home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



...6.45

...Видимо, эти десять осликов со своей поклажей на самом деле стоили очень дорого, потому что «духи» лезли на пулеметы разведчиков, как полоумные марионетки, которые не понимают, что идут на смерть...

То ли они сами все поголовно были фанатиками, то ли их бай пообещал за головы любознательных «шурави» немалую плату, что было ближе к истине, но через полчаса, как ГСН сумела незамеченной ускользнуть вверх по склону, убежище Бандеры атаковали уже с трех сторон не менее сотни отъявленных головорезов!..

Бой был очень жестоким!..

Мало того, что ту сторону «козырька», которую оборонял Сашка, атаковали снизу, от кишлака Кар, около взвода «духов», и столько же «с горизонта», те, которые проверяли причину каменного обвала и пришли сюда просто по следам! Со стороны кишлака Суркамар к «козырьку» тоже стремилось около сорока боевиков, а может быть, и больше!.. Их зажимали в «клещи», из которых теперь вырваться без помощи извне было просто невозможно!..

Сашкин тыл, на другой стороне «козырька», прикрывал со своим «ПКМом» Гусь, гвардии прапорщик Анвар Гусейнов, а рядом с ним управлялся со своим «РПК» один из тех выживших пацанов, которые были с Сашкой на том, Калатгарском, перевале чуть меньше месяца назад... Рядом же с Бандерой «работал» из «РПК» лейтенант Яша...

А вот еще одному бойцу, ефрейтору, выпала другая роль – сидя внутри распадка над той кучей боеприпасов, которую оставила уходящая группа, снаряжать опустевшие магазины «РПК» патронами и подносить их то к одному пулемету, то ко второму...

И пусть этот паренек не участвовал непосредственно в бою, в смысле не стрелял в «духов», хотя его-то «РПК» стоял на сошках рядом с ним, но... Он был, возможно, одним из самых важных действующих лиц... Ну, вот скажите сами, чего стоит пулемет без патронов? Да просто тяжелая дубина, и не более того! Все и всегда восхваляют снайперов, разведчиков, наводчиков, командиров экипажей боевых машин... И это, безусловно, правильно!!! Только вот скажите-ка мне, а чего бы все они стоили, если бы не было в интенсивном бою таких неприметных парней, которые были простыми подносчиками боеприпасов, а? Сложный вопрос? А ведь парни-то эти зачастую рисковали намного больше тех, кто стрелял из укрытия, бегая по открытому, насквозь простреливаемому пространству с патронами на собственном горбу!.. Вот где подвиг и самопожертвование!!!

Ефрейтор этот, Сашка Корякин, был уже, в общем-то, и не «зеленый салага», успев прослужить в бригаде около года до того момента, как Бандера начал формировать, набирать новый личный состав взвода. Он был еще из тех, кто помнил Сашкину подземную эпопею не по рассказам, и, наверное, из тех, кто его и назвал «Пещерным человеком». На дембель ефрейтор собирался уже следующим, осенним, Приказом и уже начал отсчитывать свою «сотку»[47] , отслужив свое в одной из рот бригады и уже имея медаль «За боевые заслуги», когда узнал, что этот сумасшедший сержант Бандера собирает новый состав для «погибшего» на Калатгаре отдельного разведвзвода...

Он тогда пришел прямо к Сашке и сказал, что хочет служить в этом взводе! А когда Бандера спросил, на кой красный дюдель ему это надо, когда служить-то осталось всего полгода, то его тезка ответил простым встречным вопросом: «А тебе, дембелю, которому вообще уже самому домой пора, на кой толстый фуй все это надо?!! Ты же уже на 9 мая дома можешь быть!!! Так какого ясного красного ты меня спрашиваешь?!!»... Так Коряга и попал во взвод Бандеры, и Сашка об этом не пожалел...

А теперь... Он делал все, чтобы обеспечить своих товарищей патронами, и дело это было ох какое нелегкое!.. Два РПК, которые выпуливали в «духов» свои патроны буквально за несколько секунд!.. А ведь их, эти патроны, 45 штук, в этот магазин еще нужно было запихнуть! Да за все те же считаные секунды, да для двух пулеметов одновременно!.. Да еще и всучить в руки пулеметчику! Потому что если ты попросту бросишь снаряженный магазин, то патроны в нем, в упавшем на жесткий гранит, могут слегка «изменить» свое изначальное месторасположение, и тогда все! Перекос патрона в патроннике, и затвор пулемета встает на «клин»... Поправить это, конечно же, можно! И даже не очень долго – секунд за 20—30... Но!.. Именно эти секунды в бою и могут сыграть самое важное, жизненно важное(!), для тебя значение...

...Сегодня был именно тот случай!.. «Духи» не давали ни секунды передышки, накатываясь волнами на этот природный дот!..

– Та-та-та-та-та-та-та-та!!! Гусь, внимательнее!!! – орал Бандера, перекрикивая грохот боя. – Не давай им подняться выше козырька! Та-та-та!!! Та-та-та-та-та!!! Иначе сверху гранатами забросают! Та-та-та-та-та-та-та!!! И не давай высунуться гранатометчикам!

– Та-та-та-та-та-та-та-та!!! – Была ответом длинная пулеметная очередь. – Вижю, Сашя-брат!!! Та-та-та-та-та-та-та!!! Вижю, дарагой! Та-та-та-та-та!!!

Рядом с Сашкой, метрах в двух, слился со своим «РПК» лейтенант Яшин. Бандера посматривал краем глаза за молодым лейтенантом и думал:

«...Молодец, Колян!!! Ай, какой же ты молодец!!! Всего-то самый первый твой бой, а ты работаешь так, словно уже полжизни на войне!..»

– Яша, держи тех, что «на горизонте»! Не давай им уйти вверх, в «зеленку»! Та-та-та-та-та-та-та!!! Держись, лейтенант! Та-та-та-та-та-та-та!!!

«Духов» было много... Слишком много даже для четырех пулеметов...

И пришел момент, когда Сашке пришлось применить свое уникальное «гранатометание»...

– Д-дух! Д-дух! Д-дух! Д-дух! – пронеслось над ущельем эхо четырех взрывов.

А Бандера уже был около Гуся, преодолев пятнадцать метров за считаные секунды, и повторил свой «трюк» уже на другой стороне распадка:

– Д-дух! Д-дух! Д-дух! Д-дух! – разорвались где-то в гуще нападавших еще четыре «Ф-1»...

И...

«Духи» дрогнули и откатились вниз по склону!..

Это уже было маленькой победой! Победой, потому что им пятерым как воздух нужна была передышка!..

Наступила зловещая, звенящая тишина, в которой...

Сашка вдруг услышал приглушенный стон... Он обернулся и увидел, что все левое плечо Анвара густо залито кровью, а сам Гусь даже не подумал сменить положение и хоть как-то оторваться от своего «ПКМа». Он просто склонил голову на локоть правой руки да так и замер...

– Гусь! Что?!

– Дастал мэня!.. А-ш-ш шякал!..

Бандера перевернул прапорщика на спину и понял, что тот уже не боец... Что он и этот-то первый сегодняшний бой отработал только на слове «Надо!»...

В Гуся попали дважды... Первая пуля вошла в грудь, где-то в районе ключицы, и прошла навылет через лопатку, а вторая ударила прямо в плечо. Да так там и застряла в суставе... Дело было плохо! Анвар уже потерял много крови, и было просто чудом, что он до сих пор еще был в сознании.

– Помоги! – крикнул Сашка молодому солдатику.

Они вдвоем кое-как усадили Гуся, и Бандера стал наматывать на раненого бинты, накручивая шар за шаром, пытаясь остановить кровотечение.... И ему это удалось, с грехом пополам, только тогда, когда он заткнул дырки на теле прапорщика ватными тампонами.

– Яша! Ты с «ПКМом» сможешь?! – крикнул Сашка и обернулся...

...Вот тогда-то и случилось то, что стоит у Бандеры перед глазами до сегодняшнего дня!.. Потому что забыть такое просто невозможно! Потому что такое надо помнить и рассказывать детям и внукам, чтобы они верили и знали, что русский солдат самый лучший именно потому, что может совершить такое! Потому что настоящий подвиг – он бессмертен!..

...Лейтенант, все это время лежавший за своим пулеметом и прицеливавшийся куда-то в заросли кустарника, обернулся на голос Бандеры, а потом оторвался от пулемета и сел, опершись взмокшей спиной о каменную стенку, ответил:

– Смогу, если надо... – проговорил он устало.

И вдруг в этот самый момент ефрейтор Корякин, «дедушка» Сашка, «подносчик патронов», рванулся куда-то прямо к выходу из распадка, переступил через сидящего лейтенанта и, расставив руки в стороны, словно собрался куда-то улететь, выскочил наружу...

– Та-та-та-та-та!

Как гром с ясного неба прогремела одинокая очередь из автомата...

И Бандера увидел, как три красных фонтана разорвались на спине ефрейтора – тяжелые пули калибра 7,62 прошили тело десантника насквозь...

Коряга застыл на две секунды, все так же продолжая закрывать собой обзор в распадок, а потом рухнул навзничь на спину... Но этих секунд хватило, чтобы за его спиной уже возник Бандера со своим «ПКМом»...

– Та-та-та-та-та-та-та-та-та-та-та!!! Па-а-ад-ла-а-а!!! Та-та-та-та-та-та!!!

Он буквально скосил под корень тот большой кустарник, из которого стреляли, и из него вывалилось мертвое, порванное пулями тело бородатого моджахеда... Он был здесь один! Видимо, не успел отступить вниз по склону вместе с остальными да так и затаился в кустах...

– Сашка! Саня, мать твою! – Бандера затащил бездыханное тело за «козырек» и все пытался привести его в чувство. – Ефрейтор Корякин, бля! Что ж ты наделал-то, а?!! Что ж ты наделал-то, тезка мой дорогой! Открой глаза! Открывай же!!!

Только... Бесполезно...

Ефрейтор прикрыл своим телом лейтенанта от пуль, и одна из них угодила точно в сердце... В это огромное, бескорыстное солдатское сердце...

Сашка посмотрел на лейтенанта и сказал глухим, утробным голосом:

– Ты понял, что он сделал, Коля?

– Да, сержант... Я ему жизнью обязан...

– Только вот должок ты этот ему отдать уже не сможешь никогда, лейтенант! На всю жизнь у тебя этот долг, Коля! На всю жизнь!..

– Я постараюсь, Саша... Я очень постараюсь...

Внизу послышались гортанные крики, и Бандера понял, что «перекур» закончен – «духи» опять лезли по склону. Он взглянул сначала на часы, а потом на лейтенанта и, видимо, принял какое-то решение:

– Время 7.05!.. Если у Гриши все в порядке, то минут через 10—15 «вертушки» уже должны быть здесь! – рявкнул Бандера прямо в лицо лейтенанта. – Делаем так! У нас у всех есть по одной «дымовухе»[48] ! Вы вдвоем берете Гуся и Корягу и под прикрытием дыма лезете вверх на склон. Завеса будет стоять минуты полторы, и этого вам, Яша, должно хватить, чтобы уйти по склону метров на 50—70 и скрыться в «зеленке»!..

– Я не пойду!..

Бандера схватил лейтенанта за грудки, резко притянул к себе и совершенно свирепым голосом проговорил прямо ему в лицо:

– Пойдешь, лейт! Еще как пойдешь!.. И пойдешь навстречу вертолетам!!! Пацанов наших надо вынести отсюда! Ясно? И рассказать, что они совершили! Особенно про ефрейтора, Коля! Это лично на твоей совести, лейтенант! – Глаза у Бандеры горели каким-то адским пламенем. – А если что-то будет не так, то резать на куски «духи» будут не всех пятерых, а только меня одного, а это не так-то уж и просто! Я-то Гришу точно дождусь! Это приказ, стажер! Все! Берите пацанов и по моей команде бегом вверх по склону! А я им сейчас здесь небольшой салют устрою, в честь прошедшего Дня Победы!..

Нет!.. Спорить с этим безумцем было совершенно бесполезно, если он что-то решил – только время зря терять, которого и так уже не оставалось!..

– Одну «дымовуху» возьмешь с собой, Яша! Обозначитесь, когда «вертушки» увидите! Приготовиться!

Тело геройского ефрейтора Корякина было переброшено через спину лейтенанта, а Гуся на себя взвалил молоденький солдатик:

– Ну, что, военные?!! – Бандера весело улыбнулся. – Понеслась п...да по кочкам?!!

И опять изобразил из себя автоматический гранатомет «АГС-17», только теперь его «очереди» были из шести гранат:

– Д-дух! Д-дух! Д-дух! Д-дух! П-пух! П-пух! – На склоне, метров на сто ниже каменного «козырька», вспухли два больших белых дымных шлейфа.

– И еще разочек! – Бандера уже был на втором выходе из распадка.

– Д-дух! Д-дух! Д-дух! Д-дух! П-пух! П-пух!

Четыре «дымовухи» наглухо закрыли обзор снизу шлейфами белого дыма:

– Вперед! Бегом! Пошли!!! – рявкнул он, и его «новобранцы», сгибаясь под тяжестью своих нош, понеслись тяжелой рысью по следам своей же, ушедшей час назад, группы.

Сашка посмотрел им вслед и тихо проговорил:

– А я тут маленько сам повоюю... Без сопливых...

...Дымовые гранаты, прикрывшие отход бойцов, сделали свое дело, но... Дымовая завеса оказалась «палкой о двух концах»... Ею же воспользовались и афганцы... Когда через полторы минуты дым рассеялся, моджахеды оказались метрах в семидесяти от Сашкиного каменного укрытия...

– Аг-га-а! А вот и вы, «лошарики»! А я вас заждался! Та-та-та-та-та-та!!! Давай, падлы! Та-та-та-та-та-та-та-та!!! Подходи, не боись! Та-та-та-та-та-та!!! Покупай, бля, живопись! Та-та-та-та-та-та-та-та-та-та-та-та!!! А-а-а-а-а-а-а-а-!!!

Сейчас это был не сержант Александр Черный, не Бандера и даже вовсе не человек! Это был Зевс-громовержец!..

Ему нужно было продержаться всего-то десять минут... Всего-то!!! Десять минут!!! Одному против почти сотни озверевших боевиков!!! Да это на самом деле целая вечность!!! Тот, кто бывал в настоящем бою, кто знает, что это вообще такое, когда лежишь под перекрестным огнем, наверняка понимает, что это просто чудо!!! Десять минут!.. Но Сашка это чудо совершил!.. Почти...

Видимо, это его «гранатометание» научило все-таки чему-то тех, кто его атаковал, потому что теперь в ход пошли «РПГ-7»...

Реактивные гранаты рвались где-то совсем поблизости от Бандеры, но не причиняли ему вреда, а Сашка все продолжал строчить из своего, уже раскалившегося чуть ли не докрасна «ПКМа», а когда тот уже стал просто «плеваться» пулями, отбросил его в сторону и схватил пулемет Гуся... Он метался от одного входа в распадок до другого словно метеор, пытаясь перекрыть пулеметным огнем их оба... Потом в ход пошел «РПК» погибшего Коряги... Только силы человеческие все же не безграничны...

В какой-то момент Сашка услышал, как за его спиной словно лопнул надувной шарик...

Он настолько был уже оглушен грохотом стрельбы и взрывов, что даже и не понял, что какому-то «бородатому» удалось-таки выстрелить из «РПГ» по одному из «входов» в Сашкино укрытие... Реактивная осколочная граната, влетев внутрь распадка, разорвалась за сержантской спиной...

– У-а-а-х-а-а! Падлы-ы! Достали-и-и! – только и успел сказать Бандера, перед тем как упасть лицом на камни.

Его спину, но особенно бедра, обожгло так, словно приложили раскаленную докрасна сковороду... И боль эта мощной волной накрыла Сашку буквально с головой!..

Последнее, что он запомнил, когда отрыл все же глаза, было... «Вертушка», трудяга транспортный «Дядя Миша», медленно проплывший над распадком в голубом утреннем небе, а на его фоне... бородатое лицо «духа», который склонился над Бандерой, пытаясь заглянуть в его глаза...

А последнее, что Сашка сделал... Он рубанул по горлу «бородатого» своим трофейным ятаганом, который, неизвестно почему, оказался в его руке... А дальше наступил полный мрак...

... Почему все не так, вроде все как всегда,

То же небо, опять голубое,

Тот же лес, тот же воздух и та же вода,

Только он не веpнулся из боя...

Мне тепеpь не понять, кто же пpав был из нас,

В наших спорах, без сна и покоя.

Мне не стало хватать его только сейчас,

Когда он не веpнулся из боя...

Он молчал невпопад и не в такт подпевал,

Он всегда говорил про другое,

Он мне спать не давал, он с восходом вставал,

А вчера не веpнулся из боя...

Нынче вырвалась, будто из плена, весна.

По ошибке окликнул его я:

«Друг, оставь покурить!», а в ответ тишина —

Он вчера не веpнулся из боя...

То, что пусто тепеpь, не про то pазговоp,

Вдруг заметил я – нас было двое...

Для меня будто ветpом задуло костеp,

Когда он не веpнулся из боя...

Наши мертвые нас не оставят в беде,

Наши павшие как часовые...

Отражается небо в лесу, как в воде,

И деревья стоят голубые...

...Странно...

Но почему-то именно эти строчки стояли в Сашкиной голове, когда он, ощутив наконец-то какую-то совершенно неземную легкость, вдруг взял да и воспарил над землей, раскинув в стороны свои большие руки-крылья...


...6.05 | Разведывательно-диверсионная группа. «Бандера» | Июнь 1985 г. Москва. Госпиталь им. Бурденко. «...Здравствуй, жизнь...»