home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 18

Стальные блинчики

День проносился за днем, облетала с кленов листва, все реже в небе виднелись стаи птиц, улетающих на юг. Зарядили дожди, зачастили ветра. Оля бродила по лужам и насаживала на острый кончик зонта красивые листья. Желтый, красный, оранжевый, черепаховый, большой, маленький, средний...

Скучное бесцветное небо смотрело в лужи по-зимнему холодно. Руки мерзли даже в перчатках, а изо рта шел пар. Девушка шла очень медленно, наслаждаясь каждым шагом, что приближал ее к скамейке... и к Нему.

Вчера они не виделись.

Он не пришел, и аллея впервые показалась ей пустой и невзрачной, точно багряная листва в один миг побледнела. В груди неугомонным зверьком скреблась тревога: «А вдруг он и сегодня не придет? Вдруг ни сегодня, ни завтра, ни послезавтра... никогда больше?»

О таком и думать было страшно. Но еще страшнее было думать о самом страхе и причине, по которой он возник. Не каждый день ей приходилось бояться разлуки с малознакомым человеком.

«Всего-навсего какой-то рыжий... – вздыхала она, – невоспитанный, агрессивный, наглый, рыжий-рыжий... Какой же еще? Необыкновенный и такой... такой непонятный и родной».

За раздумьями Оля не заметила, как почти дошла до скамейки. Очнулась, лишь когда возле ее ноги по воде проскользнул маленький блестящий предмет. Она подняла голову и увидела Дениса. Он сидел на скамейке, не касаясь ногами земли, и чем-то швырялся. Вокруг от постоянных дождей разлилось целое озеро, и не будь на ногах девушки резиновых сапог, к скамейке было бы не подступиться.

Мешкать она не стала, подошла и как ни в чем не бывало уселась.

Парень не отреагировал. Тогда она почувствовала необходимость объясниться, вынула из внутреннего кармана маленькую книжку размером с ладонь, раскрыла ее и сказала:

– Буду читать.

Он промолчал, лишь снова бросил что-то в лужу.

Оля попыталась вникнуть в мелко напечатанный текст, где раскрывались секреты женской красоты, но вскоре поняла, что перевернула уже с десяток страниц, а о чем читает, по-прежнему не выяснила. Тогда она покосилась на сидящего рядом и наконец увидела, чем он бросается. На коленях у Дениса лежал целлофановый пакет с пятикопеечными монетами.

«Сумасшедший», – мелькнуло у нее, но в следующий миг, проследив полет монетки, она уже так не думала. Он не просто бездумно швырялся деньгами – парень пускал по воде блинчики, только вместо плоских камешков были монетки. Она пригляделась ко дну лужи и обнаружила, что оно уже сплошь усеяно монетками, поблескивающими в хмуром отражении неба. Рука непроизвольно забралась в карман и нащупала пятирублевую монету, но вынимать ее девушка не спешила: «Подумает еще, что я за ним повторяю!»

Оля исподтишка разглядывала его спокойное лицо: яркие зеленые глаза, прямой нос с едва заметными веснушками, брови на два, а то и три тона темнее волос, ресницы с закрученными кончиками... губы. Последнее ей нравилось больше всего.

В голову полезли совсем нехорошие мысли – за ними-то он и застал ее врасплох. Она вздрогнула от неожиданности, но взгляда не отвела – поздно было сбегать. А Денис улыбнулся, достал из пакета очередную монетку и протянул ей.

– Тоже хочешь?

– Да. – Оля без раздумий взяла у него монетку, наклонилась и бросила. Монета плюхнулась в воду камнем.

Повисло тягостное молчание.

– Неправильно ты сделала, – тоном учителя изрек парень.

Взгляд внимательных глаз остановился на книжке, которую она пыталась читать, и уголки его губ иронично приподнялись.

Оля инстинктивно накрыла ладонью обложку с изображением моложавой женщины и нехотя спросила:

– Ну и как же правильно? – Ей хотелось прибавить «умник», но она вовремя придержала язык. Обмен «любезностями» они уже проходили, повторяться не имело смысла, особенно в такой близости от лужи. Зная его взрывной характер, она вообще сомневалась, что разумно затевать с ним разговор.

Денис вынул из пакета горсть монет, вручил ей и показал, как правильно взять стальной блинчик.

– Это как в фрисби[9] играть. Все просто, смотри... – Он швырнул монетку, и та запрыгала по гладкой поверхности лужи, как лягушка.

– Три, – огласила она результат и тоже бросила... – Раз, два, три, четыре, пять...

– Восемь, – как-то невесело подвел итог Денис.

Она с триумфом посмотрела на него и сказала:

– У меня больше!

Вышло по-детски заносчиво, но он не обиделся, а с улыбкой сказал:

– Я умею считать.

Они переглянулись. Ей стало стыдно, поэтому она поспешила разрядить обстановку и указала на пакет:

– Сколько тут?

– Двадцать рублей.

– Копишь, что ли? – изумилась она.

– Не-е, в банке поменял.

«Точно, ненормальный, – подумала она, но сказать то же самое вслух не осмелилась. – У каждого свои тараканы в голове. Бросать блинчики – еще не самый худший вариант. А что, даже оригинально, не банальный футбол...»

Она поймала на себе его взгляд и спросила:

– Что?

– Думаешь, я сумасшедший? – прямо спросил он.

Оля слишком поспешно затрясла головой – Денис недоверчиво улыбнулся.

– Ничего такого я не думаю, – упрямо возразила девушка, – и не нужно смотреть, будто все знаешь.

Парень бросил монетку. Раздался приятный тихий плеск, и на седьмом скачке «блинчик» затонул.

– Просто нравится, ничего особенного, – не глядя на нее, произнес парень.

– А я ничего и не говорю!

Денис закинул руку на спинку скамейки, повернулся к ней и с вызовом поинтересовался:

– А ты... что ты любишь?

Она задумчиво пожала плечами.

– Ну же, скажи, только без раздумий! – потребовал он. – Что ты любишь?

– Лужи, – брякнула девушка и не успела даже пожалеть о своем глупом ответе, как он радостно воскликнул:

– Я знал!

Оля открыла рот, чтобы спросить, что же любит он сам, кроме пускания «блинчиков», но парень ее опередил:

– А что в них, в лужах, такого?

– Небо. – Она смущенно потупилась. – Много чего, разве ты не видишь?

Он наклонился вперед, посмотрел на свое отражение в воде и начал перечислять:

– Небо вижу, деревья вижу, отражение твоих ног, листья на дне, монеты...

– Как будто два мира, – нехотя разъяснила Оля, – наш и другой – в отражении.

Денис уставился на нее, долго молча смотрел, точно не мог определить, врет она или нет, потом тихо сказал:

– И правда.

Какое-то время они бросали монетки, подсчитывая, у кого «блинчик» дольше продержится на поверхности. А ей хотелось с ним поговорить. И неважно, о чем, – просто разговаривать. Он стал первым человеком, которому она призналась в таком сокровенном, как любовь к лужам. Ни одна живая душа в целом мире об этом не знала, а он выудил правду за какую-то ничтожную минуту.

Парень заметил, что у нее кончились монетки, положил пакет между ними на скамейку и неожиданно спросил:

– А почему два мира? Почему не три?

Оля удивленно вскинула брови.

– Три?

– Ну да! – Денис резко выпрямился и указал на лужу. – Первый мир – как отражение нашего, второй – мир самой лужи, ее недра: с листьями, монетками, окурками... а третий – наш.

– Да, – только и смогла произнести она, пораженная даже не его въедливостью, а тем, что он все время думал о ее словах.

– Как в жизни бывает – небо в окурках, – вздохнул он, запуская руку в пакет с монетами.

Ей очень хотелось видеть в этот миг выражение его лица, но не было сил поднять глаза. Казалось, словно порыв холодного ветра распахнул настежь дверь ее души и нарочно впустил внутрь незваного гостя.

Когда молчание стало невыносимым, она спросила:

– Ну а ты что любишь?

Парень улыбнулся, и ей пришла в голову безумная мысль, что он произнесет сейчас: «Тебя». Сердце замерло так сладостно, как будто она – многострадальная героиня самого длинного в истории человечества сериала и ждет признания в любви уже на протяжении тысяча черт знает какой серии. Он сказал другое:

– Стихи.

«Ничуть не хуже», – попыталась утешить свое напрасно замершее сердце Оля, но глупому органу было не объяснить. Ему неожиданно понравилась роль измученной героини телесериала, которая трепещет в ожидании трех простых слов.

– И что же в них, в стихах? – в свою очередь задала вопрос девушка.

– Как бы банально это ни звучало, в них – все... – Денис помолчал, а потом негромко прибавил: – И лужи твои тоже.


Глава 17 Сердечко принцессы | Крылья для двоих | Глава 19 Сильный слабому – товарищ