home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



20 декабря, 11 часов 27 минут


Сорквика очень выручило то, что галакты больше всего хотели не торчать в его дворце и глазеть на красивые шпалеры ручной работы, а познакомиться поближе с его империей и подданными, которые могли переставлять планеты с места на место. Именно поэтому уже через каких-то три часа после того, как он телепортировал в свой дворец такую толпу народа, в нём осталось не более полутора сотен человек, да, и из них почти половина являлась членами правительства Звёздного Антала, которых интересовал не столько он сам, сколько их коллеги, а потому, узнав о том, что практически всеми делами в империи ведает король Гарендир, большинство из них тут же подались в Фалтарес. Веридора Мерка и Руниту также куда больше интересовал их сын Велимент и Вайла, нежели то, о чём будет беседовать Сорквик с главными лидерами Конференции и поэтому они так и не появились во дворце императора. Все подробности этого общения, равно как и комментарии к нему, они могли узнать потом от Калвина и Алмейду. Поэтому они немедленно отправились в Варкенардиз.

Как только император оказался в компании таких же прожженных политиканов, каким был сам, он немедленно сменил свой мундир на строгий деловой костюм и предложил всем перебраться в свою любимую большую библиотеку, чтобы пообщаться в приватной обстановке. Поскольку на предложение отобедать все ответили вежливым отказом, то в библиотеку было подано только кофе и сигары, отчего у всех правителей тотчас сделались круглые глаза. Сорквик предложил всем рассаживаться так, как они пожелают и потому Богуслав, быстро окинув взглядом это большое помещение, вежливо взял императора за локоток и зычно рявкнул:

– Парни, пойдём в тот уголок, где стоят рядом с камином чьи-то доспехи. Подсаживайтесь поближе, мы здесь все свои. Винни, не стой с каменной рожей, если Верди умотал на остров к своему сыну, это не значит, что мы станем его дожидаться. Нам и без него есть о чём поговорить. Ну, а то, что с нами нет этой айришской ведьмы, лично меня нисколько не расстраивает, Винни, руки ей в конце концов никто не связывал и рта не затыкал, так что пусть действует так, как ей заблагорассудится. Лично меня куда больше интересуют свои собственные дела, да, и всех остальных тоже.

Взгляд Калвина немного потеплел, а на губах заиграла лёгкая улыбка. Он широкими шагами направился в тот угол, на который указал Богуслав и, переставив пару кресел, телепортом перебросил туда два больших дивана и несколько низких столиков со стоящими на них кофейными приборами и ларцами с длинными сигарами. Сорквик, радостно кивая головой, занял своё любимое место между камином и доспехами своего предка. Он тотчас взял в руки длинную, толстую сигару, раскурил её и скосил взгляд на кресло, стоящее справа, гадая о том, кто его займёт. Богуслав толкнул в бок Дитриха и оба решительно направились в угол. Президент Руссии сел справа от Сорквика, а президент Валги слева, что немедленно вызвало ехидную реплику со стороны Алмейду Сантуша:

– Ну, вот, ребята, полюбуйтесь на эту прелестную картину. На ней вы видите нашего императора и двух его верных сатрапов.

– Сам ты трепло. – Беззлобно огрызнулся Дитрих.

Все быстро расселись, радуясь вслух тому, что в библиотеке не будет всех трёх бешенных баб и рыжей стервозины. Сорквик, узнав о том, что его коллеги тоже не в восторге от бабьего произвола, усмехнулся, хотя его немного покоробило то, что Руниту величали столь нелестно. Все эти люди ему определённо нравились уже хотя бы тем, что они, как и он сам, мечтали не о галактическом господстве, а о наведении в галактике порядка и установлении в ней справедливых и понятных всем людям законов, почему-то всецело полагаясь на закон дома Роантидов. Это ему импонировало и в то же время немного пугало, так как в глубине души он боялся, что закон дома Роантидов далеко не так совершенен, как ему это кажется. Он давно уже изучил сложное и весьма запутанное законодательство галактов и находил его чрезвычайно удобным для хитрых политических игр и интриг, но вот как раз эти ему не хотелось заниматься. Зато ему очень хотелось обсудить канву своей будущей политики с этими монстрами, особенно такими, как Богуслав Вихрь и отсутствующий здесь Гирш Меир-Симхес.

Сорквик уже не раз успел пожалеть о том, что он так быстро спровадил своего самого горячего приверженца в храм Великой Матери Льдов, но ничего нельзя было поделать. Не желая давить на своих гостей, он не торопился начинать разговор первым. К его удивлению Богуслав, в котором он также видел своего союзника, тоже. Вместо того, чтобы начать разговор по существу, президент Руссии налил себе кофе, как и он раскурил сигару и теперь дымил ею, словно старинная доменка мободийского металлурга. Так продолжалось минуты три, пока в библиотеку не вбежал Гирш собственной персоной. Ловко лавируя среди диванов, кресел и столиков, он мимоходом подхватил кресло и, заставив Дитриха отодвинуться, поставив его рядом с креслом Сорквика, после чего громко воскликнул:

– Славик, извини, я насилу вырвался из этого храма.

– Молодец, парень, а то я уже хотел было посылать за тобой свой спецназ. – С улыбкой сказал Богуслав и повернувшись к Сорквику, немедленно заявил во всеуслышание – Друг мой, извини меня за ту прямоту, с которой мы поведём нашу беседу, но мы все здесь одна шайка, а ты теперь наш предводитель, и потому по другому мы с тобой разговаривать не станем. – Император кивнул головой в знак согласия и президент Руссии, широко улыбнувшись, продолжил – Сорквик, ты устроил всем нам превосходное представление. Всё было разыграно, как по нотам, да, и Гирш был хорош. Хотя я и не одобрял той спешки, с которой наш друг провёл заседание своего парламента, и мне не очень понравилось, что он, можно сказать, приставил дуло к виску этих жуликов, именуемых себя народными избранниками, всё у него вышло без сучка и задоринки. Теперь тебе уже не нужно будет никому доказывать своей легитимности. Ты император галактической империи сенситивов и с этим уже никто не сможет поспорить, но меня волнует вот какая проблема, не слишком ли вы оба поторопились? Гирш парень надёжный, как руссийский спецназ, с ним ты угодил прямо в точку. Ты тоже парень выше всяческих похвал и если тебя привезти к нам на Руссию, то тебя бабы в один миг растащат на сувениры. Так что с этой стороны у нас также не будет неприятностей. Именно такой император нужен галактике, да, и ребята Верди создали тебе такое паблисити по всей галактике, что все только и говорят, что о твоём скором восхождении на галактический трон. Вот тут-то, на мой взгляд, и кроется главная проблема, дорогой мой друг Сорквик. Мне кажется, что тебе не следовало так торопиться. Собственно в том, что ты в первый же день расставил всё по местам, нет ничего плохого, но я думаю, что теперь нам всем нужно взять тайм-аут и не форсировать событий, чтобы кое-кто не подумал о том, что за такой поспешностью скрывается наша слабость и неуверенность. Возможно, что я просто слишком стар и, видимо, уже разучился действовать быстро и всё, что я тебе сказал, это обычное старческое брюзжанье, но что если я прав? Что ты скажешь на это, друг мой?

Сорквик улыбнулся и пару раз кивнул головой. Он был удовлетворён такой реакцией президента Руссии. Если бы Богуслав стал им восторгаться, то это его сразу же насторожило бы, а он повёл себя как мудрый и дальновидный политик, призывая его к осторожности. Пока этот старый руссиец высказывал Сорквику свои опасения, он не только ловко обошел его ментальный щит, но проник в сознание всех остальных своих партнёров, кроме варкенцев. Немного подумав, он решил, что небольшая встряска президенту Руссии вовсе не помешает и потому негромко сказал:

– Богуслав, хотя ты и стар, как океан Талейн, в твоей груди бьётся сердце юноши и ты до сих пор мечтаешь о далёких галактиках и о том дне, когда ты сможешь отправиться в долгий путь. Извини, старина, но твоё сознание, как сознание вас всех, ребята, для меня, словно открытая книга. Не судите меня за это строго, ведь я император империи сенситивов и на мне лежит огромный груз ответственности, а потому мне нужно не гадать, что и как, а всегда действовать наверняка. Богуслав, ты в восторге от того, что мы с Гиршем разыграли такой дебют и ты нас за это совершенно не порицаешь. Более того, ты уже просчитал наперёд, как развить мою кавалерийскую атаку и ты призываешь меня притормозить только для того, чтобы твой старый друг полковник Крон со своими архангелами, а также какой-то Гарри Томпсон, как следует теперь поработали, чтобы семена, брошенные мною и Гиршем, побыстрее дали всходы. А ещё ты прикидываешь, будет ли Тефалд так же хорош на троне Руссийской звёздной федерации, как я или ты, но ты не хочешь быть императором. Ты мечтаешь о дальних галактиках и о том, как бы подбить на это того парня, которого мы оба любим, как своего сына, Верди Мерка. Поверь, старина, на моего сына можно положиться во всём, что касается таких тонких вещей, как повелевать людьми и управлять огромной империей. Хватка у него, что у твоего любимого бульдога Морса, но с этим мы не станем спешить. Мы вообще теперь не будем спешить, Богуслав. Теперь мы все сыграем в одну очень забавную игру, которая на Галане называется сиракон, то есть колокольчик. Её смысл заключается в следующем, несколько человек берут в руки маленькие серебряные колокольчики, водящему завязывают глаза и потом все от него тихонько расходятся и начинают легонько позванивать в колокольчики. Обычно такая игра проводится в таких вот гостиных, в которых полным полно диванов, кресел и столиков. Только все мы будем не водящими, а шутниками с колокольчиками и разыскивать нас с завязанными глазами идя на звуки колокольчиков будут все остальные, начиная с ребят из Центрального Правительства. Все, даже Верди Мерк со своим правительством. В любом случае эта игра заканчивается тем, что водящего, если это парень, приманивают звоном колокольчиков в объятья девушки и наоборот.

От этого заявления Богуслав поначалу опешил, да, и не он один. Но, подумав пару минут, старый руссиец громко расхохотался и ещё громче воскликнул:

– Разрази меня своими молниями Перун! А ведь ты прав, мальчик мой! Ох, как прав! Если твой парнишка хотя бы на четверть так же хорош, как и ты, то, пожалуй, уже очень скоро я смогу заняться сборами в дальнюю дорогу. Ну, а на счёт сиракона ты тоже прав, только почему ты хочешь сделать ведущим ещё и Верди? Сорки, если бы не этот парень, не его дьявольская энергия и ещё кое-какие качества, мы бы не сидели в твоей гостиной, так почем же ты хочешь заставить его носиться по гостиной с завязанными глазами?

Деметр Горал подался вперёд и тоже спросил:

– Да, яган, почему ты хочешь сделать из Верди шауропа?

Сорквик, услышав варкенское словечко, которое можно было перевести, как дурачок или болванчик, хотя это была всего лишь детская игрушка, быстро сложил пальцы в замок искреннего уважение к старшему и ответил ему на хорошем варкенском:

– Вельро Деметр, Верди для меня не шауроп. Я обязан ему своей жизнью и уже поэтому не могу выставить его в таком качестве. Все мои подданные до единого также обязаны ему своей жизнью и на Галане нет человека более чтимого, чем он. Все галанцы считают его вторым Ейсису и уже ты поверь, вельро Деметр, укладывая младенца спать, буквально каждая мать призывает дух Великого Веридора оберегать сон её любимого чада. В этом уже очень скоро ты и сам в этом убедишься. Ты опытный солдат, вельро Деметр, и, наверняка тебе не раз приходилось отдавать самому лучшему из твоих воинов такой приказ, который в корпусе галактических наёмников обычно называют солнечным затмением, а того солдата, которому был отдан такой приказ, забытым стрелком.

Варкенцы тотчас заулыбались, а Калвин весело выкрикнул:

– Не знаю как ты, Деметр, а я пока не выбился у галактов в космос-майоры, только тем и занимался, что водил за нос целые дивизии, а иной раз и армейские корпуса.

– Надо же, нашел чем удивить! – Воскликнул Деметр – Да я, к твоему сведению, то же самое делал как-то раз уже в чине полковника.

Алмейду Сантуш сердитым голосом потребовал:

– Что такое шауроп, ребята, я знаю, но это едва ли не единственное слово по-варкенски, смысл которого мне известен, а потому не могли бы вы сделать для нас всех хотя бы краткий перевод? Уж мы-то точно не хотим быть дураками. Хоть по-варкенски, хоть на галикири.

Алмейду Сантуша поторопился успокоить Роджер Данин, который сделал рукой примиряющий жест и сказал:

– Ал, наш император не сказал о Верди ничего плохого. Он просто хочет дать ему возможность сыграть роль крохотного отряда, изображающего из себя целое воинское соединение. Мы такое часто делаем, чтобы пустить врага по ложному следу и на такое дело отряжают обычно самых умелых воинов. Ну, а ещё им при этом не сообщают, что их задача ложная. – Сложив пальцы рук в замок понимания, он с вежливым поклоном обратился к Сорквику, назвав его по-варкенски отцом-хранителем – Архойон, мы согласны подыграть тебе, но я заранее предупреждаю, Веридор своими действиями может поставить тебя в весьма затруднительное положение и потому ты должен дать нам слово, что не станешь на него за это гневаться. Мне тоже приходилось играть роль забытого стрелка и поскольку я всегда выполнял любые приказы, то моему начальству потом приходилось брать всю ответственность на себя.

Все остальные варкенские лорды-хранители тотчас дружно закивали головами и стали складывать пальцы в замок согласия, что означало примерно то же, если бы каждый из них сказал кодовое слово аймо. Согласились с этим и все остальные пройдохи-правители и лишь один прямодушный лорд Вальрам презрительно фыркнул и сказал:

– Ох, парни, вы, право же, как малые дети. Да, Верди всю эту вашу игру мигом расколет и разыщет вас везде, где бы вы не спрятались.

Сорквик лукаво улыбнулся и сказал ему в ответ:

– Гилберт, друг мой, у меня есть не один десяток резиденций, укрытых в надёжных местах и от подвала до чердака заполненных вульритом. Так что каким бы мощным сенситивом не был Веридор, там он нас ни за что не обнаружит. Это будет под силу одной только Великой Матери Льдов. Ну, а кроме того в этой игре мне всего-то и надо, чтобы Верди в ближайшие три, четыре месяца был единственным человеком, до которого смогут добраться цепешники и все прочие важные господа, которые непременно захотят со мной пообщаться и об этом я его сам попрошу, сославшись на то, что мне нужно теперь хорошенько всё обдумать, но по большому счету именно этим я и предлагаю нам всем заняться. Мы прекрасная команда, которая взвалила на свои плечи огромный груз ответственности и поэтому нам действительно нужно всё как следует взвесить и хорошенько обдумать. Если мы подключим к этому делу ещё и Верди, то нам придётся искать на роль забытого стрелка кого-то другого, а лучшей кандидатуры, чем он, у нас нет. Поэтому, государи мои, давайте прекратим препирательства и займёмся поскорее делом. Мне нужно рассказать вам о многом, в частности о том, чего мы достигли в области подготовки планетарных королей и императоров Звёздных империй, у нас на это уходит всего двое стандартных суток времени и девять лет обучения в темпоральном торнее, да, и от вас я также хотел бы получить побольше информации о галактике, о настроениях людей и о многом другом. Мы ведь газет всё это время не получали.

С этими доводами был вынужден согласиться даже лорд Вальрам. Его подданные давно уже считали Бальнузин столицей Звёздной империи, но он пока что даже в мыслях не был готов к тому, чтобы нацепить на свою голову корону вместо традиционного цилиндра. То, что на Галане можно было научиться такой профессии, как король или император и к тому же всего за двое суток, ему сразу же очень понравилось и он был готов хоть сейчас отправиться в темпоральный ускоритель. Зато Богуслава интересовало совсем другое и он, пыхтя сигарой, поинтересовался у императора:

– Сорквик, скажи мне, неужели это правда, что в этом вашем храме на горе из Гирша сделают такого же сенситива, как Верди? Признайся честно, тут ты нам всем малость приврал.

Сорквик громко расхохотался и воскликнул:

– Богуслав, старина, ты что, не веришь мне? Завтра в полдень Гирш действительно станет суперсенситивом, клянусь девственностью Матидейнахш. Уж если леди Рита сама положила на него глаз, то это именно так и будет. Она давно уже мечтает поработать с каким-либо галактическим круда, чтобы показать всем своё могущество. Впрочем, ребята, вместо того, чтобы торчать здесь, давайте-ка совершим паломничество в храм Великой Матери Льдов и продолжим наш разговор завтра, на свежую голову.



Стандартное галактическое время: | Галанское сватовство | ГЛАВА ВТОРАЯ