home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



«Исполнитель»

Адмирал Пиетт доложил главнокомандующему:

— Корабль перешёл на сверхсветовую скорость, сэр. Курс на Центр Империи. Расчётное время трое стандартных суток и два стандартных часа.

— Соответственно, мы прибудем в Центр Империи в полдень, — кивнул Вейдер. — Можете быть свободны, адмирал.

— Да, милорд, — ответил Пиетт. Но вместо того, чтобы взять под козырёк и уйти, помедлил. В ответ получил маску, медленно развернувшуюся к нему.

— Сэр, — сказал Пиетт, — позвольте вопрос?…

— Задавайте, — ответил Тёмный лорд.

Пиетт собрался с мыслями. Это было не лучшее время для вопросов. Но, поскольку так получилось…

— Простите за дерзость, но… Мы так и оставили в покое вторую часть флота повстанцев при Суллусте, — сказал он. — Да, я знаю, за это время он уже успел уйти. Но если бы мы сразу послали часть флота туда, то мы бы успели его захватить и разбить.

Вейдер посмотрел на маленького адмирала перед собою.

— Вы правы, — ответил он. — Если бы мы так сделали, то, думаю, нам удалось то, о чём вы говорите. Но у императора иные планы.

Пиетт внутренне сжался.

— Простите, сэр.

На него смотрели линзы Тёмного лорда. Как и Люк, Пиетт подумал, что за ними не видно глаз. Но впервые за время службы ему захотелось понять: какие они — там?

— Идёмте со мной, адмирал, — сказал Вейдер. Было полное ощущение, что он за несколько секунд принял какое-то важное решение. — Я как раз иду к императору. Вас он не ожидает увидеть, — Пиетт вздрогнул. — Но думаю, он посчитается с моим выбором.

— Да, сэр…

— Стоит поговорить серьёзно, — произнёс Тёмный лорд. — По дороге постараюсь объяснить общие положения.

— Да, сэр.

Они вышли с командного мостика вместе.

Тёмный лорд на этот раз шагал, как всегда, размашисто, но достаточно медленно. Пиетт без труда держался рядом.

Во вчерашний его вызов к главам Империи ему лишь сообщили время отлёта и приказали, чтобы к этому времени на флагмане всё было готово. Он старался не приглядываться к двум ситхам, один из которых приказывал ему, а другой просто сидел в кресле. Но, тем не менее, вчера он заметил то, что невозможно было не заметить. Абсолютную слаженность, идеальный тандем. И тяжесть.

Невероятную тяжесть, разлитую в воздухе.

С капитанского мостика они вышли в коридор.

— Надо загрузить наших инженеров, — сказал Вейдер. — Что за мерзость этот мостик. Он выдаётся над кораблём так, как будто инженеры желают смерти всего командования. Думаю, адмирал, после боя у Эндора вы будете со мной согласны. По моему мнению, мостик надо поместить в центре корабля и снабдить его хорошей аппаратурой. В частности, экранами, на которые будет передаваться информация с камер, которыми будет снабжёна вся поверхность корпуса. Их будет вывести из строя значительно сложнее, чем пробить транспарастиловые иллюминаторы. А в случае чего всегда остаются радары.

— Да, милорд, — ответил Пиетт с облегчением подхватывая наболевшую тему. Он не был глуп, и понимал, что главнокомандующий не будет говорить в коридорах о чём-то действительно важном. — Вы просто читаете мои мысли. Мне всегда казалось, что корабли легко можно усовершенствовать. Но инженеры никогда не прислушиваются к военным. Они, как мне кажется, больше упирают на эффектную внешность. Но мы не на параде, а на войне. И у Империи есть достаточно средств для организации новых разработок. Уж если… — он замолчал.

— Договаривайте, — на удивление спокойно ответил главнокомандующий. — Уж если хватило денег на Звезду смерти. Нет, это не настолько бессмысленный проект, как вы думаете…

— Милорд!

— Адмирал. Запомните: я всегда чувствую, если мне лгут. В ваших мыслях нет ничего крамольного. Напротив, — Пиетт с изумлением услышал, как Вейдер хмыкнул под маской. Правда, звук вышел мрачным. — Если вы, профессиональный военный, с прекрасными качествами тактика и командира, не понимаете смысла и назначения этого маленького шарика, то это замечательно. Это значит, что, скорей всего, никто и не проймёт.

— Милорд?

— Есть официальная версия, — пояснил Вейдер. — И в этом Таркин нам очень помог. Звезда создана для того, чтобы внушить панический страх подданным и, в случае чего, организовать уничтожение миров бунтовщиков. Доктрина устрашения.

— Да, милорд, я слышал.

— Кто не слышал?

Пиетт невольно улыбнулся: они прошли сейчас мимо группы офицеров. Те застыли, отдавая честь, и одновременно с изумлением посмотрели на Пиетта, который непринуждённо шёл с Тёмным лордом и, судя по всему, дружески с ним беседовал. Пиетт сам изумился, как ему хватило наглости поддержать видимость этой картины.

Или не такую видимость?

Вейдера эта картина не очень развеселила.

— Долго же у меня было плохое настроение, — сказал он, когда они миновали группу. — А я в плохом настроении опасен для окружающих… — он задумался.

— Вам больше приписывают, чем происходило на самом деле, — осмелился сказать Пиетт. — Я сам вчера задумался и понял, что на моей памяти вы… казнили только двоих…

— Пиетт, — насмешливо сказал Тёмный лорд, — прекратите подбирать дипломатичные выражения. Только хуже выходит. Да, я задушил. Причём Оззеля — с удовольствием. И на ваших глазах. По связи. Хороший был эффект?

— Да, милорд, — искреннее признался Пиетт. — Эффект был ужасный.

— Привыкли, пока я изображал впавшего в некоторую немилость ученика, будто я почти безобиден, — медленно произнёс Тёмный лорд. — У Таркина — у того просто сердце пело. Когда понял, что может сказать — и я сделаю. Мне было интересно: когда же у него проснётся здравый смысл? Когда он почует, что что-то неладно? Кроткий Тёмный лорд. Нет, не проснулся. Воистину, подыграй самолюбию человека, и он суперкрейсера перед носом не заметит.

— Считалось, — осторожно сказал Пиет, — что у вас вышла… размолвка с императором.

— Да-да, — ответил Вейдер. — Вышла. Она у меня, адмирал, выходит вот уже двадцать пять лет. У нас вечно на всё разные точки зрения. Что не мешает нам прекрасно срабатываться друг с другом.

Пиетт покосился на него.

— Адмирал, это не припадок внезапной откровенности, — сказал Тёмный лорд. — После которого я опомнюсь и удушу вас в лифте, как свидетеля. Это сознательный выбор. Вы кажетесь мне человеком, достойным доверия. И я предпочитаю ввести вас в нашу игру с открытыми глазами. Повелитель одобрит моё решение, — добавил Вейдер, предваряя вопрос.

— Я… постараюсь оправдать, — сказал Пиетт.

— Вы уже оправдали, — ответил Вейдер. — Стоять на месте и изображать живую мишень не всякому под силу.

— Это был приказ — бледно усмехнулся Пиетт. — Кто я такой, чтобы обсуждать приказы? И… Лучше так, чем ваша немилость, милорд, — он понимал, что вот этого говорить не стоит, но остановить себя не мог.

— Я вас так напугал? — повернул Вейдер к нему маску.

— Я же сказал, что эффект был ужасный.

— Вот и говори потом, что политика устрашения не действует, — Вейдер оценивающе разглядывал Пиетта сквозь линзы. — Надеюсь, доверие подействует на вас лучше страха, адмирал.

— Да, сэр.

— Вам не хочется спросить меня ещё и про Нииду? — спросил Тёмный лорд с поразившим Пиетта юмором.

— Нет, сэр.

— Странно. Обычно всем хочется. Но они стесняются.

Из горла адмирала вырвался истеричный смешок.

— Простите, сэр. Но это немного другое слово.

Маска Тёмного лорда ещё несколько секунд поразглядывала его.

— Да, — ответил Вейдер. — Слово другое.

Они снова перешли на мерный шаг. Лифт был уже рядом.

— Так вот, адмирал, — сказал главнокомандующий прежним тоном, — Звезда нам ещё понадобится. Весьма и весьма. Надеюсь, с ней ничего не случится.

Пиетт сглотнул. Потребность спросить была огромной. И постепенно переросла страх.

— Милорд, — начал он.

Они стояли у лифтов.

— Да, адмирал?

— Скажите… если уж вы поддержали этот разговор… почему вы всё-таки не остановили гранд-моффа, когда он взорвал Альдераан?

— Пиетт, — услышал он насмешливый голос главнокомандующего над собой, — мне кажется или вы действительно близки к тому, чтобы упасть в обморок?

— Я, — Пиетт сглотнул вторично, — я сам не понимаю, как я осмелился такое сказать.

Лифт плавно раскрыл свои створки. Тёмный лорд вошёл туда. Подождал сбившегося с ноги адмирала. Двери закрылись. Лифт, ускоряясь, плавно поплыл вниз.

— Есть вещи, — медленно сказал Вейдер, повернув к нему маску, — которые я бы и сам хотел знать, адмирал. Альдераан — только одна из них. По этому поводу мы и собираемся сейчас у императора. Я хочу, чтобы вы услышали от него то же, что услышал вчера я. И я хочу увидеть, какое впечатление это произведёт на вас, человека во всех смыслах прагматичного. Я тоже прагматик, но я ситх. Вы же, адмирал, мне кажетесь подходящей кандидатурой для проверки здравого смысла.

Пиетт сглотнул в третий раз. И в бредовом сне ему не могла присниться, что два главных человека в государстве примут его в свою компанию. А главное — что он сам по этому поводу будет испытывать ошеломление. Но не страх.


Станция | Дарт Вейдер ученик Дарта Сидиуса | cледующая глава