home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 7

Ущелье в окрестностях Кайрабада в Афганистане. 13.35 местного времени

Услышав приближающийся рев штурмовиков, Хикмат, грязно выругавшись, приказал своему отряду:

– Авангарду немедленно укрыться на окраине аула, там, где ранее сработали минные ловушки русских, остальным рассредоточиться по ущелью. Нас атакуют с воздуха.

Моджахеды рассыпались в разные стороны, прячась за всем, за чем можно было как-то укрыться.

Генерал Кауров вызвал на связь Полозина и Афонина:

– «Разведка»! «Хребет-2»! Слушай приказ: при появлении «Су-25» трассерами обозначить передний край противника на своих направлениях, пилоты должны их увидеть!

Звено штурмовиков показалось внезапно. Оно заходило со стороны карьера. Офицеры, сдерживающие прорыв бандитов на хребтах, перезарядив оружие, дали по две длинные очереди трассирующими пулями. Командир звена, которое, сотрясая воздух, пронеслось над ущельем, выстреливая при этом тепловые заряды – защиту от переносных зенитно-ракетных комплексов, – вызвал на связь Каракурта:

– «Барс-1»! Я «Гроза-2»! Как слышите меня?

– Слышу хорошо, – ответил генерал.

– Трассеры, которыми стреляли с запада на восток, ваши люди обозначили ориентиры наших целей?

– Ты угадал, «Гроза-2»!

– Отлично! Отрабатываем «духов»!

Самолеты развернулись за Кайрабадом и, выстроившись в линию, начали боевой заход на зафиксированные цели.

Вскоре хребты, ограничивающие ущелье от поворота до начала аула, вздыбились взрывами реактивных снарядов. Обстреляв цели, от каньона, где штурмовики взмыли вверх, командир звена запросил Каурова:

– «Барс-1»! Я – «Гроза-2», цели отработаны! Остались боеприпасы, где можно их разгрузить?

Каракурт ответил не задумываясь:

– По дну ущелья от аула до поворота!

– Принял! Пока будем заходить на цель, прошу узнать, не задели ли мы своим налетом ваших «профи»? Это очень важно для нас!

– Понял, ждите вызова!

Генерал связался с перевалами. Ему ответили и старший лейтенант Полозин, и лейтенант Афонин. При авианалете никто из бойцов спецназа не пострадал. Пилоты провели атаку ювелирно, о чем Кауров не замедлил сообщить командиру штурмового звена.

– Отлично! – ответил пилот ведущей крылатой машины. – К вам, кстати, спешит помощь, я видел и вертушку, и группу. Она совсем рядом от ваших позиций!

Генерал ответил:

– Я в курсе, «Гроза-2»!

– Заканчиваю работу!

– С богом!

Штурмовики, на этот раз выстроившись в колонну по одному, провели налет по дну ущелья, по указанному генералом спецназа его участку.

Но боеприпасов у пилотов «Су-25» осталось не так много, поэтому их удар нанес противнику больше морально-психологический урон, чем материальный. Хоть и потеряли моджахеды до десяти человек, но боеспособность свою сохранили. И после отхода авиации, обойдя аул и попав в мертвую для пулемета прикрытия зону, разъяренные душманы рванулись в атаку на позиции группы генерала Каурова. Бойцы «Барса-1» встретили противника плотным огнем своего бесшумного оружия. Но обезумевший пуштун Хикмат применил тактику живой волны. Его бригады, разбившись на группы по пять человек в каждой, с криками «Аллах акбар!» начали накатывать на спецназ, несмотря на потери, которые несли.

Эта тактика, возможно, и оправдала бы себя, если бы не появление уставших, но полных желания немедленно вступить в бой штурмовых групп майора Петрушина и капитана Баринова из отряда «Кавказ», высаженных ранее вертолетом у каньона.

Подход дополнительных сил спецназа переломил ситуацию.

Очередная живая волна захлебнулась уже в самом начале движения.

Хикмат, поняв, что с получившими поддержку русскими его отряд не справится, отдал команду на быстрый отход к повороту, к спасительным «ЗИЛ-157». Пуштун резонно предположил, что измотанное боем подразделение, которое осуществляло штурм завода, не пойдет в преследование. Как не смогут организовать его и подошедшие силы, судя по всему, вступившие в бой после трудного марш-броска. В этом командир отряда моджахедов оказался прав. Но он не учел того, что к повороту уже подошло сравнительно свежее подразделение неприятеля.

Рудаков, как и было согласовано с Кауровым ранее, остановил американские армейские джипы в восьми километрах от Кайрабада в ущелье.

Он попытался выйти на связь с Каракуртом, но генерал был недоступен. Решив, что у Каурова просто нет времени на разговоры в эфире, подполковник бегом повел сводную группу к повороту, по ходу заложив в одиноко стоявшие грузовики еще советского производства радиоуправляемые мины. И когда отряд Хикмата был уже готов выйти за поворот, его встретил прицельный огонь офицеров и прапорщиков штурмовых групп «Барса-2».

Сам Хикмат, шедший впереди, так ничего и не успел понять. Выстрел «винтореза» снес ему полчерепа. Вслед за командиром свою порцию свинца получили и остальные боевики. Спецназ под командованием Бориса Рудакова патронов не жалел.

Покончив с «духами», подполковник вызвал на связь Каракурта:

– «Барс-1»! Я – «Барс-2», прошу ответить!

На этот раз генерал ответил:

– «Барс-1» слушает «Барса-2»! С прибытием тебя, Боря!

– Спасибо, генерал, один вопрос!

– Да?

– Отчего молчали полчаса назад? Я вызывал вас из пункта, где вы приказали мне остановиться.

– Вот как? Ну... я не знаю, что тебе ответить. Рация вроде постоянно работала. Но... разве теперь это так важно? Важнее другое, как встретил отходящие силы «духов»?

– Как положено встретил! Лежат, голубчики, штабелем у поворота. Никому из них не удалось уйти.

– Молодец! Подходи к аулу, в него не входя. Он, Боря, заминирован. Впрочем, я тебя встречу у восточной окраины. Все, конец связи!

– До встречи!

Рудаков отключив рацию, положил ее в чехол. Приказал подчиненным пройти к тому месту, где лежали пораженные моджахеды, проверить, не остался ли кто из них в живых. Сам с прапорщиком Кулибиным пошел к аулу, прижимаясь к правому склону, по еле угадываемой горной дороге, где группа Каракурта не выставила минных ловушек.

Он уже почти подошел к генералу, вышедшему навстречу подполковнику, как наверху на левом от каньона склоне раздался глухой выстрел и сразу за ним грохот разрыва мощной гранаты. Бойцы спецназа как по команде подняли головы. Рудаков увидел, как по вершине в сторону Кайрабада спешно удаляется одинокая фигура.

Кауров начал вызывать на связь разведчика:

– «Разведка»! Я – «Первый»! Отзовись!

В ответ – молчание. Одинокая фигура уходила все дальше.

Генерал повторил вызов.

На этот раз ему ответили. Но не Полозин.

– «Первого» слушает «Хребет-1», – донесся слабый голос контуженого прапорщика Галушкина.

– Витя, ты?

– Я, товарищ генерал!

– Что там у вас произошло?

– Кто-то из банды «духов», что атаковала нас на хребте, выжил после авианалета. Он и ударил из гранатомета по разведчику. Сука, убил парня! И когда? Когда все уже было кончено!

– Витя, ты уверен, что Полозин убит?

– Вон он передо мной, мне удалось доползти до старшего лейтенанта, вернее, до того, что от него осталось. Граната угодила ему прямо в грудь! Так что, сами понимаете...

– Понимаю, Витя! Ты с Ивановым как?

– Я ничего, отхожу понемногу, а вот Серега тяжел! Без сознания, из ушей течет кровь, но... дышит!

Генерал проговорил:

– Держитесь там, ребята, скоро над вами зависнет вертолет. Он и снимет вас всех с хребта. Ну а тот, кто расстрелял Полозина, далеко не уйдет.

Рудаков не стал дожидаться окончания разговора Каурова с Галушкиным, вызвал к себе Кулибина:

– Мы, Семен, должны взять этого горного козла, что завалил разведчика. Силы для марш-броска остались?

– Обижаете, командир!

– Добро!

Подполковник повернулся к генералу, знаком руки показав, что пошел на захват вражеского гранатометчика. Каракурт в знак согласия кивнул головой, продолжая разговор по связи.

Рудаков с Кулибиным бросились к повороту. Туда, к своим «ЗИЛам», должен был рваться «дух».

И Юлдаш, а именно он, волею случая выжив в кровавом аду, устроенном на перевалах пилотами «Су-25», уходил по спуску туда, где Хикматом были оставлены грузовики. В одном из «ЗИЛов» и видел спасение полевой командир Вахтанга.

И он успел спуститься к машинам раньше, чем из-за поворота показались бойцы спецназа.

Юлдаш скользнул в кабину «Зурса», нажал на пяту привода стартера. Двигатель завелся сразу. Прострелив из автомата колеса второго автомобиля, узбек тронулся с места, сразу же начав набирать скорость.

Рудаков с Кулибиным остановились.

Прапорщик взглянул на подполковника:

– Что ты медлишь, командир! Привод взрывного устройства имеет ограниченный радиус дистанционного управления. Этот пидор вполне может уйти!

– Нет, Сеня, никуда он не уйдет. Это я тебе гарантирую.

Сказав это, командир отряда «Барс-2» вытащил из накладного кармана черного бронекостюма миниатюрный пульт, напоминающий приемник, вытянул до отказа антенну, включил прибор, взглянул на ущелье.

Там, удаляясь к Кайрабаду, вовсю пылил «ЗИЛ-157».

Рудаков нажал единственную клавишу. Индикатор изменил цвет с зеленого на красный, что означало – радиосигнал достиг взрывателя. И тут же вдали, на месте, где недавно угадывался удаляющийся грузовик, вверх взметнулся огненный шар, затем раздался оглушительный взрыв, и офицеры «Виртуса», словно в замедленном режиме воспроизводства видеопленки, увидели, как на куски разлетается тяжелый автомобиль. Где-то там, в черном смраде, сгорел моджахед, решивший здесь, в ущелье, уничтожить спецназ российской спецслужбы.

Убедившись в том, что грузовик сожжен, Рудаков обернулся к Кулибину.

– Говорил я тебе, Сеня, что никуда этот шакал не уйдет? Вот и не ушел, да продолжать ему и дальше гореть в геенне огненной. Ну, пошли, что ли, к своим?

Они вышли за поворот и увидели, как доставивший сюда группы «Кавказа» вертолет, зависнув над хребтом, спустил вниз трос своей бортовой лебедки. Вскоре «Ми-8» принял в десантный отсек убитого разведчика и раненых бойцов его, Рудакова, отряда.

Подполковник с прапорщиком подошли к Каурову. Генерал, увидев их, спросил:

– Я слышал взрыв, Рудаков?

– Угу! Кранты гранатометчику «духов»! Вместе с «ЗИЛом» взлетел на воздух.

– Как это он выжил в огне авиационного налета?

– Судьба, генерал!

– Судьба, говоришь?.. Может, и так! Значит, и Полозину... судьба не оставила шанса вернуться из разведки домой. А конец акции был так близок! Тьфу, мать ее, этой войны! Остохренели до чертиков все эти наркобароны, их приспешники, террористы! Взять бы и накрыть всех одним ядерным ударом, и мандец!

Генерал в сердцах бросил свой «бизон» на землю, облокотился о камень, глядя в небо повлажневшими вдруг глазами.

Рудаков подошел к нему.

– Не надо, товарищ генерал, успокойтесь! На вас подчиненные смотрят!

Кауров бросил взгляд на офицеров, окруживших его, своего признанного командира. Генерал произнес:

– Извините, товарищи офицеры, нервы не выдержали, вот и сорвался. Но... вернемся к делам насущным. Всем командирам подразделений отвести свои группы на запад, за аул! Карпенко еще раз проверить готовность объекта к подрыву, Журавину встретить Афонина с людьми. Потом всем собраться на западной окраине завода. Выполнять!

Сам генерал отошел к левому склону, вызвал на связь Борисова.

Руководитель операции «Цунами», заместитель директора Службы Х-4 «Виртус» ответил:

– Слушаю тебя, Стас!

В голосе начальника и друга Кауров уловил напряженность.

– Все нормально, Феликс! Разбили мы и охрану завода, и отряды Вахтанга с Гансом. Всех положили в этом ущелье. Сводные группы отрядов «Барс» и «Кавказ» в Афганистане свои задачи выполнили. В ходе акции погиб офицер глубинной разведки, старший лейтенант Полозин, прапорщики Галушкин и Иванов получили контузии, последний в тяжелой форме. Сейчас проверяем готовность «особого объекта» к подрыву. Рабы отошли в сторону каньона. Жду вертолеты для эвакуации отряда!

– Понял тебя, Каракурт! «Вертушки» скоро под прикрытием штурмовиков подойдут к тебе. Невольников оставь на месте, сам с группами возвращайся! Буду встречать вас на аэродроме нашей военной базы в Таджикистане. С победой всех!


* * * | Наш ответ наркобаронам (Силы быстрого развертывания) | ЭПИЛОГ