home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 25. Звездные Войны продолжаются

– Все, отпускайте, – спокойно бросил он. Девчонки обессиленно отвалились от двери. На экране видно было, как Рашид безуспешно дергает створку. Переговорное устройство у двери аж тряслось от летевшей из него ругани. Деликатная Кисонька по-кошачьи брезгливо морщилась.

– Вагон блокируется изнутри, – в ответ на их вопросительные взгляды устало пояснил Вадька. – На случай нападения десанта противника на боевой расчет пусковой установки. Солидно делали, все предусмотрели.

– Ха, так это мы теперь – боевой расчет пусковой установки! – вдруг хихикнула Катька. – Если эти… – она кивнула на экран с бесновавшимся у запертой двери Рашидом, – …сюда влезть не могут, значит, и не выстрелят!

Похоже, это понял и Рашид. Он схватил Егора Викторовича за плечо, приставил к его виску пистолет… Аня отчаянно вскрикнула. Но главарь террористов уже опомнился.

– Скажи спасибо, что ты мне нужен! – процедил он сквозь зубы и отпихнул своего пленника так, что тот ударился спиной о металлическую дверь.

Не обращая больше на него внимания – куда он денется из мчащегося по подземелью поезда! – Рашид рванул обратно к тепловозу. Егор Викторович вдавил кнопку переговорного устройства:

– Аня! Ребята! Ни в коем случае не открывайте! Что бы ни случилось! – успел прокричать он.

Дверь тамбура снова распахнулась, и появился сопровождаемый охранником Рашид. Гусь Евлампий Харлампиевич так и был зажат у этого охранника под мышкой – похоже, он был не в силах расстаться с покалечившей его птицей, и только постоянная всеобщая спешка спасала Харли от немедленной мести. Зато под другой рукой охранник волок какую-то коробку. Коробку плюхнули на пол, и Рашид вытащил из нее нечто похожее на обыкновенный комок пластилина. Покачиваясь в такт толчкам разогнавшегося поезда, Рашид нацелился прилепить этот комок на дверь штабного вагона…

– Это что? Пластиковая взрывчатка? – взвился Егор Викторович, хватая террориста за руку. – Вы с ума сошли?!

– Что, за доченьку испугался? – хрипло рассмеялся тот, легко отбрасывая вцепившуюся в него руку. – Правильно испугался, дорогой! Конец твоей девчонке! И детворе этой бешеной тоже – конец!

Охранник при этих словах хищно ухмыльнулся и многозначительно уставился в камеру. Его обведенный синяком глаз пылал кровожадным огнем.

– И аппаратуре тоже конец, – прокричал в ответ Егор Викторович. – Аппаратура не выдержит взрыва, а без нее установка – просто груда железа!

– Какая мне, к шайтану, разница! – взревел Рашид, хватая Аниного отца за грудки и колотя им о стену. – Если я все равно не могу попасть внутрь!

– Тоннель старый, его двадцать лет не ремонтировали, он может просто рухнуть нам на головы, и мы никогда не выберемся отсюда! – продолжал кричать Егор Викторович.

– Ладно. Ладно, – Рашид остановился, взяв себя в руки. – Выбираемся из-под земли… – тяжело дыша, прохрипел он. – Находим заброшенную железнодорожную ветку… Достаем автоген, резак, что угодно… Хоть газ туда пустим… Но я выкурю этих проклятых детей из моего поезда! – И он погрозил кулаком в камеру.

Сыщики переглянулись.

– Если нас вывезут отсюда – нам хана, – заключила Мурка.

– Судя по плану в памяти компьютера, тоннель тянется еще километров на пятнадцать, – мрачно буркнул Вадька. – Полчаса езды. Нет, уже меньше. Двадцать пять минут.

Они безнадежно уставились друг на друга. Вадька лихорадочно чесал затылок, словно надеялся расшевелить пласты залегания мысли. Но на поверхность всплыла только одна:

– Я не знаю, что делать! – честно признался он.

Мурка горько скривилась:

– Вчера в тоннеле метро мы от охранника спаслись, сегодня из воды выплыли… В третий раз никогда не везет…

– Подсоединись к Интернету, – с отстраненным спокойствием обреченности попросила Кисонька Вадьку. – Попрощаться хочу…

– Мы под землей – какой Интернет? – рявкнул на нее Вадька.

– Глупости! – отрезала Кисонька. – Этой ракетой на расстоянии через компьютер поезда управляют, значит, его можно использовать для наших мобилок как ретранслятор.

Вадька, открыв рот, глядел на рыжую:

– А делала вид, что только в шмотках разбираешься… – с внезапно прорезавшимся уважением пробормотал он. – Может получиться… Мне нужны все ваши компьютеры, быстро! – изымая у компаньонов их мини-компы, рявкнул он и принялся колдовать над экранами, словно волшебной палочкой тыча стилусом то в один, то в другой. Физиономия у него была весело-азартная, главным для него сейчас была лишь поставленная задача – использовать систему наведения на цель как ретранслятор. А то, что они вот-вот могли погибнуть, мгновенно стало неважным.

– С кем ты прощаться хочешь – с родителями? – не глядя на сестру, спросила Мурка.

Кисонька покачала головой:

– Нет. Пусть они подольше думают, что мы живы, – и тихо добавила: – С Большим Боссом. Наш английский компаньон имеет право знать, что агентство «Белый гусь» закрывается.

– А со мной ты попрощаться не хочешь? – взорвался Сева.

– С тобой я еще успею, – улыбнулась Кисонька. – Целых двадцать минут осталось.

– Есть! – гордо объявил Вадька, и на монохромном экране старенького поездного компьютера, наверное, впервые за все время его существования вспыхнула стандартная заставка «аськи».

Пошатываясь в такт разогнавшемуся поезду, Кисонька добралась до клавиатуры. На экране вспыхнула английская фраза, исчезла, появилась другая – в ответ… Лицо Кисоньки вдруг засветилось, а на ее губах заиграла торжествующая улыбка.

– Я знала! – высоким звенящим голосом сказала она. – Я была уверена, что даже из самой безвыходной ситуации Большой Босс найдет выход! Вадик, он просит срочно перекачать план метро из памяти компьютера поезда. И еще он спрашивает – спутник, который сейчас болтается над нашими головами, – он нам сильно нужен?

– Какой еще спутник? – Вадька невольно задрал голову к пластиковому потолку вагона.

– А вот этот! – восторженно вскричала Кисонька, когда на Вадькином мини-компе вспыхнула картинка-схема. Посередине, помеченная мерцающей красной точкой, светилась Земля. А вокруг нее вертелись, кружили, испускали сигналы или настороженно молчали, пересылали телепередачи, изучали океан и недра земли, предсказывали погоду, добывали разведывательную информацию или просто стояли на страже бесчисленные искусственные спутники. Казалось, на околоземной орбите не осталось свободного места.

– Не думал, что вокруг нашего шарика такое столпотворение, – благоговейно выдохнул Сева.

– Босс пишет, – продолжая читать с экрана, все тем же звенящим голосом продолжала Кисонька, – что он выбрал наш собственный спутник, сделанный в нашем городе, поэтому международного скандала быть не должно. – Вокруг одного из спутников словно взмахом карандаша прочертился небрежный овал: Большой Босс давал понять, какой именно спутник он выбрал. – Он только спрашивает, нет ли в компьютерах секретной базы кода доступа к спутникам, а то за оставшиеся пятнадцать минут он может не успеть их взломать!

– Папа знает код! – нервно сжимая руки, простонала Аня. – Но Рашид не даст ему сказать! – глядя на трех мужчин у дверей, вскричала она.

– Десять минут осталось, – мрачно пробурчал Сева. Его терзали противоположные чувства. Попасть в руки террористов не хотелось совсем, но чтобы Большой Босс опять стал героем в Кисонькиных глазах – это было просто невыносимо!

– Да не нужен нам папа, – тоже косясь на все еще споривших взрослых по ту сторону заблокированной двери, хмыкнул Вадька. – Я ж говорил – краснухой я болел, скучно мне было… Вот он, ваш код. – Вадька пощелкал стилусом по сенсорному экрану компа и одним нажатием скинул Большому Боссу длинную комбинацию цифр.

– Все мировые секретные службы должны заботиться о твоем здоровье, Вадька, – с гордой усмешкой сказала Мурка. – Неизвестно, что ты взломаешь, если вдруг подхватишь корь!

Спутник на схеме продолжал невозмутимо двигаться сквозь космическое пространство.

– А Большой Босс не сказал, что он собирается делать? – едко поинтересовался Сева. – Семь минут осталось.

– Я не спрашивала, – с непоколебимой уверенностью ответила Кисонька. – Но он успеет.

– Пока что ничего не происходит, – огрызнулся Сева.

– Происходит, – сдавленным голосом сказал Вадька, не отрывая глаз от экрана. – Спутник поворачивается! Большой Босс перехватил управление!

И действительно: точное изображение спутника на экране компьютера начало медленно вращаться вокруг своей оси…

Поезд набирал ход. Колеса грохотали, ребятам приходилось цепляться за привинченные к полу стулья – вагон швыряло от одной стены тоннеля к другой. На сером одноцветном экране системы слежения видно было, как припавший к пульту управления тепловозом Репанный все давит и давит на рычаг хода…

– Пять минут… – напряженно процедил Сева.

Спутник снова замер.

Поезд еще прибавил ход, теперь уже совсем трудно было удержаться на ногах…

И тогда на схеме от спутника словно бы отделилась длинная тонкая игла. Короткий росчерк промелькнул через пространство и унесся в сторону Земли.

– Что это было?! – ахнул Сева.

Не только на экране Вадькиного мини-компа, но и на всех экранах поезда вдруг вспыхнула короткая английская надпись: «Lie down!»

– Ложись! – прокричала перевод Кисонька и первой рухнула на пол.

Вадька на секунду замешкался… и успел увидеть! Экран слежения, демонстрировавший происходившее в кабине тепловоза, вдруг засветился. Стоявший за пультом Репанный отпрянул, прикрывая ладонью глаза. А перед лобовым стеклом поезда вдруг полыхнул нестерпимый, слепящий, ошеломляющий белый огонь! А потом донесся страшный грохот – словно впереди провалилась земля.

Репанный успел сделать лишь одно – дернуть рычаг, сбрасывая скорость. Потом он круто повернулся… и бросился вон из кабины. Дыша ему в затылок, за ним неслись Лысый и второй охранник…

Ход состава замедлился…

Поезд страшно содрогнулся. Послышался дикий скрежет рвущегося металла – тепловоз въехал в невесть откуда выросшую прямо на рельсах груду земли и камней. Его сложило в гармошку – как сминается под ударом ботинка жестянка из-под кока-колы. Следующий вагон влепился в тепловоз – его перекорежило, словно чья-то гигантская рука смяла его, как конфетный фантик. Неспешно, как в замедленной съемке, второй вагон вдавился в первый… Находившийся в центре состава штабной вагон качало, будто в шторм… Кричавших ребят перекатывало по полу… Сквозь переговорное устройство слышались вопли застрявших в тамбуре террористов. Вагон с диким грохотом колотило то об одну стену тоннеля, то о другую…

Наконец он замер, завалившись набок и упираясь крышей в стену. Тишина.


Глава 24. Вагон в осаде | Миссия супергероев | Глава 26. После крушения