home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 20

…Запечатленье:

Душа в душу,

Сердце к сердцу,

Разум к разуму.


Бенден-Вейр, Третье Прохождение, 22 день, 508 ПВ

До рассвета было еще далеко, но в чаше Бенден-Вейра уже собрались драконы и всадники, готовящиеся к вылету на Падение. Во тьме, лишь кое-где разгоняемой огнем светильников, дрейфовали полотнища предутреннего тумана.

Лорана была и удивлена, и обрадована приемом, который оказывали ей всадники и драконы. Рядом с нею стоял Кетан, вновь погрузившийся в глубокую подавленность при виде того, как Вейр готовится к вылету на Падение, в котором он впервые не будет участвовать.

— Целитель, — раздался из темноты негромкий голос Б'ника. Тут же появился и он сам.

— Предводитель, — вежливо ответил Кетан.

Б'ник решительно отказался от выражения сочувствия. Он лишь подошел поближе и сжал плечо бывшего всадника ладонью.

— Надеюсь, что, когда мы вернемся, у тебя будет немного работы.

Кетан улыбнулся.

— Я тоже, — сказал он, — Счастливого полета.

В темноте зашелся кашлем дракон. Лорана покачнулась, натолкнулась на Кетана и выпрямилась, пробормотав извинение.

— Может быть, тебе стоит отдохнуть еще денек? — спросил Б'ник, обеспокоенный ее состоянием.

— Со мной все в порядке, просто оступилась в темноте, только и всего, — соврала Лорана. — Кроме того, я хотела предложить помощь. М'тал считает, что моя способность говорить с любым драконом может пригодиться.

— Она обязательно пригодится, — сразу же согласился Б'ник, скрывая свое удивление ее предложением. — Я, я… Я не думал, что ты согласишься…

— Я буду счастлива помочь, — твердо ответила Лорана.

— В таком случае я буду счастлив принять твою помощь, — бодро ответил Б'ник.

— Ретант' говорит, что все готово, — сказала Лорана.

— Скажи ему, чтобы собрал Вейр над Звездными камнями, — ответил Б'ник. — Очень надеюсь, что там не будет тумана.

— Сторожевой дракон передает, что воздух совершенно ясный и солнце только-только показалось над горизонтом.

— Прекрасно! — воскликнул Б'ник.

Ему было совершенно ясно, какую огромную пользу могут принести Вейру способности Лораны. До сих пор ни ему, ни М'талу, ни кому-либо еще из предводителей не удавалось решить проблему: как управлять крыльями и одновременно поддерживать контакт с Вейром. Он легко забрался на шею дракону.

— Что ж, Карант', пора отправляться.

— Хорошего Падения, предводитель Вейра! — крикнула ему вслед Лорана.

Ни ей, ни Кетану не удалось против света солнца, выглянувшего из-за кромки чаши Вейра, рассмотреть его прощальный взмах руки.

— Что ж, — сказал Кетан, когда последний из драконов покинул чашу, — а теперь, думаю, ты можешь сказать мне, кто еще из драконов заболел?

— Карант', — мрачно ответила Лорана.


— Ты уверен, что правильно задаешь ориентиры? — с тревогой спросил Б'ник своего дракона, когда Вейр уже выстраивался в боевой порядок, чтобы отправляться через Промежуток на Падение над Битрой.

«Я уверен, — с полной невозмутимостью ответил Карант'. Спокойствие дракона частично передалось и Б'нику, но все равно в глубине его сознания неприятно копошилась мысль о том, чтобы попросить М'тала и Гаминт'а вести Вейр на Падение. — Я только кашляю, а не теряю ориентировку».

— Очень хорошо, — вслух сказал Б'ник, только сейчас заметив, что давно уже сдерживает дыхание. — Пойдем, Карант'!

Получив визуальный образ от предводителя Вейра, сто семьдесят четыре боевых дракона ушли в Промежуток.


Лорана даже не сознавала, в каком она пребывала напряжении, до тех пор, пока не уловила спокойное сообщение Карант'а о прибытии Вейра в район Битры, зато после этого она чуть не захлебнулась, набрав полную грудь свежего воздуха.

Кетан удивленно взглянул на нее, но тут же понимающе кивнул.

— Ты тревожилась за Карант'а?

— Это Б'ник тревожился за Карант'а, — ответила Лорана. — Я считаю, что Карант' в достаточно нормальном состоянии. Да, нездоров, но не потерял ясности рассудка и способен лететь. Даже рвался лететь.

Кетан поднял голову и взглянул на Лорану с каким-то новым любопытством.

— Я правильно понял, что если бы ты тревожилась за Карант'а, то могла бы помешать ему провести Вейр через Промежуток?

Лорана позволила тени улыбки чуть заметно тронуть ее губы.

— Могла бы.

— Лорана, — начал Кетан, с величайшей тщательностью подбирая слова, — ты ведь действительно понимаешь, что за боевых драконов отвечает предводитель Вейра, правда?

Лорана искоса взглянула на него.

— Ты хочешь услышать, целитель, понимаю ли я свое место в Вейре?

Кетан облизал губы. Он испытывал крайнюю неловкость.

— Я сомневаюсь, что сейчас хоть кто-нибудь понимает, каким должно быть твое место, — уклончиво ответил он.

— Я согласна с тобой, — сказала девушка, слегка наклонив голову. — Но я думаю, что было бы совершенно неправильно, если бы я, зная, что Карант' слишком болен для того, чтобы правильно задать ориентиры, не постаралась остановить его. Или ты не согласен? — Между ее бровями появилась морщинка. — А что случилось бы, если бы Карант' неверно дал ориентиры и Вейр последовал за ним?

Кетан содрогнулся, его лицо вдруг побелело.

— Они затерялись бы в Промежутке.

— Ох! — воскликнула Лорана; ее глаза широко раскрылись.

Выражение лица Кетана ответило на ее вопрос лучше, чем слова.


Когда через шесть часов Карант' передал своему всаднику доклад поисковой группы о завершении Падения, Б'ник чувствовал себя смертельно уставшим и продрогшим до костей.

— Отправь остальных обратно в Вейр, — сказал он Ж'толу, — а половина нашего крыла займется поисками нор.

Ж'тол махнул, что, дескать, да, все понятно, и повернул в сторону; его ведомые на лету растягивались в широкую цепь.

Б'ник был рад, что послушался совета М'тала и во время этого Падения оставил свое крыло в резерве. Благодаря этому ему удавалось быстро отдавать своим всадникам приказания, когда возникала необходимость заполнять бреши в строю других крыльев — что случалось не так часто, как он боялся.

«М'тал посылает поздравления», — передал Карант'.

«Передай ему мою благодарность», — ответил, невозмутимо усмехнувшись, Б'ник. Хотя ему было страшно даже думать о причине этой необходимости, он все же должен был признаться самому себе, что действительно хорошо иметь на подстраховке бывшего предводителя Вейра, который нисколько не скупился на честную похвалу, когда его нынешний командир, а в недавнем прошлом подчиненный, ее заслуживал.

«А теперь пора поболтать с лордом-холдером», — добавил он. Его улыбка исчезла, как только он представил себе кислое лицо Гадрана, престарелого лорда Битры. Даже если на его землях не окажется никаких нор, Гадран все равно найдет причину для того, чтобы жаловаться, сетовать на судьбу и обвинять всадников.

«Ж'тол сообщает о трех глубоких норах в северной долине, — сказал ему Карант'. — Он говорит, что им придется сжечь там леса, чтобы разделаться с Нитями».

— Что-то не так? — спросил Гадран, заметив тревогу на лице Б'ника.

— Я боюсь, что да, — признался Б'ник. — Мы сделали во время Падения все, что могли, но мои поисковики сообщают, что в долине к северу отсюда оказалось три сильно разветвленные норы.

— Сильно разветвленные? — эхом отозвался Гадран. Он нервно облизал губы и посмотрел на север, как будто ожидал увидеть там Нить, переползающую через горный хребет. Насколько сильно разветвленные?

— Нам придется спалить долину, чтобы истребить их.

— Спалить долину? — Вид у Гадрана сделался совсем удрученным. — Все деревья?

— Именно благодаря деревьям Нити смогли так быстро проделать такие большие норы, — объяснил Б'ник.

«Ж'тол хочет знать, могут ли они уже поджигать долину», — с явным беспокойством передал Карант'.

— Скажи Ж'толу, пусть поджигает долину, — вслух ответил Б'ник.

— Что? — возмущенно воскликнул Гадран. — Я не давал вам разрешения…

— Я не могу ждать, — ответил Б'ник. — Норы расширяются слишком быстро.

Над северной долиной поднялись первые столбы дыма; ветер сносил их на юг.

— Здесь уже несколько месяцев не было дождя, — плачущим голосом сказал Гадран. — А что, если огонь перекинется в нашу долину?

— К сожалению, нам придется пойти на этот риск, — сказал Б'ник. — По-моему, лучше потерять лишний участок леса от огня, чем позволить Нитям сожрать холд.

— Не вам принимать такие решения! — прорычал Гадран.

— Напротив, именно я как предводитель Вейра обязан принимать такие решения, — ответил всадник, чувствуя, как в нем закипает гнев.

Чтобы отвлечься, он спросил себя, часто ли М'талу приходилось проклинать этого безмозглого холдера. «Будем надеяться на то, что у его наследника окажется больше здравого смысла».

Он поднялся и коротко поклонился лорду-холдеру.

— Я должен позаботиться о раненых, — сказал он, быстро подошел к своему дракону и взлетел к нему на шею, прежде чем Гадран успел сообразить, что сказать на это.


— Нет, к сожалению, Гадран всегда был именно таким, — сказал ему М'тал, когда Б'ник вечером за обедом рассказал ему о состоявшемся разговоре.

— Что там еще случилось с Гадраном? — крикнул Ж'тол, Он только что вошел в столовую пещеру и остановился на пороге, стряхивая сажу со своего летного костюма. — Когда я с ним прощался, он был красным, как закатное солнце, и уже не мог кричать, только хрипел. Но ведь больше-то уже ничего не могло случиться.

Б'ник вскинул на своего заместителя по крылу встревоженный взгляд.

Ж'тол натужно улыбнулся.

— Огонь вышел из-под контроля: ветер поднялся страшный, — сказал он. — Нам пришлось пустить встречный пал на склоне над Битра-холдом, иначе никак.

— Я должен был там остаться, — простонал Б'ник.

— Ну и что бы ты сделал? — спокойно спросил М'тал. Он кивнул на Ж'тола. — Ж'толу уже много приходилось работать с огнем, и он хорошо проявил себя. Я сомневаюсь, что кому-нибудь удалось бы справиться лучше.

Б'ник ободряюще взглянул на Ж'тола и кивнул.

— Ты прав, — сказал он М'талу. — Но я хотя бы мог избавить тебя от его ругани, — с улыбкой бросил он своему заместителю.

Снаружи, в чаше, закашлялось сразу множество драконов, этот ужасный звук эхом раскатился по Вейру. Все разговоры сразу смолкли.

Ж'тол поднял руку, привлекая к себе внимание.

— Часть из них — это наши драконы, они просто наглотались дыма, — заверил он остальных. — Это скоро пройдет.

Лорана задержала взгляд на Б'нике и вопросительно вскинула бровь. Б'ник некоторое время растерянно смотрел на нее, пока не сообразил, что она знает о состоянии Карант'а.

— Есть более важные вещи, о которых нам необходимо поговорить, — сказала она предводителю Вейра, немного помолчала, давая ему возможность ответить, и продолжила, лишь когда стало ясно, что он не намерен говорить. — Киндан говорит, что он вспомнил слова той песни. Он уже сказал тебе?

Б'ник покачал головой.

— Мы еще не успели поговорить.

— Ты и не будешь болтать, ты будешь есть, — язвительно заметила Туллеа, резко опускаясь на стул рядом с предводителем. Смерив Лорану уничтожающим взглядом, она указала Б'нику на тарелку. — Как прошло Падение?

Б'ник, повинуясь понуканиям своей спутницы, уже успел набить полный рот и теперь отчаянно пытался проглотить не жуя, чтобы ответить на ее вопрос. М'тал сжалился над ним.

— Падение было не из самых страшных, и работа была отлично организована, — он кивнул на Б'ника. — И все-таки мы потеряли семерых, а еще восемнадцать были ранены.

— Осталось только пять полноценных крыльев, — добавил Б'ник.

— Теперь уже недолго, — одними губами пробормотал Киндан.

Туллеа все же услышала его слова.

— Недолго до чего, а, арфист? — резко спросила она. Киндан поерзал на стуле, прежде чем ответить.

— Недолго до того времени, когда не останется драконов, чтобы сражаться с Нитями, — вполголоса сказал он госпоже Вейра и повернулся к Б'нику. — Именно поэтому я считаю, что нам жизненно важно снова вызвать шахтеров и отыскать проход помимо той, второй двери в комнате Предков или же открыть ее. В общем, так или иначе попасть туда, куда ведет эта дверь.

— И убить побольше драконов? — с величайшим презрением бросила Туллеа. Она картинно подняла руку и указала на Лорану. — Тебе, наверно, очень хочется, чтобы и другие пожертвовали своей любовью и рассудком?

— А ты что, хочешь, чтобы на Перне вовсе не осталось драконов? — резко отозвалась Лорана.

Туллеа уставилась на нее, лишившись на мгновение дара речи.

— Мы не можем сказать, что находится за этими дверями, — сказала Лорана окружавшим их всадникам. — Но если не узнаем, то утратим все шансы вылечить драконов.

— Откуда ты знаешь? — снова вспылила Туллеа.

— Я не знаю, — честно призналась Лорана. — Но подумай сама: зачем могли построить эти комнаты? Их строили Предки, использовав свое утраченное ныне умение, — с какой целью?

— Как это — с какой? Чтобы создать драконов, — ответила Туллеа, пренебрежительно махнув рукой. — Любой холдер знает, что предки создали их из огненных ящериц.

— Но они создавали их на Южном континенте, откуда переселились на север, — заметил Киндан. — Так что в этих комнатах просто никак не могли создавать драконов. А поскольку Бенден был вторым из основанных ими Вейров, эти помещения не могли быть созданы намного позже того, как наши Предки поселились на этом континенте. М'тал, Ж'тол и Б'ник задумчиво переглянулись.

— Эти шахтеры поднимут шум, который потревожит Майнит'у, — взвизгнула Туллеа. — Я ни за что этого нет допущу!

— Она еще не готова отложить яйца, — возразил на это Кетан. — А если шум будет ее беспокоить, вы с ней в любой момент сможете переселиться в королевский вейр на северной стороне чаши. Там есть хорошая пещера, имеющая выход на площадку Рождений, так что ты сможешь в любой момент проведать кладку.

Туллеа на мгновение отвлеклась, задумавшись над этим предложением, но тут же поспешила вернуться к прежней теме.

— Почему ты так уверена, что в этих комнатах будет лекарство? — снова набросилась она на Лорану.

— Я не знаю, — честно ответила Лорана.

Она немного помолчала, закусив в нерешительности губу, а потом взглянула на Киндана.

— Хотя если в этой песне — «Песне Цветка Ветра» — говорилось о наших временах, значит, я не случайно попала в Бенден-Вейр. А какая причина может быть очевиднее, чем эти комнаты и то, что с ними связано, не так ли? — добавила она.

Б'ник выглядел не на шутку встревоженным. Лорана поймала его взгляд.

— Сколько еще драконов должно умереть? — напрямик спросила она предводителя Вейра.

Тот вздрогнул.

— Неужели в этом Вейре не останется драконов? — Она повернулась к застывшим в безмолвии людям. — «Всадники, в небо! — Нити летят!» — процитировала она и продолжила, вскинув голову: — Я не вижу никакого другого способа вылечить эту болезнь. Я пыталась, и Кетан пытался… Мы испробовали все средства, которые знали, о которых когда-либо слышали, — все, на что можно было хоть как-то надеяться. Драконы никогда не болели этой болезнью. Я думаю, что без помощи из прошлого все драконы Перна погибнут.

Она снова повернулась к Б'нику.

— Предводитель Вейра, нужно снова вызвать шахтеров. Пусть они отыщут другие помещения. У нас нет другой надежды, кроме как на это.

— И если им это не удастся, — хмуро добавил М'тал, — то мы, по крайней мере, будем готовы к самому худшему.

Б'ник поднял голову и холодно взглянул на М'тала.

— Прошу тебя послать за шахтерами.


— Т'мар! — воскликнул К'лиор, увидев, как бронзовый всадник с улыбкой до ушей слезает с дракона.

Подбежав к прибывшему, молодой предводитель крепко обнял его и потряс, не скрывая ликования.

— Ну, как дела? — спросил К'лиор, отступая на шаг от усмехающегося бронзового всадника и не обращая внимания на остальных обитателей Вейра, которые столпились вокруг предводителя и командира улетавших и жадно ловили каждое слово из их разговора.

Улыбка сползла с лица Т'мара, и К'лиор наконец-то заметил большие темные мешки под глазами бронзового всадника. Тогда он отступил еще на несколько шагов и повнимательнее осмотрел Т'мара и остальных всадников, которые возвратились через Промежуток после трехлетнего пребывания в пустом Айген-Вейре, перескочив более чем на десять Оборотов в прошлое. Т'мар выглядел здоровым, загорелым, но донельзя утомленным.

— Никому бы не пожелал такого, предводитель Вейра, — ответил Т'мар, с трудом держась на ногах, — разве что при самых крайних, самых страшных обстоятельствах. — Драконы чувствовали себя прекрасно, но даже самые молодые всадники испытывали… они постоянно были очень нервными и какими-то… опустошенными, — продолжал он. — Среди раненых всадников случались даже поединки, у всех из-за перемещения во времени заметно испортились характеры.

Он вскинул на своего предводителя Вейра утомленный взгляд.

— Слишком уж долго мы чувствовали отголоски присутствия наших молодых «я», Это было… — Он помотал головой, не находя слов, подходящих для описания происшедшего.

— Но теперь вы здесь, — сказал К'лиор, глядя на то, как крылья в полном составе приземляются в чаше Вейра.

Т'мар расправил плечи, снова улыбнулся и сделал широкий жест рукой, указывая на прибывших.

— Предводитель Вейра, я привел тебе сто двадцать два боевых дракона.

— Прекрасно, — ответил К'лиор, с силой хлопнув Т'мара по плечу. — Пускай все они сейчас устраиваются по вейрам, а потом отдыхают. Он обратился к толпе вновь прибывших: — Через три дня мы вылетим против Нитей, — и добавил, снова повернувшись к Т'мару: — Я могу предоставить вам на завтра отдых, но уже послезавтра мы обязаны начать отрабатывать совместные действия.

— Через три дня? — переспросил озадаченный Т'мар. — Неужели я неправильно рассчитал время?

— Нет, — успокоил его К'лиор. — Со временем у вас все верно. Мы будем помогать Иста-Вейру.

Он жестом подозвал своего заместителя по крылу П'даара.

— Вообще-то, — вполголоса сказал он, когда тот подошел вплотную, — мы собираемся помогать всем Вейрам. — Он кивнул П'даару. — Расскажешь им, что мы сделали и обнаружили.

П'даар кивнул головой — дескать, понял — и направился в сторону.

— Подожди! — крикнул ему в спину Т'мар. — Тебе понадобятся мои сообщения.

К'лиор поднял было руку, чтобы предложить отложить доклад на потом, но Т'мар уже снимал висевшую на боку увесистую сумку.

— Я все записал перед тем, как мы оттуда отбыли.

— Замечательно! — воскликнул К'лиор. Впрочем, он тут же погрозил пальцем измотанному бронзовому всаднику: — А теперь живо отдыхать!


— Мне очень жаль, Ж'кен, но я не могу идти на такой риск, — веско проговорил Б'ник, обращаясь к потрясенному его словами бронзовому всаднику. — Передай свое крыло Т'маку.

— Но это всего лишь кашель! — в полном отчаянии воскликнул Ж'кен, глядя по очереди на М'тала, Кетана и остальных в поисках поддержки. — А тебе нужен каждый боевой дракон…

— Совершенно верно, — перебил его Б'ник. — Я не могу допустить ни одной лишней потери. Именно поэтому не полетит Ж'тол и половина моего крыла. Лимант' заболел, значит, ни он, ни ты не полетите на это Падение.

— Я однажды допустил такую ошибку, — добавил М'тал. — И ты, конечно, помнишь, каким бедствием она обернулась.

Ж'кен опустил голову, признавая свою неправоту.

— Ты можешь взять на себя занятия с молодежью, — предложил Б'ник. — В таком случае вместо тебя смогут полететь П'гул и Кирт'

Ж'кен бросил на него возмущенный взгляд, но понял правоту своего предводителя и устало согласился.

Резко кивнув М'талу, Б'ник зашагал дальше, проверяя готовность остальной части Вейра к вылету на Падение над Бенденом.

Кетан и Лорана переглянулись. Целитель повернулся к Б'нику и вопросительно посмотрел на него. Лорана вздохнула и тоже двинулась вслед за Б'ником.

— Б'ник! — негромко позвала она.

Предводитель Вейра остановился и повернулся к ней, дав знак М'талу, чтобы тот шел дальше.

— Это в последний раз, — пообещал Б'ник, отвечая на ее невысказанный вопрос. Его лицо сделалось холодным и жестким, но руки взлетели вверх, словно в мольбе. — Следующий вылет на Падение поведет М'тал.

Лорана кивнула и взяла его руку в свои ладони.

— Будь осторожен.

— Буду, — пообещал Б'ник. — Сейчас нам без осторожности никак не обойтись.

— И когда вернешься, поговори с Туллеа, — добавила Лорана.

Б'ник глубоко вздохнул, кивнул, отвернулся от девушки и направился к своему дракону.

— Предводитель Вейра! — звонко крикнула она ему вслед. — Счастливого Падения!

Б'ник приветственно махнул рукой.

Лорана потратила на поиски целый час и очень удивилась, обнаружив Киндана не где-нибудь, а в зале Архивов Вейра.

— Я-то думала, что мы вычерпали здесь все до дна, — заметила она, войдя в комнату и усаживаясь на стул.

Киндан поднял голову и нерешительно улыбнулся.

— Так оно и есть, — согласился он. — Я всего лишь искал здесь схемы Вейра, чтобы показать Далору.

— Значит, с той дверью пока что никаких успехов?

— Никаких, — с сожалением признался Киндан. — Но Далор пока не хочет применять силу — боится, что дверь намертво заклинит.

— Разумно, — согласилась Лорана. Она указала на стопку Записей, лежавших перед ним на столе. — Ну и как, тоже безуспешно?

Киндан пожал плечами и резко откинулся на спинку стула.

— Пока что да.

Именно в этот момент в дверь просунулась голова Далора.

— Вы знаете, что там, дальше по коридору, был еще один скальный сдвиг?

— Да, мы же говорили о нем, когда ты был здесь в прошлый раз. Это случилось много Оборотов назад, — ответил Киндан. — Вероятно, во время прошлого Прохождения.

— Я хотел бы попробовать расчистить его, — сказал Далор. — Конечно, не исключено, что он нам не нужен, но, с другой стороны, это совсем рядом с комнатой Предков, и стены там такие же гладкие, как и в первом коридоре.

— Стоит попробовать, — согласилась Лорана.

— Туллеа не понравится шум, — сказал Киндан.

— Когда Б'ник расскажет ей новость, она сбавит тон, — пробормотала Лорана.

— Какую новость? — поинтересовался Далор. Киндан лишь вопросительно взглянул на девушку.

— Карант' заболел. — Лорана нахмурилась и тяжело вздохнула.

В зале воцарилась напряженная тишина.

— Мы найдем путь за ту, вторую, дверь, — твердо пообещал Далор.

Коротко поклонившись, он повернулся и вышел из комнаты. Было слышно, как он отдает в коридоре распоряжения своим шахтерам.

— Из него получится хороший мастер шахтеров, — с нежностью сказал Киндан.

— А ты всегда устраиваешь заговоры в пользу твоих друзей? — спросила, усмехнувшись, Лорана.

— Только самых лучших, — улыбнулся в ответ Киндан. Впрочем, выражение его лица тут же изменилось. — Лорана, я хочу принести тебе извинения…

Лорана подняла руку и мотнула головой, требуя, чтобы арфист умолк.

— У нас есть куда более важные вещи…

— У меня нет, — заявил Киндан, глядя ей прямо в глаза. — Я люблю тебя. Я…

— Киндан, — негромко перебила его Лорана.

Она поднялась со стула, сделала несколько шагов, встала за спиной Киндана, а потом вдруг наклонилась и обняла его обеими руками за шею.

— Я тоже люблю тебя, — прошептала она ему на ухо.

И в этот самый миг ей в глаза бросилась какая-то деталь в той Записи, которую рассматривал арфист.

— Что это такое? — спросила она, прищурившись, и ткнула пальцем в нижний угол старой схемы.

Киндан склонился к пожелтевшему листу, а потом резко выпрямился на стуле.

— Вот! Вот оно! Те самые комнаты Предков!

— Похоже, что их не одна, не две, а три, заметила Лорана, глядя через его плечо.

— И похоже, что тот коридор, который сейчас раскапывает Далор, должен привести в самую большую из них, — согласился Киндан.


— У меня просто нет слов, чтобы выразить нашу благодарность тебе, предводитель Вейра, и всем твоим всадникам! — крикнул Ж'лантир, когда К'лиор во главе трех полностью укомплектованных крыльев драконов Форта появился в воздухе над Керуном.

— Вы сделали бы то же самое, если бы оказались на нашем месте, а мы — на вашем, — ответил К'лиор, взмахнув рукой, как будто речь действительно шла о пустяках. — В конце концов, «Всадники, в небо!..».

«Пайолт' сообщает, что облако Нитей приближается, — передал всаднику Лолант'. — Гаминт' шлет наилучшие пожелания».

Ж'лантир оглянулся и увидел группу всадников Бендена во главе с бронзовым. Он едва успел помахать М'талу, как бенденские всадники Бендена ушли в Промежуток, чтобы вернуться домой. Ему показалось, что бенденских драконов было очень мало.

— У тебя больше народу! — крикнул Ж'лантир, снова повернувшись к К'лиору. — Может быть, тебе стоит возглавить это Падение?

К'лиор склонил голову в полупоклоне.

— Почту за честь.

Он начал отдавать четкие команды объединившимся Вейрам. Драконы, как один, повернули головы к своим всадникам, и те вложили в огромные пасти первые порции огненного камня. Как один, боевые драконы Исты и Форта устремились вперед и вверх, навстречу смертоносным Нитям.


«Передай М'талу, пусть он даст всем нам ориентиры Вейра», — сказал Б'ник часто кашлявшему измученному Карант'у.

«Я думаю, это будет правильно, — согласился дракон. — Гаминт' говорит, что М'тал спрашивает: в порядке ли ты. Я сказал ему, что дело во мне. Он сказал, что нам нужно быть осторожными, и спросил, не хотим ли мы отправиться прямо дамой».

— Возможно, — вслух сказал Б'ник, ласково похлопав Карант'а по шее. — А что ты об этом думаешь?

Очередной приступ кашля сотряс Карант'а.

«Я думаю, будет лучше, если я прямо сейчас уйду в Промежуток. — Он снова закашлялся, и в воздухе повисло облачко зеленой мокроты. — Б'ник, я не хочу сейчас летать на крыльях».

Б'ник отчаянно соображал, как им лучше поступить. Если они уйдут в Промежуток и Карант' заблудится там, то они погибнут вместе, а если они попытаются преодолеть такое расстояние на крыльях, то Карант'у наверняка станет хуже от переутомления.

«Ладно, — сказал Б'ник своему дракону. — Мы последуем за Гаминт'ом».

«Лорана говорит, что она будет нас ждать, — сказал ему Карант'. — Она спросила, как я себя чувствую, — продолжил дракон, прежде чем Б'ник успел упрекнуть его. — Она говорит, что ты должен поговорить с Туллеа».

Б'ник крепко зажмурился и погрузился в невеселые размышления.


— Отнесите это Карант'у, как только он приземлится, — сказала Лорана группе молодых всадников, указывая на целый строй ведер, от которых валил пар.

От нитей пострадали только два дракона, причем оба отделались мелкими травмами. С другой стороны, два дракона не возвратились из Промежутка, и еще у одиннадцати был довольно сильный кашель.

— И не забудьте сказать Б'нику, чтобы заставил его выпить все, как бы мерзко на вкус это ни было.

— Последний рецепт? — спросил Киндан.

Они поднимались от зала Архивов после беседы с Далором.

Лорана поморщилась.

— Все тот же самый старый рецепт, — нехотя призналась она. — Только сюда я добавила побольше ментола, чтобы было легче дышать, и немного красящего вещества.

Киндан пожал плечами.

— Знаешь, иногда как подумаешь, что вдруг какая-нибудь мелочь все сразу изменит… Вот и добавляешь один раз то, другой раз это, — с несчастным видом объяснила Лорана.

Киндан ласково погладил ее по плечу.

— Ты делаешь все, что можешь, — сказал он.

— Тогда почему же драконы все равно умирают? — вскрикнула она и, залившись слезами, уткнулась лицом в его плечо.

— Лорана! Лорана, иди сюда быстрее! — Это была Туллеа. Судя по выражению лица Б'ника, он только что сообщил ей свою страшную новость.

— Итак, сколько же времени у нас осталось? — спросил Б'ник, окинув взглядом сидящих за столом в зале Архивов — Киндана, Кетана, Лорану и М'тала.

Киндан, единственный из всех, посмел посмотреть ему в глаза. Впрочем, и он тут же уткнулся в табличку, лежавшую перед ним на столе. Было ясно, что ему очень не хочется показывать ее предводителю Вейра.

— Что это такое? — спросил Б'ник, уловив порыв Киндана.

— Видишь ли, это еще не полно… — Киндан замялся, что было не похоже на него, — и числа не очень-то сходятся. Я подозреваю, что некоторые, должно быть, не обратили внимания на первые признаки…

Б'ник сначала громко откашлялся, а потом сурово взглянул на Киндана.

— Ближе к делу, — потребовал он, энергично взмахнув рукой.

— Это список драконов, которых мы потеряли, — сказал Кетан. — И предположительный расчет времени, прошедшего между появлением первых признаков и тем, когда они… — Он умолк, не договорив.

Затянувшуюся напряженную паузу прервал Киндан:

— Как я уже сказал, я подозреваю, что некоторые из этих цифр неточны, потому что всадники не сразу сообщали о появлении признаков болезни.

— Три семидневки — больше никто не выдержал, — сухим невыразительным голосом сказала Лорана, впервые посмотрев в глаза Б'нику. — Поскольку Карант' начал кашлять какое-то вре…

— По меньшей мере семидневку назад, — чуть слышно произнес Б'ник.

Он поставил локти на стол и уткнулся лицом в сложенные ладони. Лорана знала, что он сейчас не разговаривал с Карант'ом. Через несколько секунд он выпрямился и в упор взглянул на М'тала.

— Если что-нибудь случится, я хочу, чтобы Вейр принял ты.

— Я предпочел бы обойтись без этой чести, — ответил М'тал, подкрепив свои слова взмахом руки.

— В любом случае, — продолжал Б'ник, благодарно кивнув М'талу, — мне будет нужно, чтобы ты возглавил следующее Падение. — Он беззвучно открыл рот и лишь потом заставил себя произнести то, что намеревался: — Карант' не справится.

Лорана не смогла сдержать вздох облегчения. Б'ник хмуро улыбнулся ей и снова взглянул на М'тала.

— И так уже у нас осталось немного способных сражаться.

— Я знаю, — ответил М'тал и вопросительно взглянул на Кетана.

— Минувшей ночью мы потеряли еще десять драконов, причем пятеро из них даже не смогли уйти в Промежуток Их тела так и остались в вейрах, — сказал целитель, — Если положение не изменится, то еще до следующего Падения мы потеряем от болезни еще двадцать.

Все были слишком потрясены, чтобы что-то ответить.

— Говори уж все, — нарушил молчание Киндан.

— Этим утром мы выявили еще семерых больных драконов, — сказал Кетан.

— Семерых?! — удивился Б'ник.

— Это может быть и хорошей новостью, — сказала Лорана. Все вопросительно уставились на нее. — Это может быть признаком того, что распространение инфекции достигло пика и теперь количество заболевших будет уменьшаться…

— Только потому, что драконов больше не останется, — злобно перебила ее появившаяся в дверях Туллеа. Госпожа Вейра, не задерживаясь, шагнула в ярко освещенную комнату. — Почему мне не сообщили об этой встрече?

— Ты отдыхала, — объяснил Б'ник.

Внимание Туллеа, естественно, переключилось на Лорану.

— А ты что здесь делаешь?

— Она пришла по моему приглашению, — заявил Киндан; в его голосе прозвучал откровенный вызов.

— И моему, — добавил Б'ник.

Он жестом предложил Туллеа сесть, но та осталась стоять.

— Сколько еще осталось Карант'у? — резко спросила Туллеа у Лораны.

Лорана кивнула Кетану, предлагая целителю ответить.

— Я спрашиваю тебя, убийца драконов, — прорычала Туллеа.

— Туллеа! — заорал Б'ник; его голос покрыл недовольное ворчание остальных. — Ты должна попросить извинения.

— С какой стати? — почти нежно осведомилась Туллеа. — Она же убила своего дракона, никто не посмеет это отрицать.

— Она искала лекарство для всех, — сказал Киндан; его глаза пылали гневом.

— Если бы я догадался раньше, то сделал бы то же самое, — добавил Кетан. Он почтительно кивнул Лоране. — И она уже заплатила всю цену сполна, и твои подлые укусы ничего не смогут прибавить.

Туллеа ответила не сразу. Совершенно ясно было, что она не ожидала встретить такой отпор.

— Я госпожа этого Вейра. И ты должен почитать меня, целитель!

Кетан медленно поднялся со стула, уперся пальцами в стол так, что они выгнулись, и наклонился вперед.

— Мое почтение к тебе, госпожа Вейра, было той почетной связью, которая соединяет каждого всадника с всадницей старшей королевы, — сказал он, выразительно произнося слова по одному. — Поскольку я больше не всадник, то теперь не слишком ясно, кому должно быть отдано мое почтение.

Он кивнул в сторону Лораны.

— Эта девушка принесла наивысшую жертву, которую всадница королевы — любой всадник — может принести во имя Вейра. Она потеряла своего дракона, пытаясь спасти всех нас.

Он выпрямился, отодвинув ногами стул назад, еще раз коротко поклонился Лоране и отступил от стола.

— Существующая во мне преданность не позволяет мне находиться в одном помещении с тем, кто грубо осуждает ее действия.

С этими словами он, не оглядываясь, вышел из комнаты. Киндан сразу же вскочил на ноги и последовал за ним, таща за руку оторопевшую Лорану.

Прошло несколько секунд, прежде чем Б'ник пришел в себя настолько, чтобы нарушить тишину.

— Ты хоть немного соображаешь, что делаешь? — заорал он на Туллеа. — Так кошмарно ее оскорбить?!

Кровь отлила от лица Туллеа. Она переводила взгляд с Б'ника на М'тала и обратно, слушала, что они говорят, и до нее постепенно доходило значение сказанных ею слов.


На следующий день Туллеа отправилась к Лоране, чтобы принести извинения, — после продолжавшейся почти всю ночь перебранки с Б'ником. Но, обнаружив, что помещение, которое занимала Лорана, совершенно пусто и даже тщательно убрано, она без промедления снова пришла в бешенство.

— Она переселилась, — сообщила Миккала, когда Туллеа накинулась на нее с бранью.

— Куда?

Миккала промолчала. Склонившись над огромной кастрюлей, в которой тушилось аппетитно пахнущее мясо с овощами и пряностями, она принялась энергично помешивать содержимое.

— Миккала, — повысила голос Туллеа, — куда переселилась Лорана?

— Полагаю, арфист мог предложить ей разделить с ним жилище, — чопорно произнесла Миккала после долгого молчания.

С недовольным стоном Туллеа топнула ногой и устремилась из кухонной пещеры в направлении жилища арфиста. Однако уже на полпути она встретила Лорану, Киндана, М'тала и Б'ника, которые о чем-то беседовали между собой.

— Что здесь происходит? — спросила она, начисто забыв о своих добрых намерениях..

— Новости из Форт-Вейра, — ответил Б'ник.

Его лицо казалось непривычно довольным; он улыбался.

— Из Форта?! — возмутилась Туллеа. — Мне казалось, что мы договорились больше не принимать всадников из других Вейров.

— Райнет', дракон К'лиора, сообщил об этом Лоране, — объяснил М'тал.

— Ты же знаешь, что она может говорить с любым драконом, — напомнил своей спутнице Б'ник.

Туллеа совсем помрачнела.

— Так что же сообщил Райнет'? — спросила она Лорану.

— Молодежь и раненые драконы Форт-Вейра переместились во времени, — ответила Лорана.

— Ну и что?

— Они поселились в старом Айген-Вейре за несколько Оборотов до начала Прохождения и провели там три Оборота. И три дня назад они сражались против Нитей в Керуне.

— Молодежь сражалась против Нитей?

— Теперь уже не молодежь, — поправил ее Киндан. — Именно поэтому К'лиор и велел Райнет'у связаться с Лораной и попросить ее передать его слова во все Вейры. Он предложил — если мы согласимся с его планом — поделить на периоды время от того Оборота, когда Вейр опустел, и до начала Прохождения, и предоставить каждому Вейру отрезок, чтобы вылечить своих раненых драконов и дать подрасти молодежи. И выступить против Нитей уже в ближайшем Падении.

— Если мы пошлем туда старшую часть нашей молодежи — тех, кто сможет переместиться во времени под руководством опытного всадника, — и раненых, то мы получим два почти полных крыла боевых драконов, — заметил М'тал.

— В таком случае почему бы не послать и тех, кто помладше? — спросил Б'ник. — Их довольно много.

— Слишком опасно, — ответил М'тал. — Вполне вероятно, что в таком случае мы потеряем при переходе через Промежуток больше, чем можем себе позволить.

Б'ник молча кивнул.


— Кетан говорит, что готов отправиться, — повторил Б'ник, повысив голос, чтобы заглушить надрывный хриплый кашель Карант'а.

— Он только что потерял своего дракона! — сердито возразила Туллеа. — Может быть, ему вообще ни до чего нет дела.

Б'ник усилием воли сдержал резкие слова, готовые было сорваться с его языка, но не мог скрыть сверкнувшую в глазах ярость.

— Что ты будешь делать, Б'ник, если Карат' умрет? — спросила Туллеа. — Кто в таком случае догонит Майнит'у?

Ее слова просто ошарашили Б'ника.

— Она даже не отложила яйца, — сказал он. — И очень не скоро поднимется в следующий брачный полет.

— Кетан должен остаться здесь и заниматься лечением Карант'а, — упорствовала Туллеа.

— Туллеа, — Б'ник старался говорить как можно спокойнее, — если Кетан отправится вместе с молодежью и ранеными драконами, то у него будет несколько Оборотов для лечения, а мы получим боевых драконов, которые смогут встретить следующее Падение.

Б'ник не стал уточнять, что поскольку он посылал в прошлое только молодежь и раненых драконов, у которых не было никаких признаков болезни, то Кетан больше не сможет бороться со смертоносной заразой. Но именно таков был план Б'ника — он рассчитывал, что Кетан мало-помалу оправится от своей потери, имея дело со здоровыми молодыми драконами.

— Поступай как хочешь, — обиженным тоном сказала Туллеа после долгой паузы. — Ты предводитель Вейра.

— Да, — твердо согласился Б'ник, — именно я.

— Куда ты идешь? — спросила она, поскольку Б'ник сразу же после окончания их спора шагнул к выходу.

— Сообщить Кетану о моем решении, — ответил Б'ник, повернувшись в дверях. — У нас очень много дел, а времени почти нет.

— Но ты же сам сказал, что они уйдут на целых три Оборота, — парировала Туллеа.

— Они — да, — согласился Б'ник. — Но у нас-то в запасе всего два дня.


Киндан разыскал Лорану в складских пещерах, где она подбирала комплект лекарственных средств для раненых драконов, которые должны были отправиться в прошлое и взять с собой Кетана. Он дождался момента, когда она осталась одна, и сказал вполголоса:

— Как мы сможем узнать, что не посылаем в прошлое больных драконов?

— Не можем, — досадливо поморщившись, согласилась Лорана. — Мы с Кетаном внимательно осмотрели всех, не нашли ни у одного из них никаких признаков болезни, но…

— В таком случае разве не может быть так, что это мы переместили болезнь на несколько Оборотов назад и заразили все Вейры? — задумчиво спросил Киндан.

Лорана ненадолго задумалась, а потом резко мотнула головой.

— Она так или иначе должна была где-то начаться, так что я не думаю, что она просто возвратилась из этого времени в то, — решила она наконец. — Кроме того, вопрос не столько в том, откуда она взялась, а в том, как с нею справиться.

Киндан пожал плечами, соглашаясь с ее доводами.

— А как дела у шахтеров? — спросила она, дождавшись, когда кучка обливающихся потом подростков, нагруженных всякой всячиной, отошла от них на несколько шагов.

— Очень даже неплохо, — ответил Киндан. — Далор сказал, что, по его мнению, в нижнем проходе случилось то же самое, и тогда же, когда и в верхнем. Если он прав и это только сдвиг, то им придется прокапываться не больше, чем на длину копья.

— То есть еще день или два?

— Да, что-то в этом роде, — согласился Киндан.

— И они закончат примерно в то время, когда возвратятся Кетан и молодежь?

— Как раз во время Падения над Нератом, — подтвердил арфист.

Чумазый мальчишка подошел к Лоране, вытирая пот со лба. В его взгляде странным образом, как это бывает, пожалуй, только у детей, смешивались безнадежность и надежда. Лорана приветливо улыбнулась ему.

— Нет, Ж'нор, больше ничего не осталось. Иди к наставнику, уж он-то найдет для тебя занятие. — С этими словами она направилась к выходу из пещеры, знаком пригласив Киндана следовать за собой.

В ближайшей к складским пещерам части чаши кипела напряженная, но хорошо организованная деятельность. П'гул, наставник Вейра — так по традиции называли всадников, занимавшихся обучением молодежи порядками законам Вейров, — поручил управление работой Кетану и наиболее опытным из раненых всадников, а сам в это время совещался с Б'ником и М'талом.

— Очень важно, — говорил Б'ник П'гулу, когда к ним подошли Лорана и Киндан, — ты должен сделать так, чтобы вы вернулись ровно через два дня, как раз перед началом сумерек.

— То есть мы должны пролететь на драконах сквозь игольное ушко, так, что ли? — спросил П'гул.

— Ничего с этим не поделаешь, — ответил Б'ник. — Я не хочу, чтобы ты или кто-нибудь из тех, кто будет с тобой, встретился с самим собою лицом к лицу или хотя бы увидел спину. А молодежь…

— Когда мы вернемся, она уже не будет молодежью, — уточнил П'гул.

— Это правда, — ответил Б'ник. — И я уверен, что они будут хорошо обучены искусству ориентирования. Но при этом мне очень хотелось бы, чтобы их не обучали перемещению во времени, — сам понимаешь, им только намекни, как они начнут скакать во все стороны, не понимая, что еще не готовы для этого.

— Здесь ты совершенно прав, — согласился П'гул.

— Вот и отлично, старина! — ответил Б'ник и с широкой улыбкой хлопнул строгого наставника по спине. — Вы проживете там три Оборота, но для нас-то пройдет только два дня.

П'гул кивнул.

— Жаль только, что мы мало представляем себе, чего следует опасаться, когда надолго перемещаешься в другое время.

— Райнет' сообщает, что драконов это не беспокоит вообще, — сказала Лорана, взглядом прося прощения у Б'ника за то, что без приглашения вмешалась в беседу. — А вот все всадники сильно нервничают и становятся очень раздражительными.

М'тал уставился в пространство, затем кивнул и нахмурился.

— Ты хочешь что-то добавить, М'тал? — спросил Б'ник.

— Я? — У М'тала был такой вид, будто обращение предводителя вырвало его из дремоты. — Нет. Просто одна странная мысль пришла на ум.

Теперь уже Б'ник на секунду задумался, не следует ли поинтересоваться подробностями, но решил не отвлекаться и вернулся к разговору с П'гулом.

— Что ж, завидую миру и спокойствию, какой будет там у тебя и всех этих деток, — сказал он наставнику и сам улыбнулся, представив себе, чем обернется «мир и покой» для этого уже немолодого всадника в окружении нескольких десятков подростков.

— Постараюсь за всех вас погреться на теплых песках Айгена, — со слабой улыбкой ответил П'гул.

Он помахал рукой провожавшим, забрался на своего коричневого дракона и подал знак выстроившимся драконам и их всадникам.

— Хорошего полета! — громко крикнул Б'ник.

Его слова заглушило громкое хлопанье крыльев. Группа за группой драконы поднимались в воздух и направлялись к Звездным камням.

Когда все драконы снова выстроились — уже в воздухе, — П'гул снова взмахнул рукой…

— Лорана, не смей даже пытаться провожать их! — поспешно прикрикнул М'тал, увидев, что девушка закрыла глаза.

…и драконы исчезли в Промежутке. Лорана открыла глаза и взглянула на М'тала.

— Я просто испугался, что твое сознание может заблудиться между временами, — объяснил он.

Киндан посмотрел на М'тала, потом на Лорану и крепко сжал ее руку. Лорана ответила ему таким же сильным пожатием.


— Это против всяких традиций! — с величайшим негодованием провозгласил Д'ган, когда командиры крыльев Телгар-Вейра собрались в зале Совета. — Я не могу поверить, что у какой-то бывшей всадницы хватило наглости обратиться к моему дракону, а не ко мне.

— Что она сказала? — спросил Д'нал.

— Калот' говорит мне, что она сообщила, будто Форт-Вейр успешно послал обратно во времени своих раненых драконов и всадников, а с ними еще и группу старших учеников. Они жили в покинутом Айген-Вейре, — ответил Д'ган и недовольно засопел.

— Неужели? — воскликнул Л'рат, широко раскрыв глаза. — Это объясняет огни, которые мы видели там несколько Оборотов назад. Ты помнишь, В'джин?

Целитель Вейра задумчиво кивнул.

— Мы тогда решили, что это были торговцы или кто-то еще… Мало ли кто мог воспользоваться пустым Вейром.

— А почему об этом не сообщили мне? — грозно спросил Д'ган.

— Я не сомневаюсь в том, что видел, — сказал Л'рат. — Но это было еще во время Лихорадки или сразу же после ее окончания, если память мне не изменяет. Тогда у нас было множество других причин для тревог.

— Они возвратились во времени, — быстро вмешался В'джин. — С какой же целью?

— Как это — с какой? Чтобы лечиться, конечно, — ответил Д'ган, как будто этот вывод должен был оказаться очевидным для всех.

— Но они могли с тем же успехом лечиться и здесь, — нахмурился Л'рат.

— Но они переместились во времени, — рявкнул Д'ган. — Чтобы в нашем времени прошло несколько дней, а в прошлом — несколько Оборотов.

— Чтобы их молодежь росла и училась под присмотром выздоровевших раненых, — закончил В'джин и кивнул, одобряя изящество решения. — Очень умно. — Он посмотрел на предводителя Вейра. — Ты сказал, что это выдумал К'лиор из Форта?

Д'нал искоса взглянул на него. Все знали, что Д'ган ни во что не ставит ни предводителя Форт-Вейра, ни любого другого предводителя Вейра.

— Кстати, Д'ган, что еще говорила эта Лорана? — поспешно спросил Л'рат, надеясь предотвратить очередную вспышку негодования предводителя.

— Она сказала — и я никак не могу это одобрить, — что Бенден собирается использовать три Оборота начиная с девятого от настоящего времени, и советовала вернуться на шесть Оборотов, если мы захотим сделать то же самое, — сердито ответил Д'ган. — Как будто Бенден имеет право диктовать нам, как использовать наш собственный Вейр!

— Но, — честно ответил Л'рат, — это уже давно не наш Вейр, не так ли?

У Д'гана аж глаза выпучились от наглости командира крыла.

— Мы теперь всадники Телгара, — провозгласил В'джин, поддержав Л'рата. — У нас не осталось никаких особых прав на Айген.

— Я думаю, куда важнее разобраться, пойдет ли нам это на пользу, — вмешался Д'нал, желая остановить бесполезный спор. — Если бы нам удалось собрать всех наших раненых драконов и всадников к Падению в Верхнем Кроме, то наши силы сразу увеличились бы вдвое против сегодняшнего.

Д'ган откинулся на спинку стула. Он сердито сжимал губы, но его взгляд был задумчивым.

— А если добавить к ним старших из молодежи — только не младших, вряд ли им удастся живыми пропутешествовать так далеко в прошлое, — то мы получили бы еще одно комплектное крыло, — добавил В'джин. Он посмотрел на остальных; его глаза сияли. — Да ведь мы таким образом могли бы почти полностью восстановить наши силы!

— Это правда, — согласился Д'ган, все еще погруженный в раздумья.

— У нас было бы около трехсот тридцати боевых драконов, — сказал Д'нал (он всегда умел очень быстро считать в уме). — А сегодня мы имеем чуть больше ста двадцати.

— И никаких проблем с едой, — объявил Д'ган. — Эта… Лорана, — он произнес имя как ругательство, — сказала, что Форт оставил там много чего и они еще добавят. — Он фыркнул. — Готов держать пари, что Форт просто пас скотину, которую мы выпустили там на волю.

Д'нал и Л'рат незаметно обменялись удовлетворенными взглядами.

— В таком случае мы так и поступим, да? — спросил В'джин. — Должен сказать, что идея кажется мне превосходной.

— Так оно и есть, — скрывая недовольство, согласился Д'ган.

Он ругательски ругал себя за то, что сам не додумался до такой простой вещи. Но, хотя его до крайности раздражала необходимость признать, что К'лиор выдал стоящую идею, по лицам командиров крыльев он видел, что ему ничего не остается, кроме как последовать примеру этого наглого молокососа.

Предводитель решительно наклонился вперед.

— Очень хорошо, мы так и поступим. — И добавил, пси вернувшись к Д'налу: — Я хочу, чтобы эти драконы вернулись назад к началу Падения в Кроме.

— Я понимаю тебя, предводитель Вейра, — ответил Д'нал, понимая, что задание поручено ему. — Следует ли мне взять с собой Д'лина?

Л'рат и В'джин с любопытством уставились на Д'гана. Д'лин был его старшим сыном и более Оборота тому назад запечатлил бронзового с отличной родословной. Никто не сомневался, что Д'ган видит в нем своего вероятного преемника. Если парень проживет в прошлом три дополнительных Оборота, то получит возможность вступить во владение родительским наследством, если с предводителем Телгар-Вейра в самое ближайшее время случится что-то нехорошее.

— Д'лина? — переспросил Д'ган, явно не ожидавший этого вопроса. Он покачал головой. — Нет, он останется здесь, со мной. Ему еще нужно подрасти.

Приняв решение, он поднялся и объявил, что Встреча закончена и все могут быть свободны.

Л'рат и Д'нал успели возбужденно переглянуться, пока шли к выходу из зала Совета.

Неподалеку раздался безошибочно узнаваемый кашель больного дракона — Калот'а, дракона Д'гана.


— По-моему, честь открыть эту дверь нужно предоставить тебе, — сказал Б'ник на ухо Лоране. Они стояли в конце только что расчищенного коридора.

Далор оказался прав: обвалился лишь кусок потолочной плиты, и завал перегородил только небольшую часть прохода. Как только шахтеры разобрали осыпь, перед ними оказался абсолютно прямой и совершенно свободный коридор, в дальнем конце которого начиналась ведущая вниз лестница.

За лестницей тянулся еще один, короткий отрезок коридора, упиравшийся в дверь. А рядом с дверью шахтеры обнаружили квадратную пластину — точно такую же, как та, что открыла первую дверь, после чего Туллеа отравилась дурным воздухом.

Б'ник поднял длинную палку — ручку от метлы — и вручил ее Лоране.

— Ты можешь стать подальше и нажать на пластину палкой, — предложил он, — в таком случае дурной воздух тебе не повредит.

Лорана кивнула и с благодарным видом взяла палку. Б'ник знаком велел Далору, Киндану и Кетану подняться по лестнице.

— Нажми и сразу убегай, — посоветовал с верхней ступеньки Киндан.

Лорана не без труда подняла длинную и тяжелую палку обеими руками, тщательно прицелилась в пластинку и толкнула палку вперед.

В первые мгновения ничего не происходило. А потом из-за двери послышался приглушенный стонущий звук. Дверь медленно сдвинулась в сторону, за ней была ярко освещенная комната. Лорана стояла как зачарованная, совершенно забыв о том, что нужно взбежать по лестнице; она уставилась в открывшееся за дверью помещение и, конечно же, вдохнула застоявшегося воздуха.

Через несколько минут она пришла в себя, над ней склонился Киндан. Едва он заметил, что Лорана открыла глаза, как беспокойство в его взгляде сменилось ласковой насмешкой. Она поняла, что находится в его комнате и лежит на его кровати.

— Мы же договорились, что ты убежишь, — с упреком сказал арфист.

Лорана пожала плечами.

— Я лишь пыталась разглядеть, что там внутри. — Она напряглась, пытаясь подняться.

— И увидела бы гораздо раньше, если бы послушалась меня и отбежала от входа, — сказал Киндан, помогая ей подняться на ноги. — Но Б'ник решил дождаться, пока ты придешь в себя, и никого туда не пускает.

— Это очень великодушно с его стороны, — с чувством сказала Лорана.

Киндан поднял взгляд к потолку.

— Я думаю, что дело здесь не в том, что он хочет лишний раз порадовать тебя, а в том, чтобы мы не повторили тех ошибок, которые наделали в прошлый раз. — Он сделал многозначительную паузу. — Туллеа он звать не стал.

— Пойдем, — сказала Лорана. У нее возникло ощущение, будто время летит с невероятной скоростью.

— К чему такая спешка? Комната ждала сотни Оборотов, подождет и еще немного.

С верхнего яруса, где были расположены покои предводителя Вейра, раздался кашель, разнесся эхом по всей чаше, его подхватили сразу несколько драконов.

— Комната подождет, — хрипло проговорила Лорана, — а вот драконы не могут.


Колледж, Первый Интервал, 58 ПВ | Кровь драконов | Бенден-Вейр, Третье Прохождение, 22 день, 508 ПВ