home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Тa же пятница, урок алгебры

Лилли сразу почувствовала, что что-то не так. Я ей сказала, что, дескать, папа приехал в город, у него есть водитель и, сама понимаешь… Это она проглотила, но я же не могла рассказать ей про принцессу. Я все вспоминала, с каким отвращением Лилли говорила в своем докладе о монархах христианских стран, которые объявляют себя посланниками Божьей воли и на этом основании считают, что должны отвечать только перед Богом, а не перед людьми, которыми правят. Правда, мой папа и в церковь-то почти не ходит, разве что когда его заставляет бабушка.

Насчет Ларса Лилли мне поверила, но стала приставать с расспросами, почему я плакала.

– Почему ты такая красная и сморщенная? Ты плакала! Почему ты плакала? Что-нибудь случилось? Что случилось? У тебя еще по какому-нибудь предмету двойка?

– Пустяки, – сказала я шепотом, – это связано с папой. Ну, ты знаешь.

– А! – Лилли говорила своим обычным голосом, а, надо вам сказать, ее обычный голос очень громкий. – Ты имеешь в виду эту историю с его бесплодием? Он что, все еще из-за этого переживает?

Вот уж кому действительно необходима самоактуализация. Лилли принялась расписывать то, что она называет юнговским деревом самоактуализации. Она всегда говорила, что папа находится где-то на нижних ветках и не сможет достичь вершины, пока не примет себя таким, какой он есть, и перестанет зацикливаться на своей неспособности произвести на свет новых отпрысков.

Наверное, это и моя проблема. Я тоже застряла где-то в самом низу дерева самоактуализации. Если совсем точно, то даже еще ниже, под корнями. Но сейчас, когда я сижу на алгебре, мне стало казаться, что все не так уж плохо. Я об этом думала весь урок в домашней комнате и наконец кое-что поняла: они не могут насильно заставить меня быть принцессой. Конечно, не могут. Я хочу сказать, мы как-никак живем в Америке. В этой стране человек может быть всем, кем захочет. По крайней мере, в прошлом году, когда мы изучали американскую историю, мистер Холланд говорил нам именно так. Значит, раз уж я могу быть тем, кем хочу, я могу не быть принцессой. Если я сама не захочу, никто не может заставить меня быть принцессой, даже папа.

Так ведь?

Поэтому, когда я приду домой, я скажу папе: «Нет, спасибо!» Я буду просто обыкновенной девочкой Миа.

Прокол. Мистер Джанини меня вызвал, а я понятия не имею, о чем он говорил. Я не обращала на него внимания и писала в дневник. Я вспыхнула, а Лана, конечно, помирает со смеху. Какая же она все-таки дрянь.

С какой стати он все время меня вызывает? Кажется, мог бы уже понять, что я не отличу квадратного корня от корня дерева. Наверное, он вызывает меня только из-за мамы, хочет показать, что относится ко мне так же, как и ко всем остальным в классе.

Ну а я не такая, как все остальные. И вообще, зачем мне нужна эта дурацкая алгебра? В «Гринпис» алгеброй не занимаются. А если я принцесса, то она мне уж точно не понадобится. Одним словом, как дело ни обернется, я в выигрыше.

Круто.


Решить уравнение:

х = а + aby

х – а = aby

(x – a)/ab = aby/b

(x – a)/ab = y


3 октября, пятница, домашняя комната [8] | Дневники принцессы | Пятница, в спальне Лилли Московитц, совсем поздно