home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 8

Где-то далеко на Севере, в мрачных подземных чертогах, освещенных только тусклыми синими огнями, паук, плетущий паутину, насторожился. Какие знакомые отзвуки прокатились по раскинутой им сети! Совсем тихие, еле заметные колебания магического поля, но…

Но ему удалось отследить направление! Полудемон раздраженно и одновременно торжествующе зашипел. Светлый лес! Жаль, очень жаль! Не то направление… Он нервно прошелся вдоль стены, увешанной телами. Распятые на камнях мертвецы не желали общаться. Да и десятки полуразумных помощников не блистали интеллектом. Все младшие магистры уже были на позициях… Серокожий полудемон подошел к постаменту, посмотрел на разложенные полукругом бляшки амулетов.

Два чувства с энтузиазмом глодали разум Магистра. Месть всем живым за равнодушие мира, не пожелавшего принять ни его, ни его собратьев. За порушенные многомесячные планы, из-за чего пришлось обратиться к сложному, затратному, шумному и далеко не секретному способу… И месть за единственное существо, его понимающее. За мать, отправившуюся на свидание с дорогими родичами.

Он вновь обернулся к стенам. Нашел в ряду тел мумифицированный труп ронийца, не оправдавшего доверия. И спустя несколько мгновений внимательного изучения фигурных узоров на его груди, магистр сдался под напором более яростного, горячего чувства. И чуть-чуть сдвинул вектор готовящегося воздействия на восток. Оскалившись, обернулся на шум.

– Гос-сподин! – падая на колени, зашепелявил измененный слуга. – Кокон шевельнулся!

– Ссс… вовремя… – И магистр, заметая длинными полами мантии гранитное крошево, отправился проведать потомство.


Лина с мрачным видом наблюдала за тем, как один за другим вступают в телепортационное кольцо ребята. На душе было тяжело. Почему-то собственное состояние напоминало девушке о том, что случилось у моря прошлым летом. Какое-то странное напряжение… Флер нервно резонировал в такт биению сердца.

Поднявшийся ветер шелестел в листве деревьев, золотые искры рассыпались на темнеющем небе бесконечными радугами. Мир словно выжидал… И не только мир. Настороженный хищник, затаившийся за несколькими слоями туманной пелены на другом конце мира, тоже готовился к охоте. Странно, но все его щиты не мешали Лине знать, чем он занят… И знание это, пробивающееся сквозь многочисленные покровы, страшило.

Прислушаться, сказал он. К чему? Ни звука, ни течения, ни шевеления… стеклянная тишина… Далеко-далеко громыхали барабаны, нетерпеливо напрашиваясь в гости, медленно пробираясь сквозь мечущиеся мысли и простенький Щит.

Да, обычный Щит… потому что блокировка после танца, до сих пор бродящего пьянящими отголосками в крови, вызывала тошноту. Ветерок, принадлежащий только ей, бился внутри, выворачивая тело наизнанку. Стихия, почти забытая за проблемами, просто соскучилась. Ей не терпелось вновь раскрыть крылья… ну, крылышки! И танцевать, танцевать, танцевать… для хозяйки, вместе с хозяйкой. И когда она получила такую возможность… Загнать ее обратно оказалось невозможно.

Все оставшееся до вечера время Лина пыталась это проделать с упорством, достойным лучшего применения. Ветер путал волосы, игриво щекотал шею, теребил полы мантии. И в конце концов уселся на ладони маленьким вихрем.

Милава, заливисто смеясь над попытками призвать к порядку способности, посоветовала больше не блокироваться.

А почему нет?

Ради чего она постоянно закрывается? Ради безопасности? Сохранения тайны? Или… здоровья? Чтоб не оглохнуть от звуков песен, вливающихся во флер из окружающего пространства, чтоб не терпеть постоянную боль от корежащихся под воздействием неумелых магов потоков силы…

А нельзя ли потерпеть?

Можно, если чуть-чуть приглушить барабанный бой, отдающийся в висках.

Как?

Пока Лина маялась выбором, терзая и так уже похожую на мочалку косу, княжна с интересом разглядывала ауру девушки.

– Знаешь, очень красиво, – заметила она, – похоже на язычки пламени, окруженные узором из тонких шелковых ниточек. Они извиваются, как змеи…

Ведьмочка посмотрела на подругу недовольно:

– И что с тобой делать теперь? Убить вроде жалко…

Милава усмехнулась:

– А смогла бы?

– Что?

– Убить?

– Тебе не понравится ответ, – сощурилась Лина, откидываясь на спинку скамьи. – Лучше посмотри… – Она сосредоточенно представила себе, как кружево, вплетенное в ауру, сворачивается в несколько слоев, и наложила сверху самый простой Полог – Щит. – Так лучше?

– Хм… – Княжна рассеянно принялась обдирать оранжевую хризантему, торчащую из переплетения ветвей, – ну… похоже на ауру тяжелобольного человека, если честно.

– А так? – Ведьмочка отпустила кружево, и оно нахально просочилось сквозь Щит. Ветерок лег на плечи невидимым плащом.

– Отлично, теперь можно и людям показаться!

– А толку? Мою красоту уже половина Светлого леса лицезрела. – Лина тяжело поднялась, подбирая вещи. – Пойдем, Мил… дальше развлекаться.

– Всегда можно сказать, что им показалось, – ласково улыбнулась Милава.

– Полусотне эльфов? Показалось? Проще удавиться!

– Или удавить всех свидетелей? – Игривое настроение княжны как-то не вязалось с происходящим. В отличие от Лины некромантка откровенно наслаждалась жизнью. И неприятным положением, в которое попала подруга. Не все же майл'эйри над ними издеваться?

В качестве маленькой мести девушка решила пропустить Милаву впереди себя и предоставить ей возможность первой объясниться с еще одним дядюшкой Лиса. Только княжна удачно отвертелась от этой чести, войдя в круг портала во второй пятерке. Первую составили недовольные маги и развеселые безбашенные Охотники.

Ребят уже окутало золотистое сияние, когда Лина, витиевато прощающаяся с «гостеприимным» ллейром, почувствовала, как окружающий мир…


Мир всколыхнулся, как натянутое до звона, но на миг ослабевшее полотно. Будто кто-то могущественный встряхнул ткань, собранную из переплетенных между собой рек… или бросил в зеркально-спокойное озеро огромный валун. Высокие волны побежали по струнам, нитям и потокам силы из единого центра, сметая, искажая, разрушая все встречающиеся на пути чары. Они оставляли после себя путаницу, в дикой мешанине потоков которой было невозможно творить чары…

А за искажением, пробивая дорогу через бушующее море сошедших с ума сил, от десятков заряженных смертью амулетов тянулись нити, которые спустя несколько мгновений должны раскрыться арками порталов в подземельях Тирита, Светлом лесу, крупных городах Северных княжеств и Ронии…


Сьерриан дель Дрошелл'Шенан резко поднял голову. Длинные белые волосы взметнулись в воздух и рассыпались по тонкой синей ткани ширна, в гранях сапфирового обруча блеснули отсветы льдисто-синих огней, жмущихся к стенам огромного зала. Началось.

Внимательно отслеживая движение Искажения, инициированного противником, он извлек из вычурных ножен короткий кинжал. Черное, похожее на стекло лезвие будто поглощало свет. Вокруг напряженной фигуры тут же закружились тени, жадно и просяще протягивая щупальца к зримому воплощению Тьмы. И отпрянули назад, когда один за другим начали рассыпаться Щиты. Сводящая с ума аура сбрасывала тенета маскировки, разворачивая затекшие крылья.

Аккуратный продольный порез на запястье набухает алой жидкостью.

Капля крови падает в центр выложенного драгоценными камнями узора.

В тишине зала разносится гулкое эхо…

Kап…

Тихий напевный речитатив пробуждает камни.

Первая – миру,

Вторая – дому.

Третья – богам.

Четвертая – нам…

Маховик Силы раскручивается привычной спиралью, набирая и набирая мощь. Ветер вокруг ревет и беснуется, пытаясь разворотить мраморные стены…

Кровь потекла тонкой струйкой. Зашипела на раскаленных линиях узора.

И Свету,

И Тьме,

Поровну.

Порядку и Хаосу

Поровну.

В этом было что-то от древних шаманских техник, но пробуждаемая сила и не подчинилась бы иному приказу, как не подчинился бы мир, зная, что ему грозит. Тонкая пленка чар маскировала намерение и приказ, формирующиеся во внутреннем круге сознания. Ком стихий, тьмы, света, хаоса и порядка все увеличивался, выжигая его изнутри.

Мало…

Тонкие струйки синего дыма стелились по полу, уходя в узкие проходы.

Он глубоко вдохнул густой солоноватый аромат, кружащий голову.

Хищник поднял взгляд к теряющемуся во тьме потолку. Оскалился. Жадно потянул на себя звучащую в отдалении тонкой растерянной струной мелодию. Сквозь бурю, ломающую четкие структуры сторожевых Отсекателей.

И всплеск Силы, принятой в тело, едва не заставил вскипеть кровь, и без того переполненную магией. Сеть Узоров до последнего мига удерживала готовую вырваться в мир Силу. Темный, раскинув руки, позволил ей излиться в мир суровым повелением.

Полотно мира вновь всколыхнулось, и навстречу Искажению понеслась иная волна. Меняющая саму структуру магии на всем своем протяжении. Ненадолго, всего на пару часов, но за это время можно многое успеть…


Лина тревожно глянула в сторону телепортов. Невидимый ветер хлестнул по сиянию, размазывая его по поляне. Последний темный силуэт в нем мучительно изогнулся под ударами нарушенных течений. А девушка, вывернувшись из железного захвата ллейра и прикусив губу, метнулась вперед. Нырнула в круг телепорта, сжала пальцы на запястье подруги…

Рванулась назад, преодолевая сопротивление вдруг ставшего обжигающе холодным пространства. В глазах потемнело, тело скрутило в судороге, выворачивающей наизнанку желудок, выламывающей суставы. Ее закрутило в вихре чужеродной энергии и швырнуло в переплетение музыкальных кружев. От режущей боли ослабевшие пальцы разжались, и рука Милавы выскользнула из захвата. Вихрь алого, золотого и черного запутал кружево, за которое девушка уцепилась что было сил. Щит разлетелся вдребезги, ударив по нервам обжигающей волной. Она смыла последние остатки сил и… девушка тонула, тонула в воронке, уже не воспринимая окружающего мира. По нитям флера прокатилась диссонансная мелодия и влилась в тело гасящей сознание Тьмой.


Реаллан дель Дрошелл'Шенан разогнулся, поднимаясь с колен, куда его бросил магический удар.

– Родственнички! – раздраженно прошептал он, наблюдая, как гаснет последний отсвет телепорта.

Ну а кто еще может быть виноват в том, что Сила словно взбесилась, отказываясь отвечать на самые простые просьбы и приказы? Едва эта ненормальная полукровка бросилась в разлаженный телепорт, он попробовал вытянуть ее оттуда. Ведьму и ее не менее чокнутую свиту! Но только обжег пальцы неимоверно сильной отдачей.

Милые, дорогие родственники… В особенности один. Самый старый и самый умный. Ну а кто же другой виноват в том, что порталы вот-вот оборвутся именно здесь, над местом наибольшего напряжения потоков? И что все, что осталось от нескольких сотен тварей, должных обрушиться на головы людишек из княжеств, свалится на головы местной стражи?

Небо полыхало зарницами сломанных чар. Следя за пульсацией золотых колец, готовых в любой момент растечься бесполезным металлом, полукровка махнул рукой стражам, скрывающимся в тени деревьев.

– Будьте готовы… к веселью.

Ллейр собрал волосы в хвост. Прямо-таки надрывающееся от крика предчувствие вопило, что спустя некоторое время ему будет не до прически.

И точно, едва вокруг поляны выросла стена подчиненных, пространство буквально взорвалось оборванным раньше времени порталом, вываливая на изумрудную траву мешанину тел. Изломанные, покореженные, они с громким чавканьем и хрустом размазались по свободному пространству. Брызги полупрозрачной жижи разлетелись обжигающим веером. Там, где они касались земли, оставались черные, выжженные пятна. Часть попала и на эльфов, настороженно озирающих мерзко воняющую кучу.

Кто-то отчаянно выругался, срывая доспехи, вмиг ставшие смертоносной ловушкой.

Куча зашевелилась, и из нее начали выбираться пережившие разрыв телепорта твари. Дроу улыбнулся, извлекая из ножен клинки. Как удачно, что и на его долю придется парочка порождений подземного мира. Холодная ярость затопила сознание.


На черте, за которую уже шагнули боевые отряды Темных, ведомые лучшими из лучших, мощные валы магии встретились. Горы заколебались от удара, когда две силы соприкоснулись, пытаясь поглотить друг друга. Но они были равны. Мощнейший резонанс корчащегося в попытках стабилизироваться мира и корежащее демоническое Изменение, ломающее его безвозвратно… На миг замерев гигантской грозовой грядой, чары осыпались черным пеплом. Теперь уже тучи, застилая прозрачное небо, ринулись в бесконечное сражение, круша смерчами и вихрями скалы, мешая с камнями ледяные шапки высоченных пиков. А тонкие ниточки телепортов, и без того с трудом выдерживавшие дрожание всех Планов мира, со звонким треском полопались, вышвыривая содержимое на головы скользящих по темным переходам подземелий Охотников.

Впрочем, их ждали.

«Никакой магии!» – пронесся по рядам приказ лиловоглазого командира. И падающих с потолка тварей встретили клинки. Сверкающие и матовые, парные и одиночные… Кровопийцы, Разрушители и Убийцы.


Да, тварей было много, но их появление послужило указанием на место, откуда исходили приказы. Реаллан дель Дрошелл'Шенан с сожалением вздохнул и пропустил над собой ломаное тело очередного творения нового магистра Бездны. Тонкие клинки легко отсекли ее задние лапы. Дроу отшатнулся от брызнувшей крови, капли которой оставляли на камнях дымящиеся пятна. Напарник, метнувшись вперед стремительным змеиным движением, рубанул порождение Тьмы по шее. Узкая удлиненная голова с пустыми провалами вместо глаз и пастью, украшенной сотней мелких зубов, отлетела в сторону. Уродливое тельце несколько раз судорожно дернулось, когти заскребли по камням, кроша их в пыль, короткие рудиментарные крылышки затрепетали и затихли.

– Это последний? – Реаллан обернулся к остальным Темным.

– Так точно…

– Ну что же, – дроу махнул рукой в сторону правого ответвления, – вперед. У нас мало времени. Надо еще найти ведущего этого отряда.

Две дюжины элитных воинов бесшумно заскользили дальше.

Конечно, они с удовольствием бы остались там, позади, на рубеже, за который не должна ступить ни одна лапа твари, и приняли участие в кровавой резне, учиненной стражами Северного форпоста, воинами вассальных гномьих кланов и подчиненными Башни Карнай-сеани. Но их дело было иным. Они спешили к источнику вражеской магии.


Тьеора с размаху швырнуло на мозаичный пол. Прислонившись лбом к прохладным камням, он сглотнул кровь. Прислушался. Дворец мелко-мелко содрогался в пароксизмах боли. Магический фон вызывал тошноту при одной только мысли о том, чтоб прощупать его на предмет хоть какой-нибудь силы.

Ореол телепорта позади него размазался по пространству изломанной тенью и погас.

Алхимик шумно выдохнул и поднялся. Успел в самый последний момент!

Встав на ноги, он устало углубился в подозрительно пустынные коридоры дворца. И где же эта юная идиотка? Невеста, забери ее Бездна!

Между прочим, если что-то пойдет не так, Бездна вполне может выполнить его тайное желание. Нет, не годится, принцесса все же слишком хороша… И не хотелось бы видеть ее в качестве главного блюда на пиру демонов.

Он нашел Наследницу в Тронном зале. Она сидела на травке, скрестив ноги и прикрыв глаза. Затянутая в темную кожу фигурка казалась бесконечно хрупкой и несчастной. Пряди волос уныло поникли… А над куполом бесновалась буря, то вычерчивая молниями затейливые узоры, то нагоняя непроницаемые темные тучи. Заслышав шаги, Сьена открыла глаза.

Алхимик поразился царящему в них деланному спокойствию.

– А, это ты… – пропела она царственно.

Тьеор хмыкнул и присел рядом. Вытянув ноги, задумчиво уставился вверх, на бушующий небосвод. Поправил рукояти фамильных мечей и выдрал одну травинку из ровного зеленого полога. Засунув ее в рот, светским тоном заметил:

– Разумеется, дорогая, кто же еще.

Его снисходительный взгляд прорвал плотину. Принцесса зашипела, вскидывая руки. Между пальцев ее засияли огни.

– Как они посмели брос-сить меня?! Они уш-ш-шли! Он уш-шел! И все уш-шли!

Она вскочила, голос ее поднялся до почти неслышного ухом визга:

– Брос-сили-и! А я хочу… хотела… Как маленькую!

Огонь в ее руках разрастался, готовясь обрушиться на стены зала.

Тьеор отскочил и взметнулся вверх. Резкая пощечина отшвырнула Темную на землю. Навалившись сверху на почти обезумевшую девушку, прижал ее руки к траве и заглянул в лиловые глаза. Касаясь губами ее лица, тихо зарычал:

– Кр-расавица, уймись… – Добавив в голос ласковых обертонов, почти пропел: – Пр-ринцесса – невеста…

Обжигающая боль в пальцах, сжимавших запястья эльфийки, утихла. В ее глазах появилось что-то разумное.

– Ну вот, совсем другое дело, – прошептал Тьеор ей на ушко, отодвигая в сторону прядь волос.

– С-сволочь, – выплюнула принцесса.

– Но такая полезная, – хмыкнул дроу, поднимаясь. – Пойдем, есть для тебя дело.

– Какое? – заинтересованно спросила эльфийка, томно потягиваясь.

– Есть одна персона, которой ты хотела выдрать волосы из прически.

– Да? – Сьена завороженно привстала на локтях и облизнулась.

– Надо ее навестить. Только в гости придется идти пешком.


Сознание возвращалось очень медленно. И очень неохотно. Лина со стоном приоткрыла глаза. Затем закрыла. Подождала немного и вновь уставилась на ароматную зеленую ветку, нависшую прямо над лицом.

Повела взглядом в сторону. Слева было не лучше. Шершавый, в потеках смолы ствол никак не мог принадлежать эльфийской яблоне или даже кипарису. Справа… о, справа росли кусты, тянущие к небу ярко-зеленые листики. Те скромно топорщились вокруг шипов размером с мизинец.

В голове всплыла картина из энциклопедии. Шиповник дикий, подвид северный.

Девушка закрыла глаза.

Это явно не Светлый лес.

Явно…

Попытавшись подняться, Лина обнаружила, что даже не может поднять руку. Тело налилось усталостью, от слабости дрожали пальцы, и мутилось в голове. А еще все болело.

С трудом приняв частично вертикальное положение, она оперлась спиной о ближайший ствол. Влажная земля неприятно холодила ноги, но это, решила девушка, наименьшая из проблем.

Вблизи наблюдались уже слегка изученные кусты, чуть дальше пара неприлично голых черно-белых стволов, земля вокруг присыпана пеплом листвы, а шагах в двадцати начинались заросли мохнатых темно-зеленых елок. Опиралась Лина на ствол сосны, а примостившееся рядом маленькое деревце радовало взгляд свежей зеленью и безжалостно кололо в бок острым сучком.

Из знакомых вещей в кустах валялся футляр с риолоном. Ни Милавы, ни ребят в обозримом пространстве не наблюдалось.

Тьма!

Вот что бывает, когда пользуешься нестабильным телепортом. Забрасывает неизвестно куда, выворачивая наизнанку. И хорошо, если останешься жив! Это вообще чудо из чудес…

Девушка пощупала лоб. Кажется, шишка и приличных размеров ссадина. Такое впечатление, что она об ствол головой приложилась и вдобавок извалялась в колючках.

Впрочем… Она посмотрела на риолон. Может, так оно и было?

А еще странное ощущение пустоты внутри. Бездонное опустошение…

Ведьмочка поразилась неприятному сосущему чувству и заподозрила неладное. Как связь? Работает?

Лина попробовала взглянуть на флер, но едва только осторожно выскользнула из тела, как ее подхватил бешеный изломанный поток и потащил куда-то. Мгновенно закружилась голова, и девушка потеряла направление. Мысленно вцепившись в кружево, испуганно метнулась назад.

В мире творилось нечто… жуткое. Плач, стон, крик ворвались в сознание. Слегка оглушенная какофонией, она моргнула и слизнула кровь с прикушенной губы. Вместе с корчами мира в голову пробилось знакомое присутствие. Или Лина сама пробилась, проскользнула, просочилась сквозь Покровы к обжигающим тайнам Внутреннего Круга?


Светлый зал, затянутый синим ароматным дымом. Просвечивающие сквозь него багровые линии, клинками вздымается вверх огонь.

Тихий неразборчивый речитатив.

Точная, ювелирная работа продолжается.

Сосредоточенное спокойствие… Азарт, жажда крови… Наслаждение успешно проделываемой работой… Озабоченное беспокойство… равнодушие… насмешливая, снисходительная ласка…


«И как в нем все это помещается?» – подумала Лина. Мечтательно улыбнувшись, вспомнила свои погружения в безумный водоворот его эмоций и воспоминаний. Это было так… занимательно. Надо будет повторить, но не сейчас… Потому что он занят, да и сквозь какофонию, им устроенную, не подберешься ни с вопросами, ни с просьбами.

Придется самой…

Было больно, но как-то… отдаленно, что ли? А может, она привыкла, притерпелась?

Ох, ну, надо вставать. Хотя бы людей поискать, с местностью определиться. Это сейчас важнее, чем происходящее там, в магическом плане, сражение. В нем Лина все равно не сможет принять участие, хотя помощь, судя по противной слабости во всем теле, оказала. Пребывая в бессознательном состоянии, поучаствовала в чарах с резонансом.

Вот и ответ на сакраментальное «Зачем?». Резонанс для усиления мощных чар… до просто-таки ужасающего уровня. Девушка грустно вздохнула. В глубине души она лелеяла надежду, что все будет несколько иначе. Романтичнее, что ли? Или торжественнее… Понятно, это великая глупость, но… Эх, ладно. Могло быть и хуже. Например, она могла очнуться на полпути в желудок какого-нибудь местного хищника. Или вообще не очнуться…

Только с кем Повелитель сражается? В виски стрельнуло болью. Девушка схватилась за раскалывающуюся голову. Пожалуй, она подумает об этом позже. Умные мысли сейчас противопоказаны.

Схватившись за ветки, она поднялась и попыталась сделать пару шагов. На пробу. Деревья закружились в стремительном хороводе. Моргнув, Лина сглотнула подступившую к горлу тошноту. Покачнувшись, аккуратно опустилась вниз и прилегла, прижимаясь к надежной и верной земле. От запаха прелой земли в голове слегка прояснилось, но сил не прибавилось. Девушка решила, что вставать пока рано. И двинулась вперед на четвереньках, путаясь в подоле мантии.

И куда теперь? Поглаживая ножны с клинками, найденными рядом с риолоном, девушка задумчиво принюхивалась. Искать дорогу, погружаясь в транс, опасно, магия не работает, Повелитель занят, мир с ума сходит… А еще есть ребята, заброшенные неизвестно куда взбесившимся порталом. Их тоже надо найти. Обязательно.

И почему, интересно, надо это делать?

Ллейр сказал, что она Ведущая… Но какая же она Ведущая, если бросит своих друзей, когда им нужна помощь? Никакая.

В конце концов, она же их использовала. Тогда, зимой…

Лина тяжело вздохнула. Иногда приходится отдавать долги. Вдобавок в душе проснулось странное чувство собственничества, очень похожее на то, которым ее оделял старший компаньон время от времени.

Найти того, кто принадлежит тебе, твоему кругу… а если некто посмеет навредить им, то уничтожить врага безжалостно…

Ведьмочка постучала себя по голове. Эти мысли сейчас абсолютно лишние! Психологический анализ можно провести и потом, потому что, сидя под кустом на мокрой земле, ты никого из друзей не спасешь и не поможешь ни себе, ни Дракону.

А надо ли ему помогать?

Надо, решительно кивнула Лина. Но позже, когда самой удастся разобраться с возникшей проблемой.

Ой, опять умные мысли! Только отвлеченные.

На чем мы там остановились? Нужно вставать и идти искать людей.

Ни магия, ни связь не помогут. Может, просто прислушаться?

Девушка прикрыла глаза.

Прислушаться… Как шелестят на ветру листья, как бежит, торопливо перебирая лапками, еж, роется в норе облезлая за зиму лиса, долбит кору дятел… рычит и дерет кору какая-то тварь, ругается Милава…

Что?!

Лина буквально подскочила, чуть не выдрав из головы намотанную на палец прядь волос. Выругалась шепотом. Подобрав вещи и едва не украсив своей тушкой колючий куст, она со скоростью сонной мухи побрела в сторону неприятностей. Хотя ей казалось, что движется она довольно быстро. В любом случае, от проблем так не убежишь, а вот для их поиска – самое то.


ГЛАВА 7 | Танцуют все! | ГЛАВА 9