home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



61

Теперь у них было не только лицо, но и имя. Они до сих пор не знали, кто он такой, но имя, конечно, все меняло. Вертер предпринял все возможное, проверил в нью-йоркской штаб-квартире ФБР, весь вечер провел на телефоне, разговаривая с Вашингтоном, Чикаго, Сент-Луисом, Сан-Франциско и Лос-Анджелесом. Никто не слышал ни о каком Джи Харди. Имя было запущено во все компьютеры и проверено среди известных террористов, коммунистов, душевнобольных, сторонников арабов, Ирландской республиканской армии, Кастро и сандинистов. Ничего. Потом его проверили среди преступников, но не только среди совершивших преступление, но и среди тех, кто был арестован, но впоследствии освобожден. И снова ничего.

К полудню следующего дня у Вертера начало складываться впечатление, что Сан-Медро снова надул его. Он позвонил по телефону, который дал этот негодяй, и, как и ожидал, обнаружил, что телефон принадлежит службе передачи сообщений, зарегистрированной как «Даллас Энтерпрайзис». Располагалась эта контора в Уичито.

Это, конечно, ничем не помогло, но, по крайней мере, подтвердило, что Сан-Медро не лгал. Вертер с Мельником снова и снова прокручивали пленку с записью разговора с Сан-Медро в камере. Они решили, что «Джи» может быть чем-то вроде прозвища, и дали задание программистам проверить всех Харди, имеющихся в списке преступников. Набралось двести семь Харди, но их фотографии не совпадали с фотографией человека, которого они искали.

На второй день поисков, когда Вертер с Мельником уже отправлялись на ланч, в кабинет Вертера доставили очередную партию личных дел и фотографий. Вертер уже не помнил, кому принадлежала эта идея, но он дал указание проверить среди военных, начиная с 50-х годов, когда данные впервые начали закладываться в компьютеры.

Вертеру хотелось есть, это утро было трудным и длинным. Он бросил толстый конверт с досье на стол, взял шляпу и, уже направляясь к двери, решил вернуться к столу и бегло просмотреть поступившие досье. Открыв конверт, он начал просматривать его содержимое и обнаружил официальную фотографию анфас майора в отставке Роберта Харди, морская пехота США.


В этот момент Харди летел самолетом из Сиэтла в Сан-Франциско. Выехав из Уичито на фургоне, внутри которого находился истребитель «Пантера» со сложенными крыльями, они с Асри четыре часа ехали по прериям штата Канзас, потом остановились перекусить и отдохнуть до трех часов ночи, после чего двинулись дальше к месту назначения. Харди специально рассчитывал прибыть рано утром, чтобы соседи ничего не заметили.

Харди подогнал фургон задом к гаражу-ангару и выключил зажигание. Подобные небольшие ангары появились по всей стране после второй мировой войны, когда все думали, что в новых условиях частная авиация будет выполнять роль автомобилей. Ангар стоял в одном ряду с еще десятком подобных ангаров. Аэродром назывался «Эрвью» и располагался на одинаковом удалении в сто пятьдесят миль от городов Топика, Канзас-Сити и Уичито. Он был построен для людей, которые летали в эти города на собственных самолетах. В каждом гараже-ангаре было достаточно места для размещения не только автомобиля, но и небольшого самолета. Двери ангаров выходили прямо на взлетную полосу, поэтому владельцы самолетов могли выруливать на нее без всяких затруднений.

Харди и Асри открыли двери ангара и фургона, зацепили самолет лебедкой и медленно спустили его в ангар. Потом Харди ознакомил Асри с окрестностями.

– Если подойдет поздороваться кто-нибудь из соседей, сделайте вид, что не слишком хорошо знаете английский, чтобы поддержать разговор, – сказал Харди. – Объясните, что ваша жена приедет на следующей неделе, и тогда вы будете рады принять соседей. Это заставит их оставить вас в покое. – Предыдущие владельцы ангара были рады, когда Харди купил его со всей обстановкой, так что в ангаре имелся холодильник и морозильная камера, которые Харди забил всевозможными продуктами в расчете на неделю. – Вам не придется ни за чем выходить, – сказал он Асри.

Потом Харди вернулся на фургоне в Уичито, сдал его в агентство и вылетел в Сиэтл. В Сиэтле он обнаружил, что у кубинцев все готово, объяснил им их задачу и вылетел из Сиэтла в Сан-Франциско, имея при себе чемоданчик с разобранной винтовкой для Накаоки. Харди внимательно наблюдал за японцем, когда тот собирал и тщательно осматривал винтовку. После проверки Харди убедился, что японец не обнаружил смещения мушки.


Вечером Глория Каролло позвонила своему связнику в Майами.

– Операция назначена на среду, – сказала она, – но я до сих пор не знаю, в чем она заключается. Он объяснил нам нашу задачу, но это какая-то бессмыслица. Хуарес думает, что он все понимает, но он просто дурак. Харди сказал нам, что Кастро задумал убить президента, но ведь это же не так? Если бы это было так, то я бы об этом знала.

Голос на другом конце провода подтвердил ей, что такого заговора не существует.

– Харди сказал, что в нашу задачу входит помочь президенту скрыться и спрятаться в безопасном месте. А уже прямо из этого места он даст указание нанести ответный массированный удар по Кубе. Нас нанимают потому, что президент не может доверять даже ФБР и ЦРУ, и этот болван Хуарес поверил, потому что все эти старики, которые жили на Кубе при Батисте, привыкли к предательству и коррупции в правительственных кругах.

Связник из Майами посоветовал ей продолжать сотрудничать с Харди, сообщая ему о ходе операции, пожелал спокойной ночи и сказал, что Господь ее не оставит.


Вертер резко опустился в свое рабочее кресло, посмотрел в окно, а затем обвел взглядом лица агентов, сидящих вокруг его стола. Позади агентов в углу кабинета сидел Мельник, но он не принимал участия в разговоре, а просто наблюдал и слушал.

– Ладно, приступим, – сказал Вертер и повернулся к первому из агентов. – Джек, ты получил фотографии Харди из его личного дела, и ты находишься на связи с Министерством финансов.

– Да. Они предупреждены о предполагаемом покушении на президента в Лос-Анджелесе, и мобилизовали всех людей из своей службы безопасности. Они раздают им фотографии Харди, так что тот вряд ли сумеет приблизиться к президенту.

– Не забывайте, что он работает не один, – сказал Вертер. – В этом случае он может сидеть где-нибудь, а всю работу будет выполнять наемный убийца. Но в любом случае мы не должны стопроцентно рассчитывать на то, что покушение произойдет в Лос-Анджелесе. Мы на самом деле не знаем точно, что происходит, поэтому не будем сосредоточивать все наши усилия только на этой версии.

– Мы уже об этом позаботились, и парни из службы безопасности рассылают фотографии Харди и его описание в каждый город, где будет останавливаться президент во время своей поездки. Они даже попытались уговорить его отменить поездку, но бесполезно.

Вертер кивнул.

– Тедди, ты ищешь в компьютерах все об этом Харди. Друзья, родственники, деловые связи, сослуживцы по морской пехоте.

– Да. Мы разыскиваем всех, кто знает Харди и связан с контрабандой наркотиков. А также ищем всех, кто видел его в последнее время, пытаемся проследить его последние передвижения. Конечно, работа очень кропотливая, сначала пытаемся проверить всех по компьютеру, потом звоним этим людям по телефону. Сегодня после полудня опять будем звонить.

– И еще одно, – сказал Вертер. – Ищите людей, связанных как с Харди, так и с президентом. Каких-нибудь старых сослуживцев Харди, которые летают на вертолете президента, готовят президенту пищу – ну, что-нибудь в этом роде.

– Понятно.

– Хорошо. Билл, ты работаешь по связям Асри, – сказал Вертер, поворачиваясь к другому агенту. – Его фотография, которую мы получили из Израиля, не слишком хорошая, но если он в Уичито, то там его легко будет обнаружить.

Билл покачал головой.

– Совсем нет. Дело в том, что в Уичито самая большая в стране колония студентов с Ближнего Востока. В местном университете у них какая-то специализированная программа. Любой, с кем мы будем разговаривать, будет знать с десяток человек, похожих на этого парня.

– Ты думаешь, что поэтому Уичито и был выбран в качестве базы?

– Возможно. А может, и потому, что город расположен в центре страны, и оттуда удобно добираться в любое место, где решено будет совершить покушение.

Вертер кивнул.

– Хорошо, джентльмены, закончим на этом. Вы все будете докладывать непосредственно мне. Я хочу знать о любой зацепке или обо всем, что может стать зацепкой. Все ясно?

Агенты кивнули в знак согласия и вышли из кабинета. Вертер повернулся к Мельнику.

– А вы что думаете? Похоже, что мы на верном пути.

Мельник посмотрел на него без всякого энтузиазма.

– Что же мы тогда не радуемся? – спросил он. Вертер плюхнулся на стул, почти коснувшись лбом настольного календаря.

– Потому что пока у нас ничего не выходит, – признался он. – Если посмотреть со стороны, то все вроде бы в порядке. – Вертер поднял голову и подложил под нее сложенные руки. – У нас довольно хорошее досье на Харди на период его службы в морской пехоте и с десяток фотографий. Фотографии периода его выписки из госпиталя после Вьетнама не слишком старые, он не мог очень сильно измениться. В Управлении по борьбе с наркотиками слышали, что он занимается контрабандой травки во Флориду и Луизиану, и наши агенты с его фотографией рыщут по всему побережью. Он обязательно должен был оставить какой-то след, и мы за него ухватимся.

– Маловероятно. Любой человек с его биографией должен иметь несколько документов на разные имена. Он не будет разъезжать в автомобилях, взятых напрокат, и расплачиваться в ресторанах чеками на свое имя.

Вертер стиснул пальцы.

– Он может поменять имя, но не лицо. Тут у нас есть много возможностей, и наверняка вскоре появится какая-нибудь зацепка.

– Но как скоро? Президент приедет в Лос-Анджелес через шесть дней.

– Мне хотелось бы верить, что у нас есть хотя бы эти шесть дней. Я вижу здесь две проблемы. Первая – Джафар. Если Харди знает, что мы схватили его, то ему неизвестно, заговорил он или нет. А это значит, что он может что-то предпринять. Может свернуть операцию и укрыться где-нибудь на недели, а то и месяцы, а может, наоборот, ускорить операцию и выкинуть что-нибудь прямо сейчас. Завтра, сегодня, откуда мы знаем.

– Вторая проблема тоже заключается в Джафаре, – сказал Мельник. – Совершенно очевидно, что он был очень удивлен, не застав никого в домике в Уичито. А это может означать, что он сам ничего не знал. Так что может произойти все что угодно, например, что-нибудь такое, о чем мы даже не подозреваем.


Фредди Мейсон переделал ДС-3 так, что теперь он мог управлять самолетом только с помощью штурвала, без педалей, до которых он не мог дотянуться. Тормозную систему он тоже переделал на ручное управление. И вот теперь он приземлился на небольшом аэродроме в Эверглейдсе. Съездив на машине в Глейдс-Сити, он убедился, что нанятые им люди готовы, и затем снова вернулся в небольшой деревянный домик на аэродроме. Позади ангара протекала речушка, а так как ему предстояло ждать, он решил поудить рыбу.


Харди сидел один в номере мотеля, курил сигару и снова прокручивал в голове все детали плана. Теперь ФБР будет ожидать покушения в Лос-Анджелесе. Очень жаль, если Джафар расстроился из-за того, что его посланец не вернулся. Ну ладно, зато он порадуется, когда к нему в Ливию доставят Буша. А если Джафар попытался отправить нового посланца, то единственная известная ему ниточка к Харди – это домик в Уичито и аэродром. Но они уже пусты. Харди усмехнулся, представив себе, что подумает Джафар, когда посланец сообщит ему, что в Уичито никого нет. Ладно, на Уичито можно ставить крест. Порядок.

Харди работал с записями переговоров базы ВВС Эндрюс, сделанными Марвином, и добился точного произношения и акцента. Петерсон убедил его, что он отлично справится в пьесе с ролью пилота из Техаса. Порядок.

Теперь у Марвина другое задание. Сейчас он ждет в конторе рядом с базой Эндрюс завтрашнего вылета. Порядок.

Накаока находится на месте в Сан-Франциско, кубинцы готовы отправиться в Сиэтл, Мохаммед Асри вместе с истребителем ожидает в Эрвью. Порядок, порядок и еще раз порядок.

Все на своих местах, Как шахматные фигуры в ожидании начала партии. Делать больше было нечего, оставалось только пережить эту ночь и дождаться завтра. И пусть ФБР сбивается с ног в его поисках, «Фантом» нанесет свой удар завтра.


предыдущая глава | Заложник №1 | cледующая глава