гарта и Гренн все время были на страже.

Она еще раз скользнула взглядом по рисунку и в нетерпении обернулась к Ж'трелу:

— Ну как, удалось вам найти какое-нибудь судно? Я хотела бы посмотреть, есть ли в Тиллеке другие виды скатидов, ну и, конечно, остальных животных, которых мне удалось найти.

— Она спрашивает про судно! — воскликнул Ж'трел с таким видом, как будто обращался к двум десяткам человек. — Нашел, Лорана. Я нашел для тебя самое красивое судно! Оно впору самому знатному холдеру, вернее, оно и построено как раз для холдера — лорда-холдера Тиллека. Мастер-рыбак собственной персоной спроектировал его, корабелы на верфи только-только закончили его отделку, и оно выйдет в море с началом отлива!

Его сияющая улыбка внезапно сошла на нет.

— Ж'трел, что-то не так? — спросила Лорана.

— Прилив! — неожиданно взвыл Ж'трел. — О, Лорана, это все мой гадкий дракон — мы с ним проспали отлив! — Он повернулся к дракону. — Талит', ну почему ты не разбудил меня?

— Я не сомневаюсь, что вы оба очень устали, — рассудительно заметила Лорана. — Но, Ж'трел, я не понимаю, что из того, что мы пропустили отлив?

— Лорана, «Всадник ветра» должен был отойти с отливом. Судно уже ушло!

«У нас сколько угодно времени, — успокаивающе сказал Талит'. — Я знаю, когда мы должны встретиться с капитаном. Ты дал мне очень четкое его изображение.»

Лицо Ж'трела просветлело.

— Конечно! — согласился он. — Лорана, собирай вещи, и я доставлю тебя на это очаровательное судно, «Всадник ветра», прежде чем оно отойдет от берега!

«Полет в Промежутке длится ровно столько, сколько требуется, чтобы кашлянуть три раза», — напомнила себе Лорана, когда Талит высоко поднялся над песчаным пляжем, на котором уже не различить было в темноте залитых водой угольев ее небольшого костра.

После того как Лорана познакомилась с Ж'трелом и его синим драконом, ей не раз приходилось бывать в Промежутке, когда они отправлялись из своего импровизированного лагеря в экспедиции по всему Перну. Она успела почти привыкнуть к ледяному холоду и мертвой тишине небытия, которые и являлись Промежутком между одним местом и другим.

«На сей раз это может длиться немного дольше», — предупредил ее Талит'. И в следующее мгновение они оказались в Промежутке.

Теплое ощущение присутствия Талит'а помогло Лоране успокоиться. Она принялась медленно считать про себя: раз, два, три, четы…

Когда Талит' появился над морским холдом Иста, солнце стояло почти в зените. Гарта и Гренн прибыли, задержавшись не более чем на секунду. Они возникли в воздухе немного выше дракона. Файры возбужденно пищали: их прямо-таки распирало от гордости от того, что они так ловко преодолели Промежуток вслед за большим драконом.

Талит' аккуратно приземлился перед главным входом в Иста-холд и, когда всадники сошли на землю, сообщил Ж'трелу, что хочет разыскать хорошее теплое место для отдыха.

— Только не засни снова, — предупредил Ж'трел, нежно похлопав синего дракона по шее. Отрываясь от земли, дракон негромко закашлялся.

Лорана взглянула на Ж'трела, вопросительно вскинув брови.

— Я что-то не припомню, чтобы он раньше так кашлял.

Ж'трел печально махнул рукой.

— Он ведь уже стар. Иногда у драконов бывает что-то вроде одышки: заглотнет слишком много воздуха и кашляет. Ведь легкие у него совсем не те, что были когда-то.

— А вообще, драконы часто кашляют? — спросила Лорана с вполне естественным любопытством — ее отец был мастером-скотоводом, кроме того, ему не раз приходилось лечить людей, когда поблизости не оказывалось целителя, и дочь получила неплохое представление о его ремесле.

Ж'трел пожал плечами.

— Драконы очень редко болеют. Иногда у них, кажется, бывает что-то вроде простуды, и порой они кашляют. — Он слегка поморщился и добавил: — Это быстро проходит.

— А как насчет лихорадки? — спросила Лорана. Ее голос чуть заметно дрогнул.

— Лихорадка поражала людей, а не драконов. К тому же всадники делали все возможное, чтобы избежать опасности. — Лицо Ж'трела сделалось суровым. — Кое-кто даже считает, что мы вели себя слишком осторожно.

Лорана решительно тряхнула головой:

— У нас должны быть драконы, чтобы сражаться с Нитями, а у них должны быть всадники, которые будут им помогать.

Ж'трел улыбнулся, обнял одной рукой девушку за плечи и на мгновение прижал к себе.

— Ты рассуждаешь, как настоящая всадница.

Поскольку Лорану сопровождал всадник, ее не толкали в толпе: люди спешили освободить им дорогу. Ж'трел воспринимал отношение обитателей морского холда к всаднику как должное и шагал быстро, словно стремился наверстать свое опоздание, о котором он недавно так сокрушался.

Лорана изо всех сил пыталась не отставать. Ж'трел заметил, что девушке приходится напрягаться, и бросил на нее испытующий взгляд.

— Ты в порядке?

Лорана зарделась и махнула рукой с таким видом, будто заботливый вопрос оскорбил ее.

— Я просто немного устала, только и всего. Наверно, слишком много ходила.

«Тебе никогда еще не приходилось перемещаться через Промежуток в другое время», — раздался у нее в мозгу беззвучный голос Талит'а, за которым совершенно явственно последовал зевок.

— Через Промежуток в другое время? — вслух повторила Лорана.

— Тс-с-с! — вдруг прервал ее Ж'трел, предостерегающе подняв руку. Лишь после этого до него дошло значение слов девушки. Он прищурился. — Почему ты об этом заговорила?

— Мне сказал Талит', — ответила Лорана.

Ж'трел вздохнул.

— Нам нужно было попасть сюда раньше, чем «Всадник ветра» выйдет в море, — сказал он.

Лорана вопросительно взглянула на него, ожидая продолжения. Всадник наклонился к ее уху и понизил голос:

— Драконы могут перемещаться через Промежуток не только из одного места в другое, но и из одного времени в другое, — объяснил он. — Когда мы в этот раз оказались в Промежутке, то немного передвинулись назад во времени. Так, чтобы ты смогла застать в порту «Всадник ветра».

— Потрясающе!

— Но за это, увы, приходится платить, — добавил Ж'трел, устало потирая загривок. — И дракону, и всаднику, и любому пассажиру.

Лорана снова взглянула на своего старшего товарища. — Сейчас — в это самое мгновение — ты находишься и в Иста-холде, и на побережье Айгена, — продолжил объяснения Ж'трел. — Как ты себя чувствуешь?

Лорана ненадолго задумалась.

— Я устала, — сказала она через несколько секунд. — Но я была уверена, что это просто от волнения.

— И от волнения, и от перемещения во времени, — сказал Ж'трел. — Некоторые после таких перемещений испытывают подавленность и раздражение. И чем дальше скачок, чем больше человек пребывает в двух местах сразу, тем хуже самочувствие.

— Значит, драконы не часто перемещаются во времени? — поинтересовалась Лорана.

— Вообще-то всадники совсем не должны делать такие вещи, — ответил Ж'трел и погрозил своей спутнице пальцем. — Пусть это останется нашей тайной.

Лорана кивнула, но вид у нее сделался растерянный и даже немного расстроенный. Ж'трелу уже не раз приходилось видеть такое выражение на лицах многих людей, да и он сам был потрясен не меньше, когда впервые столкнулся с этой удивительной способностью драконов. Так что теперь он терпеливо ждал вопроса, который — он знал это по многолетнему опыту — должен последовать обязательно.

— Ж'трел, — медленно начала Лорана; выражение ее лица было строгим, хотя в нем все же просвечивала надежда, — а не могли бы мы перейти через Промежуток во времени в тот день, когда мой отец занимался этой проклятой скотиной, и предупредить его?

Ж'трел мотнул головой.

— Если бы могли, то уже давно сделали бы, — сказал он с искренним сожалением.

Лорана недоуменно вскинула брови.

— Нельзя изменить прошлое, — сказал он. — Если что-то не произошло в прошлом, значит, оно не произошло и не произойдет никогда.

— Почему же?

«Это невозможно сделать, — присоединился к разговору Талит'. — Дракон не может попасть в место, которого нет».

Лорана ничего не понимала и совсем растерялась.

— Я однажды попробовал, — сказал Ж'трел, тряхнув головой, чтобы отогнать какое-то грустное воспоминание. — Нo так и не смог мысленно представить место назначения.

«Это похоже на попытку пролететь сквозь скалу», — добавил Талит'.

— Я хотел возвратиться в то время, когда моя мать еще была жива, — сказал Ж'трел. — Я хотел, чтобы она видела, что я прошел Запечатление, что я стал всадником. Я думал, что это сделает ее счастливой. — Он опять тряхнул головой. — Но я не смог этого сделать. Я не мог достаточно четко представить в своих мыслях ни ее саму, ни место, где она находится, — так, чтобы дать Талит'у хороший ориентир.

«Ты не сделал этого, значит, ты не мог», — объяснил Талит' с присущей драконам несколько прямолинейной логикой.

Лорана покачала головой. Было похоже, что объяснения совсем сбили ее с толку.

— Возможно, если думать об этом очень долго, то я смогу что-нибудь понять, — сказала она.

Впрочем, ее внимание было уже приковано к высоким мачтам кораблей, пришвартованных неподалеку. Вблизи причалов суетились моряки и портовые рабочие, разгружались и нагружались тачки, повозки и суда.

— Которое из них? — взволнованно спросила она Ж'трела.

— Самое красивое и новое! — широким жестом показал он. — Вот он, отличный корабль под названием «Всадник ветра», готовящийся к своему первому плаванию.

Глаза Лораны широко раскрылись. Она выхватила из сумки альбом и рисовальную палочку и принялась поспешно делать набросок.

Морское путешествие пойдет ей на пользу, говорил себе Ж'трел, глядя, как она рисует. Это позволит ей набраться опыта, увидеть мир, возможно, даст шанс разглядеть в себе, кто она есть на самом деле. Она была слишком низкого мнения о себе.


Он хорошо помнил свою первую встречу с Лораной. Были поздняя темная ночь. Они с Талит'ом замерзли и чувствовали себя совсем старыми… старыми и потерянными.

Минула всего одна семидневка с тех пор, как К'нада, его партнера, окончательно сломила болезнь, и Нарит', зеленый дракон К'нада, навсегда ушел в Промежуток. Ж'трелу пришлось собрать все свои силы, чтобы сделать уход К'нада менее тяжелым для обитателей Вейра.

А потом он отправился, чтобы сообщить печальную новость родственникам К'нада, в холд, где тот родился и вырос. Карел, младший брат К'нада, лорд-холдер Лемоса, принял известие довольно спокойно. Он успел привыкнуть к смертям во время Лихорадки, случившейся двенадцать Оборотов тому назад.

После обеда, тянувшегося в напряженном молчании, леди Манори задержала Ж'трела возле больших дверей холда.

— Он настолько глубоко похоронил свое горе, что оно уже не проявляется внешне, — сказала она, очевидно желая извиниться перед всадником за кажущееся равнодушие мужа. Она прикоснулась к руке гостя. — Он всегда так гордился К'надом!

Ж'трел кивнул и отвернулся, собираясь идти к дракону.

— Всадник! Мой лорд! — вдруг закричал кто-то из темноты. — Одно мгновение, умоляю вас! — В голосе отчетливо звучали панические нотки.

Оглянувшись, Ж'трел увидел бегущую к нему молодую женщину. Нет, юную девушку — высокую, еще не утратившую подростковой неуклюжести и не слишком красивую.

— Прошу простить меня, мой лорд, — выпалила она. — Я так надеялась поговорить с вами, прежде чем вы уедете.

— Это Лорана, — сказала Манори Ж'трелу с явственным оттенком печали в голосе. — Ее отец, Саннэль, был мастером-скотоводом и разводил племенных животных не только для нас, но и для Бендена и Битры. — Она поморщилась, словно от боли. — Одно из наших животных взбесилось и лягнуло его в голову.

— Ваш отец обслуживал три Великих холда, — заметил Ж'трел. — Его потеря, очевидно, весьма ощутима.

Рассмотрев Лорану вблизи, он понял, что первое впечатление было ошибочным. Темные волосы окаймляли лицо с миндалевидными глазами, которые в данный момент смотрели очень мрачно. Он спросил себя: как она будет выглядеть, если улыбнется?

Лорана кивнула, принимая соболезнование.

— Мне бы очень пригодился ваш совет, — сказала она, секунду помолчав (вероятно, чтобы набраться смелости). — Животное, которое убило моего отца, сломало крыло Гренну. Это мой файр.

— Мне очень жаль, — ответил Ж'трел. Он нисколько не сомневался, какая последует просьба. — Боюсь, что в последнее время я не слышал о новых кладках. Но если я что-нибудь узнаю, то прослежу, чтобы ваше имя включили в список для получения яй…

Лорана резко тряхнула головой и перебила всадника на полуслове:

— Он же еще жив!

Ж'трел не на шутку изумился.

— Обычно огненная ящерица, получившая такую тяжелую рану, уходит в Промежуток, — заметил он. — И навсегда.

Глаза Лораны сверкнули непреклонной решимостью.

— Такого я ему ни за что не позволила бы.

— Это просто невероятно, — добавила леди Манори. — Можно было подумать, что они даже дышать друг другу помогают — она и ее файр, — так она боролась за то, чтобы удержать его здесь.

— Я хотел бы взглянуть на эту огненную ящерицу, — сказал донельзя заинтригованный Ж'трел.

— Спасибо, — сказала Лорана, склонившись перед всадником в небольшом реверансе.

Леди Манори отправилась вместе с ними.

— Вам обязательно нужно будет взглянуть и на ее рисунки, Ж'трел, — сказала она. — Две ее работы висят в покоях лорда Карела.

Ж'трел снова всмотрелся в лицо молодой женщины.

— И целительница, и арфистка! Вы, оказывается, обладаете множеством талантов.

Лорана, смутившись, потупила взор. Не говоря больше ни слова, она провела их к одной из комнат для гостей и вежливым жестом предложила Ж'трелу и Манори войти первыми.

Вошедших встретил возбужденный щебет огненной ящерицы.

— Гарта, это друзья, — громко сказала Лорана.

— У вас их две! — воскликнул Ж'трел, сразу же заметив рядом с раненым коричневым самцом красивую маленькую, золотую королеву. — На самом деле я хотела для Кориэль… — извиняющимся тоном начала Лорана.

— Сколько раз нам еще повторять, что ты совершенно ни в чем не виновата? — раздраженным тоном перебила ее Манори. Она повернулась к всаднику. — Лорана проверяла яйца, приготовленные для моей дочери, и как раз в тот момент начали вылупляться малыши, так что…

Коричневый файр издал жалобный звук, похожий на стон. Разглядев, что крыло взято в лубки и обездвижено, Ж'трел заговорил нараспев, успокаивая животное.

— Ну-ну, малыш, — сказал он. — Дай-ка я посмотрю на тебя.

Он шагнул поближе, но остановился, встретившись с надменным и вызывающим взглядом маленькой королевы.

— Талит', ты мне не поможешь? — вслух сказал Ж'трел, обращаясь к своему дракону.

Услышав безмолвный упрек дракона, золотая удивленно пискнула, а потом, сохраняя важный вид, все же отодвинулась от своего страдающего друга.

— Я никогда не видел ничего подобного, — восхитился Ж'трел, рассматривая перевязку. — С таким переломом…

— Я сделала все, что могла, — сказала Лорана.

— Я никогда в жизни не видел, чтобы кто-то сделал что-то подобное, — отозвался всадник. — Целителю нашего Вейра было бы полезно поучиться у вас.

Чрезвычайно осторожным движением он расправил крыло, осмотрел лубок, а потом вернул крыло в первоначальное положение.

— Когда это случилось?

— Около семидневки тому назад, — ответила леди Манори. — В первый момент мы подумали, что потеряли всех троих: отца, дочь и огненную ящерицу. Но потом золотая, — она указала на маленькую королеву, — в буквальном смысле заорала на нас, и мы поняли, что Лорана еще жива.

— Крыло исцелится? — спросила Лорана. Похоже, она очень волновалась, что могла из самых лучших побуждений обречь маленького любимца на судьбу, которая будет для него хуже смерти.

— Кости соединены правильно, — размышлял вслух Ж'трел. — И он выглядит вполне упитанным, — добавил он, с усмешкой взглянув на округлившийся животик коричневого. — Я сказал бы, что у него неплохие шансы.

Честно говоря, в глубине души он вовсе не был в этом уверен.

— Могу я сделать для него что-нибудь еще? — спросила Лорана. — И когда ему можно будет снова летать?

Ж'трел задумчиво пожевал губами. Что-то в поведении этой девочки — скорее всего, ее искренняя тревога за пострадавшего файра и твердая решимость выходить его — пробудило в нем сострадание.

— А почему бы тебе не отправиться вместе со мной? — Он и сам не заметил, как перешел на тон, каким говорил со своими детьми, которых у него никогда не было и не могло быть. — Мы доставили бы его в какое-нибудь безопасное теплое место, где он оставался бы в покое, пока косточки крыла не срастутся, — предложил всадник.

Глаза Лораны округлились от неожиданности.

— Но ведь драконы в Вейре…

— Я имел в виду вовсе не Вейр, девочка, — прервал ее Ж'трел. — Я знаю очень хорошее теплое местечко, где драконы — и огненные ящерицы — могут спокойно свернуться в клубочек на солнышке и бездельничать день-деньской. — Он погрозил пальцем коричневому файру. — Я думаю, что самое лучшее, что мы могли бы для него сейчас сделать, — это заставлять его отдыхать и не позволять летать, до тех пор пока его крыло не срастется.

Леди Манори широко улыбнулась Лоране.

— Приняв такое предложение, ты наверняка не прогадаешь.

Лорана тоже улыбнулась всаднику, и от этой улыбки все ее лицо осветилось.

— Я вам очень благодарна!

После проведенного под ярким южным солнцем месяца, в течение которого за Гренном заботливо ухаживали, сломанные кости и порванные мышцы крыла наконец-то срослись. Ж'трел с удовольствием снабдил Лорану рисовальными палочками из древесного угля и бумагой для зарисовок сразу по прибытии на место — и был изумлен, увидев результаты. Лорана отогревалась под теплым южным солнцем две полные семидневки, прежде чем смогла по-настоящему открыть душу перед старым всадником. Это случилось вечером, после того как Ж'трел объявил, что крыло Гренна, совершенно определенно, выздоровеет. Лорана только-только закончила чертить схему лубка, который она наложила на крыло Гренна, и перешла к новой странице. Ж'трел не обращал внимания на ее занятия до тех пор, пока не услышал сдавленное рыдание. Заглянув в альбом через плечо девушки, он увидел, что она рисует лицо.

— Это твой отец? — спросил он. Ему пришло в голову, что, вероятно, Лорана позволила себе дать волю чувствам только сейчас, когда узнала, что жизнь ее огненной ящерицы в безопасности.

Лорана кивнула. И — очень сбивчиво, понуждаемая ласковыми расспросами Ж'трела, — рассказала старому всаднику свою историю.

Лорана помогала отцу с тех пор, как научилась более или менее твердо стоять на ногах. А после того, как Лихорадка унесла ее мать, брата и сестру, она осталась его единственной помощницей.

Она вспомнила, как сидела среди мертвых тел, а ее отец стоял в дверях, преграждая вход обезумевшим холдерам, которые решили, что целитель-скотовод принес Лихорадку с собой, подхватив заразу где-то в своих дальних странствиях. И лишь вид окоченевших трупов его родных смягчил сердца толпы и спас и отца, и маленькую Лорану от расправы.

Лоране потребовалось все, чем одарила ее природа, — в первую очередь талант к рисованию, — чтобы вырвать отца, едва не лишившегося рассудка от горя, из бездны отчаяния. С тех пор Саннэль использовал ее способности рисовальщицы, чтобы точно отображать все особенности животных, которых он выводил, и путешествовал только в обществе дочери. После его гибели Лорана чувствовала себя абсолютно опустошенной.

Когда Ж'трел тем вечером осмотрел Гренна при свете походного костра, он очень обрадовался тому, что получил возможность сообщить Лоране хорошую новость.

— Я думаю, нам следует попробовать, сможет ли он летать, — объявил он. — Сделаем это с утра, пока воздух еще не прогрелся. — Потому что в это время воздух более плотный, да? — спросила Лорана.

— Совершенно верно, — согласился всадник. — И если с ним все будет в порядке, то мы вместе с тобой отправимся в Вейр.

Лицо Лораны вытянулось.

Ж'трел вопросительно взглянул на нее.

— Я просто не знаю, есть ли мне там место, — призналась Лорана.

Ж'трел хотел возразить, но она подняла руку, останавливая своего старшего товарища;

— А где оно, это место, совершенно не представляю. Ж'трел воздержался от быстрого ответа. Вместо этого он пристально посмотрел на девушку и медленно кивнул.

— Мне кажется, я понимаю тебя, — сказал он после долгой паузы. — Если честно, то я и сам чувствую примерно то же самое.

— Вы? — озадаченно спросила Лорана.

— Нет, я не о тебе, — поспешно добавил Ж'трел и для пущей убедительности ткнул себя пальцем в грудь. — Это касается меня самого.

Лорана совсем опешила. Ж'трел глубоко, тяжело вздохнул.

— Я уже старик, — сказал он, помолчав. — Я не уверен, что от меня будет хоть какая-нибудь польза, когда снова начнут падать Нити. И я устал.

— Устали?

— Устал от страданий, — сознался Ж'трел. — Устал от болезней, устал от воспоминаний, устал от того, что давно уже не могу ходить так, как привык за целую жизнь, устал от бесчисленных компромиссов, на которые приходится идти по тем или иным причинам, устал от взглядов, которыми провожает меня молодежь, — точно таких же, которые я сам когда-то бросал на стариков. Пока был жив К'над, все шло по-другому. — Старый всадник говорил негромко, словно обращался не к Лоране, а к самому себе. — Тогда у меня было с кем делить все эти чувства. Мы могли вместе стонать от болей в суставах и вместе смеялись над своими стонами.

Он печально помотал головой.

— Я собирался всего лишь попрощаться с родственниками К'нада, — сказал он. — А встретил тебя.

Лорана тряхнула головой, пытаясь придумать какой-нибудь ответ.

Ж'трел взмахом руки оборвал возражения, готовые сорваться с ее уст.

— Я вовсе не жалуюсь, — уверил он девушку. — Напротив, я очень рад нашей встрече. — Он сдержанно улыбнулся. — Я никогда еще не встречал женщину, которая больше подходила бы для того, чтобы возглавить Вейр.

— Возглавить Вейр? — ошеломленно повторила Лорана. — Стать госпожой Вейра? Я? Нет-нет, я…

— Таких талантов, как у тебя, я еще никогда не видел, — очень серьезно сказал ей Ж'трел. — Можешь мне поверить: это мы с Талит'ом отыскали половину тех молодых людей, которые стали всадниками Исты за последние тридцать Оборотов. — И добавил с короткой горделивой улыбкой: — И ты способна говорить с любым драконом!

Лорана в замешательстве нахмурила лоб.

— Почему вы так думаете? — спросила она. — Я же говорила только с Талит'ом.

— Видишь ли, дело в том, что дракон может говорить с любым человеком, с которым захочет. А с драконами могут разговаривать только всадники, прошедшие Запечатление, — причем, как правило, всадник может говорить только со своим собственным драконом. Ни один всадник не может заговорить с другим драконом, если только он не обладает способностью слышать всех драконов. А ты представляешь себе, как мало народу на это способно?

У Лораны словно онемел язык; она нашла в себе силы только мотнуть головой.

— Не могу вспомнить никого, кроме Торен, — продолжал Ж'трел. — Но мне не кажется, что вы с ней сильно различаетесь. У меня такое впечатление, что ты скорее чувствуешь их, чем просто говоришь с ними.

— А вы разве нет? — изумленно спросила Лорана. Она взглянула на Талит'а и нежно улыбнулась синему дракону. — Прошу прощения, я…

— Дитя мое, когда ты наконец перестанешь просить прощения за свои таланты? — ласково перебил ее Ж'трел.

— Это только… это просто… — Лорана беспомощно умолкла, не в силах найти нужные слова.

— Я тебя понимаю, — поспешно сказал Ж'трел, чтобы прекратить мучения девушки. Его лицо невольно перекосилось. Такое поведение он наблюдал у многих людей, переживших Лихорадку.

Лихорадка обрушилась на людей внезапно. С тех пор прошло уже двенадцать Оборотов. Одни считали, что она пришла с Нератского полуострова, другие утверждали, что она началась в Бендене, а третьи искали ее истоки в холде Залив. Но где бы ни возникла зараза, она быстро и совершенно неожиданно распространилась по всему Перну. Сильнее всего пострадали холды, находившиеся под опекой Бенден-Вейра, — Битра, Лемос и Бенден, — но болезнь проявилась почти во всех поселениях, начиная от Нерата, расположенного на крайнем юго-востоке континента, и кончая Тиллеком, занявшим северо-западную оконечность.

Лихорадка закончилась менее чем через шесть месяцев, оставив убитых горем холдеров и ремесленников приходить в себя и удивляться тому, что всадники так поздно прибыли им на выручку, Помощь из Вейров пришла, но лишь после того, как эпидемия схлынула. Ж'трел знал, почему так случилось. Ж'лантир, командир его крыла, рассказывал ему об ожесточенных и полных болезненной горечи спорах между предводителями Вейров: нужно ли помогать холдерам или в первую очередь позаботиться о сохранении жизни и здоровья всадников, которым предстояло через считанные Обороты сражаться с Нитями.

В некоторых поселках погиб каждый третий. В других пострадали только старики и малыши. Несколько отдаленных холдов вымерли полностью, на всей планете не осталось семьи, которую Лихорадка не лишила хотя бы одного близкого родственника.

Когда Лихорадка миновала и всадники спустились из своих неприступных Вейров, чтобы помочь выжившим, они нашли поля заброшенными, а мужчин и женщин, переживших бедствие, — утратившими всякий интерес к жизни. Немногочисленные целители, которым посчастливилось не стать жертвами Лихорадки, объяснили, что люди пребывают в глубоком шоке. Чтобы выжившие оправились, требуется долгое время, покой и заботливый уход.

Все испытывали одинаковую ноющую боль в душе, одинаковое изумление от того, что им удалось выжить, — изумление, смешанное с чувством стыда и неотступными мыслями о том, что они не достойны сохраненной им жизни.

— А чем бы ты хотела заняться? — спросил Ж'трел. Лорана встряхнула головой.

— Не знаю, — честно сказала она. — Только мне не кажется, что я готова…

— Может быть, и нет, — согласился Ж'трел. — Ты всегда можешь возвратиться в Лемос…

— Нет, только не это! — воскликнула Лорана. Она сделала глубокий вдох, немного помолчала и продолжила уже спокойнее: — Нет, с Лемосом у меня связано слишком много печальных воспоминаний. Я не хочу возвращаться туда.

— Очень хорошо, — сказал Ж'трел. Он помолчал, пожевав губами. — Вероятно, нам стоит задуматься, что ты умеешь…

— Ну, похоже, что я не так уж плохо умею лечить сломанные крылья, — не без гордости произнесла Лорана, взглянув на спящего Гренна.

— И еще ты замечательно рисуешь, — добавил Ж'трел и зевнул. — Пожалуй, на этом мы могли бы закончить и отправиться спать.

На следующее утро разбуженный солнцем Ж'трел почувствовал озарение, словно от утреннего света. Он давно уже понял, что Лоране будет легче справиться с горем, если удастся найти что-нибудь такое, что полностью займет ее внимание, и тут ему пришло в голову, что благодаря отличному глазу и твердой руке девушка может заняться уникальным делом: запечатлеть все живые существа Перна.

— Никто никогда еще не пробовал ничего подобного, — сказал он девушке. — Ты могла бы стать первой.

Предложение заинтриговало Лорану.

— Но как я смогу побывать в стольких разных местах Перна? — спросила она. — Не могу же я просить вас постоянно возить меня!

— Над этим и в самом деле нужно подумать, — согласился Ж'трел. — Когда-нибудь мне придется вернуться к собственным занятиям.

Он встал и похлопал ладонями по затекшим ногам, восстанавливая кровообращение.

— Ну вот, теперь я думаю, пришло время посмотреть, готов ли наш подопечный к первому полету. Огненная ящерица взвилась кверху, но уже через несколько секунд с громким жалобным писком плюхнулась хозяйке на плечо.

Ж'трел выпучил глаза от удивления.

— Ничего не понимаю.

— А я все понимаю, — со смехом отозвалась Лорана. — Мы его так раскормили, что ему просто-напросто тяжело летать!


— Ж'трел? — Голос Лораны вернул погрузившегося в воспоминания всадника к действительности.

Она нервно протянула всаднику альбом, открыв его на последнем наброске. Ж'трел сразу заметил, что она невероятно быстро сделала несколько зарисовок подряд.

— Вот это и есть капитан Таннер? — спросила она, указав на изображенное несколькими штрихами лицо.

— Да, это он! — решительно подтвердил Ж'трел. — Давай поднимемся на борт, там ты с ним и познакомишься.

Они поднялись на палубу, Ж'трел провел девушку на корму. На ходу Лорана разглядывала оснастку судна, не упуская ни одной мелочи.

Внезапно они остановились.

Перед ней стоял капитан Таннер. Двое моряков держались у него за спиной, а еще один загородил дорогу Ж'трелу.

Лорана с изумлением поняла, что капитан Таннер — самый молодой из присутствующих мужчин. Пожалуй, он был ей ровесником или немногим старше — Оборотов двадцати от роду. Все остальные моряки — поседевшие в плаваньях ветераны, намного старше его, — выглядели далеко не так элегантно, а, напротив, были одеты плохо и неряшливо. Они, словно против воли, бросали на нее хмурые взгляды.

А вот карие глаза капитана Таннера смотрели прямо, и взгляд был откровенно оценивающим.

— Вот, как было обещано, целитель для вашего судна, капитан Таннер, — представил девушку Ж'трел.

Услышав эти слова, Таннер широко раскрыл глаза. Он снова посмотрел на Лорану, но на сей раз пристально и холодно.

— Мой лорд Ж'трел не говорил, что целитель будет женщиной. — Покажи ему свои рисунки, — почти приказал Ж'трел.

Чувствуя себя неловко, Лорана протянула капитану альбом. Таннер довольно вежливо взял его и мельком взглянул на первый рисунок.

— Вам когда-нибудь приходилось рисовать корабли?

— Только что, на причале, — ответила девушка. — Если вы начнете с конца…

Капитан Таннер без особого желания повиновался, но как только он увидел рисунок, у него перехватило дыхание от благоговейного восторга. Остальные моряки подошли поближе и вытянули шеи, чтобы лучше видеть.

— Меня также очень интересуют рыбы и морские птицы, — сказала Лорана.

— Именно поэтому Лорана и хочет отправиться с вами на «Всаднике ветра», — вставил Ж'трел.

— Их ты тоже будешь рисовать? — спросил один из старших мужчин. Лорана кивнула.

— А если мы что-нибудь поймаем, то для нас нарисуешь? — полюбопытствовал другой. Но прежде чем Лорана сообразила, как на это ответить, третий моряк громко заржал.

— Ты хочешь сказать, Майнет, что умудришься что-то поймать, да? На свою старую удочку?!

— Нормальные люди ловят рыбу сетью! — бросил кто-то со стороны.

— Сам же знаешь, что на борту «Всадника ветра» нет никаких сетей, — огрызнулся Майнет.

Впрочем, Лорана успела заметить, что перебранка между этими троими была совершенно беззлобной.

— «Всадник ветра» — это шхуна, Барор, — напомнил Таннер. — Она построена для быстрых переходов, а не для того, чтобы волочить за собой сеть.

Моряк, которого назвали Барором, вдруг помрачнел и отвел взгляд от лица Таннера. Лорана решила, что ей не нравится выражение его лица.

— Говорят, баба на борту — это плохая примета, — пробормотал Барор.

Майнет, стоявший рядом с ним, согласно кивнул.

— А я бы сказал, что выходить в море без целителя — примета еще хуже, — снова вмешался в разговор Ж'трел.

Капитан Таннер кивнул.

— Вы сказали, что «Всадник ветра» был построен как скоростной? — спросила Лорана. Она разглядывала другие гуда, стоявшие в гавани, сравнивая их между собой.

— Да, — ответил ей Майнет. — Лорд-холдер Тиллека Он же мастер-рыбак — заказал ее здесь специально для быстрых переходов между Падениями Нитей.

— Если они когда-нибудь случатся, — прорычал третий моряк.

— Случатся, Колфет, случатся, — ответил капитан Таннер, бросив извиняющийся взгляд на Ж'трела.

Колфет, похоже, осознал свою оплошность.

— Я не хотел никого обидеть, всадник.

Ж'трел не слышал раскаяния в голосе северянина, но решил сделать вид, что не уловил этого.

— Раз не хотел, значит, и обиды никакой нет, моряк. Таннер сменил тему:

— Ж'трел говорит, что ты умеешь обращаться и с животными.

— Да, мой отец работал с ними, — ответила Лорана.

— Ты считаешь, что сможешь наложить шину на сломанную кость или обработать рану не только у скотины, но и у человека?

Лорана пожала плечами.

— Разницы почти никакой. Ну а если болезнь будет более серьезная, чем простая царапина или ушиб, вы поспешите к настоящему целителю.

Все моряки закивали, соглашаясь с ее словами.

— Да разве хоть с кем-нибудь может что-то случиться в такой дурацкой прогулке, как эта? — хрипло проревел Колфет. — Всех делов — дойти до этого нового морского холда и вернуться обратно.

— Я капитан «Всадника ветра» только на время этой самой прогулки, — объяснил Лоране капитан Таннер. — Эти трое должны освоиться со снаряжением и повадками шхуны, а потом они сами поведут ее в Тиллек.

— Но я хотела бы отправиться в Тиллек, — сказала Лорана.

Колфет оглянулся на тиллекских моряков.

— Для этого ты должна получить мое разрешение. — Он задумался, глубоко вздохнул и добавил: — Давайте-ка сначала посмотрим, как ты покажешь себя во время перехода до нового холда, верно?

— В таком случае пора отправляться, — объявил Таннер — Отлив ждать не будет.

Ж'трел пожал руку девушке, а потом обнял ее.

— Будь осторожна, девочка. И вот еще что: мне хотелось бы знать, как у тебя пойдут дела.

Лорана улыбнулась ему.

— Я постараюсь, Ж'трел.


«Всадник ветра» оказался по всем статьям именно таким, как восторженно говорил капитан Таннер. Лорана отнесла свое имущество в каюту целителя и поспешила присоединиться к команде на палубе, а судно тем временем выходило из гавани Исты. Поймав ветер, шхуна рыскнула в сторону; рулевой выругался и поспешно закрутил штурвал.

После того как судно играючи встретило следующую волну и с легким креном на противоположный борт одолело ее, капитан Таннер снова обратился к Колфету:

— Ну, мистер Колфет, что вы теперь думаете о ней? Годится она для флота вашего мастера?

— Она отлично ловит ветер, капитан Таннер, — ответил Колфет.

Заметно было, что ему не слишком-то хочется говорить слова одобрения. — Но ведь мы только-только отчалили Я еще посмотрю, как она поведет себя во время шквала. Таннер рассмеялся и показал на моряков, которые, не скрывая растерянности, осваивали на мачтах непривычно сложное парусное вооружение судна.

— Надеюсь, он нагрянет не раньше, чем они разберутся, что к чему.

Колфет ответил кислой усмешкой.

— Да уж, пожалуй. — Он поглядел поверх гакаборта на закатное солнце. — И завтра сильного ветра ждать не приходится.

— Почему вы так решили? — спросила Лорана.

— Заходит непогода. Вероятно, будет шторм, — ответил Колфет с таким видом, будто его противоречивые слова объясняли абсолютно все.

Капитан Таннер поднял к глазу подзорную трубу.

— Лорана, посмотри-ка туда! Похоже, нас провожают!

Лорана взглянула туда, куда указывал Таннер, и разглядела вдали дракона и на спине у него всадника, махавшего рукой. Она рассмеялась и помахала в ответ.

«Ж'трел желает тебе счастливого пути, Лорана», — прозвучал у нее в голове голос Талит'а.

«Талит', передай, пожалуйста, что я ему благодарна».


Высоко в небе Талит' повторил для Ж'трела слова Лораны.

— Всего тебе хорошего, девочка, — вслух сказал Ж'трел. — Ты ведь все слышал, Талит', верно? Ну-ка, сколько народу может разговаривать с другими драконами? Хоть одна госпожа Вейра способна на такое? Так вот, я тебе говорю: ни одна. Она будет летать на золотой королеве и станет лучшей госпожой Вейра, какую только видел Перн.


Глава 1 | Кровь драконов | Глава 2