home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Отец

На следующее утро – без четверти пять – Виктор Филимонович вошел в комнату Дездемоны, укрыл храпящую на диване кухарку сползшим пледом и забрал с тахты спящую Зойку вместе с одеялом.

Он отнес ее в кухню, усадил за стол, зажег все лампы и предложил Зойке поесть.

– Не хочется…

Тогда он предложил ей выпить и налил в бокал кагора. Вино Зойка выпила с удовольствием и попросила еще. Виктор Филимонович закурил вопреки собственным правилам – в доме не курят – и предложил раскуренную сигарету дочери. Та посмотрела на него с уже вполне осмысленным удивлением и отказалась.

Надев на дочку валенки и закутав ее в свою большую шубу, он оделся сам, проверил оружие и вынес Зойку к машине.

За рулем сидел Вольдемар. Стиснув зубы, он посмотрел в зеркальце на заднее сиденье, куда уложили Зойку. Ее бледное лицо в желтой лисьей шкурке казалось провалом, дырой в пушистом ворсе. Не удержавшись, он перевел глаза на севшего рядом Филимона. Тот взгляд напарника выдержал, кивнул уверенно:

– И только так!

К Москве подъехали еще затемно. День только намечался бледным сумраком на пустынных улицах – гони, не хочу! Вольдемар ехал сдержанно, однако с ним таки случился небольшой срыв. На совершенно пустом перекрестье дорог светофор показывал для них красный, но оказавшаяся там старушка с набитой газетами сумкой на колесах почему-то не двигалась, сторожко, по-птичьи дергая закутанной в платок головой, она смотрела то на большой автомобиль, то на светофор. Когда ее зеленый переключился на красный, она, вопреки логике, шагнула на дорогу. Вольдемар в этот момент потихоньку двинул машину вперед, но, заметив ее движение, остановился. Старушка тоже остановилась. Как только Вольдемар попытался двинуться вперед на законный зеленый свет, старушка сделала шаг на проезжую часть. А тут и светофор переключился. Вольдемар решил совсем выключить мотор и вздохнул было с облегчением, когда старушка начала переходить на свой зеленый свет. Светофор переключился, когда она была на полдороге. Вольдемар двинулся вперед, но старушка не поспешила перейти дорогу, а решила бегом вернуться на прежнее место. Со страшным визгом тормозов возле джипа остановилась «Тойота», вырулившая сзади, – в десяти сантиметрах от сумки на колесах. Тогда Вольдемар вышел из машины, подошел к старушке, которая под платком оказалась вполне еще нестарой женщиной, обхватил ее поперек и поднял одной рукой, а сумку – другой. И перетащил через дорогу. С момента, как ее подняли, и до момента установки на другой стороне перехода женщина тонко, пронзительно визжала и дергала ногами.

Когда он вернулся за руль, для них уже горел красный, и у Вольдемара было время отдышаться. Заметив пристальный взгляд Филимона, он нервно дернул руками:

– Я уже подумал, что это ловушка!

– Какая еще ловушка? – тихо спросил Филимон, покосившись на заднее сиденье.

– Ты думаешь, смерть ходит с косой, да? Нет, она может бегать туда-сюда с сумкой на колесиках! Знаешь, что у нее в сумке? Послезавтрашние газеты с нашими некрологами!

– Я тебе сейчас покажу смерть. – Филимон стал копаться в кармане куртки.

– Не надо! – воспротивился Вольдемар. – На сегодня хватит того, что мы едем смотреть на выпотрошенные кишки!

– Заткнись и не пугай девочку, – тихо приказал Филимон, протягивая руку.

У него на ладони лежало лезвие.

– Это… Зойкино, да?

– Такое маленькое, да еще и ничье, – кивнул Филимон. – Елисей пользуется опасной бритвой, она всегда хорошо спрятана. Я бреюсь электрической. Откуда у меня в доме…

– Твоя кухарка может брить ноги, – авторитетно заявил Вольдемар.

– На кой черт ей брить ноги?! – возмутился Филимон.

– Она же женщина. Женщины обожают брить ноги. Это придает им уверенности в себе.

Сзади сигналили. Вольдемар посмотрел вокруг и увидел женщину с сумкой. Она стояла там, куда ее притащили.

– Я так не могу, – покачал головой Вольдемар.

Филимон сел за руль.


Золушка | Мачеха для Золушки | Мертвец