home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Воскресенье, еще позже

Только мне начало казаться, что моя жизнь чуть-чуть меняется к лучшему, как позвонил папа. Он сказал, что посылает за мной Ларса и что я, он и бабушка вместе пообедаем в «Плазе». Я заметила, что маму он не пригласил. Но наверное, в этом не было ничего плохого, потому что мама все равно не захотела бы пойти с нами. Когда я ей сказала, она, кажется, даже обрадовалась.

– Все нормально, дорогая, – сказала она, – я останусь дома, закажу себе еду из тайского ресторана и буду смотреть по телевизору «Шестьдесят минут».

Вообще с тех пор, как мама вернулась из Центрального парка, у нее было очень хорошее настроение. Она рассказала, что они с мистером Джанини катались в старинной карете – в Центральном парке на них обычно катаются приезжие. Я была потрясена. Эти кучеры очень плохо обращаются с лошадьми, бедняги у них часто отбрасывают копыта от недостатка воды. Я давным-давно поклялась, что никогда в жизни не буду кататься в этих каретах или, по крайней мере, не буду до тех пор, пока они не предоставят лошадям хоть какие-то права. Раньше я думала, что мама меня в этом поддерживает.

Все-таки любовь делает с людьми странные вещи.

В «Плазе» на этот раз было не так уж плохо. А может, я просто начинаю к ней привыкать. Швейцары уже запомнили, кто я такая, или, по крайней мере, запомнили Ларса, поэтому никто больше не пытался помешать мне войти. И у бабушки, и у папы настроение было не лучшее. Не знаю почему, возможно, потому, что им никто не платит за то, что они проводят время друг с другом.

Обед был ужасно скучный. Бабушка просто достала меня разговорами о том, какой вилкой что положено есть и как. Блюд было очень много, и в основном все мясные. Хотя одно было рыбное, так что я все-таки не осталась голодной, а еще я съела десерт, похожий на большую шоколадную башню. Бабушка пыталась мне втолковать, что, когда я буду представлять Дженовию на официальных обедах, мне придется есть то, что подадут, чтобы не оскорбить хозяев и не вызвать международный скандал. Но я ей сказала, что прикажу своим подчиненным заранее предупредить хозяев, что я не ем мясного, чтобы они его и не подавали.

Бабушка, кажется, разозлилась. Наверное, ей не приходило в голову, что я могла видеть телефильм про принцессу Диану. Из этого фильма я узнала все о том, как отвертеться от разной ненужной еды на официальных обедах и как потом избавиться от того, что все-таки пришлось съесть. (Только я никогда не стала бы вызывать у себя рвоту.)

На протяжении всего обеда папа задавал мне всякие странные вопросы насчет мамы. Не испытываю ли я неловкость из-за ее отношений с мистером Джанини и не хочу ли я, чтобы он с ней поговорил на эту тему. Мне кажется, он пытался выведать мое мнение, насколько у мамы серьезно с мистером Джанини. Что ж, я думаю, что это довольно серьезно, раз уж он у нас ночевал.

Я, конечно, не стала сообщать папе, что мистер Джанини провел у нас ночь, а то бы с ним точно случился сердечный приступ. Он же такой шовинист, сам каждое лето привозит в Мираньяк женщин – иногда они меняются каждые две недели! – но при этом он рассчитывает, что мама будет оставаться чистой, как свежий снег. Если бы Лилли со мной разговаривала, она бы наверняка сказала, что все мужчины страшные лицемеры.

Отчасти мне даже хотелось рассказать папе про Джанини – хотя бы только для того, чтобы он не выглядел таким самодовольным. Но с другой стороны, я не хотела давать бабушке в руки лишнее оружие против мамы, она и так говорит, что мама легкомысленная, так что я просто сделала вид, что ничего об этом не знаю.

Бабушка сказала, что завтра мы поработаем над моим словарем. Она считает, что мой французский отвратителен, но английский еще хуже. Говорит, если она еще раз услышит от меня слово «параллельно», то заставит меня вымыть рот с мылом. Я ответила:

– А мне параллельно.

Она метнула на меня этот свой злой взгляд, а я вовсе не пыталась острить, у меня просто нечаянно вырвалось.

На сегодняшний день я заработала в фонд «Гринпис» две сотни долларов. Может быть, я войду в историю как девушка, спасшая всех китов.

Вернувшись домой, я обнаружила в мусорном ведре два пустых контейнера из тайского ресторана. В мешке для пластмассовых отходов лежали два комплекта палочек для еды и две бутылки из-под пива. Я спросила у мамы, оставался ли мистер Джанини и на обед – боже, она провела с ним целый день! – а она ответила:

– О, нет, дорогая, у меня просто разыгрался аппетит.

Это была уже вторая ложь за день. Видно, у мамы с мистером Джанини действительно все очень серьезно.

Лилли все еще не звонит. Я уж начинаю думать, не позвонить ли мне самой. Но что я ей скажу? Я же ничего плохого не сделала. То есть я, конечно, велела ей заткнуться, но она сама виновата: надо же было такое ляпнуть, что я превращаюсь в Лану Уайнбергер. Так что я имела полное право велеть ей замолчать.

Или нет?.. Может быть, никто не имеет права приказывать другому человеку молчать? Может, именно с этого и начинаются войны – с того, что кто-то велит кому-то заткнуться, а потом не хочет извиниться?

Если так будет продолжаться и дальше, с кем же я завтра сяду за ланчем?


Воскресенье, еще позже | Дневники принцессы | 13 октября, понедельник, урок, алгебры