home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 17. Хорошо, но дальше некуда

Все-таки они были сыщиками детективного агентства, и это дело было не первым в их практике! Фонари на касках они погасили, едва заслышав звук открываемой двери. Двигаясь совершенно бесшумно, без единого всплеска воды под ногами, компаньоны растворились в зарослях корней. Первым под их прикрытие нырнул Харли – быть пристреленным, как собака, казалось ему несовместимым с гусиной честью!

Рядом с первым темным силуэтом появился второй. И вежливо поинтересовался:

– Чего орешь?

– Слышь, Серега… – напряженно всматриваясь в темноту, ответил первый, – лазает вроде кто-то…

– Крысы, наверное, – равнодушно пожал плечами второй.

Вадька почувствовал, как рядом с ними все три девчонки судорожно дернулись.

– Интересно, из чего ты собираешься их пристрелить – из колбасы? Пах, и насмерть? – насмешливо продолжал второй, вскидывая к плечу палку сухой колбасы. – Лучше пошевеливайся, шестнадцать ящиков перетащить надо, пока наш не явился… Я один тяжести ворочать не нанимался. – И оба исчезли, оставив ход открытым.

Вадька, придвинувшись поближе к компаньонам, так, чтобы они могли разглядеть контур его лица в темноте, прижал палец к губам, а потом махнул ладонью, указывая направление. Они пришли сюда остановить террористов, а все остальное их категорически не касалось. Забавно только, что здесь, под землей, оказывается, происходит столько всего разного!

Повинуясь взмаху Вадькиной руки, компаньоны тихо, стараясь не привлекать к себе внимания, двинулись подальше от занятого под колбасу участка подземелья, оставив его неведомых хозяев таскать ящики. Внимательно отслеживая путь на экране мини-компа, Вадька еще метров пятьдесят вел отряд в темноте и наконец, облегченно вздохнув, снова дал знак зажечь фонари.

– Нам туда, где журчит. Там должна быть лесенка наверх, а от нее прямой тоннель к запасному выходу из хранилища, – уверенно объяснил он, раздвигая последние пучки корней… и застыл, упершись носом в кирпичную кладку. Вадька медленно поднял голову, освещая уходившую вверх стену примерно в два его роста, в самом верху которой темнело черное отверстие нового тоннеля. И горестно вздохнул. Ну да, все и так шло слишком уж благополучно, обязательно должна была случиться какая-то лажа.

– Никто никому ничего не должен, – заключил Сева. – Даже лестница.

Видимо, когда-то вбитые в стену железные скобы и впрямь служили для подъема. Но теперь от них осталось одно воспоминание – кое-где скобы исчезли вовсе, вместо них в кирпичах зияли дыры, кое-где остались торчать обломанные металлические острия, в других местах ступени уцелели, но были так проедены ржавчиной, что казалось, они рассыплются в прах от малейшего прикосновения. И словно этого было мало, но именно по жалким остаткам лестницы откуда-то из-под потолка сбегал небольшой водопадик.

– Обходного пути, конечно же, нет, – уныло сказала Мурка, запуская обе руки в рюкзак.

Вадька помотал головой.

Мурка вытащила веревку и обмотала ее вокруг талии.

Кисонька озабоченно оглядывала уцелевшие ступени и пыталась в неверном свете фонарика хоть как-то рассмотреть выщербленный край стены. Мурка тем временем решительно натягивала перчатки.

– Вы что, лезть туда собрались? – первой догадалась о смысле их приготовлений Катька.

– А что делать? Ждать, пока новые ступеньки отрастут? – огрызнулась Мурка и, примериваясь, подергала нижнюю скобу. Проржавевший металл слабо хрупнул… и скоба осталась у нее в руках.

Мальчишки переглянулись.

– Э-э… – неуверенно протянул Вадька. Вообще-то стены штурмовать – работа мужская. Но совсем недавно им с Севкой уже приходилось лезть на одну стену, спасая излишне любопытного пенсионера от банды грабителей, – так вот, тот штурм получился не очень. А ведь тогда они были на поверхности, а не в подземелье, и под ногами не хлюпало, и на голову не текло. Но все равно они тут – сильный пол и обязаны хотя бы предложить помощь. – Давай мы полезем, что ли…

– Еще не хватало! – возмутилась Мурка. – Чтоб вы мне на голову оттуда звезданулись? Кисонька!

Ее сестра подошла к самой стене, сложила ладони ковшиком…

– Может, мы тебя подсадим? – теперь уже мужские качества решил проявить Сева.

– Чтоб я вам на головы оттуда звезданулась! – перебила его Мурка.

Кисонька решительно стиснула зубы… и опустилась перед стеной на одно колено, прямо в плещущуюся грязную воду.

– Что же нам тогда делать? – все еще стараясь сохранить остатки мужского достоинства, выпалили мальчишки.

– А вы считайте, – невозмутимо сообщила Кисонька.

– До скольких? – растерянно поинтересовался Сева.

– До пяти, – ответила Кисонька. – Пять секунд – это мой предел. Дольше я ее не удержу, и она все-таки…гхм… звезданется. Мне на голову.

– Утешила, – фыркнула ее сестра, решительно ставя ногу Кисоньке в сложенные ладони. Кисонька резко выдохнула… и, словно пружина, распрямилась, одновременно выпрямляя руки и одним сильным движением взбрасывая Мурку над собой. Та отчаянно вытянула руки, пытаясь вцепиться в край стены. Старый кирпич крошился у нее под пальцами…

«Четыре… пять…» – не осмеливаясь произносить слова вслух, Вадька считал про себя. Пять секунд миновали… Мурка никак не могла ухватиться. Но Кисонька ее держала. Постанывая сквозь намертво сжатые зубы, эта хрупкая утонченная любительница нарядов и хороших манер из последних сил удерживала сестру над собой. Шесть секунд… Семь… Восемь…

Ноги у Кисоньки подломились в коленях, и она с плеском рухнула в воду. Но в ту же секунду нога Мурки оторвалась от Кисонькиных ладоней, оперлась об обломок скобы… Девчонке все же удалось уцепиться за край стены, она подтянулась, закинула локоть… Железный штырь под ее ногой покачнулся и вывалился из паза. Мурка судорожно заскребла носками сапог по кирпичной кладке. Руки ее разгибались под тяжестью собственного тела, еще секунда – и она и впрямь свалилась бы Кисоньке на голову…

Евлампий Харлампиевич стартовал с воды, взлетел над стеной, вытянул шею и клювом дернул девчонку за ворот. Словно этого крохотного толчка ей и не хватало! Мурка напрягла мышцы, рывком вздернула себя вверх и закинула ногу за край стены… Подтянулась… И перевалилась на ту сторону.

Сверху, извиваясь, совсем как окружавшие их древесные корни, упала веревка. Один за другим ребята вскарабкались на гребень стены.

– Нам туда, – сверяясь с картой на экране, Вадька кивнул на узкий отвор нового тоннеля и, изогнувшись буквой зю», полез внутрь.

Бетонный тоннель был таким узким, что пробираться по нему приходилось на четвереньках, – не тоннель даже, а труба. Один только Харли шлепал нормально, да и то его голова на длинной шее доставала до потолка. Под ладонями и коленками ребят хлюпало – на этот раз не вода, а грязь, густая и липкая, словно в трубе разлилось варенье, сваренное сумасшедшей хозяйкой из содержимого мусорного ведра. Желтый свет фонарей плясал и дергался на бетонном своде, труба все тянулась и тянулась вдаль, и сыщикам казалось, что они ползут внутри проглотившей их змеи.

Но вдруг тоннель начал расширяться. Стены раздвинулись, свод поднялся над головами, позволяя встать, – теперь ребята шли согнувшись, но все-таки шли, а не ползли. Впереди слышался странно знакомый гулкий шум: нарастал, стихал, нарастал снова…

– Народ, а оттуда… нормальным воздухом тянет, – почти не веря самому себе, охнул Вадька. Не выдержав, ребята рванули вперед. Блеклый свет пасмурного дня, до этого растворявшийся в свете их фонарей, обрушился на них неожиданно, вместе с потоками вкуснейшего, потрясающего, пахнущего самыми лучшими в мире запахами пыли и выхлопных газов воздуха!

Ребята стояли в очередном подземном зале, довольно обширном. Под ногами снова плескалась вода, доставая почти до коленей. Что и неудивительно, в этот зал с разных сторон выходило множество тоннелей – старых, кирпичных, и относительно новых, бетонных, и просто узких дренажных труб. Но самое главное – прямо над ними, позволяя видеть кусочек асфальта и иногда даже колеса проносившихся мимо машин, располагалась перекрывающая ливневый сток канализационная решетка. Какую они тысячи раз видели, проходя по улицам города, и никогда не подозревали, что им придется взглянуть на нее изнутри. За ней слышался шум – обычный городской шум.

В молчании – почти благоговейном – ребята стояли, запрокинув головы, и глядели вверх.

– Ой, мне на нос капля упала, – потирая нос, вдруг вскрикнула Катька.

– Учитывая, что мы насквозь мокрые и грязные, капли – это, конечно, просто мрак! – фыркнула Мурка.

– Вообще-то, если начнется дождь, нам не позавидуешь, мы как раз в таком месте… – опасливо озираясь по сторонам, на выходившие в зал отверстия многочисленных труб и тоннелей, пробормотал Сева. – Тут в подземельях и так воды по колено, а если еще сверху потечет, нас с головами накроет…

– Думаете, я совсем дурной? – оборвал его Вадька. – Я прогноз по Интернету посмотрел – высокая облачность, но без осадков!

– Все равно давайте убираться отсюда поскорее! – зябко охватывая себя обеими руками и уже настороженно косясь на канализационную решетку, предложила Мурка.

В этот момент с проходившей над их головами улицы послышался веселый трезвон…

Стены подземелья завибрировали. Острая, словно от засаженного в зуб сверла, дрожь прокатилась по бетону. Пол задрожал, стены, казалось, затряслись в припадке. Совершенно оглушительный металлический скрежет и грохот беспощадно шарахнули по ушам… Сжимая головы руками и неслышно вопя в царившем вокруг звуковом аду, они рванули дальше по тоннелю.

Постепенно жуткий звук стал отдаляться, вибрация стихла. Растаял и дневной свет, сменяясь уже привычным мраком. Мурка привалилась спиной к стене тоннеля и отняла руки от ушей.

– Кажется, я возненавижу трамваи, – пробормотала она, обтирая лицо ладонью.

– Это был трамвай? – слабым голосом пробормотал Вадька, и его остановившийся взгляд тупо вперился в Мурку.

– Что же еще? – огрызнулась девчонка. – Что вы на меня все уставились? – рявкнула она, обнаружив, что не только Вадька, но и все остальные неотрывно глядят в ее сторону. Она так и чувствовала, что не вытерла лицо, а только грязь размазала! Ну и нечего пялиться, они думают, что сами лучше выглядят?

– Мы не на тебя, – все тем же слабым голосом ответил Вадька, продолжая глядеть. И только тогда Мурка догадалась обернуться.

Она действительно стояла, прислонившись к стене. Только это не была настоящая стена! Это был довольно старый и уже намертво спрессовавшийся завал мусора – битых кирпичей, известки, щебня, деревянных балок, кусков разломанной мебели, – напрочь перегородивший тоннель перед ними! Выныривающий из-под щитка посреди бетонной стены очередной кабель тянулся под сводом и исчезал где-то за завалом. Путь вперед был закрыт.

– Приплыли! – потерянно выдохнул Сева.

– Вот где мы сейчас, – Вадька, уже несколько минут торопливо тыкавший стилусом в экран мини-компьютера, продемонстрировал красную светящуюся точку. – А вот наш путь к хранилищу, – точка совершенно явно располагалась на прочерченной по карте подземелий черной извилистой линии. Только вот точка эта замерла, а линия… она тянулась дальше, за оказавшийся перед ними завал. – Карта старая, 80-х годов XX века, – безнадежным тоном пробормотал Вадька. – Осталась с тех пор, когда еще американские шпионы у нас тут шастали… – Медленным движением он затолкал комп обратно в непромокаемый чехол.

– Гады ленивые эти американцы! – взорвалась бешенством Мурка. Они столько прошли – и что теперь, возвращаться обратно? Она со всей силы заехала по завалу ногой. Груда мусора даже не дрогнула. – Не могли в XXI веке хоть одного завалящего шпиончика заслать – карту подновить! Вот как шарахнут эти террористы именно по ним, америкашкам, стыренной у нас ядерной ракетой – будут тогда знать!

– Мне мой бывший парень, диггер, говорил: если где-то под землей возник завал, то в другом месте обязательно образовался проход, – решительно объявила Кисонька. – Надо вернуться и попробовать другой тоннель. Будем ориентироваться по мини-компам, на экранах видно, где мы все находимся.

– Кроме меня, – процедил все еще обиженный на компьютерную дискриминацию Сева. – У меня компа нет, если я от вас отстану, мне конец.

Его слова были встречены глубоким мрачным молчанием, в котором вдруг ясно стали слышны доносившиеся сзади, из уже пройденных ими тоннелей, звуки. Ставшие привычными бульканье и бормотание воды – только на этот раз сильнее, мощнее, грознее… Будто там, позади, вместо виденных ими ленивых ручейков сейчас бесновался яростный поток. И еще один звук прибавился. Тихий из-за разделяющего их расстояния, рассыпчатый шорох капель, словно разом включились десятки душей…

Интернет-прогноз ошибался. На поверхности все-таки пошел дождь.

– Зал, куда куча труб выходит! – побелевшими губами выдохнул Вадька. – Бежим, а то сейчас это все хлынет на нас! Тут будет полно воды! – во весь голос заорал он и со всех ног рванул обратно, прочь от завала.

Поздно!

Сперва навстречу им ударил рев водопада, а потом, перекрывая тоннель, на них ринулась сплошная стена воды.


Глава 16. Дети в подземелье | Миссия супергероев | Глава 18. Смытые в канализацию