home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



22

На лице Чарльза Вертера была написана растерянность. Дэвид Мельник сидел в углу, не принимая участия в разговоре, его лицо было абсолютно бесстрастным, но в душе он чувствовал не просто растерянность, а отчаяние. Как вообще Израиль мог связаться с таким некомпетентным союзником? Американцы, кажется, даже гордятся тем, что игнорируют простейшие вещи. Как можно было поручить слежку за арабом людям, которые не могут отличить одного араба от другого?

Дэвид понимал несправедливость своих обвинений, трюк был организован мастерски, но он подсознательно злился, потому что это задевало его профессиональную гордость. Он постарался выбросить из головы все мысли и прислушался к тому, что происходило.

Как раз в этот момент в кабинете стояла тишина. Вертер пристально смотрел на Рашида Амона, облизывающего сухие губы и нервно поглядывающего на двери в другие кабинеты, словно в ожидании помощи или знака, что ему поверили. Рашид считал, что точно изложил вполне правдоподобную историю. Так почему же они не верят ему?

На самом деле они поверили, но, как объяснил Вертер Мельнику, когда они несколько часов назад шли на этот допрос, ФБР ничего не потеряет, если покрепче нажмет на этого парня. В конце концов, больше уцепиться было не за что. Поэтому Вертер презрительно взглянул на Амона и сказал:

– Тебе нет смысла продолжать нести эту чепуху.

– Клянусь всемогущим Богом, я сказал правду.

– Чьим Богом?

– Вашим! И моим! Клянусь обоими…

– И в чем заключается твоя правда?

– Я вас не понимаю, ведь я все рассказал…

– Вижу, что ты ничего не понял. Прекрати нести чепуху, которую ты заготовил для нас, и говори только правду. – Вертер предостерегающе поднял руку, не дав Рашиду ответить. – Довольно, – вдруг крикнул он так, что Рашид подпрыгнул. – Я знаю, что ты лжешь. Неужели у тебя в голове не хватает мозгов, чтобы понять, откуда я это знаю? – Вертер помолчал несколько секунд и продолжил тихим голосом, а Рашид мучительно пытался понять его слова. – Мне известна часть этой истории, но это совсем не то, что ты говоришь.

Вертер дал время Рашиду переварить сказанное, встал, повернулся спиной к допрашиваемому и отошел в глубь кабинета.

– Ладно, черт с тобой. Сомневаюсь, что ты знаешь больше нашего, так что я зря теряю с тобой время. Мы знаем, что ты лжешь, у нас есть доказательства, что этот трюк подстроил не какой-то там чертов араб, рассказавший тебе сказку о съемках кино. Ладно, черт с ним. У меня уже есть подписанное постановление о твоей депортации. – Вертер резко обернулся, вытащил из кармана пиджака несколько листков бумаги и разложил их на столе. – Черт с тобой. Завтра ты уже будешь в Ливане, и катись отсюда.

– Моя семья…

– Плевать мне на твою семью. К ней у меня претензий нет, и она может оставаться в Америке. Из Ливана можешь написать им и рассказать, что с тобой случилось.

– Вы не можете…

– Могу и сделаю это. У меня больше нет на тебя времени. – Вертер повернулся и направился к двери, Мельник встал и последовал за ним.

Рашид молча смотрел им вслед, но, когда дверь открылась, он крикнул:

– Подождите, я расскажу вам…

Вертер обернулся и уставил указательный палец на Рашида.

– У меня больше нет времени возиться с тобой! Это ты понимаешь? Часть твоей истории я знаю – это чепуха, но, возможно, что я знаю все, и если услышу от тебя еще хоть одно слово лжи, то в двадцать четыре часа твоя задница окажется в Ливане. Вы поняли меня, мистер?

Рашид кивнул и сразу начал говорить:

– Я сказал вам правду, клянусь, – начал он, но, заметив, что Вертер снова поворачивается к двери, закричал: – Кроме одной вещи!

Вертер остановился и стал ждать, глядя на дверь.

– Может быть, двух вещей, – добавил Рашид. – Он действительно сказал мне, что снимается кино, но я ему не поверил. Он говорил об этом с улыбкой, понимаете? Сказал, что нужно будет говорить, когда вы меня арестуете, а так как вы все равно не сможете ничего доказать, то будете вынуждены отпустить меня. Но клянусь вам, я действительно не знал, в чем дело. Я до сих пор ничего не знаю!

Несколько секунд стояла тишина, потом Вертер сказал:

– Ты говорил о двух вещах.

– Да, хорошо… – Рашид помолчал некоторое время. – Это был не араб, он сказал, что я должен буду говорить так в случае ареста, потому что это будет звучать более правдоподобно. Но он был американцем.

– Как его звали?

– Даллас.

Мельник и Вертер обменялись взглядами, а Рашид добавил:

– Это было ненастоящее имя, но он сказал, что мне следует называть его именно так. Настоящего имени я не знаю.

– Опиши его, – сказал Вертер.

– Крупный мужчина, – начал Рашид, решив рассказывать всю правду. – Повыше меня, примерно с вас ростом, – он указал на Мельника, – но крупнее, сильнее…


предыдущая глава | Заложник №1 | cледующая глава