home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



1

Ночью подошли последний батальон и артиллерия. Теперь Жермон чувствовал себя уверенней. Выспаться, разумеется, не удалось, но ожидание схватки бодрило не хуже столь любимого сонями шадди и точно так же горчило, но если что-то налито – пей.

Генерал отпустил брадобрея, в первый раз за день подкрутил усы и бодрым шагом покинул белый домик, уступленный по осени местным священником коменданту форта Печальный язык и переуступленный приведшему подкрепление генералу. Комендант Рёдер был не просто гостеприимен, но откровенно счастлив. В первую очередь тем, что главный здесь больше не он. Ариго полковника за это никоим образом не осуждал – Рёдер был человеком смелым и толковым. Когда «дриксы» начали переправу, он не растерялся. Оставив один из двух имевшихся в его распоряжении батальонов стеречь форт, полковник повел второй навстречу десанту.

Сбросить «гостей» в реку одним ударом не вышло, дриксы стояли твердо, и их полку все прибывало. Рёдеру пришлось отступить и подумать об обороне – «гуси» обнаглели настолько, что окружили форт и даже попробовали атаковать. Неудачно, но с первого раза только яйца вдрызг… Дриксы притихли, выжидая, пока на северном берегу аккурат напротив форта не вырастет мощная батарея. Первые залпы прозвучали едва ли не в тот миг, когда Жермон и фок Варзов подняли прощальные бокалы.

Талигойцам отвечать было нечем – пушки форта для стрельбы через Хербсте не годились; другое дело, что и дриксенская игра свеч пока не стоила. Печальный язык строился сразу после Двадцатилетней, а значит – на совесть, вдобавок Рёдер укрепил старую кладку, подсыпав, где можно, земли. Чтобы разнести форт, «гусям» предстояло сжечь немало пороха, а не овладев Печальным языком, моста в узости не навести – бомбардиры Рёдера пристрелялись как следует. Дриксы попробовали погарцевать на самом мысу и получили по каскам со второго выстрела.

Больше черно-синие кавалеристы на Языке не красуются, и понять их можно, но дальше-то пушки Рёдера неопасны. Странно, что берег в обе стороны пуст – никто не умывается, не набирает воды, не греется на солнышке, наблюдая за фортом. Конечно, в прибрежных кустах кто-то сидит, благо заросли сползают до самой воды. Воды… А вода стоит еще высоко… Парой недель позже будет проще и переплывать, и мост навести, а уж через месяц… Но Бруно ждать не стал. Этого Жермон не понимал, несмотря на объяснения хоть фок Варзов, хоть Ойгена.

Бестолковый генерал снова подкрутил усы и мимоходом потрепал по шее обозную лошадь. Та благодарно вздохнула и прикрыла глаза. Обычное утро в военном лагере, сколько их таких уже было… Жермон шел среди палаток, как ходил по стенам Агмарена, и наслаждался почти тишиной. Дриксы еще не возобновили обстрел форта – противостоящий Ариго генерал, будучи человеком методичным, начинал и заканчивал пальбу в одно и то же время, подтверждая мнение Вольфганга о незыблемости царящих у Бруно порядков. Сперва завтрак, а потом обстрел. Сперва обстрел, а потом ужин и сон. До завтрака и нового обстрела. Все очень солидно, очень продуманно и очень просто.

Жермон еще терзался сомнениями средь мариенбургской сирени, а дриксенская конница выходила к Хербсте. Прямо против форта. К длинному мысу, подарившему рыбацкой деревушке и переправе самое дурацкое из слышанных Ариго названий. Кавалеристы горделиво горячили коней перед носом Рёдера, а «гусиная» пехота скромно переправлялась в полухорне выше по течению. Скромность не помогла – Рёдер разведкой не пренебрегал. О подходе дриксов полковник узнал за несколько часов и тут же разослал дозоры, каковые и обнаружили в камышах лишних «птиц»…

Запах приправленной мясом каши намекнул, что пора бы и к столу, но Ариго всегда доводил обход до конца. Взгляд привычно ловил каждую мелочь и так же привычно убеждался – порядок. Солдаты собирались у костров, вытаскивали и протирали ложки, пересмеивались в предвкушении завтрака. Сердобольный кашевар прикармливал местного лохматого пса, пес смотрел умильными глазами и усердно вертел хвостом. Еще не старый сержант распекал троих мушкетеров, растерявших «в этих проклятущих зарослях» какое-то казенное имущество. Воистину утренняя суета успокаивает, а вчерашний успех… Вообще-то ему следует радоваться. Именно так Жермон и сказал попавшемуся навстречу Рёдеру. Тот охотно согласился и пошел рядом с начальством.

– Мои люди еще не вернулись, – на всякий случай напомнил Ариго, – я сужу о противнике со слов ваших разведчиков.

– Ничего нового нет. – Рёдер вздохнул и даже развел руками для убедительности. – Могу только повторить, что конницы на марше «гусей» было не менее четырех тысяч. В основном драгуны и еще легкая кавалерия. Пехоты мои ребята толком не разглядели, ну да вы с ней уже встречались. «Крашеные» на наш берег не совались, но батарею ставить помогали, я сам видел. Думаю, пехоты за рекой будет побольше, чем три тысячи.

– Согласен. – Рёдер – служака опытный, вряд ли ошибется в таком деле. – Примем, что наши силы равны во всем, за исключением артиллерии. Если кесарцы приволокли тяжелые пушки, могли привезти и что-нибудь полегче. Теперь подтащат к тихому берегу и в нужный момент прикроют лодки с десантом.

– Бу-бух, – утвердительно ответили с северного берега. Первое за сегодняшний день ядро врезалось в склон холма. Жермон кивнул явно рвущемуся на свои стены полковнику и повернул к приютившему его дому.

– Мой генерал, завтрак!

На крыльце, повторяя события полугодовой давности, стоял капрал с котелком.

– Поставь на стол.

Капрал ушел, генерал снял крышку. В котелке была не курица с чесноком, как в Лауссхен, а приправленная мясом овсянка. Сейчас вверенным генералу Ариго частям надлежало не покидать позицию, а отстаивать оную, но ощущение странной общности событий не оставляло. Может быть, потому, что ждать подмоги снова не приходилось – фок Варзов и так дал авангарду больше, чем надеялся Карсфорн. И больше, чем взял бы сам Жермон. Участок берега, пригодный для переправы сколько-нибудь значительного отряда, не очень велик. Корпус прикроет его полностью, сил хватит, но сперва – успевшие перебраться через Хербсте «гуси».

Грохот пушек не стихал, но смерть от отсутствия аппетита Жермону не грозила и в менее уютных обстоятельствах. Капрал мог принести и больше, командующий бы справился, но не бежать же за добавкой… С минуту Жермон слушал канонаду, потом стряхнул с мундира крошки и отправился воевать.

Карсфорн, Ансел и Лецке уже ждали у коновязи, их утренний доклад вышел коротким и ясным – все части выдвинулись на указанные накануне позиции и готовы к новому бою.

– Что ж, осталось доделать то, что не успели вчера. – Хороший начальник штаба всегда предвосхищает приказ командующего. Карсфорн был хорошим.

– Мы это должны сделать, Гэвин. Просто должны, и все. К роще, господа.


Глава 2 Хербсте Печальный язык 400 год К.С. 18-й день Весенних Волн | Сердце Зверя. Том 1. Правда стали, ложь зеркал | cледующая глава