home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement




20 декабря, 11 часов 27 минут


Квик Меллори, как и подавляющее большинство галанцев, был гражданским архо. Так в галанской империи назвали тех парней, которые хотя и приняли традиции Варкена, но не во всём. В их домах не было такого строгого разделения на жилые зоны, как в домах черных рыцарей, мободийских космошахтёров или иркумийских ткачей, гражданские архо выказывали женщинам точно такие же знаки почтения, как и варкенцы, хотя при этом не стеснялись высказывать им свои требования. К тому же гражданские архо хотя и носили традиционные причёски с косичками, в которые их жены заплетали волосы после брачного полёта, разнообразили их, кто как придумает и, как правило, не наносили на свои тела брачных татуировок, а если и делали это, то доверялись не своим женам, а опытным мастерам татуажа. Гражданские архо составляли подавляющее большинство подданных Сорквика и не смотря на то, что некоторые черные рыцари, особенно молодёжь, ворчали по этому поводу, упрямо гнули свою линию.

Как и все галанцы старшего возраста, Квик Меллори чуть ли не боготворил Веридора Мерка и почитал его наравне с Арланом Великим и в свою очередь тоже ворчал, когда молодёжь пыталась приписать ему какие-то божественные черты. Он считал Веридора Мерка просто отличным парнем, который нашел в себе мужество пойти против закона, чтобы сделать Галан империей сенситивов, но никогда не ставил его вровень с Ейсису, как это делали те, кто родился и вырос уже во времена Новой эры. Впрочем, в глубине души он тоже считал, что дело тут не обошлось без вмешательства Матидейнахш.

Квик Меллори был потомственным циркачом и считал, что его самая главная задача это развлекать и радовать публику, а вовсе не вынашивать грандиозные планы и заниматься великими свершениями. Он с большим воодушевлением воспринял гладиаторские бои в огромных колизеумах, но при этом целенаправленно делал всё, что только было в его силах, чтобы в них было куда больше от циркового представления, нежели от кровопролитной схватки. Ну, а поскольку он был старейшиной своего цеха и ещё до прилёта Веридора Мерка на Галан имел почти две дюжины цирков, разбросанных по всему Мадру, то его влияние было очень большим.

Благодаря Квику Меллори последние тридцать с чем-то лет все колизеумы превратились в самые обычные цирки, только очень большие, в которых выступления начинались каждый день в три часа дня и продолжались, порой до полуночи. Гладиаторские бои были лишь частью общего представления, а само оно варьировалось чуть ли не ежедневно, так как его программа составлялась лишь в общих чертах. О том, что сегодня в семнадцать часов состоится гладиаторский поединок между Звёздным князем Веридором Антальским и маршалом войск храма Великой Матери Льдов Кориной Мейяр, Квик объявил тотчас, как только жрица уведомила его об этом. Едва ли не сотни миллионов галанцев немедленно стали заказывать билеты через электронную сеть Галана, но лишь нескольким десяткам тысяч счастливчиков удалось их купить. Все места в колизеуме Лино Рейтриса на самые интересные представления были давно уже забронированы и теперь менеджеры связывались с владельцами брони и спрашивали, будут ли они присутствовать на этом поединке. Отказов они практически не получали. Всем очень хотелось знать, что на этот раз отчебучит Веридор Мерк.

Уже в пятнадцать часов трибуны колизеума были забиты зрителями до отказа. Были проданы билеты на все дополнительные места и публика во весь голос обсуждала предстоящий поединок. Квик Меллори, понимая, что ему нужно чем-то развлечь людей, не придумал ничего лучшего, чем выпустить на арену лучших галанских гладиаторов, хотя обычно гладиаторские поединки начинались не ранее девятнадцати часов, когда трибуны заполнялись хотя бы на треть. Сегодня был аншлаг и потому он изменил программу самым основательным образом. Гладиаторам было строго-настрого приказано избегать кровопролития и лишь показывать зрителям своё мастерство владения холодным оружием. Чтобы раззадорить публику, на арену выпустили специально натренированных для боёв с людьми равелнаштарамских барсов, самых громадных вергеров и даже костлявых дьяволов и хотя публика прекрасно знала, что это всего лишь игра, зрелище всем очень понравилось, особенно звёздным дворянам.

Квик Меллори сидел в своём офисе и поджидал заветную пару гладиаторов. Как у главы циркового союза галанской империи, у него в каждом колизеуме имелся свой собственный офис и с каждым владельцем был заключён договор о совместных представлениях. Поэтому Лино Рейтрис сидел в кресле рядом с ним и невозмутимо курил сигару, хотя сам Квик изрядно нервничал не смотря на то, что леди Корина известила его о времени своего прибытия. Когда часы на столе показали шестнадцать часов двадцать минут, раздался мелодичный перезвон, двери открылись и в офис вошли смеющиеся во весь голос Веридор и леди Корина. Звёздный князь, к ужасу Квика Меллори, был не только одет в потёртые джинсы, старые кроссовки и пёструю, расстегнутую нараспашку рубаху, но и был очень коротко пострижен. Лино Рейтрис же к своему удивлению увидел, что на мощной груди Отца ордена рыцарей Варкена нет ни одной брачной татуировки, которые он уже имел возможность лицезреть во время мальчишника, устроенного Веридором на берегу океана. То, что в варкенце теперь было за два метра росту, их обоих нисколько не удивило. Вскочив на ноги, Лино, хлопая глазами, пробормотал:

– Верди, что с тобой случилось?

Веридор, перестав смеяться, пригладил волосы и ответил, широко и дружелюбно улыбаясь:

– Вот, Лино, стоило мне побывать в волшебных садах Матидейнахш всего один раз и я тут же вырос чуть ли не на полметра. И знаешь, старина, ничего, мне нравится быть таким высоченным.

– Э-э-э, что, твоя причёска-архо тоже исчезла там? – Всё ещё не веря своим глазам, поинтересовался Лино – И куда делись брачные татуировки Руниты?

Веридор почесал свою голую волосатую грудь и воскликнул:

– А, вот что тебя так взволновало! Нет, парень, меня остригла не Великая Мать Льдов. Это я сам постригся, а татуировки я просто замазал специальным кремом. У нас в Антале теперь так многие делают. Ты только не делай такие круглые глаза, старик, всё нормально. Поскольку вы, ребята, прицепились к Кори из-за её обещания, как банный лист до задницы, мне пришлось прийти к ней на помощь, но не могу же я сражаться с ней на арене в облике архо, вот мне и пришлось малость изменить свой имидж. Во всём остальном я всё тот же Верди Мерк. – Пожав руку Квику Меллори, он похлопал его по плечу и сказал доброжелательным тоном – Квик, старина, мы уже видели трансляцию, ты здорово разогрел публику. Так что теперь тебе стоит пойти и подлить масла в огонь. Скажи этим бездельникам о том, что Верди Мерк сделался верзилой, в котором теперь два метра семь сантиметров роста, и намерен сразиться с маршалом Кориной Мейяр одной только пилочкой для ногтей, зато она будет вооружена до зубов. Кори специально вынула из сундука для такого случая свои Синие мечи и прихватила с собой добрых полцентнера сюрикенов. Если этого будет им мало, то добавь, что в бой я вступлю не ней, а с её боевым облачением и поклялся тебе, что к концу поединка она останется почти голой. Сам понимаешь, старина, на трибунах могут быть дети и потому её трусиков я трогать не стану, зато всё остальное порежу на конфетти. Чтобы хоть как-то уравнять наши шансы, Квик, я не буду применять Силу для полёта, но ты всё равно установи над ареной все эти ваши канаты и прозрачные площадки. Придётся мне сегодня попрыгать, как молодому скальному прыгуны, за которым гонится варкон. О всех остальных условиях поединка и о том, что мы леди Кориной поставим на кон, я извещу тебя перед самым боем, так что пусть зрители сидят и гадают, за что мы будем сражаться. Надеюсь, ребята, у вас тут найдётся какая-нибудь гримёрка? Мне нужно подготовиться к поединку. Да, Квик, мне как, действительно принести тебе клятву или обойдёмся только тем, что я тебе уже сказал?

Уже с первых же слов Веридора старому циркачу стало ясно, что Звёздный князь был большой любитель похохмить и он не зря так разрекламировал предстоящий поединок. Почти трём миллионам зрителей, собравшимся в колизеуме, будет на что посмотреть, как и любителям гладиаторских боёв по супервизио. Прижав руку к сердцу, Квик Меллори поклонился и, хохоча во всё горло, воскликнул:

– Принц Веридор, в вас умер настоящий циркач!

– Ага, как же, держи карман шире! – Громко смеясь ответил Веридор – Старина, в каждом варкенце припеваючи живёт циркач и клоун! Только я в себе эти качества заботливо культивирую, а некоторые зануды гнобят почём зря, а потому не волнуйся, представление мы тебе обеспечим. – Похлопав рослого парня с золотистыми косичками, одетого в белый фрак, по плечу, Звёздный князь, внезапно, спросил его – Послушай, Квик, а ты будешь не из тех Меллори, что родом из Роанта? Когда-то я знавал там одну весёлую семейку, которая выступала в цирке старого Донигара с аттракционом "Меллори-пять-Меллори". Они были прекрасными акробатами на першах и творили самые настоящие чудеса. У меня даже сохранилось дюжины три инфокристаллов, на которые я записал выступления всех актёров этого цирка почти за четыре месяца. – Протягивая Квику небольшой золотой футляр, украшенный россыпью голубых бриллиантов, которые изображали собой эмблему группы цирковых акробатов "Меллори-пять-Меллори", он добавил – Если это твои предки, то тебе будет, наверное, будет приятно посмотреть на их выступления. Если нет, то это всё равно мой подарок тебе, старина.

Глаза Квика увлажнились и он, порывисто схватив Веридора за руку, громким голосом спросил:

– Веридор, скажи мне, тут в кадр случайно не попала зыбка с младенцем, которую качала рядом с ареной маленькая девочка? Это была моя старшая сестра, а в зыбке лежал я, маленький Квик Меллори. Если это так, то для Найды Меллори не будет большего счастья, чем видеть это. Мы ведь с ней потомственные циркачи и гордимся тем, что род Меллори на протяжении почти двадцати тысяч лет развлекал публику своим мастерством и все наши дети, внуки и правнуки тоже служат в цирке. Найда и по сей день выступает на арене.

– Ну, тогда, Квик, ты сможешь увидеть себя на руках у бродячего жонглёра-горбуна Сида Каунтрейна! – Воскликнул Веридор – Только так я и смог тогда втереться в доверие к старому Донигару.

Квик Меллори горячо потряс руку Веридора и выбежал из своего офиса, чтобы порадовать публику новым известием, а вслед за ним Лино телепортировал своих новых гладиаторов поближе к арене колизеума. Когда Веридор вошел в свою гримёрку, где его поджидало человек десять ассистентов, он увидел на большом экране вальяжного и очень импозантного шпрехшталмейстера, вышедшего в центр арены с большим жезлом-микрофоном в руках. Под громкие овации Квик Меллори принялся объявлять:

– Дамы и господа, через несколько минут вы станете очевидцами небывалого поединка! На арену цирка возвращается великий Сид Каунтрейн, который поражал своим искусством ваших предков и заслужил за это прозвище Сид Волшебные Руки. Вы мне не поверите, дамы и господа, но это был сам принц Веридор. Когда-то он выступал в цирке великого Донигара, был знаком с моей матерью, Виалой Меллори и, оказывается, нянчил на руках маленького Квика Меллори, вашего покорного слугу. Сегодня великий Сид Каунтрейн поразит вас уже не как жонглёр, а как величайший мастер боевых искусств, но, увы, вам не придётся увидеть его бой с маршалом Кориной Мейяр, он избрал для себя другого противника! – Квик сделал паузу, а публика так и ахнула, но не успела она разразиться свистом, как его голос вновь загрохотал – Его противником будет боевое одеяние леди Корины и принц Веридор поклялся мне, что он разделается с её знаменитым алым боевым кимоном так, что маршал Корина Мейяр предстанет перед нами почти нагая. Но не ждите, что это сделает архо. Специально для этого поединка принц Веридор постриг свои волосы и выступит против нашей леди Корины, как простой круда. Тем не менее бой будет проходить не на ровной площадке, а на арене летающих бойцов. Таково пожелание принца Веридора, хотя я совершенно не понимаю, как круда может отважиться на такое.

В свою гримёрку Веридор входил уже держа в руках объёмистый саквояж. Он поставил его на стол и стал извлекать из него всяческие сувениры для своих ассистентов. Из реквизита у него в саквояже были только длинные синие бермуды, большое, голубое махровое полотенце, на котором были изображены смешные голсы в различных позах, фиолетовая матерчатая лента, которой он сразу же повязал голову, большие солнцезащитные очки, да, пилочка для ногтей. Зайдя за ширму и переодевшись там, он вышел в одних шортах и сел перед зеркалом, давая возможность двум девушкам сделать ему макияж. Лино Рейтрис сел в кресло рядом и тотчас задымил сигарой. Веридор посмотрел на него и спросил:

– Лино, ты не смог бы подыскать мне подходящего секунданта. Желательно, чтобы это был не человек, а какой-нибудь дрессированный вергер, но чтобы он был добродушный и смешной.

Секонд-магистр кивнул головой и тотчас сказал:

– Познакомься, Верди, это Драмби. Самый лучший мохнатый клоун. Публика его просто обожает, а это Гил Марвел, его дрессировщик. Только тут ещё нужно посмотреть, кто кого из них дрессирует.

Веридор повернулся и увидел позади себя огромного, добродушного вергера и парня ростом чуть-чуть поменьше его, одетого в типичный гладиаторский наряд, то есть как и Веридор, полуголого. Кивнув головой, он широко улыбнулся и поздоровался:

– Привет, ребята. Гил, что умеет делать Драмби?

– Да, всё, мастер Веридор. – Ответил дрессировщик – Но если ты хочешь насмешить зрителей новым трюком, то обуйся в эти тапки. Как только ты их снимешь и попросишь Драмби их посторожить, он их тут же слопает, стоит тебе отвернуться. Но ты не волнуйся, они съедобные, сделаны из специальной карамели.

– А передать моё послание Квику Драмби сможет? – Усмехнувшись спросил Веридор.

Гил Марвел широко заулыбался и повторил:

– Мастер, Драмби выполнит любое твоё поручение. Если ему дать грифельную доску побольше, то он запросто напишет твоё послание на ней. Это ведь Драмби, самый умный вергер на Галане.

Девушки навели макияж на физиономии Веридора Мерка, он выбрал из ассортимента съедобной обуви Гила Марвел самые большие клоунские башмаки длиной чуть ли не в семьдесят сантиметров, которые вкусно пахли клубникой и, подмигнув своей команде, переобулся и прошел к лифту, поднимающему гладиаторов на арену. Когда лифт поднял Веридора и Драмби наверх, он чуть не оглох от грохота оваций, которые, однако, быстро стихли и сменились оглушительным хохотом. В отличие от маршала Корины Мейяр, одетой в ярко-алый костюм гайанского ниндзя, он действительно выглядел в своих синих Бермудах с голубым полотенцем на шее, в больших очках, да, ещё и в нелепейших клоунских башмаках самым настоящим клоуном без обязательного парика, занятым своими ногтями. Секундантом леди Корины была королева Бина, одетая в старинный варкенский кимон. Веридор помахал ей и Корине рукой, вручил Драмби свою записку и послал его к Квику Меллори, стоящему в центре арены. Вергер, потешно переваливаясь с ноги на ногу, быстро доставил кусочек мнемопластика до Квика Меллори и тот, взяв записку, вежливо раскланялся перед Драмби и, угостив его большой конфетой, углубился в чтение, чтобы через несколько секунд громко воскликнуть:

– Дамы и господа, я весь в недоумении! В этой записке, которую мне прислал принц Веридор, сказано, одна единственная царапина на моём теле и я проиграл своё Звёздное княжество вместе с иридиевым обручем Звёздного князя. Дюжина моих поцелуев на обнаженном теле леди Корины и я одержал победу, а призом мне будет всего лишь один её поцелуй. Извините, это что же такое получается? Выходит, что один поцелуй леди Корины принц Веридор приравнял к стоимости огромного космического корабля, в сокровищнице которого хранятся несметные богатства и в том числе живые бриллианты?

Публика от этих слов мигом умолкла. Драмби подбежал к Веридору Мерку и громко заворчал, требуя награды за свои труды. Тот вручил огромному вергеру маленькую конфетку, сбросил с ног клоунские башмаки и громко сказал в крохотный микрофон:

– Драмби, постереги мою обувь, чтобы Квик её не спёр.

Стоило ему сделать всего лишь несколько шагов к центру арены, как Драмби тотчас принялся жевать башмаки. Веридор обернулся и, увидев, как огромной пасти вергера исчезает его обувка, воскликнул:

– Драмби, что ты наделал! В чём же я теперь пойду домой?

Шутка удалась на славу и трибуны колизеума аж зашатались от громкого хохота, а Драмби принялся за второй башмак, быстро слопал его и бросился догонять Веридора и требовать у него ещё угощения, да, так энергично, что принцу-гладиатору пришлось убегать от него и прятаться за Квика Меллори. Главный распорядитель гладиаторских боёв засунул руку во внутренний карман своего фрака и вытащил из него такую огромную конфету, что она больше походила на полено. Только так он смог заставить вергера отцепиться, после чего спросил:

– Принц Веридор, я не ошибся, вы действительно ставите своё Звёздное княжество против поцелуя леди Корины?

Веридор улыбнулся и спросил его вместо ответа:

– А разве он того не стоит, Квик?

Королева Бина посмотрела на Веридора влюблёнными глазами и громким голосом сказала:

– Принц, чтобы завоевать этот поцелуй, вам придётся совершить невозможное. Вы ведь вызвали на поединок настоящую валькирию.

– Стоп, стоп! – Воскликнул Квик Меллори – До этого поцелуя мне нет никакого дела, хотя он и стоит того, право слово. Принц, как вы прикажете мне считать ваши поцелуи, если вам удастся сдёрнуть с леди Корины хотя бы один единственный лоскуток её одеяния?

– О, это будет очень просто, Квик! – Воскликнул Веридор, встал на одно колено перед королевой Биной и поцеловал ей руку – Мои губы намазаны специальным кремом, который оставляет яркие следы на коже. Как-то раз Руните очень не хотелось, чтобы я уходил из дому и она покрыла всё моё лицо поцелуями, так что мне пришлось ждать до следующего утра, когда они сойдут сами собой. Смыть их водой или стереть чем-либо невозможно.

Действительно, на руке королевы Бины уже через пару секунд появился ярко-алый отпечаток губ. Квик удовлетворённо кивнул головой, коротко изложил обоим бойцам все правила гладиаторского поединка, их было совсем немного, и телепортом убрался с арены вместе с Драмби и королевой Биной. Веридор подразнил Корину своей пилочкой и вместо того, чтобы совершить какой-либо атакующий манёвр, пару раз подпрыгнул, словно для разминки, после чего с третьей попытки буквально взлетел в воздух, побивая все рекорды прыжков в высоту. Ловко изогнув своё сильное, смуглое тело, он каким-то чудом дотянулся рукой до каната толщиной в десять сантиметров, туго натянутого на высоте почти в три человеческих роста, после чего крутанулся вокруг него и взлете ещё выше, на следующий канат. После целой серии таких трюков, он оказался на стайларовой площадке, окаймлённой ярко-зелёной линией, где не спеша расстелил своё полотенце, лёг на него и принялся подтачивать свои ногти.

Леди Корина так была поражена этим стремительным восхождением на стометровую высоту, что замерла неподвижно. Только после того, как все судьи подняли белые флаги, сигнализируя тем самым, что Веридор Мерк не левитировал, она алой молнией взлетела вверх и, заняв самую высокую платформу, немедленно принялась обстреливать своего противника сюрикенами, которые она метала с обеих рук и просто с чудовищной силой и невероятной меткостью. Веридор в ответ, словно превратился в ветровую мельницу, с такой скоростью замелькали его руки и когда запас сюрикенов у леди Корины иссяк, зрители увидели, что он поймал их все до одного голыми руками. Стоя на краю платформы, он широко раскинул руки и сюрикены стали падать вниз. При этом на широких и крепких ладонях Веридора никто из зрителей не заметил ни малейшей царапины, отчего трибуны снова разразились овациями и восторженным рёвом. Громче всех выражали свой восторг черные рыцари.

Веридор демонстративно похлопал в ладоши, словно благодаря леди Корину, зажал в зубах свою пилочку для ногтей и с ошеломляющей скоростью помчался к ней, перепрыгивая с каната на канат. Жрица, пораженная этим, снова застыла на одном месте и лишь только тогда, когда он оказался на её платформе, выхватила из-за спина оба малых меча и бросилась на своего противника. Вот тут-то все и увидели, что такое класс. Не смотря на то, что Корина устроила бешенную рубку, он с немыслимой быстротой отбивал удары её мечей голыми руками с такой скоростью, что все показалось, будто у него было не две, а все двадцать две руки. Более того, в какой-то момент он захватил мечи пальцами, затем скрестил их, перехватил левой рукой и, не выпуская мечей из захвата, правой выхватил свою пилочку и сделал ей несколько неуловимо быстрых движений, после чего в высоком обратном сальто полетел вниз, но только для того, чтобы оттолкнувшись от каната, запрыгать среди канатов, как взбесившаяся блоха.

Боевое облачение леди Корины в результате оказалось разрезано в нескольких местах, а капюшон и вовсе развалился при её следующем движении на узкие лоскутки. Оставив на площадке малые мечи, она выхватила из ножен длинный меч и стремительной красной птицей налетела на Веридора, прыгающего с каната на канат, но тот и в воздухе, вертясь волчком, отбивал все её удары и при этом умудрялся наносить по боевому кимону свои, отчего он тоже стал превращаться узкие ленты, которые он отрезал по одной и отбрасывал в сторону. В результате уже очень скоро Корина оказалась полуголой и, внезапно, Квик Меллори восторженно крикнул:

– Счёт три ноль в пользу принца Веридора. Я вижу по поцелую на каждом плече леди Корины и один у неё на шейке.

Корина от этих слов взлетела вверх, а Веридор наоборот, быстро спустился на ту платформу, на которой он постелил своё полотенце, лёг на спину и продолжил подтачивать свои ногти. Ловко лавируя среди канатов и платформ, которые были призваны усложнить бой летающих гладиаторов, жрица спустилась пониже и снова молнией налетела на Веридора, но тот даже не потрудился встать и стал отбивать удары синего меча, который то и дело громко взвизгивал, ногами. Ног у этого парня тоже оказалось гораздо больше, чем это полагалось нормальному человеку. К тому же он непонятно как встал и закрутился вокруг Корины таким чертом, что та даже не смогла понять, где находится её противник. Пока она вертелась, как юла, размахивая мечом, от её одеяния во все стороны разлетались алые лоскутки и вскоре она оказалась почти голой, если не считать белого треугольного кусочка ткани, закрывавшего её локон страсти, да, ещё мягких башмаков.

Поняв, что её окончательно раздели, Корина громко взвизгнула и попыталась взлететь, но прежде, чем ей это удалось, Веридор Мерк покрыл поцелуями всё её тело и последние два запечатлел у неё на ягодицах. Публика ревела от восторга и неистово рукоплескала мастерству Звёздного князя. Квик Меллори тем временем произвёл свои подсчёты и воскликнул:

– Дамы и господа, поединок окончен. На теле принца Веридора никто из судей не нашел ни единой царапины, зато леди Корина зацелована им буквально с головы до пят. Для меня только одно остаётся загадкой, как принц умудрился покрыть своими поцелуями, щёки, груди и живот леди Корины, ведь именно свой фасад она защищала особенно ожесточённо. Увы, это совершенно непостижимая для меня загадка и вот что я скажу вам, доблестные гладиаторы, отныне я стану самым яростным противником ваших боёв с черными рыцарями. Подобно тому, как мать со своим молоком передаёт ребёнку часть своей жизненной силы, так и Отец Веридор передал черным рыцарям своё невероятное мастерство. Извините, дамы и господа, но Квик Меллори никогда не был жуликом. Устраивать бои с заранее известным результатом это жульничество, а потому пусть в колизеумах сражаются одни только гладиаторы.

Веридор Мерк не выдержал и громко крикнул:

– Отчего же, Квик, черным рыцарям тоже не мешает иной раз показать людям, чего они достигли и выходить на арену цирка. А то так и жиром заплыть недолго.


Обитаемая Галактика Человечества, Терилаксийская Звездная Федерация, открытый космос вблизи темпорального коллапсара "Галан", Звездное княжество "Звездный Антал".



Стандартное галактическое время: | Галанское сватовство | М = 98* 39* 21* + 0,34978 СЛ;