home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 31

Сверившись с картой, Алексей Сергеевич стая заходить на посадку. Имея деньги, можно в кратчайшие сроки организовать экспедицию хоть на Северный полюс. Это же место находилось гораздо ближе, хотя тоже далеко за полярным кругом. Наверное, мыс Нордкин был самой крайней точкой Норвегии. Северное побережье настолько безлюдно, что даже компании, производящие сотовые телефоны, не стали устанавливать здесь свои вышки, ибо оленям и белым медведям не нужна мобильная связь. Наконец вертолет приземлился, и он спрыгнул на землю.

Расположенный почти у самой воды поселок со всех сторон обступили ели. Несмотря на лето, деревья были Укутаны снежными шапками, создававшими порой причудливую и фантастическую картину. Между невысокими, одноэтажными домами тянулись заборы, когда-то имевшие вполне пристойный вид, а теперь шелушащиеся лохмотьями краски. Но, доски был крепкие, как и много лет назад, когда чьи-то руки вбивали в них гвозди. Вечная мерзлота не давала гнили сделать свое дело. Мрачными и неприветливыми казались Алексею Сергеевичу эти бывшие когда-то уютными, а теперь заброшенные жилища. Холодными и мертвыми. Да так оно и было на самом деле.

Люди, когда-то жившие в них, придавали смысл угловатым и неказистым с виду строениям. Но, поселения опустели, и коробки мрачно пялились во все стороны кое-где выбитыми окнами. Мертвенная тишина только подчеркивала общую угрюмость. Егоров представил, как воет ветер, проносясь по опустевшим комнатам, в которых когда-то звучали веселые голоса, и его помимо воли сковал лед ужаса.

— Хватит дурью маяться, — вслух скомандовал он самому себе, — это просто-напросто заброшенный поселок, и ничего более.

Звук собственного голоса вернул его к действительности, и Егоров направился к одному из домишек. Войдя внутрь, внимательно осмотрел пол в комнате и приподнял крышку люка, ведущего в подвал. Сделанный изначально небольшим, сантиметров семьдесят на семьдесят, он был недавно расширен. И теперь перед Алексеем раскрылось отверстие полтора на полтора метра.

«Память» так бездарно погибших разведчиков безошибочно вела Алексея Сергеевича вперед. Спустившись вниз, он обнаружил то, зачем пришел: два боевых скафандра. Таких, как он, сознательно держали в неведении относительно всего, что касалось новых технологий. И подобную конструкцию Алексей Сергеевич видел впервые. Но, доноры, ушедшие в небытие и все же послушные его воле, «давали» объяснения.

Если закрыть глаза на внешний вид, повторяющий форму человеческого тела, эту штуку можно было бы назвать маленьким космическим скутером. Облаченный в скафандр человек мог автономно существовать даже в жерле вулкана, правда недолго. Но, минут пять защита бы выдержала. В «нормальной» же враждебной среде, вроде открытого космоса или под водой, запаса энергии и питательного рациона хватало на неделю.

К счастью, это была далеко не новая модель и в ней не было персонального идентификатора. Конечно, даже будь установлено что-то подобное, не составило бы труда просто вынуть соответствующий блок, замкнув цепь на себя. Но, все же Егоров свято верил в то, что чем проще конструкция, тем она надежней.

Облачившись в скафандр, Алексей включил анти-гравы и выплыл из люка. Закрыв крышку и замаскировав, встал на ноги и не торопясь вышел из хижины. Пожелай он, и скафандр, послушный его воле, мог взмыть вертикально вверх, проломив крышу и оставив на месте здания одни развалины. Сделанный из легкого сплава, он обладал характеристиками легкого танка. А уж огневая мощь гусеничной машины не шла ни в какое сравнение с изделием пришельцев. И в магазинах его «ручного» оружия было двести снарядов. Небольшие, размером с патрон для подствольного гранатомета, они тем не менее несли в себе заряд огромной разрушительной силы. Достаточно сказать, что, попади такой скафандр в руки арабских террористов, и вместо того чтобы угонять самолеты, им потребовалось бы сделать всего два выстрела, чтобы от Всемирного торгового центра остались те же самые руины.

До воды было метров пятьдесят, и вскоре Алексей Сергеевич уже погружался. Скрывшись с головой, вернее, со шлемом, он придал скафандру полусидячее-полулежачее положение и в такой позе, подобно водителю за рулем автомобиля или бобслеисту на трассе, стал погружаться.

Никакого конкретного плана у него не было. Узнав, — что на Землю высадились три группы имперских разведчиков, он попросту начал действовать, поставив своей конечной целью уничтожение всех прибывших на Землю.

Одну, базировавшуюся в Западной Европе, он ликвидировал, о двух же других не знал практически ничего. Только то, что в сферу их интересов входили США и Россия. Но, об этом можно было бы догадаться и так.

Автопилот вывел его к месту посадки катера. Замаскированный под глыбу льда, он совсем не напоминал космический корабль. И в самом деле, в здешних условиях это был самый дешевый вид маскировки. Чуть-чуть понизили температуру корпуса, и вода стала намерзать сама, скрывая очертания. Помимо всего прочего, достичь глубины двести метров мог далеко не каждый. Так что шансы обнаружения пришельца были практически равны нулю.

Отдав мысленную команду, переданную процессором скафандра в центр управления скутера, Алексей Сергеевич стал ждать. Температура быстро повышалась, заставляя лед таять.

Егоров включил прожектор, осветив продолговатый, обтекаемой формы летательный аппарат размерами с небольшой пассажирский самолет. Формой, однако, он чем-то напоминал электрического ската.

Он стоял, повернутый к Егорову округлым носом. На сером в свете прожектора корпусе не было видно никаких знаков различия. Да они и не были нужны. Любой член экипажа мог с помощью скафандра телепатически связаться с мозгом корабля. А посторонним вовсе незачем знать, что это такое и откуда. Крыльев не было. Видимо, роль стабилизаторов при полете на антигравах выполнял сам корпус бота, выполненный в столь экзотической форме. Зачем-то похлопав ладонью по обшивке, Егоров сделал круг вокруг челнока.

«Стандартный межпланетный скутер малого радиуса действия», — промелькнула чужая мысль.

Алексей Сергеевич никогда не мечтал ни о чем подобном, а потому не испытал совершенно никакого трепета, войдя в шлюз. Подождав, пока откачают морскую воду, он, шлепая по лужам, образовавшимся на полу камеры от воды, стекающей со скафандра, вошел в люк.

Как он и предполагал, внутри все оказалось хорошо «знакомым». Подобные корабли существовали довольно давно и конструировались по строго разработанным стандартам. Универсальный «призрак», рассчитанный на пятнадцать человек команды и с соответствующим количеством скафандров.

Кабина пилотов вмещала двоих человек. Основной привод — гравитационный. Для легких судов этого класса он позволял развивать относительно большую скорость, пользуясь присутствием сколь угодно массивных небесных тел, — начиная от небольшого астероида и кончая, теоретически конечно, черными дырами.

Вспомогательные реактивные двигатели работали на всем, что под руку попадется. А так как в любой точке Вселенной имеется водород, то именно его и избрали качестве основного горючего. И совсем необязательно, что бы он был в свободном виде. Серверы использовались при более тонком маневрировании и, буде такая необходимость, в считанные минуты разгоняли челнок до космической скорости.

Выйдя из скафандра, Алексей Сергеевич уселся в кресло пилота и надел шлем управления. Отстучав на клавишах код доступа и подтвердив паролем, он закрыл глаза.

Перед его мысленным взором раскинулось восхитительное зрелище — вид галактики. Два спиралевидных диска располагались параллельно друг другу. Закрученные в противоположном направлении, они постепенно утрачивали четкие очертания, окутываясь туманной дымкой. Изображение, возникшее в голове, было расположено вертикально, и тут и там светло-бирюзовым цветом горели яркие точки. Не так уж и велика по своим размерам Империя. Но, не так и мала. А по сравнению с крохотной искоркой, которой мозг катера отметил Землю, она просто огромна.

На лице Егорова помимо воли появилось выражение восторга вперемежку со страхом — страхом перед невыполнимостью взваленной им на свои плечи задачи. «А ведь именно так все и было, — промелькнула мысль. — Сначала Верховному покорилось одно племя, потом второе. Третье, испуганное мощью объединившихся двух, сопротивлялось, но уже не так сильно. А с десятым и вовсе не возникло трудностей. И с Землей не возникнет проблем. Особенно если учесть, что пришельцы избегают открытой агрессии. А потом будет просто поздно. И никому и в голову не придет воспротивиться эдакой мощи».

Теперь, получив в свое распоряжение ментаграммы рядовых имперцев, он стал понимать, как все происходило. Высшие, по сути своей являясь неким подобием биороботов и начисто лишенные фантазии, олицетворяли собой силу, призванную тащить и не пущать. А мягкотелые, деятельные и гораздые на выдумку, жили слишком недолго, чтобы представлять реальную угрозу существованию Империи. И только он и ему подобные, по чьему-то недосмотру соединяющие в себе способности обоих видов, представляли угрозу Клану. Тогда, на заре возникновения Империи, они, подобно малым детям, дорвавшимся до относительного могущества, пошли по пути наименьшего сопротивления, став проказничать. И были жестоко наказаны.

Все это подобно вихрю пронеслось у него в голове, однако никак не решало насущных проблем. Землю готовили к присоединению, и об этом догадывался только он. Не землянин. Изгой, живущий на этой планете паразитом и, по прихоти провидения, решивший встать на ее защиту.

Ситуация чем-то напоминала древнюю историю России, когда на княжение приглашались иностранцы, вершившие судьбы и историю. С той лишь разницей, что его-то никто не приглашал. Но, поскольку узурпировать можно лишь законную власть, а место руководителя сопротивления всегда занимает достойнейший, Алексей Сергеевич этим ничуть не смутился. Если честно, он даже не задумался.

Поскольку плана у него не было, то Алексей Сергеевич просто решил сменить место базирования корабля. Всплыв на несколько метров над грунтом, он взял курс на восток.

Отплыв от мыса Нордкин, он вскоре оказался у берегов Кольского полуострова. Ни карт, ни каких-нибудь приборов в кабине не было, но трехмерное изображение существовало у него в голове, где-то на краю сознания. Он мог наблюдать за курсом скутера, идущего на крейсерской скорости под водой.

В конце концов, а почему бы и нет? Западноевропейская группа им уничтожена. А из двух зол он почти уже выбрал то которое ближе. К тому же, отметил с улыбкой, история этой страны богата бунтами. И возникни такая необходимость, россиян гораздо легче склонить к сопротивлению, чем законопослушных американцев. Ведь ни Наполеону, ни Гитлеру не удались лелеемые ими планы. Так что, возможно, и Верховный обломает зубы об этот твердый орешек.

Егоров дал катеру команду лечь на грунт неподалеку от Мурманска. Облачившись в скафандр, покинул корабль и включил автомаскировку. Скутер, скорее всего, снова покроется льдом или же, пустив слабый ток, привлечет к корпусу всевозможную мелкую живность, превратившись в поросший рачками плоский булыжник. Егорова это занимало мало. Скафандр обладал достаточно малой массой, чтобы не привлекать к себе внимания пограничников. Подсознательно Алексей Сергеевич выбрал небольшую скорость. Так что на берег вышел без проблем и, взяв с собой пульт дистанционного управления, отправился к ближайшей дороге, предварительно приказав своему универсальному транспортному средству затонуть недалеко от берега.

В городе за полторы тысячи долларов Егоров купил подержанный микроавтобус и вернулся к морю. Как оно дальше повернется, неизвестно, и лучше иметь возможность мгновенно эвакуироваться за пределы атмосферы. Стартовый импульс скафандра довольно силен, так что достичь скутера он в случае чего сможет одним, «прыжком». Алексей Сергеевич совсем не боялся привлечь к себе внимание. И самое приятное в этой ситуации, что чем хуже — тем лучше. Чем больше он будет безобразничать, тем скорее люди поверят в возможность вторжения. Строго говоря, у него была мысль приземлиться на Красной площади и, произведя фурор, вслух заявить о готовящейся агрессии. Сдерживало только отсутствие убедительных доказательств да неверие в скорое реагирование неповоротливой государственной машины. Как и все изгои, он был одиночкой. Хищником, действующим тихо и быстро. К тому же обвинение в убийстве с него пока никто не снимал.

Погрузив скафандр в пикап, для чего пришлось снова облачаться и вплыть внутрь на антигравах, Алексей Сергеевич взял курс на Москву. На лице его играла улыбка, вызванная анекдотичностью ситуации, В самом деле, что бы вы сказали, если б, допустим, увидели, как на телеге, запряженной парой ломовых лошадей, везут новенький гоночный «Феррари»? К тому же вполне исправный.


ГЛАВА 30 | Лицо особого назначения | ГЛАВА 32