home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Кухарка

Главное – не пороть горячку. Он не стал заказывать машину, чтобы выехать в Петербург для срочного разговора с Горгоной. Два месяца – это много, можно долго и спокойно думать. Проведя в размышлениях бессонную ночь, Лушко так измучился от невозможности с кем-то это обсудить, что к утру готов был о стенку головой биться. Пошел было взять у Луни ребенка, но та вдруг заартачилась, вцепилась в мальчишку, хоть он и потянулся к отцу. На шум прибежала Дездемона, посмотрела на Виктора и ребенка не дала. Повела за стол, налила водки и прищурилась веселым зеленым глазом.

– Неужели поругались, друзья неразлучные?

– Молчи, женщина. Не лезь не в свое дело! Занимайся домом. Почему твоя чухонка мне ребенка не дает?!

Дездемона смотрела участливо, подвигала поближе закуску.

– Рязанские мы, – сказала она, нанизав на вилку Виктора селедочку, а потом еще, на два выступивших зубчика – по оливке. – В Финляндии отродясь не бывали.

– При чем здесь Финляндия? – удивился он.

– А вы, Виктор Филимонович, Зойку спросите об этом. Она теперь девочка у нас ученая, из ранних. Она вам как следоват объяснит, что чухонцами финнов зовут, а мы – рязанские, мы отродясь…

Виктор резко встал, опрокинув стул. Его осенило!

– Я к Зойке поеду!

– Что ж так далеко? – засуетилась Дездемона, не предполагавшая такого результата своих объяснений. – Можно и по компьютеру посмотреть.

– Хватит! – Виктор Филимонович попробовал стукнуть по столу кулаком, но промахнулся.

Дездемона подхватила его, когда он начал заваливаться под стол.

– Хватит!.. Разболтались тут. Нечего мне указывать, что делать. Сказал – поеду дочерей проведать, значит, поеду! И точка. Звони… Вольке.


Через полтора часа приехал удивленный Вольдемар.

– Сколько? – спросил он, войдя в кухню к Дездемоне.

– Две бутылки и чекушку коньяка.

– Знаешь, что стряслось?

– Нет. Нервничает сильно. Абакар был. Кричали.

– О чем кричали? Давай, не юли, я же знаю, вы с Елисеем только и делаете, что подслушиваете! – настаивал Вольдемар.

– Вот у Елисея и спроси! – обиделась Дездемона. – А мне подслушивать некогда.

– Некогда ей… Пойми, я должен обладать информацией – что случилось, насколько серьезно.

– Обладай, если должен, кто тебе не дает? – дернула плечом Дездемона.

Вольдемар сел и закрыл глаза.

– Забодался я в эту чухляндию ездить. Два дня назад отвозил Маринку с Иринкой – и опять!..

– Еще один знаток географии! – подбоченилась Дездемона. – Ты что чухляндией называешь, умник? Литву? А это в другом месте! Забодался он! Видно, отросло уже, чем бодаться?

– Ты чего налетела?.. – опешил Вольдемар.

– Я еще не налетела. Так, разминаюсь. У меня делов немерено, а тут с вами, бодатыми, разбирайся! Есть будешь, или пойдем сразу затащим хозяина в машину, пока я в запале?


предыдущая глава | Мачеха для Золушки | cледующая глава