home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ТЕОРИЯ В ТУПИКЕ

Является ли теория Дарвина мифом? Мировые религии хотят нас уверить, что это именно так, но должны ли мы доверяться им, зная, что их точка зрения не может нс быть предвзятой? Мотивы, по которым они нападают на эволюционное учение, очевидны — они основаны на концепции, что один лишь Господь — создатель всего живого, включая человека. Но хотя их убеждение вытекает из того, что ученые называют иррациональной верой, некоторые их возражения против дарвинизма имеют вполне рациональный характер.

Одно из таких возражений заключается в том, что в результате естественного отбора никак не мог бы возникнуть такой невероятно сложный орган, как человеческий мозг. С точки зрения религии теория Дарвина — это не научный факт, а слабо аргументированная гипотеза — и таким образом для верующего теолога утверждение о том, что эволюция факт, — это просто миф!

Можем ли мы действительно представить себе, что наука — рациональная система истины и краеугольный камень современных представлений — вводит нас в заблуждение? Это поистине ужасающее обвинение. Мы, без сомнения, можем опереться на науку и на ее систематические методы наблюдений, экспериментов и измерений. Разумеется, научные теории, прежде чем они формулируются в виде законов, господствующих в физическом мире, должным образом проверяются. Но как можно должным образом проверить теорию Дарвина?

Ученый может доказать, что теоретически мутация и изменение вида могли происходить, но как он может утверждать, что они действительно происходили, если отсутствуют доказательства в виде ископаемых останков?

Так что же является правдой? Для того чтобы получить ответ на этот вопрос, мы должны обратиться к аргументам, которые выдвигают сами приверженцы теории эволюции. Обратимся к книге, автор которой обещает «рассмотреть все нынешние противоречия» и «изучить философские и даже почти религиозные страсти, которыми были отмечены споры между учеными». Дэниел К. Деннетт — автор книги «Опасная идея Дарвина», один из крупнейших философов нашего времени, обладающий большими знаниями в области эволюции и генетики. В этой книге Деннеттт пытается покончить с «мифом» (опять это ужасное слово!), о том, что основные принципы дарвинизма, столь убедительно изложенные таким ученым, как Ричард Дбкинс, ныне будто бы опровергнуты выдающимся американским ученым Стефеном Джеем Гоулдом. Основная тема книги состоит в том, что дарвинизм все еще живет и здравствует. Но что действительно существенно в этой книге — это то, что Деннетт раскрывает перед нами всю глубину противоречий между учеными.

Поразительно, что одним из главных пунктов противоречий является то, что именуется «способностью к адаптации» (адаптационизмом). Спорят нс о генетическом процессе, а скорее о подходе некоторых дарвинистов, которые при помощи дедуктивного анализа приходят к некоторым радикальным заключениям. Возникает вопрос — в какой мере научным является такой подход. Деннетт красноречиво доказывает, что адаптационизм — это действенный и полезный метод в области эволюционного учения. Но сам факт, что этот вопрос вообще возникает, показывает, что этот метод в обычных условиях не считался бы приемлемым в других научных дисциплинах.

Но если противоречие по поводу адаптационизма имеет семантический характер, то в основной части своей книги Деннетт обвиняет некоторых самых выдающихся ученых нашего времени, включая Стефена Джея Гоулда, Роджера Пенроуза и лингвиста НЬама Хомского в том, что они в конце концов оказались неспособны принять основные принципы теории Дарвина. Это поистине драматическое обвинение!

Давайте начнем с Гоулда. Деннетт утверждает, что комментарии Гоулда были извращены и сфальсифицированы ради того, чтобы подвергнуть нападкам ортодоксальный дарвинизм. Пытаясь выяснить, почему Гоулд не поправил эти искажения, Деннетт приходит к заключению, что сам Гоулд в конечном счете не верит в то, что теория Дарвина может полностью объяснить эволюцию. Затем Деннетг показывает, что подобные сомнения имеются и у Хомского и у Пенроуза. Но здесь мы должны рассматривать их по отдельности.

Ноам Хомски — ведущий специалист в области лингвистики мирового масштаба. В своем классическом труде он впервые показал, что структура речи — способность ребенка овладевать речью в ходе общения в семье — заложена в мозгу новорожденных детей. К великому смятению психологов, Хомски перенес вопрос о языке из области теории обучения в область теории эволюции, поставив вопрос — как формируется универсальная грамматика в качестве встроенной биологической функции мозга? Деннетт показывает, что в принципе способность к владению речью может появляться и в результате естественного отбора, но Хомски уклоняется от такого вывода. Почему же?

По мнению Роджера Пенроуза, мозг вообще представляет собой загадку эволюции. Ортодоксальный дарвинизм приписывает все функций мозга набору различных алгоритмов — механической поэтапной процедуре, подобной той, которую выполняет искусственный компьютерный разум. Но Пенроуз полагает, что мозг функционирует гораздо более сложным образом.

«Я твердый приверженец силы естественного отбора. Но я не представляю себе, каким образом в результате естественного отбора сами по себе могут вырабатываться алгоритмы, которые, в свою очередь, могут выносить сознательные суждения о значимости других имеющихся у нас алгоритмов».

Это может показаться невероятным, но в конце концов Роджер Пенроуз отказался от идеи естественного отбора и, по-видимому, стал искать радикально новый подход к этой загадке в области квантовой физики!

Конечно, в дарвинизме не все гладко. Но значит ли это, что дарвинизм мертв? Отнюдь нет, поскольку в области общей эволюции он может сказать немало. Но как только его начинают применять к развитию человека, здесь начинаются споры. Почему такие знаменитые ученые как Гоулд, которого называли «американским лауреатом эволюционной теории», испытывают смущение, когда речь заходит об эволюции человеческого рода?

Великая сила теории Дарвина, по мнению ее приверженцев, таких как Докинс, в том, что на достаточно длительном отрезке времени естественный отбор может объяснить все. Значит ли это, что проблема состоит в недостатке времени?

Стефен Джей Гоулд говорит о «вопиющей неправдоподобности человеческой эволюции». Если мы принимаем за отправное звено обезьяну, то для того, чтобы она превратилась в человека, необходим длинный ряд крупных эволюционных скачков (более подробно этот механизм рассмотрен в следующей главе). Генетики признают, что таким механизмом может быть мутация, но они также считают, что преобладающее большинство мутаций работает в сторону ухудшения. Они считают, что механизмы мутации требуют длительного времени, так как мутации, ведущие к значительным изменениям, особенно опасны для существования вида, и в результате его сохранение маловероятно. Генетики говорят, что для того, чтобы положительная мутация закрепилась в данном виде, необходимы определенные условия, в частности малая популяция должна находиться в изоляции. Не эти ли маловероятные условия, так же как слишком короткий срок в 6 миллионов лет, отпущенный на эволюцию от обезьяны до человека, доставляют нашим ведущим ученым столько неудобств? Как говорится в старой поговорке — нельзя налить ведро воды в литровую банку!

Одно несомненно — человечество существует, и этот факт нуждается в объяснении. Религия поднимает много серьезных вопросов по поводу дарвинизма. Например — как такие невероятно сложные органы, как глаз, ухо и мозг, могли возникнуть одновременно. Потом они обращаются к своим священным книгам и читают там, что человек сотворен Богом. Но религии не могут привести ни единого разумного научного довода в подтверждение этого тезиса. Религиозные люди обвиняют ученых в том, что те основываются на дарвинистском мифе, но они и сами основываются на мифе — «изреченной истине» о божественном сотворении.

Наука не может отвлечься от того факта, что здесь, на планете Земля, существует человечество. Единственный механизм, при помощи которого можно было бы попытаться объяснить этот факт, — это дарвиновская теория эволюции путем естественного отбора. Поскольку это представляется единственной альтернативой сотворению, ученые подсознательно насилуют теорию, стараясь приспособить ее к фактам, и наоборот. Это самая подходящая научная концепция. Не подлежит сомнению, что в дарвиновской теории много справедливого, поскольку это касается мира животных, но практическое применение ее к человеку порождает серьезные сомнения.

Существование этих двух противоположных точек зрения приводит нас в некий интеллектуальный тупик. Доводы религии и науки постоянно сталкиваются друг с другом, но мы так и не можем ни к чему прийти. Как же тогда объяснить тот факт, что мы существуем! Есть ли какая-либо альтернатива, которая дала бы нам возможность выйти из этого тупика? Иногда у тон или иной проблемы, кажущейся неразрешимой, появляется простое решение — и тогда проблема растворяется, как легкое облачко. Но для этого обязательно необходим новый взгляд на проблему, необходимо устранить ошибочные исходные посылки и ограничения. Вероятно, ныне настало время пересмотреть все прежние установки и принять за основу для разгадки этой тайны тезис о богах из плоти и крови.


ДРЕВНИЕ МИФЫ | Боги нового тысячелетия | ТЕХНИЧЕСКИЙ УРОВЕНЬ