home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



54

Харди проснулся от того, что задыхался. Он висел вверх ногами, привязанные к бокам руки болели, кисти рук были скрещены и связаны за спиной. Тело его раскачивалось взад и вперед, глаза были завязаны, он судорожно глотал ртом воздух, кровь прилила к голове и давила на глаза. Кто-то схватил его за волосы, остановил раскачивание тела и заткнул рот и нос тряпкой. Потом они стали лить на тряпку воду. Он попытался закричать, но, как только открыл рот, мокрая тряпка стала лезть прямо в рот, и он начал задыхаться. Вода теперь лилась быстрее, намокшая тряпка лезла в нос и в рот. Казалось, вся кровь прилила к голове, и он подумал, что давление крови может вытолкнуть глаза из глазниц. Он не мог дышать! Он висел вверх ногами, а чьи-то руки схватили его тело и начали вращать, вращать…

Харди вскочил с кровати.

Комната перестала вращаться, и темнота от повязки, закрывавшей глаза, спокойно перешла в полумрак гостиничного номера. Он стоял на полу, крепко ухватившись за ковер, чтобы остановить вращение, и глубоко дышал, боясь, как бы этот кошмар не повторился снова.


Мельник находился в номере гостиницы, когда ему позвонили из израильского консульства. Прибыв туда через полчаса, он встретился со связным, только что прилетевшим из Тель-Авива через Рим, который вручил Мельнику необычного вида маленький транзисторный радиоприемник.


В Лондоне Дебора Штерн наблюдала, как Джафар с забинтованной головой садился в «Конкорд» компании «Бритиш Эрвейз», вылетающий в Нью-Йорк. Она была рада, что он уже сегодня вернулся в аэропорт, так как боялась, что вчера вечером они убили его.

Их группа ждала в парке напротив отеля. Обычный звонок в аэропорт от «взволнованной матушки», и они легко выяснили название отеля, в котором должны были на ночь разместить пассажиров. Они собирались проникнуть в номер Джафара среди ночи, и с трудом поверили в удачу, когда увидели, что он вышел в парк на прогулку. Это значительно упрощало дело и должно было выглядеть более правдоподобно.

Само нападение прошло довольно легко, как обычно и проходят нападения. Потребовалась всего секунда, чтобы рука взметнулась вверх и обрушила на голову Джафара чулок с песком. Еще несколько секунд понадобилось, чтобы оттащить бесчувственное тело в кусты.

– Боже мой, он мертв! – тихо воскликнула Дебора.

– Я так не думаю, – ответил кто-то.

– Не думаешь?

– Нет, пульс прощупывается.

– Боже мой, но ты ведь мог убить его.

– Ладно, хватит, я ведь не убил. Где этот чертов бумажник?

– Вот он.

– А паспорт?

– Держи.

– Тогда давайте убираться отсюда.

Они стали быстрым шагом удаляться с места происшествия, Дебора на ходу раскрыла бумажник Джафара, вытащила оттуда деньги, сунула их к себе в сумочку и протянула бумажник одному из своих людей. Когда они подошли к Парк-лейн, он выбросил его в урну. Дождавшись зеленого сигнала светофора, они перешли на другую сторону улицы, лучше освещенную уличными фонарями. Там мужчины окружили Дебору, наблюдая, как она листает темно-зеленый паспорт. В правой руке Дебора держала небольшую иглу, очень осторожно она вставила ее в корешок паспорта и медленно протолкнула иглу внутрь так, что ее стало совсем не видно.

Она тщательно осмотрела паспорт, все одобрили его внешний вид, и группа, снова перейдя Парк-лейн, направилась в сторону парка. Дебора открыла сумочку, вытащила небольшой радиоприемник и включила его. Приемник моментально начал пищать, а стрелка на его передней панели повернулась в направлении мужчины, у которого в настоящий момент был паспорт. Дебора кивнула головой, и мужчина сделал круг, но стрелка неотступно следовала за ним.

– Отлично, – сказала Дебора. – Похоже, все в порядке.

Ее помощник выбросил паспорт в ту же урну, в которой уже валялся бумажник, а Дебора в это время снова смотрела на приемник, проверяя надежность его работы.


Харди прилетел из Сан-Франциско в Уичито сразу после полудня. Взяв такси, он направился в агентство по найму грузовых машин, где получил шестиосный фургон, который заказал заранее. Может быть, в этом и не было нужды, но слишком много людей уже знали об Уичито, так что береженого Бог бережет. Около часа он приехал на маленький аэродром, где его ожидал Мохаммед Асри. Они вместе осмотрели истребитель «Пантера». Похоже, что все было в порядке.

Харди подогнал фургон задом к открытым дверям ангара и опустил сходни. Все работало, как часы, ночной кошмар был позабыт.


До аэропорта Кеннеди Мельник добрался на метро. Его терзали сомнения, должен ли он был сообщить Вертеру о том, что Джафар прилетает в Соединенные Штаты, и о передатчике, спрятанном в его паспорте. Но американцы же продемонстрировали свою некомпетентность в случае с Акбаром, да и с Асри у них вышло не лучше, так что, если бы он сказал им о приезде Джафара, они и тут могли бы напортачить. Конечно, если бы Вертер позволил ему руководить операцией, то его люди здорово бы пригодились, но Мельник понимал, что это невозможно, и решил, что лучше справиться самому, чем с их помощью.

Вертера подобные сомнения не терзали. Он не видел причин сообщать Мельнику о предстоящем визите Джафара, эта операция имела отношение только к ФБР. Когда «Конкорд» приземлился в аэропорту Кеннеди в десять минут третьего, прошло несколько минут, и люди Вертера были уже расставлены вокруг выхода из зоны паспортного контроля, готовые схватить Джафара сразу, как только он появится.

Запищала рация, Вертер нажал кнопку и выслушал сообщение о том, что Джафар уже идет. Он сделал своим людям знак приготовиться.

Двери зоны паспортного контроля непрерывно открывались, и оттуда выходили пассажиры. Через несколько секунд после сообщения по рации двери снова распахнулись и из них вышел худощавый смуглый араб, одетый в безукоризненный серый в тонкую полоску костюм. Голова его была забинтована, в одной руке он держал шляпу, а через другую был переброшен плащ. Вертер сделал шаг в его направлении, но в этот момент позади него раздался громкий крик:

– Вертер!

Араб и остальные пассажиры обернулись на крик.


Мельника чуть не хватил удар. Он заметил нескольких агентов ФБР, которых знал в лицо, но в этом большом зале было слишком много людей, и он не увидел Вертера, а тот, естественно, его. Ему не пришло в голову, что агенты ФБР ожидают Джафара, поэтому Мельник не обратил на них внимания, но теперь, когда он увидел, как Джафар вышел из дверей и агенты ФБР стали двигаться к нему, а Вертер вышел из толпы, он моментально все понял и испугался, что они могут все испортить.

Тогда Дэвид крикнул: «Вертер!», и время словно остановилось. Он быстро протиснулся сквозь толпу, с трудом изобразив на лице улыбку, и обнял Вертера за плечи, изображая случайную встречу старых друзей. Тесно прижавшись к Вертеру, Мельник прошептал ему в ухо:

– Останови своих людей! Быстрее!

Вертер смотрел на Мельника, а агенты смотрели на Вертера. У Вертера не было времени на раздумья, но взгляд Мельника убедил его. Он посмотрел на своих людей, потом снова на Мельника, и агенты поняли его и остановились.

– Дэвид! – громко воскликнул Вертер. – Старый приятель! Что ты тут делаешь?

Проходя мимо, Джафар бросил на них взгляд, взял свой чемодан и вышел. Агенты ФБР рванулись было за ним, но Мельник резко покачал головой, и Вертер сделал им знак остановиться.

Теперь Вертер повернулся к Мельнику.

– Черт побери, что…

Мельник вытащил небольшой радиоприемник, который получил сегодня утром, и включил его. Они услышали писк и увидели, что стрелка указывает на дверь, в которую только что вышел Джафар.

– Ах ты сукин сын, – ласково сказал Вертер. – Почему ты ничего не сказал мне? Откуда ты узнал, что он прилетает?

– С таким же успехом я могу задать эти вопросы тебе, так ведь? – ответил Мельник. – Думаю, нам есть о чем поговорить, но сейчас нам пора идти. Радиус действия этой штуки около десяти миль.

Вертер размышлял всего секунду. С передатчиком, спрятанным где-то у Джафара, и с этим приемником у них есть хороший шанс проследить за ним, а это будет гораздо лучше, нежели арестовать его и попытаться заставить говорить.


Харди и Асри потребовалось около часа, чтобы загрузить в фургон ракеты и пулеметы и тщательно закрепить их, подготовив к перевозке. Затем они втащили в фургон лебедку и прикрепили ее к передней стенке полудюймовыми болтами. Компании «Райдер» могло не понравиться, что в их фургоне проделали дыры, но Харди это меньше всего заботило. После трех часов они уже были готовы приступить к следующему этапу своей работы.


Мельник и Вертер ехали в машине, держась примерно в полумиле от аэропортовского автобуса. Когда Джафар пересел из автобуса в метро, Вертер пристроил на крышу автомобиля красную мигалку, и они поехали через тоннель Куинз, следуя в направлении, указываемом стрелкой приемника. Пока Джафар под землей пересаживался с поезда на поезд, Мельник и Вертер следовали за ним наверху, а сирена и мигалка освобождали им путь для проезда. У Мельника была карта метро, позволившая определить, что Джафар пересел на линию «Ф» и вышел на Рузвельт-авеню.

Они остановили машину.

– Он направляется в аэропорт Ла Гуардиа, – предположил Вертер.

Подождав в нескольких кварталах от станции метро, они сверились с указанием стрелки приемника и поняли, что Вертер был прав. Продолжая следить за направлением стрелки, они направились прямо в аэропорт и прибыли туда раньше Джафара, так что им пришлось ждать, пока тот пройдет через раздвижные стеклянные двери. Они увидели, как Джафар подошел к стойке и купил билет на самолет. Подождав, пока он скроется в толпе, они подошли к стойке, Вертер предъявил удостоверение и поинтересовался у девушки за стойкой, на какой рейс приобрел билет Джафар. Она ответила, что это рейс на Канзас-Сити, вылетающий в половине пятого.

Не обращая внимания на изумленные взгляды кассирши и стоящих рядом людей, Мельник снял свой черный парик и надел светло-коричневый с длинными волосами.

– Дайте мне билет на этот же рейс, – сказал он кассирше. – Но только в другой салон. – Он повернулся к Вертеру. – Я буду держать вас в курсе.

– А что за самолет летит туда? – спросил Вертер.

– Аэробус, – ответила девушка, бросив взгляд на экран компьютера. – А-300.

– Довольно большой. Дайте мне тоже билет.

Мельник состроил недовольную мину, но ничего не сказал.


Харди и Асри прикрепили крюк стального троса к носу «Пантеры». Харди включил двигатель, а Асри забрался в кабину истребителя и привел в действие электрическую систему складывания крыльев. Истребитель «Пантера» предназначался для использования с авианосцев, поэтому его крылья были сконструированы таким образом, что могли складываться, чтобы на палубе авианосца умещалось больше самолетов. Крылья медленно поднялись и сомкнулись над фюзеляжем. Потихоньку наматываясь, трос лебедки натянулся, истребитель слегка вздрогнул и медленно, дюйм за дюймом, начал вскарабкиваться по сходням в фургон.


Из аэропорта Ла Гуардиа Вертер позвонил в Канзас-Сити, и по прилете их встретили три местных агента ФБР. Вертер показал им Джафара, и они с Мельником удалились, чтобы лишний раз не попадаться на глаза арабу. Агенты проследили, как Джафар подошел к стойке авиакомпании «Истерн», и через некоторое время уже выяснили его дальнейший маршрут.

– Семичасовой рейс на Уичито, – доложил один из агентов, вернувшись к Вертеру. – Это небольшой турбовинтовой самолет. Хотите полететь этим же рейсом?

Вертер покачал головой: не стоило дальше испытывать судьбу.

– Здесь должна быть чартерная служба, – сказал он.

Они нашли двухмоторный самолет, который мог немедленно вылететь в Уичито.

– Сколько времени займет полет? – спросил Вертер.

– Полтора часа.

– А вы можете обогнать семичасовой рейс «Истерн»?

– Никак не смогу. У них полет занимает пятьдесят пять минут. – Пилот взглянул на свои часы. – Мы можем вылететь минут через десять-пятнадцать, тогда мы опередим его на десять минут, но даже в этом случае он прилетит в Уичито на двадцать минут раньше нас.

– Готовьте самолет, – сказал Вертер. – Я сейчас вернусь.

Он пробежал через зал в диспетческую службу, предъявил удостоверение и объяснил суть проблемы. Когда ему отказали, Вертер пригрозил обратиться к вышестоящему начальству, но и это не возымело действия. Тогда ему пришлось объяснить, что человек, летящий этим рейсом, является организатором покушения на президента и им нужно проследить за ним, чтобы схватить убийцу. Только после такого объяснения, диспетчер неохотно согласился выполнить его просьбу.

Через пять минут двухмоторный самолет с заведенными двигателями стоял на взлетной полосе, и, когда один из агентов передал Вертеру по рации, что началась посадка на рейс «Истерн» и Джафар уже находится в самолете, они взлетели.


«Добрый вечер, дамы и господа, говорит командир корабля, – раздался голос из бортовых динамиков. – У нас все готово, но из диспетчерской сообщили, что возникли небольшие проблемы, и нам придется на несколько минут задержаться на взлетной полосе. Думаю, что мы опоздаем с прибытием в Уичито всего минут на двадцать. Если у кого-нибудь из вас возникли проблемы с пересадкой в Уичито на другие рейсы, пожалуйста, вызовите стюардессу, и мы постараемся уладить эти проблемы. Благодарю за внимание и приношу свои извинения за вынужденную задержку. Благодарю вас за то, что вы летаете самолетами компании „Истерн“»


Мельник и Вертер прибыли в Уичито как раз в тот момент, когда Харди и Асри выезжали в фургоне с маленького аэродрома, расположенного в сорока милях от города. В Уичито не было отделения ФБР, но их самолет встретила машина полиции, набитая детективами. Через несколько минут приземлился рейс компании «Истерн», Вертер и Мельник не показывались в аэропорту, следя за своим подопечным с помощью приемника. Когда Джафар зашел в контору Герца по прокату автомобилей, Вертер и Мельник сели в полицейскую машину без опознавательных знаков и воспользовались этой задержкой, чтобы разместить на дороге еще две машины.

Джафар выехал из ворот конторы на «форде», Вертер с Мельником подождали, пока он скроется из виду, и затем двинулись следом. По дороге к ним присоединились две другие машины, и теперь они уже двигались вытянутой кавалькадой. Джафар все время оглядывался, проверяя, нет ли за ним слежки, но, так как полицейских машин видно не было, он успокоился, решив, что все в порядке. Внезапно Джафар свернул на проселочную дорогу, его преследователи насторожились, этот поворот должен был что-то означать. Дорога, слегка поднимаясь в гору, шла между полями и уходила к горизонту, за которым скрылась машина Джафара. Полицейская кавалькада не спеша свернула на эту проселочную дорогу.

Проезжая через перекресток, они не обратили внимания на грузовой фургон, стоявший на обочине, пропуская их. Два человека, сидевшие в кабине фургона, тоже не увидели ничего необычного в их кавалькаде.

Прибор показал, что Джафар остановился, и полицейские машины стали осторожно продвигаться вперед. Миновав поворот, они увидели сельский домик, возле которого был припаркован нанятый «форд». Не останавливаясь, они проехали мимо, но успели заметить, что Джафар стоит на крыльце и стучит в дверь.

Скрывшись из виду, они остановились, чтобы посовещаться. Вертер решил, что следует вернуться, и Мельник согласился с ним. Когда машины вернулись назад, Джафар все еще продолжал стучать в дверь, а когда они свернули к дому, Джафар заглянул в окно кухни, прикрыв ладонью глаза. И тут, услышав шум двигателей подъезжающих машин, он обернулся. Одна из машин остановилась перед «фордом» Джафара, блокируя выезд на дорогу, а две другие – по обе стороны крыльца. Двери машин открылись, и из них выскочило с десяток мужчин с пистолетами в руках.

Джафар не мог поверить своим глазам, он смотрел на дула пистолетов, направленных ему в грудь, размышляя о том, что могло случиться.


предыдущая глава | Заложник №1 | cледующая глава