home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Сестры

В конце декабря сестры приехали на каникулы. За три дня до этого Елисей сел на трактор, но снег валил, не переставая, – приходилось чистить дорогу и ночью. Остановив двигатель и выключив фары, Елисей в полнейшей тьме слушал вой волков и иногда подвывал сам для куража.

Девочек привезли в полдень. Был этот полдень прозрачным и хрустким – не меньше минус пятнадцати. Первой из джипа, конечно, выскочила Зойка. Пока бежала обняться, Елисей с удивлением отметил, как по-женски грациозно выставляет на снег ножку Маринка. Зойка налетела на него – чуть не повалила. Садовник загрустил: эта тоже выросла, по крайней мере, прибавила в весе.

– Я научилась стрелять! – объявила Зойка. – Из лука! И еще!.. Где Дездемона?

– Там же, где и всегда, – на кухне. Да не прыгай ты, дай рассмотрю хорошенько. – Он пытался удержать ее лицо, Зойка выворачивалась.

– Не смотри, не смотри! У меня прыщи.

– И на спине – тоже! – злорадно добавила Иринка.

– А ты кто, красавица? – удивился Елисей. – Я тебя не знаю.

Иринка не просто похорошела за последние полгода. В ее удлиненном – «козочкином личике», как говорил раньше Елисей, сквозило нечто потустороннее, глаза залились холодной синевой надменности, появилась осанка королевы, которая не снизойдет до того, чтобы посмотреть под ноги. И вот эта царственная особа открыла ротик…

– Я твоя хозяйка, придурок! А ты мой престарелый садовник. Руки-ноги еще двигаются? Почему тогда дорога плохо вычищена, меня растрясло.

Иринка пошла к дому, не дождавшись ответа. Елисей еще по инерции улыбался, пока до него не дошло: ее серьезность – не игра.

– Наша принцесса не в духе, – объяснила Маринка. – Сам понимаешь – вместо Швейцарии две недели этой тмутаракани. Боюсь, помрет со скуки, бедняжка. Организм-то истощен. На диете сидела. Худела, чтобы влезть в лыжный костюм, – уже не скрывая раздражения в голосе, Маринка провела ладонями по своим выдающимся формам. – Ты рот-то закрой, хватит дурака из сказки изображать. Вырядился… Что это такое?

– Тулуп, – опешил Елисей.

Покопавшись в сумочке, Маринка протянула садовнику две зеленые сотни.

– На. Купи себе куртку приличную и что-нибудь вместо валенок.

– Благодарствуйте, хозяйка, но нам так удобно, – еле справившись с губами, ответил Елисей.

– Я не спрашиваю, что тебе удобно. Не появляйся при мне и моих гостях в таком виде.

– У нас гости будут? – очнулся Елисей.

– Будут, будут. Бери деньги, пока я не передумала.

– А вот ежели я сейчас… – мечтательно начал Елисей, – да перекину тебя через колено, да как в детстве – надаю хороших шлепков по голой заднице?

– Это очень сексуально, но не вовремя. Потом обсудим. Что такое? Опять старческий столбняк?

Стащив с головы застывшего Елисея шапку, Маринка засунула ее «ухо» в его открытый рот и ушла. Вот так садовник остался без предложенных денег.


Зойка ворвалась в кухню и закружила Дездемону. Кухарка только охала, подняв руки вверх – в муке.

– Мона, Мона, поздравь меня!

– Господь тебя сохрани, оглашенная! Чего еще случилось?

– Я могу забеременеть!

Не обнаружив в резко побледневшем лице кухарки никакого намека на радость, Зоя помогла ей нащупать сзади табуретку.

– Зачем это?.. – спросила Мона.

– Да не зачем, а почему!

– Нет, детка, я спрашиваю, зачем тебе это нужно?

– Ну, Мона, ну почему ты такая тупая? Не нужно мне этого сейчас, просто отныне я могу это сделать в любой момент! Это свобода, понимаешь – ощущать, что можешь сделать что захочешь в любой момент!

– Это не свобода, это – разврат! – шепотом сказала Дездемона. – Отец знает?

– С тобой невозможно разговаривать, – отмахнулась Зойка. – Я хотела сказать, что у меня начались месячные, можешь поздравить. Ну вот, все настроение пропало. Почему он не женится? В этом доме поговорить не с кем!

– Месячные – это, конечно, дело важное, хоть и жутко муторное, но если ты хочешь поздравлений…

– Уже не хочу.

– А насчет – забеременеть, это ведь ты просто так, да? – с надеждой спросила кухарка.

– Я хотела тебя порадовать – теперь у меня ежемесячно созревает множество яйцеклеток, готовых к оплодотворению, вот и все!

– Спаси тебя господь! – ужаснулась Дездемона.


Иринка потребовала выделить ей отдельную комнату.

– Я не могу находиться с этими… Мне медитировать надо в полной тишине, – объяснила она удивленному отцу.

– Чего тебе надо?

– Медитировать, – тут же внедрилась с объяснениями Маринка. – Она садится в позу лотоса и застывает часа на полтора. Хорошо помогает при запорах.

– У меня нет запоров! – возмутилась Иринка.

– Тихо! – повысил голос Виктор Лушко. – Каждая из вас может выбрать себе по комнате.

– С камином – моя! – первой бросилась в коридор Зойка.

За ней побежала Иринка.

– Подумаешь, – пожала плечами Маринка. – А я останусь здесь, в нашей детской. Она большая, и вещи перетаскивать никуда не придется.

Задумчиво посмотрев на дочь, Виктор Лушко, подтащив пуфик, сел напротив нее.

– Марина, нам нужно поговорить.

– Да ладно, фатер, все в порядке. Не колюсь, не нюхаю, пользуюсь презервативами.

Задержав дыхание, отец переплел пальцы и стиснул их, чтобы не дать волю рукам.

– Если бы была жива твоя мать… – начал он, когда руки успокоились.

– Или хотя бы мачеха, – продолжила Маринка. – Да, не повезло тебе с женами, – усмехнулась она.

– Не хами, – сказал отец тихо, но таким странным тоном, что Маринка сразу очнулась.

– Не буду.

– Если бы мать была жива, она бы с тобой поговорила о мальчиках, – еще раз попробовал приступить к воспитательной беседе отец, но Маринка опять перебила:

– Меня мальчики не интересуют.

– В каком смысле?..

– Мне нравятся зрелые мужчины. В возрасте. Я даже посетила по этому поводу психолога. Оказывается, почти все рано развившиеся девочки, которые на фоне ровесниц комплексуют из-за крупных форм, предпочитают восторженное внимание зрелых мужчин.

– Тебе кто-то нравится? – как можно равнодушней спросил отец.

– Не знаю, – закатила глаза Маринка. – Сегодня, например, наш садовник сделал мне достаточно эротичное предложение.

– Елисей?.. – Отец встал.

За дверью послышалась возня, потом обе девочки ворвались вместе, отталкивая друг друга.

– Не слушай ее! – закричала Иринка.

– Она подслушивала под дверью, я дала ей пинок под зад! – вопила Зоя.

– Не слушай Маринку, она злая из-за переходного возраста! – подбежала к отцу Иринка. – Она всем учителям-мужчинам в интернате испортила жизнь.

Подбежала и Зойка, обняла отца за живот.

– Да, не слушай ее. Она просто хочет тебя обидеть. Это из-за нехватки отцовского внимания.

Иринка тихонько обошла отца и осторожно провела по его спине ладонями. Виктор Лушко поймал ее ладошку и прижал девочку к себе.

– Иди ко мне, – позвал он Маринку.

Та подошла, опустив голову. Он прижал ее к другому боку.

– Вы мои любимые дочки, я никому не дам вас в обиду, – объявил он.

Зойка потерлась носом о его живот, Иринка стояла, затихнув, а Маринка пощупала его бедро.

– Ты потрясный фатер, – сказала она. – У тебя такие мощные ноги!

– Сядьте, – велел отец, убирая ее руки от ноги. – У меня для вас сюрприз. Комнаты выбрали?

– Выбрали, – хором ответили Зоя и Иринка.

– Вот и хорошо. Послезавтра Абакар устраивает праздник для своего сына. Приглашает вас на маскарад. Сколько гостей вы сюда пригласили?

– Четверых, – ответила Маринка.

– У него тоже гостят друзья, так что скучно вам не будет.

– Послезавтра? – ужаснулась Иринка. – Но это невозможно! Никакой костюм за один день не сшить!

– Я же сказал – сюрприз. В гардеробной две стойки с бальными платьями на любой вкус. – Взглянув на Маринку, отец уточнил: – Для тебя есть шесть вариантов.

– Самые настоящие костюмы? – не поверила Иринка. – Для бала? Никаких зайчиков и чебурашек?

– Никаких, – кивнул отец. – Вы уже взрослые барышни, я выбрал самые красивые наряды. Перед вами стоит сложная задача – выбрать себе по паре из них. Остальные я обещал быстро вернуть в театр.

– В театр?.. – разочарованно переспросила Маринка. – Они из балетного театра?

Виктор Лушко покровительствовал театру оперы и балета. Некоторое время Зоя была уверена, что он свои спонсорские вливания делал исключительно в надежде присмотреть там себе третью жену. Правда, до города было далековато, и на спектакли приходилось выезжать часа за три до начала.

– Там и оперы ставят. А костюмы шикарней, чем в Мариинском – зря, что ли, я оттуда двух костюмеров переманил. Ну, чего скисла? Будешь царицей из «Бориса Годунова» или настоящей Кармен – есть восемь париков на любой вкус! В общем, я вам секрет выдал, так что пока отдыхайте, а завтра с утречка…

Он не успел договорить. Сестры бросились из комнаты, визжа от радости. Гардеробная была на первом этаже – большая комната со стойками для одежды и обуви, зеркалами во всю стену, а у окна – стол со швейной машинкой, место Дездемоны. Она и встретила там девочек, сияя розовым лицом от их радости.

– Ну, красавицы, раздевайтесь! Будем веселиться, платья примерять и в барынь играть!

Так что выбранные комнаты не пригодились. Невозможно было спать отдельно – а как же ночные обсуждения предстоящего праздника? А после бала – ссоры и упреки, что тоже предполагало совместное проживание.


Горгона | Мачеха для Золушки | Золушка