home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 18. Смытые в канализацию

Мощный, словно нанесенный железным тараном в грудь, удар воды опрокинул Вадьку на спину. Поволок, беспомощного и барахтавшегося, как перевернутая черепаха, со всей силы приложил спиной о стену завала. Поток вскипел грязно-пенным гребнем, заметался в узком тоннеле. Отчаянно гогоча, Евлампий Харлампиевич взмыл, ударился о бетонный свод, плюхнулся и замолотил крыльями по воде.

Цепляясь за выступы завала, кашлявший и отплевывавшийся Вадька сумел подняться на ноги. Вокруг него бушевала вода, доходя до пояса. Завал на пути будто поймал ее в ловушку, заставляя подниматься все выше и выше…

– Надо вырваться отсюда! – прокричала Мурка, пробиваясь к выходу из тоннеля. Сева, одним рывком вздернув на ноги барахтающуюся в воде Катьку, поволок ее за собой…

В горле подземного тоннеля вновь послышалось грозное рычание. Новая стена воды ринулась им навстречу. В последнюю секунду они успели броситься назад… Поток ударил им в спины, вколачивая их в стену завала. Распластанная по стене Кисонька судорожно дергалась, пытаясь преодолеть напор воды, но – напрасно!

Теперь вода хлестала в тоннель непрерывно, словно где-то позади них прорвало плотину. Мелкие злые волны плескались у самой груди, а вода все прибывала. Мурка опять попыталась пойти на прорыв. Встречный поток небрежно, как пластиковую куклу, швырнул девчонку обратно… Скребя подошвами по завалу, Кисонька старалась вскарабкаться повыше…

– Я позвоню… Позвоню папе… Он нас спасет… – вытягивая над головой руку с переключенным на мобилку мини-компом, прокричала Кисонька. Она нажала кнопку… На экране видно было, как звонок пошел… и сбился. Пошел… и снова сбился. – Папа! Папочка! Ответь, ну пожалуйста, папочка!

– Бесполезно! – выплевывая заливавшуюся в рот воду, прохрипел Вадька. – Под землей связь не работает.

В тоннеле раздался торжествующий рев. Словно убедившись, что угодившие в ловушку завала пленники совершенно беспомощны и надежды на спасение нет, на них ринулся новый поток. Уровень воды подскочил до самых подбородков.

Самая низенькая, Катька, без звука скрылась под водой. Тут же раздался шумный плеск – зажав нос, Сева ухнул следом. Вода покрыла его макушку… Через секунду он появился, рывком вздергивая полузахлебнувшуюся девчонку над поверхностью:

– Дыши, Катька, дыши! – отплевываясь, орал Сева.

Словно оскорбленная их сопротивлением, вода страшно взвыла и будто ударом молота подбросила их вверх. Ноги оторвались от цементного пола, сводчатый потолок ринулся навстречу.

«Еще один подъем воды, и нам конец!» – с какой-то отчетливой безнадежностью, будто и не о нем речь, подумал Вадька. Мысли стали длинными и тягучими, как капающий с ложки мед. Вадька словно не наяву, а во сне ворочался в воде, одновременно с каким-то отстраненным вниманием разглядывая тянувшийся у самого сводчатого потолка и исчезавший под металлическим щитком кабель. На мокром бетоне рядом со щитком четко просматривалась абсолютно ровная, странно ровная щель…

«Зачем тут кабель? – успел еще заторможенно подумать Вадька, – Кабель… тут… зачем?…»

Изо всех сил работая руками и ногами, он подплыл к стене. Извернулся, добывая из отяжелевшего от воды рюкзака отвертку. Подцепил щиток за край. Ржавый металл с треском отвалился, открывая сплетение таких же старых проводов… Смахнув с глаз липнувшие ко лбу мокрые волосы, Вадька нацелился отверткой…

– Куда?! – успела закричать Мурка. – Там же электричество, мы изжаримся!

– А нам не по фиг? – все с тем же отстраненным равнодушием переспросил Вадька и всадил острие отвертки в сплетение кабелей.

Длинным искристым проблеском смерти из-под отвертки полыхнул электрический разряд. Стена затряслась, завибрировала… И с диким скрежетом старого ржавого железа в ней в разные стороны разъехались замаскированные под бетон стальные двери.

В одну короткую секунду в свете своего фонарика Вадька успел разглядеть скрытую за раздвижными дверями камеру, в которой стояла странная машина, больше всего похожая на здоровенный катер, выкрашенный в защитный зеленый цвет. Но этот катер почему-то был еще и на колесах! Высоких автомобильных колесах, расположенных под острым носом и кормой. Дальше рассматривать было некогда, скопившаяся у завала масса воды ринулась в камеру, мгновенно заполнив ее до половины. Прятавшийся за дверями катер-автомобиль медленно и неторопливо всплыл и закачался на бивших в его корму волнах. Словно так и надо. Словно для этого он и был создан.

– Внутрь! – сквозь шум воды прокричал Вадька. – Двери герметичные, я их закрою… вы сможете за ними пересидеть… – снова подплывая к скрывавшимся за щитком проводам, скомандовал он, не слишком задумываясь, что уже мысленно отделяет себя от друзей. Ведь чтобы закрыть двери, он, Вадька, должен остаться снаружи. И утонуть.

Он не будет об этом думать! Иначе он просто завизжит, как девчонка, а двери надо закрыть, и никто, кроме него, этого сделать не сможет… Вадька действительно завизжал. Не совсем как девчонка, но вроде того. От страха и злости. Усилие, понадобившееся, чтобы открыть двери, стало для электронного замка последним. От дочерна выгоревших проводов потянуло запахом оплавившейся резиновой обмотки.

– Проклятье! – Вадька шарахнул по стене кулаком. Вслед за остальными, разгребая воду, он ворвался в камеру. На верхней кромке ветрового стекла, в точности как в катерах, лишь спереди прикрывающего место водителя (или рулевого?), уже нервно переступал лапами Евлампий Харлампиевич. Гусь погогатывал и испуганно косил черным круглым глазом на прибывавшую воду.

– Лезьте наверх, лезьте! – заорал Вадька, подсаживая Мурку на корму загадочного катера-автомобиля.

– Я знаю, что это такое! – сквозь шум бурлившей под кормой воды прокричала карабкавшаяся следом Кисонька. – Нам о нем на историческом кружке рассказывали! Это автомобиль-амфибия, ходит по воде и по суше! Первое достижение нашего ракетного завода, конец 40-х годов! Ребята, хранилище совсем близко!

– Нам-то какая разница! – рявкнул в ответ Сева, взбираясь сам и втаскивая за собой все еще судорожно выкашливавшую воду Катьку. – Мы здесь долго не продержимся – вода все равно хлещет! Если в ближайшие пять минут дождь не закончится, нам конец!

– Знаешь, говоришь? – пробормотал Вадька и вдруг одним толчком спихнул Кисоньку с кормы на открытое водительское сиденье. Вода с ее мокрой одежды и волос хлынула на пол. Вадька прыгнул следом и всадил отвертку под покрывающую рулевой механизм пластину, снова обнажая сплетение проводов. – А раз знаешь, берись за руль!

– Ты что? – перепуганно вскричала Кисонька. – Я амфибии водить не умею!

– А тонуть ты умеешь? – быстро перебирая проводки, рявкнул на нее Вадька.

Амфибия в очередной раз покачнулась на волнах и всплыла еще выше – вода с ревом прибывала. Над самыми их головами уже нависала стальная притолока заклинившей раздвижной двери. Кисонька с подозрением уставилась на ручку переключения скоростей – она или не она? Вроде бы похожа на ту, что у их деда в его старой, еще советской машине…

– На что ты рассчитываешь, Вадик? – Кисонька неуверенно взялась за руль, больше похожий на штурвал.

– Я не рассчитываю. Я надеюсь, – копаясь в проводах, буркнул Вадька. – Надеюсь, что ее тут для дела поставили. Тогда… Тогда в ней должна быть хоть капля горючего! – вскричал он. Под его мокрыми руками что-то заискрило. – Давай! – рявкнул он Кисоньке, засовывая в рот обожженный палец.

В это время в тоннеле раздался очередной зловещий рев…

Кисонька выжала первую попавшуюся под ногу педаль… Старая амфибия под ними взвыла страшнее, чем ревущая в тоннеле вода. Кисонька переключилась на первую передачу и отпустила сцепление. Машину дернуло, словно ею из пушки выстрелили, она стартовала с места, верхним краем ветрового стекла рубанув по стальной притолоке тайной двери… Гуся смело в сторону кормы, слышно было, как он бьет крыльями… Амфибия выпрыгнула из своего ангара, как обезумевший конь. Сыщики на корме вжались в ледяной металл и впились скрюченными пальцами в края бортов, не веря уже, что сумеют удержаться. Рыча и переваливаясь с борта на борт, амфибия забилась в тоннеле перед завалом, то и дело шарахаясь о бетонные стены, словно норовя стряхнуть неожиданных седоков.

– Ты что делаешь? – завопил Вадька. – Ты нас убьешь!

– Она меня не слушается! – завизжала в ответ Кисонька, судорожно вертя руль и нажимая то на одну педаль, то на другую…

Амфибия взвыла, мотор захлебывался оборотами. Завалилась на правый борт, входя в поворот… И на полной скорости въехала острым носом прямо в завал…

Раздался сокрушительный грохот. Будто вынесенный взрывом, мусор завала разлетелся в разные стороны. На нырнувших под рулевую колонку Кисоньку и Вадьку обрушился каскад обломков. С кормы раздались крики – осколки кирпичей простучали по спинам залегших там сыщиков. Разогнавшаяся амфибия ввинтилась в образовавшуюся в завале дыру… Толкнулась раз, другой, все сильнее расшатывая завал… и наконец, истошно завывая, вырвалась по другую сторону тоннеля. Бурля и пенясь, вода ринулась следом за ней. Амфибию подняло на гребне прорвавшейся через преграду волны…

– Тормози! Тормози! – выглядывая из-под рулевой консоли, завопил Вадька. Амфибия на полной скорости летела навстречу подпирающим свод тоннеля толстым деревянным балкам.

– Не могу! – верещала Кисонька, всем своим весом наваливаясь на педаль, вдавливая тормоза…

Амфибия врезалась носом в балку. Подгнившее дерево треснуло, словно бы всхлипнуло, и балки начали валиться в воду одна за другой. Подпрыгивая на каждом падающем бревне, амфибия под грохот мотора и неумолчный визг цеплявшихся за корму ребят проскакала поверх затонувших балок. И тут же позади послышался жуткий грохот посыпавшихся сверху камней.

Словно в замедленной съемке, обернувшийся назад Вадька увидел, как на лишившемся подпорок участке свод тоннеля медленно разверзается. Сперва с громкими всплесками в воду посыпались куски бетона, потом земля, камни, асфальт, а дальше…

Вадька даже не сразу понял, что это! На одно короткое мгновение в подземелье стало белым-бело от дневного света, а потом этот свет заслонило что-то огромное… тяжелое… Сквозь образовавшуюся дыру над подземельем зависли медленно вращающиеся передние колеса… Потом появились похожие на глаза насекомого здоровенные фары… А следом туда въехала почти вся кабина троллейбуса! Сквозь медленно ползущие по лобовому стеклу потеки воды виднелся судорожно вцепившийся в руль водитель. Полными ужасами глазами он уставился на зависший прямо перед ним неизвестный аппарат и на вперившихся в его лицо пять желтых пылающих огней на шлемах каких-то неведомых существ.

Короткое мгновение Вадька глядел водителю в белое как мел лицо, но тут машина под ним содрогнулась. Яростно завывая, взбесившаяся неуправляемая амфибия рванула вперед по залитому водой тоннелю. В лобовое стекло троллейбуса ударил оставшийся за ней пенный реверсный след.


Глава 17. Хорошо, но дальше некуда | Миссия супергероев | Глава 19. Зомби из туалета