home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 11. Тайны старого метро

Вздымая тучи пыли, но стараясь производить как можно меньше шума, они забарахтались на земле. Наконец им удалось расцепиться и подняться на ноги. Вокруг царил полумрак, рассеиваемый лишь редкими лампочками под высоченным потолком. Лампочки казались арестантами из-за прикрывавших их мелкоячеистых решеток. Сочившийся сквозь переплетение прутьев слабый, словно больной, свет едва-едва позволял разглядеть, что стоят они на пороге огромного зала. Именно здесь предполагалось наличие самой станции. Предполагалось, но станции так и не обнаружилось: помещение оказалось гигантской пещерой с тянувшимися по стенам толстыми кабелями и переплетениями металлических балок, между которыми медленно, по капле, сочилась вода. В воздухе пахло влагой и ржавым металлом. Ребята почувствовали, как холод продирает их до костей.

В стене зала, словно лаз дракона, маячило темное пятно тоннеля. Из глубины его слышалось все то же удалявшееся куда-то в неизвестность невозмутимое побрякивание бутылок. Судя по тому, что Лысый и Репанный даже не подумали вернуться, появление в подземном зале Мурки и Севы осталось ими не замеченным. Переглянувшись, ребята тихо двинулись к тоннелю. Серо-белесая строительная пыль едва слышно шуршала под ногами, оседая на кроссовки и джинсы.

Ориентируясь по далекому звяканью бутылок, сыщики осторожно двинулись следом за Лысым и Репанным. Короткими перебежками, замирая у каких-то непонятных железобетонных конструкций, прячась за переборками, которые отделяли или, наоборот, соединяли один стык трубы тоннеля с другим.

Путеводное звяканье неожиданно стихло. Сева настороженно выглянул из-за очередного укрытия, но не разглядел впереди никого. Все так же соблюдая осторожность, сыщики двинулись дальше. Ничего. Никого. Ни шороха, ни звука, ни проступающих из полумрака фигур. Тоннель вдруг оказался полностью, абсолютно пуст. В полумраке была хорошо видна яркая светящаяся полоса, словно карандашом вычерченная у самого пола. Сева провел кончиками пальцев от края светящейся полоски вверх – и ощутил легкую неровность. Абсолютно прямую неровность – в полукруглой стене тоннеля пряталась дверь. Сыщики дружно припали к самой земле и попытались хоть одним глазком заглянуть в щель.

Они увидели… краешек половой тряпки. Недавно выполосканной, судя по исходившему от нее резкому запаху моющего средства, и аккуратно расстеленной у входа. С разных сторон послышались звуки – покрывавшие пол тоннеля пыль и мелкие камушки зашуршали под чьими-то уверенными шагами, за скрытой в стене дверцей послышались приглушенные голоса, и раздалось металлическое щелканье замка. Севу словно порыв сквозняка подхватил – мальчишка и сам не понял, каким образом он в одно мгновение оказался под прикрытием железобетонной переборки. И лишь через секунду он заметил, что рядом с ним в стену вжимается Мурка.

Из-за кольца арматуры отлично было слышно, как распахнулась дверь в стене. Уверенный голос скомандовал:

– Створку оставьте открытой и зафиксируйте, чтобы не захлопнулась, – на ней надо будет закрепить кабель.

Снова послышались шаги. Потом опять зазвучал голос – на этот раз приглушенно, словно говоривший уже вошел внутрь:

– Надеюсь, не надо объяснять, что, пока дверь остается открытой, возле нее должен стоять часовой? – Сейчас в его тоне прозвучало явное раздражение, и Мурка с Севой одновременно подумали, что этот недовольный голос звучит как-то странно знакомо.

Уверенные шаги удалились.

– Нет, ну ты только глянь на это чмо! – прозвучало после некоторой паузы. Ребята были совершенно уверены, что говоривший выжидал, пока обладатель уверенного голоса отойдет подальше. – Какого черта Рашид позволяет ему тут командовать?

Сыщики снова переглянулись – имя Рашид они уже слышали от Катьки. Тот самый, бывший за рулем серого фургона во время вчерашнего похищения! Тот, кто в Катьку стрелял. Что и похищение, и стрельба действительно имели место, они уже не сомневались.

– Наверное, потому, что он свое дело туго знает, – ответил еще один голос.

– Рашид или этот? – недовольно переспросил первый.

– Оба, – насмешливо ответил второй.

Не выдержав, Мурка стремительным движением выглянула из-за арматуры и тут же спряталась. Возле распахнутой двери топтались оба охранника в камуфляже – те самые, что встречали у ворот нагруженный продуктами фургон.

– Я на пороге как дурак торчать не собираюсь! – взорвался первый, злой, голос.

– Торчи как умный, – посоветовал насмешливый.

– Как умный, я в зал пойду! – упрямо ответил первый. – Кто сюда явится? – Снова затопотали шаги – обладатель первого голоса и впрямь ушел.

– Как знаешь, в случае чего, тебе отвечать, – равнодушно бросил ему вслед второй и, кажется, тоже ушел. В тоннеле снова воцарилась тишина – ни голосов, ни звуков.

Медленно и осторожно две грязные всклокоченные головы высунулись из-под прикрытия арматурного кольца. Распахнутая дверь в стене осталась без присмотра. Сева глянул на Мурку. Увидев азартное выражение на ее запачканной физиономии, он немедленно схватил девчонку за руку.

– Там внутри полно народу, – прошипел ей в ухо.

– Мы только в дверь заглянем – и сразу назад! – высвобождаясь из его хватки, прошептала в ответ девчонка. – Надо же понять, что они там делают!

Мурка выскользнула из-за угла и крадучись начала пробираться к двери. Несмотря на лютое желание бросить эту психованную и смыться, Сева последовал за ней. Ну действительно, не бросать же ее? Они подобрались к двери… и невольно прищурились от бьющего в глаза света люминесцентных ламп.

За дверцей начинался коротенький и ослепительно чистый коридор. Настолько чистый, особенно в сравнении с пылью и грязью заброшенного туннеля, что ребята невольно принялись вытирать ноги о разложенную у порога тряпку. И только услышав громкое шарканье собственных подошв, опомнились и замерли.

Коридорчик заканчивался поворотом, из-за которого слышались негромкие мужские голоса. Вдоль одной стены тянулись открытые ящички с маленькими ячейками. Сверху была прикручена пластиковая табличка «Служебные пропуска», а под ней болтался старый, выписанный расплывшейся тушью плакат: «Не уверен – не пропускай!» Вдоль другой стены… Сева дернулся. Вжимаясь спиной в серенький облицовочный пластик и пятная чистый линолеум коридора отпечатками грязных ботинок, вдоль другой стены кралась Мурка! Сева мысленно застонал – это называется «заглянем и сразу назад»! И ведь не остановишь – услышат.

У поворота коридора девчонка опустилась на четвереньки и тихонько заглянула за угол. За углом была небольшая комнатка с ведущей из нее одной-единственной, плотно закрытой дверью. На двери не было ни замка, ни ручки – лишь подмаргивающая огоньками коробочка с кодовыми кнопками, похожая на ту, что запирала служебный вход «Белого гуся». А располагалась эта дверь позади полукруглой стойки, сплошь уставленной компьютерными мониторами. Мурке показалось, что мониторы выглядят старыми. Во всяком случае, у них не было ничего общего с похожими на цветы на гибком стебле плоскими плазмами в рабочей комнате их агентства. Эти мониторы оттопыривали толстые зады из пожелтевшего пластика и время от времени начинали истошно гудеть – то врозь, то все вместе. Так что сидевшим в помещении двум мужчинам приходилось разговаривать на повышенных тонах.

– Техника, конечно, старая, – подтверждая догадку Мурки, прокричал уже слышанный ею уверенный голос – тот самый, что показался ребятам знакомым. – Но вполне рабочая. Полный обзор вам будет обеспечен.

– Нам, дорогой, нам, – откликнулся его собеседник. Тут уж Мурка была уверена – этих вкрадчивых, бархатистых, но одновременно таивших в себе жуткую угрозу интонаций она никогда раньше не слышала. – Я бы вам не рекомендовал даже в мыслях отделять наши интересы от своих…

– Я достаточно добросовестно забочусь о ваших интересах, – сухо ответил ему собеседник и поднялся со своего стула.

Мурка отпрянула обратно за угол и, чтобы не вскрикнуть от изумления, крепко прикусила губу. Неудивительно, что этот уверенный голос с явными нотками раздражения показался ей знакомым! Именно так, уверенно и раздраженно, этот немолодой подтянутый мужик говорил вчера на пороге «собачьей» квартиры, объясняя, что девочка Аня дома, только она очень устала и спать легла!

– Так что, подключать? – с все теми же раздраженными интонациями переспросил дядька из «собачьей» квартиры.

– Конечно, зачем тянуть? – мягко выдохнул собеседник. – Последнюю партию продуктов парни завезли, можем уходить в глубину – до окончания операции нам на поверхности делать нечего.

– У этих мониторов нужно держать наблюдателя, – все с теми же интонациями человека, привыкшего отдавать приказы, распорядился хозяин «собачьей» квартиры.

– Что нужно, а что не нужно, здесь решаю я, – все так же мягко, но оттого еще более угрожающе ответил его невидимый собеседник. И после недолгой паузы добавил: – У меня слишком мало людей, чтобы хоть один из них мог болтаться без дела.

– До того, как хранилище законсервировали, здесь всегда сидел наблюдатель, – угрюмо ответил вчерашний дядька. – Впрочем, как вам угодно…

Мурка услышала тихое клацанье – он набивал какие-то команды на клавиатуре. Гудение компьютеров усилилось.

– Я активирую систему наблюдения и сделаю так, что экраны внутреннего поста будут принимать ту же самую картин… – его речь сбилась, он поперхнулся, словно увидел перед собой нечто невыносимо ужасное.

Не выдержав острых мук любопытства, Мурка хотела было осторожненько выглянуть из-за угла – узнать, что же его так напугало. Но тут заговорил второй, вкрадчивый, и сказал он такое, что девчонка сама задохнулась от ужаса:

– Ту же самую? – переспросил он. – Включая барышню на четвереньках, что подглядывает за нами из-за угла, и ее молодого человека? – И тут же голос его утратил всякую бархатистость. – Идиоты! Кретины! – заорал он резко и пронзительно. – Почему здесь дети, вы, недоумки?!

– Какие еще дети, Рашид? – невнятно, словно во рту у него что-то было, проговорил один из тех голосов, что пререкались у входа, и… Между Муркой и Севой в стене коридора распахнулась не замеченная ими дверца. Прямо везет им сегодня на двери в стенах! Оттуда выглянул охранник в камуфляже. В руках он сжимал надкушенную булку, отхваченный кусок торчал между зубами. – Нету ту-ут никаких детей… – продолжая жевать, пробубнил он… и замолчал, приоткрыв набитый рот и выпученными глазами разглядывая Мурку, на четвереньках стоявшую задом к нему и испуганно глядевшую на него через плечо.

– Хватай их, придурок! – прокричал из-за угла все еще невидимый Рашид.

Дядька из «собачьей» квартиры оправдывающимся тоном выпалил:

– Я же им велел оставить часового у входа!

Охранник в камуфляже очухался и бросился к Мурке. Но стоило ему нагнуться к стоящей на четвереньках девчонке, как та, словно выполняя гимнастическое упражнение, с силой выбросила ногу назад и вверх. Подошва кроссовки врезалась охраннику под подбородок.

– Эпс! – От полной потери зубов охранника спас только зажатый между ними кусок булки.

Сила удара заставила мужика отклониться назад… Подпрыгнув, сзади в его волосы вцепился Сева, повиснув на охраннике всей тяжестью своего тела… От боли тот взвыл, поперхнулся булкой и, задыхаясь, рухнул навзничь на линолеум. Вскочившая Мурка подпрыгнула и впечатала пятку ему в живот. Мужик захрипел, хватая воздух ртом. Кусок булки вылетел у него из горла… и залепил глаза выскочившему из-за угла хозяину «собачьей» квартиры. Тот заорал, остановился и принялся тереть глаза… Вынырнувшая из-за угла еще одна мужская фигура с разбегу врезалась в него, и оба повалились на пол рядом с охранником.

Не дожидаясь, пока распутается вся эта куча мала, Мурка и Сева уже мчались к выходу. Пропустив Севу в дверь, Мурка ударом ноги выбила удерживающий ее фиксатор и сама выпрыгнула следом за другом. Дверь за их спинами с лязгом захлопнулась.

Они понеслись по тоннелю к залу станции и спасительной лестнице. От смыкавшихся под сводами тоннеля колец арматуры послышалось слабое стрекотание и мелькнул красный огонек. Мурка невольно задрала голову и увидела камеру наблюдения, пялившуюся на нее недобрым красным глазком. Под следующим кольцом располагалась еще одна и еще… Позади распахнулась дверь и тяжело забухали ботинки погони. Если раньше ребятам казалось, что бежать быстрее невозможно, то теперь вдруг выяснилось, что резервы у них еще есть. Они помчались, как два вихря, хватая пересохшими ртами холодный влажный воздух подземелья. Но погоня тем не менее приближалась.

– Еще немножко… – прохрипела Мурка, вырываясь из тоннеля в зал. Сева приотстал, но она слышала его дыхание у себя за спиной. Длинными скачками она рванула к лестнице… Сзади послышался тонкий вскрик мальчишки и звук падения. В ответ прозвучал торжествующий мужской вопль – и Сева закричал снова. На этот раз его крик был полон ужаса. Мурка обернулась… и увидела, как ее друг отчаянно бьется в руках охранника.

Развернувшись на одной ноге, рыжая прыгнула обратно. Сейчас костяшками пальцев под почку, потом коленом в пах, потом… Выброшенная вперед рука Мурки так и замерла у бока охранника. Потому что в лицо девчонке мертво и страшно глядело черное дуло пистолета.

Охранник провел языком по зубам и сплюнул в строительную пыль остатки хлебного мякиша.

– Ку-ку, детки, – не сулившим ничего доброго тоном процедил он.

– Ну что там? – сзади послышался голос Рашида. Хотя его самого видно не было – лишь черный зловещий силуэт у входа в тоннель.

– Ничего страшного, Рашид, два бомжонка каких-то, – зажав Севу под мышкой и не отводя дула пистолета от лица Мурки, крикнул в ответ охранник. – Грязные – страх!

– Не повезло бомжатам, – равнодушно обронил Рашид и, повернувшись, направился обратно. Из мрака до ребят донеслись его последние слова, сказанные все тем же обманчиво мягким, вкрадчивым тоном. – Сам пропустил, сам и подчищай, – велел охраннику главарь. – Когда кончишь их, оттащи тела подальше в тоннель, чтобы у нас тут крысы не шастали. – И шаги Рашида затихли.

– Действительно, уж не повезло вам, ребятки, так не повезло, – с притворным сочувствием в голосе сказал охранник и покачал головой. – А с другой стороны, плакать по вам никто не будет…

– Будут, – стараясь сохранять твердость духа, пробормотала Мурка. – Нас обязательно будут искать…

– Ври больше, бомжиха малолетняя, – презрительно процедил охранник. – А ты не дергайся! – гаркнул он на бившегося под его рукой Севу. – Не то я тебя еще раньше твоей подружки кончу!

Сева извернулся – его голова оказалась рядом с державшей пистолет рукой охранника… Недолго думая, мальчишка вцепился зубами в кисть.

– Не смей кусаться, тварь, ты ж небось зубы никогда в жизни не чистил! – завизжал тот.

– Мурка, беги! – пробубнил Сева сквозь крепко стиснутые челюсти.

Девчонка метнулась к лестнице. Сзади послышалось ругательство, звук удара… В металлические перила перед ней звонко ударила пуля. Выстрел громыхнул в зале недостроенной станции. Мурка замерла, чувствуя, как под лопатку ей упирается дуло.

– Повернулась, быстро! – скомканным от боли голосом скомандовал охранник.

Мурка повернулась – медленно, вжимаясь спиной в лестницу. Теперь пистолет смотрел ей в переносицу. Сева лежал на земле. Мальчишка отчаянно брыкался, но подняться не мог – охранник водрузил ему на спину ногу в тяжелом ботинке.

– Сейчас я влеплю тебе пулю в лоб… – почти ласково пообещал девчонке охранник. – Чтобы ты мне не мешала. А потом буду отстреливать от твоего приятеля по кусочку…

Палец охранника на курке напрягся. Проклятье, и ведь стоит-то как – и не ударишь, и не отклонишься, он все равно успеет выстрелить раньше! Оставалось лишь зажмуриться напоследок, понимая, что – все, их веселые приключения закончились. Совсем. Навсегда.

Сверху послышался шелест огромных крыльев, и Мурка поняла, что истории про ангелов – чистая правда! Вон, уже летят за ее душой… Посмотреть на ангелов было любопытно даже сейчас, под угрозой неминуемой смерти – и девчонка приоткрыла один глаз…

Тоже услышавший шорох охранник быстро глянул вверх. Едва-едва шевеля широко распахнутыми крыльями, на него планировала огромная белая птица и… приземлилась прямо на вытянутую руку с пистолетом. Под этой тяжестью руку повело вниз, прицел сбился. Охранник резко дернулся – птица снова взвилась, забила крыльями, роняя перья. Охранник попытался отмахнуться от нее рукоятью пистолета. Не успел. Последнее, что он видел, был ярко-красный клюв, нацеленный ему точно в глаз… А потом этот клюв ударил.

Охранник заорал, отшатнулся, выронил пистолет и обеими руками схватился за лицо.


Глава 10. Уходим под землю | Миссия супергероев | Глава 12. Детский сад спешит на помощь