home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ВЕЧЕР. ПРЕДВЕСТНИК ЗЛА

«И не пошел Лот в Сигор и стал жить в горе, и с ним две дочери его: ибо он боялся жить в Сигоре. И жил в пещере и с ним две дочери его. И сказал Лот дочерям своим: Я стар; и нет человека на земле, который вошел бы к вам по обычаю всей земли. Итак, вы должны переспать со мной и восставить от отца вашего племя. И вошла старшая в одну ночь и спала с отцом своим. На другой же день вошла младшая и спала с отцом своим. И сделались обе дочери Лотовы беременными от отца своего. И родила старшая сына, и нарекла ему имя Моав, он отец Моавитян. И младшая тоже родила сына и нарекла имя ему: Бен-Амми. Он отец Аммонитян. И было дней жизни Лота девяносто пять лет».

Саша поджал губы. Бывают же совпадения? С закладкой и то так не откроешь, а тут сразу, не глядя. И главное, точно в тему. Как будто в продолжение рассказа Потрошителя. Значит, Лот все-таки принял предложение Ангела. Стал Гончим. Или этим… как его… Гилгулом. Словцо-то какое мудреное. Гилгул. Саша поднял голову как раз вовремя, чтобы заметить любопытный взгляд соседа. Оно и понятно. С высоты своего почти двухметрового роста аристократ в черном мог заглянуть в Сашину книгу. Человек же, читающий в метро Библию, — явление не менее редкое, чем читатель серьезных исторических трудов. Впрочем, поймав встречный взгляд, аристократ сразу же отвернулся. Пробирающаяся к выходу низенькая тщедушная старушка пресильно «подвинула» Сашу локтем. Он попытался посторониться, но запнулся о собственный «дипломат» и начал заваливаться на сидящих, заодно наступив в толчее кому-то на ногу. Ойкнул, извинился, вцепился в поручень второй рукой, инстинктивно выпустив фолиант. Книга с глухим шлепком упала куда-то ему под ноги. Старушка проложила дорогу к выходу и встала напротив двери с крайне независимым видом. Саша же подтянулся и обрел твердую опору. Правда, он тут же принялся вертеться, глядя в пол.

— Пожалуйста, — мужчина в черном протянул ему подобранную книгу.

— Спасибо, — улыбнулся Саша. — Понимаете, споткнулся и вот…

— Я понимаю, — кивнул тот. — Простите мою навязчивость, но не так уж часто встречаешь в метро человека, читающего Библию. Пусть даже и столь странную. — «Интересно, — подумал Саша, — он что, успел уже рассмотреть, что я читаю?» — Видите ли, я сам увлекаюсь историей и в свое время изучал Ветхий и Новый Заветы. Мне хорошо знакомы тексты канонических Священных писаний, но, уверен, ничего подобного я ранее не встречал. «Началось, — с нехорошим мутным предчувствием подумал Саша. — Вот оно. Редкая книга, никогда раньше не встречал… И это только начало. А уж чем все закончится — одному только Богу известно».

— Я тоже, — небрежно ответил он. — Никогда раньше не встречал ничего подобного.

— Должно быть, любопытно, — улыбнулся красавец.

— Интересно, — ответил Саша не без вызова. — А что такое?

— Нет-нет, ничего. Просто мне казалось, что люди вашего возраста не особенно почитают историю…

— Я почитаю.

— Замечательно, — улыбнулся «красавец». — История — очень любопытная штука. Никогда не знаешь, что именно в ней может касаться тебя лично.

— Я не понимаю… Вы это к чему? У Саши вдруг появилось неприятное ощущение, что что-то тут не так. Как-то уж очень вовремя подвернулся этот аристократичный «любитель истории». И бабушка, толкнувшая его в спину, проделала это с виртуозностью заправского костолома. Нет, конечно, эти, в сущности, пустяковые события были самым обычным совпадением, но… уже завелся в Сашиной груди крохотный червячок беспокойства.

— Не понимаете? — искренне удивился красавец. — А вы прочтите эту книгу. Внимательно прочтите. Как знать, может быть, описываемые в ней события имеют самое непосредственное отношение к кому-нибудь из ваших предков. А то и к вам лично.

— Ко мне лично? — Саша криво усмехнулся. Он все понял. Этот человек был сумасшедшим. Самым настоящим. Саша-то в этом понимал. — Скажите, товарищ, вы давно были у врача?

— Я-то? Нет, недавно. У вас же, кстати, и был, Александр Евгеньевич… И тут же Саша понял, почему лицо «красавца» показалось ему знакомым… Действительно, тот приходил к нему на прием. Несколько месяцев назад. Всего раз или два, не больше, иначе Саша запомнил бы его накрепко. Вот оно что. Теперь понятно, почему «красавец» заговорил с ним. Увидел своего врача…

— И какой же диагноз я вам поставил? — спросил Саша.

— Никакого, — легко ответил тот. — Абсолютно никакого… Ну что ж… — Состав как раз подошел к станции. — Не смею больше отвлекать вас. Тем более что это, кажется… совершенно верно, «Аэропорт». Мне выходить. — Красавец улыбнулся. — А книгу вы все-таки прочтите, Александр Евгеньевич, — добавил он, выходя из вагона. — Она о вас. Красавец пошел по платформе, не оглядываясь, даже беззаботно помахивая рукой. И тут Саша обратил внимание на странный факт. Ни сумки, ни «кейса», ни даже обычного пакета у мужчины не оказалось. Однако и книги у него в руках не было тоже. Саша посмотрел в окно, но странного попутчика на платформе уже не было. Очевидно, успел подняться по лестнице. «Ну и ладно, — подумал он. — В конце концов, этот… его пациент — и прошлый и, несомненно, будущий — мог сунуть книгу под плащ». Он оглянулся в поисках свободного места, увидел, торопливо прошел к нему, присел и вздохнул с облегчением. После толчеи приятно присесть. Поерзал, устраиваясь поудобнее. Пролистал «Благов‹F44860M›‹198›‹F255D›ствованiе». К его удивлению, книга оказалась состоящей не только из стихов, но и из внушительных кусков прозы. Саша отыскал место, на котором остановился, проглядел следующие страницы по диагонали. Что-то о Моисее, о жутких карах Га-Шема, о жертвах. В данный момент Сашу гораздо больше интересовала история потомков Лота. По идее, именно по этой линии шла история Гилгула. Или Гончего. Кому как нравится. «Эта книга о вас…» — припомнились ему слова «красавца». Саша поморщился. Надо же, пять минут беседы с сумасшедшим вне стен кабинета могут испортить настроение на весь вечер. Наконец он наткнулся на нужный кусок: «Спустя несколько времени умер царь Аммонитянский, и воцарился вместо него сын его Аннон. И сказал Дэефет: окажу я милость Аннону, сыну Наасову, за благодеяние, которое оказал мне отец его. И послал Дэефет слуг своих утешить Аннона об отце его. И пришли слуги Дэефетовы в землю Аммонитскую».[1]


* * * | Гилгул | * * *