home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



МОШЕННИЧЕСТВО С ПИРАМИДОЙ ХУФУ

В апреле 1988 года зрители американского телевидения стали жертвами чудовищной фальсификации в передаче о пирамидах Гизы. Эту передачу, под заголовком «Загадки пирамид — в прямом эфире» вел Омар Шариф, который интервьюировал якобы специалиста египтолога. На глазах миллионов зрителей египтолог заявил: «Мы знаем, что пирамиды были построены древними египтянами 5 тысяч лет назад». Сделав это заявление, египтолог продемонстрировал то, что назвал доказательством, — царский картуш с подписью Хуфу, изображенный в Великой пирамиде. Выслушав объяснения специалиста насчет картуша, Шариф радостно воскликнул: «Ну, вот! Доказано, что пирамиды построил Хеопс (Хуфу). И хватит с нас этих древних астронавтов».

Как мы вскоре покажем, программа «Загадки пирамид» полностью дезинформировала американскую публику. Но прежде чем перейти к истории картуша, который якобы служит доказательством того, что пирамида построена Хуфу, давайте рассмотрим другие аргументы, часто приводимые в поддержку этого тезиса.

В V веке до РХ греческий историк Геродот вернулся на родину из Египта — он утверждал, что три пирамиды Гизы принадлежали Хуфу, Хафре и Менкауру. Геродот был, конечно, великим историком, но он основывался на словах принимавших его хозяев — египетских жрецов. Насколько мы можем быть уверены, что они сказали ему правду?

Во всех наших исторических книгах слова Геродота принимаются за чистую монету, но каковы были реальные факты? Прежде всего нет никаких свидетельств того, что Хуфу был хорошо известным фараоном. В учебниках признают, что о «Хеопсе (Хуфу) известно очень мало». Это полностью расходится с утверждением, будто он построил Великую пирамиду, которая, как я уже говорил, превосходит по своим размерам все остальные египетские пирамиды. Разумеется, такое грандиозное сооружение должно было обеспечить Хуфу величайшую славу, а не просто мимолетное упоминание в истории Египта. И тем не менее почему-то ему не воздается хвала, нет записей о его великих свершениях, нет даже ни одной статуи, о которой можно с уверенностью сказать, что она принадлежит Хуфу.

Второй любопытный факт — это то, что никто больше из историков, побывавших в Египте с древних времен, никогда не упоминал о фараоне по имени Хуфу, и ни один из них не утверждал, что ему известно имя строителя Великой пирамиды.

Третье подозрительное обстоятельство состоит в том, что хотя Геродот и назвал имена строителей пирамид Гизы, и указал, сколько времени заняло сооружение Великой пирамиды и насыпи вокруг нее, он так и не сумел дать вразумительные объяснения ни того, как была построена пирамида, ни того, зачем она была воздвигнута.[24] Таким образом, он оставил без ответа самые интересные вопросы.

Помимо слов Геродота, имеется лишь одно свидетельство, которое могло бы подтвердить, что Великая пирамида принадлежала Хуфу — рисованный картуш с иероглифическим именем Хуфу, найденный внутри пирамиды британским археологом полковником Говардом Вайзе.

Когда полковник Вайзе прибыл в Египет в 1835 году, версия о том, что Великая пирамида построена Хуфу, уже была широко распространена, хотя прямые доказательства этого полностью отсутствовали. Можно представить себе горькое разочарование Вайзе, когда спустя два года он так и не обнаружил внутри пирамид Гизе никаких надписей, которые могли бы послужить указанием на принадлежность пирамид тому или иному фараону. Подталкиваемый чувством разочарования и своими амбициями, Вайзе прибег тогда к подделке картуша с именем Хуфу и поместил его в самом неудачном месте — в замкнутом пространстве между гигантскими гранитными глыбами над камерой царя в Великой пирамиде. Откуда мы это узнали? Благодаря проведенному значительно позднее — в 1980 году — основательному исследованию Закарии Ситчина. Теперь я резюмирую приведенные Ситчином убедительные доводы.

Как мы можем убедиться в том, что Вайзе действительно совершил подделку? Самое очевидное доказательства тому — ряд ошибок, допущенных в найденных надписях и картушах, исполненных красной краской. Это кажется невероятным, но первые подозрения в мошенничестве возникали уже в 1837 году — вскоре после того, как было сделано это открытие. Вайзе послал копии картушей в Британский музей для подтверждения. Предполагалось, что эксперт музея по иероглифическим надписям Сэмюел Берч подтвердит, что в картуше значится имя «Хуфу». Но Берч выразил ряд сомнений. В частности он отметил, что некоторые иероглифы написаны подозрительно неясно, а другие — совершенно необычны, и никогда раньше (как и в последствии) не употреблялись в Египте. Его удивил также стиль написания иероглифов — такой стиль появился лишь столетия спустя. Написание некоторых знаков напоминало скорее надписи, появившиеся 2 тысячи лет после эпохи Хуфу! Берч обнаружил даже, что в одном месте в картуше вместо числительного было употреблено прилагательное — а это грубая грамматическая ошибка.

Мало кто знает, что Берч обнаружил в надписи имена сразу двух фараонов — этого он вообще никак не мог объяснить. Он писал в заключение, что «наличие в Великой пирамиде этого (второго) имени, как свидетельства подлинности, служит еще одной причиной для недоумения» (курсив мой. — А. Э.). Это действительно повергло в растерянность ученых-египтологов, так как тем самым фактически ставилась под сомнение аутентичность надписи, а также их уверенность, в том, что это действительно была пирамида Хуфу. И в результате вопрос оставался нерешенным в течение 150 лет!

Высказав перечисленные выше замечания, Берч сделал заключение, что этот царский картуш можно считать принадлежавшим Хуфу!

Самая грубая ошибка фальсификаторов была допущена в самом картуше. В 1830-е годы египтология была еще в эмбриональном состоянии, и они могли опираться на очень незначительное количество опубликованных книг специалистов. Никто в точности не знал, как именно должен выглядеть картуш Хуфу. В одной из таких книг — «Materia Hieroglyphica» сэра Джона Гарднера Уилкинсона, на которую в те времена все постоянно ссылались, автор очень часто адресовался к дневникам Вайзе. К несчастью для Вайзе, впоследствии было доказано, что в работе Уилкинсона много ошибок. В частности иероглиф Kh был спутан со знаком Солнца, символизирирующим бога Ра. В имени царя в найденной Вайзе в Великой пирамиде надписи была допущена точно такая же ошибка.

Теперь уже, задним числом, мы знаем, что в надписи, найденной Вайзе, был неправильно использован символ солнечного диска, и таким образом, вместо прочтения Kh-ufu следовало читать Ra-ufu. Как показал Закария Ситчин, для египетского писца того времени это была не просто невероятная ошибка, но к тому же еще и богохульство, так как Ра был у древних египтян одним из главных богов! Ситчин в заключение отметил: «Кто бы ни писал эти представленные Вайзе, выполненные красным надписи, он пользовался типом письма (линейным), шрифтом (иератическим и полуиератическим) и заглавными буквами, которые применялись в различные времена, но отнюдь не в эпоху Хуфу, и всегда — в более поздние периоды. К тому же писец был не очень грамотен — многие иероглифы у него были написаны либо неясно, не полностью, не к месту, либо применялись ошибочно, или были совершенно неизвестны… Замена иероглифа Kh на Ra — эта ошибка, которую было немыслимо допустить во времена Хуфу… такую грубую ошибку мог совершить только… человек, плохо знакомый с иероглифами».

Это неопровержимое доказательство подлога объясняет ряд других странных вещей, происходивших во время пребывания Вайзе в Египте: увольнение без всяких видимых причин нескольких видных членов его экспедиции; непонятные распоряжения, которые получали время от времени подчиненные; его первое «открытие» надписей, которые он вначале — будучи один — как то не заметил, а обнаружил лишь, когда с ним были два независимых свидетеля; некоторые несоответствия между его «открытиями» и записями в дневнике; манипулирование с датами в дневнике и подозрительные обстоятельства, сопровождавшие следующее «открытие» Вайзе — находка имени Менкаура в третьей пирамиде. По поводу этого второго открытия у многих возникли подозрения, что это была фальсификация. Таким же образом объясняется и то, что в первом отсеке над камерой царя, обнаруженном в 1765 году более ранним археологом Натаниелем Дэвисоном не было обнаружено никаких надписей — они были найдены только в верхних отсеках, вскрытых Вайзе.

Закария Ситчин обратил внимание также еще на два обстоятельства. Во-первых, надписи, найденные Вайзе, были очень большими и грубо исполненными, по сравнению с теми маленькими и аккуратными иероглифами, которыми обычно пользовались египтяне. Во-вторых, что еще более подозрительно, никаких надписей не было найдено на восточных стенах помещения, которое Вайзе взорвал динамитом. Все обстоятельства, раскрытые Ситчином, чрезвычайно компрометируют Вайзе и его верного помощника мистера Хилла. Нетрудно догадаться, какими мотивами руководствовался Вайзе, совершая этот подлог, — он уже израсходовал все свое время и деньги и ничего не нашел, а как он сам писал о себе: «Я, разумеется, хотел сделать какие-нибудь открытия перед возвращением в Англию».

У нас остается лишь две альтернативы: либо надписи были сделаны во время строительства Великой пирамиды безграмотным чернорабочим, который даже точно не знал, какой в Египте правит фараон. Либо все это — результат бесстыдной археологической фальсификации.

После того, как мы доказали, что картуши Хуфу (или, может быть, мы должны сказать картуши Ра-Хуфу?!) — это просто подлог, у нас не остается абсолютно никаких иных свидетельств, кроме слов Геродота, что Великая пирамида связана с фараоном Хуфу. То же самое относится и к двум другим пирамидам, которые принадлежали якобы фараонам Хафре и Менкауру. И в таком случае совсем не удивительно, что свидетельство Ситчина не было гласно опровергнуто египтологами — они просто обходят его молчанием. Кто стал бы их обвинять за это? Если бы они признали, что Великая пирамида не принадлежит Хуфу, они должны были бы признать и то, что сами не знают — кому она принадлежит. Для людей, называющихся специалистами, сделать такое признание нелегко.


СТРОИТЕЛЬНАЯ ТЕХНИКА XX ВЕКА | Боги нового тысячелетия | ГРОБНИЦЫ ФАРАОНОВ?