home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



1

В Южной армии Эмиль не сомневался, но к тридцати тысячам талигойцев сперва прибавилось шесть тысяч фельпцев, потом десять тысяч урготов, а теперь ожидались алаты, но эти хотя бы знали, что делать с лошадьми и саблями. В сухопутные таланты фельпцев Савиньяк верил меньше, а урготы, по мнению маршала, годились для очистки бордонских складов, но никак не для штурма бордонских же бастионов. Эмиль с радостью обошелся бы без союзников, но герцог Фоккио рвался одним махом выказать лояльность Талигу, прищемить хвост врагам, погонять сухопутчиков и поучаствовать в дележе пирога. Фому заботил в первую очередь пирог, Альберта Алатского и Антония Агарийского – сохранность собственной задницы, а воевать и разводить дипломатию, что было куда противней, приходилось Савиньяку.

– Ли бы сюда, – с не присущей ему сварливостью заявил командующий, – он такое любит. Урготы, бордоны, фельпцы, агарийцы, алаты… Компот! Ходить – и то липко!

– Смени перевязь на парадную и надень ордена, – вместо сочувствия потребовал нагрянувший в Этамис Рафиано. Дядя-экстерриор сиял собранными за годы беспорочной службы наградами и рвался в бой. Дипломатический. Эмиль скривился, но отругнуться не успел.

– Ваша перевязь, господин маршал! – громогласно объявил выскочивший из спальни приемыш, которого пропавший Валме не зря величал мучителем. – И ваши ордена.

– К Леворукому! – буркнул обычно не имевший ничего против регалий Савиньяк. Дело было не в перевязи, а в агарийцах, с которыми маршал предпочел бы объясняться в поле. Со шпагой в руке и парочкой батарей за спиной. Фома с Рафиано подобных настроений не одобряли, полагая, что Антоний пойдет на уступки, достаточно встать на границе и вежливо постучать.

Агарийскому королю направили очень деликатное письмо с предложением прислать представителей для обсуждения сложившегося положения. Антоний согласился, Савиньяк привел в захолустный Этамис изрядно распухшую армию, и тут выяснилось, что переговоры будет вести не экстерриор и не эмиссар Фомы, а командующий Южной армией. Собственной персоной.

Эмиль выругался, показав, что длительное пребывание среди фельпских моряков принесло свои плоды. Гектор Рафиано по-родственному посоветовал не дурить и принялся объяснять, что надлежит делать с иностранными дипломатами. Эмиль слушал вполуха, уповая на память Герарда. Унаследованный от Алвы порученец был бы чистым золотом, не будь он еще и смолой.

– Вот сейчас все достойно, – объявил дядя, оглядев звенящего маршала. – А где Заль? Хорошо бы ему поторопиться.

– Эта мокрица? – взвился Савиньяк. – Только ее тут и не хватает.

– Да, – не моргнув глазом, подтвердил Рафиано, – все остальные уже в сборе. Ты не забыл, что Карои прибудет в разгар переговоров?

– Не забыл, – буркнул Эмиль, – но Залю место не на переговорах, а на каштане. Поганец всю зиму прикидывал, чья возьмет. Понадобился Агарис, чтобы он уверился в любви к Талигу.

– Агарис многих просветил, – кивнул Рафиано, – но Заль – мокрица полезная. Увидев ее, агарийцы станут разумнее. Вспомни про зайца, примкнувшего к кабаньей охоте. Секач хотел драться, но, увидев над сворой гончих заячьи уши, бежал, ибо рвущийся в бой трус предвещает победу. Да простят меня Эпинэ!

– Хорошо, – сдался Эмиль. – Герард, где шляпа с заячьими ушами? Пошли ее Залю. Немедленно!

– Мой маршал? – Рэй Кальперадо мучительно покраснел, и Эмиль ощутил себя пожирателем младенцев.

– Беги за Залем. Пусть явится в… парадной перевязи и при орденах! Нет своих – пускай у урготов разживется. Все в порядке, дядя. Я понимаю, что воевать с Агарией нам сейчас не с руки.

– А ты перестань понимать, – неожиданно посоветовал Рафиано, – по крайней мере сегодня. Бери пример с алатов. Твое дело – розги, наше с Фомой – примочки.


Глава 3 Этамис. Агарийская граница Валмон 400 год К.С. 21-й день Весенних Ветров | Сердце Зверя. Том 1. Правда стали, ложь зеркал | cледующая глава