на главную | войти | регистрация | DMCA | контакты | справка |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


моя полка | жанры | рекомендуем | рейтинг книг | рейтинг авторов | впечатления | новое | форум | сборники | читалки | авторам | добавить
фантастика
космическая фантастика
фантастика ужасы
фэнтези
проза
  военная
  детская
  русская
детектив
  боевик
  детский
  иронический
  исторический
  политический
вестерн
приключения (исторический)
приключения (детская лит.)
детские рассказы
женские романы
религия
античная литература
Научная и не худ. литература
биография
бизнес
домашние животные
животные
искусство
история
компьютерная литература
лингвистика
математика
религия
сад-огород
спорт
техника
публицистика
философия
химия
close

реклама - advertisement



Глава четвертая

Наступление на левом крыле фронта

Тульская наступательная операция и развитие наступления на Высокиничи, Калугу, Белев

Обстановка на левом крыле Западного фронта

К 7 декабря 1941 года общая обстановка на левом крыле Западного фронта складывалась следующим образом.

В результате контрманевра и боев наших 50-й армии и 1-го гвардейского кавалерийского корпуса 2-я танковая армия генерала Гудериана и приданные ей пехотные дивизии начали отступать в южном и юго-западном направлениях. Под угрозой окружения главные силы 2-й танковой армии (3, 4 и 17-я танковые, 167-я пехотная, 29-я моторизованная пехотная дивизии и полк СС «Великая Германия») отходили в район Венева и далее за реку Шать, по-видимому, с целью организации обороны на этом рубеже. К северо-западу от Тулы противник прочно удерживал за собой район Алексина. На реке Дон, на участке от южного берега Сталиногорского водохранилища до Гранки, немцами были спешно возведены укрепления, имевшие целью задержать наступление советских войск с востока и обеспечить отход своих частей. Как впоследствии стало известно, берега реки Дон частично были эскарпированы и обледенены. Местами были отрыты окопы полного профиля, протянута в несколько рядов проволока и сооружены ДЗОТы.

7 декабря армии левого крыла Западного фронта занимали следующее положение: 49-я армия – лес восточнее Буринова, Бородино, восточный берег реки Протва, Подмоклово и далее по восточному берегу реки Оки до Сотино, откуда фронта армии отклонялся к юго-востоку и проходил через Никулино до стыка с 50-й армией. На правом фланге и в центре 49-й армии продолжались оборонительные бои, левый фланг во взаимодействии с правым флангом 50-й армии готовился к наступлению против алексинской группировки противника. Фронт 50-й армии шел по линии Никулино (искл.), Некрасово, Михалково, Криволучье, Колодезная, Горшково.

Готовясь к наступлению в южном направлении, 50-я армия своими левофланговыми дивизиями во взаимодействии с 1-м гвардейским кавалерийским корпусом до 7 декабря вела упорные бои против 2-й танковой армии восточнее Тулы. Части 1-го гвардейского кавалерийского корпуса к исходу 7 декабря вышли на линию Сосновка, Борзовка, Аксиньино, Петрово, готовясь к продолжению наступления в направлении на Венев.

Переданная из резерва Главного командования в состав Западного фронта 10-я армия согласно директиве фронта от 5 декабря должна была с исходного рубежа Захарово, Пронск нанести главный удар в направлении Михайлов, Сталиногорск и вспомогательный удар из района Коломна, Зарайск через Серебряные Пруды в направлении на Венев, Кураково.

К 7 декабря 10-я армия, имея шесть стрелковых и одну кавалерийскую дивизию в первой линии, а две стрелковые и две кавалерийские – во второй линии, вышла на линию Серебряные Пруды, Дмитриевка и восточнее железнодорожной линии Серебряные Пруды, Михайлов, Раненбург до разграничительной линии с Юго-Западным фронтом. Соседняя слева 61-я армия Юго-Западного фронта должна была наступать в западном направлении, имея на своем правом фланге 346-ю стрелковую дивизию южнее Скопина.

Общая обстановка на левом крыле Западного фронта к 7 декабря характеризовалась прекращением наступательных попыток противника на решающих направлениях, стремлением его вывести живую силу и технику из-под удара войск Красной Армии и началом перехода армий левого крыла Западного фронта в общее наступление.


Особенности, района и климатические условия, влиявшие на ход боевых действий

Район, в котором развернулись бои в период Тульской наступательной операции, охватывает полосу местности, имеющей протяжение: с севера на юг (по линии от Мордвеса, что в 30 км южнее Каширы, до Малевки, что на разграничительной линии с Юго-Западным фронтом) – 110 км; с востока на запад (от Павелецкой железной дороги до рубежа реки Упа) – 130 км. Благодаря открытому равнинному характеру местности создаются благоприятные условия для действий танков. Наличие водных преград (реки Дон, Упа, Проня и др.), проходящих в меридиональном направлении и параллельно фронту наступления, в условиях зимы не могло быть серьезным препятствием для одиночных и небольших групп легких танков. Тяжелые и средние танки требовали создания специальных настилов, постройки новых или использования имеющихся мостов. Встречавшиеся в рассматриваемом районе овраги с крутыми скатами являлись препятствием для танков всех систем.

Наличие небольших лесных массивов к востоку и юго-востоку от Тулы способствовало действиям конницы. К западу от Тулы, особенно по линии Дубна, Вороново и почти на всем участке 49-й армии, местность более лесистая, что способствовало немцам в ведении оборонительных действий и вместе с тем благоприятствовало войскам левого крыла в скрытном подтягивании и сосредоточении резервов. Деревни расположены довольно часто; немцы использовали их для создания опорных пунктов, что отвечало тактическим приемам ведения обороны противником.

Основными железнодорожными рокадами, питавшими войска левого крыла фронта, являлись дороги Москва—Рязань и Павелецкая железная дорога, а в период борьбы к западу от Тулы – Дзержинская железная дорога. Они являлись основными коммуникациями армий левого крыла фронта. Важную роль играло шоссе Москва—Серпухов—Тула. В период, предшествовавший нашему наступлению, немцы стремились перехватить шоссе севернее Тулы, завершить окружение нашей тульской группировки войск и лишить ее подвоза.

Сравнительно глубокий покров снега (местами доходивший до 50–80 см) создавал трудности для наступавших войск. Метели, сильные морозы (до 35°) и снежные заносы (особенно в период наступления во второй половине декабря и в начале января) затрудняли продвижение войск, заставляя прибегать к расчистке дорог. В основном такими же условиями (за исключением более лесистого характера местности) характеризовались местность и метеорологическая обстановка и в период наступления к западу от Тулы во второй половине декабря 1941 и в январе 1942 года.


Планы сторон

Как известно из предшествующих глав, план немецкого командования (в части, касающейся войск южного крыла) заключался в том, чтобы путем прорыва и глубокого охвата в общем направлении на Коломну выйти к востоку от Москвы и, соединившись с войсками северного крыла, замкнуть кольцо окружения. Попутной задачей при выполнении этого плана должен был явиться захват Тулы как важного опорного пункта, стоявшего на пути движения южного крыла немецких армий к Москве.

После неудачи захвата Тулы с ходу лобовым ударом немецкое командование изменяет ось движения своих войск на правом крыле и бросает отдельные их группы в северо-восточном (на Рязань), в северном (на Каширу) и в северо-западном (на Ревякино) направлениях, стремись в первую очередь разделаться с нашей тульской группировкой и после этого продолжать наступление в ранее принятом направлении – на Москву.

Успешный контрманевр 50-й армии и 1-го гвардейского кавалерийского корпуса и начавшееся наступление 10-й армии заставляют германское командование отказаться от этого плана и принять решение на отвод своих войск и техники, чтобы спасти их от разгрома нашими войсками.

По этому поводу в захваченном документе (объяснение штаба 43-го армейского корпуса немцев, действовавшего в районе Тулы) говорится:

«…Когда в ночь с 5 на 6.12 выступала 31 пд, ударил еще при наступлении дня неслыханный мороз – 35°. Люди и оружие вследствие этого попали в исключительно тяжелые условия. Вместе с этим одновременно выступил новый, неожиданный в такой силе враг [подчеркнуто нами].

…Мы имели такие тяжелый потери людей и материалов, что не могли дальше закрепить возможный успех.

Одновременно противник вводил против нас новые танковые силы, в особенности севернее Тулы, которые все увеличивались. Армия вынуждена была прервать операции и отвести войска на исходное положение».[77]

К таким же результатам приводит и наступление немцев в сталиногорско-михайловском направлении, где их части, встретив контрудар войск 10-й армии, начинают откатываться в юго-западном направлении, стремясь задержаться на промежуточных рубежах.

Как показал ход событий, такими рубежами явились:

• для обороны против 49-й армии – река Ока;

• для обороны против 50-й армии – река Упа и линия опорных пунктов от Тулы до Щекина;

• для обороны против 1-го гвардейского кавалерийского корпуса – река Шать и укрепленные пункты Сталиногорск, Узловая, Дедилово и другие;

• для обороны против 10-й армии – река Дон к югу от Сталиногорского водохранилища, линия Узловая, Богородицк и рубеж реки Плавы от Плавска н севернее.

По-видимому, с целью обеспечения отхода своих войск на указанные рубежи немцы во весь период Тульской операции и непосредственно перед ней продолжали усиливать свою алексинскую группировку (из данных штаба Западного фронта от 14 декабря 1941 года).

План командования Западным) фронтом в отношении армий левого крыла вытекал из общей задачи фронта – разгрома и уничтожения сил противника, наступавших на Москву. Одной из важнейших частей этого плана являлся ввод распоряжением Ставки свежей 10-й резервной армии на заходящем левом крыле фронта с целью окружения и уничтожения во взаимодействии о 50-й армией и 1-м гвардейским кавалерийским корпусом 2-й танковой армии генерала Гудериана.

В соответствии с этим общим планом на 49-ю армию директивой фронта № 093/оп от 10 декабря возлагалась задача окружить и уничтожить группировку противника, действовавшую между реками Окой и Упой в районе Алексина. С этой целью из 50-й армии были переданы в 49-ю армию 173-я и 340-я стрелковые дивизии с 20 танками, которые должны были к 12 декабря сосредоточиться в районе Ильино, Обидимо, Бурково и отсюда нанести главный удар в общем направлении на Щукино и вспомогательный удар в направлении Морген Рот, Сурнево, Кишкино.

50-й армии, главные силы которой находились в районе Тулы, директивой фронта от 8 декабря было приказано подготовить стремительный удар в южном и юго-восточном направлениях с задачей выйти в район Щекино, Ретиновка. Войска противника, расположенные к юго-западу от Тулы, было приказано отбросить к западной излучине реки Упы.

Задача 1-го гвардейского кавалерийского корпуса с приданной ему 173-й стрелковой дивизией оставалась прежняя – стремительно наступать в южном и юго-западном направлениях.

Переданной из резерва Ставки 10-й армии командование фронта директивой № 0044/оп от 5 декабря поставило задачу: перейдя в наступление с исходного положения Захарово, Пронск, нанести главный удар в направлении на Михайлов, Сталиногорск. Одна стрелковая дивизия должна была нанести вспомогательный удар из района Коломна, Зарайск через Серебряные Пруды в направлении на Венев, Кураково.

Ближайшей задачей 10-й армии являлся разгром войск 2-й танковой армии Гудериана и овладение районом Сталиногорск, станция Узловая к исходу 10 декабря. Для обеспечения стыка с 61-й армией Юго-Западного фронта армии было приказано выбросить не менее одной дивизии в направлении Пронск, Епифань с задачей овладения Епифанью к исходу 10 декабря. Обеспечение наступления армии авиацией намечалось проводить по особому плану, после предварительной увязки его с начальником воздушных сил фронта.

Таким образом, в основу оперативного замысла командования Западного фронта была заложена идея концентрических ударов по главным силам 2-й танковой армии Гудериана в районе Тула, Венев, Сталиногорск, Дедилово, Щекино и их уничтожение.

Осуществлением этого оперативного плана достигались следующие цели: во-первых, разгром главных сил южного крыла немецко-фашистских войск, наступавших на Москву, и как следствие этого устранение непосредственной угрозы левому крылу Западного фронта; во-вторых, создание благоприятных предпосылок для действий армий нашего левого крыла в западном направлении.


Группировка сторон и соотношение сил (наземных и воздушных)

Группировка немецко-фашистских войск к 7 декабря 1941 года, по имеющимся сведениям, была следующей. Перед фронтом 49-й армии на рубеже Буриново, Таруса и далее до Алексина действовали части 12-го и 13-го армейских корпусов. Против 50-й армии и кавалерийской группы генерала Белова на рубеже Никулино, станция Веригино, Щекино, Дедилово, Узловая, Венев действовали части 43-го армейского, 24-го и 47-го танковых корпусов 2-й танковой армии Гудериана. На фронте 10-й армии в районе Узловая, Сталиногорск, Серебряные Пруды, Михайлов, Епифань вели бои части 10-й и 29-й моторизованных и 18-й танковой дивизий, входивших в состав 24-го и 47-го танковых корпусов.

Соотношение сил сторон показано в таблицах на стр. 318–319.

Из анализа приведенных данных соотношения сил видно, что, превосходя противника в живой силе,[78] армии левого крыла уступали ему в танках и в артиллерии. Что касается оперативных плотностей, то необходимо добавить, что в условиях борьбы армий левого крыла на широком и прерывчатом фронте (особенно 50-й и 10-й армий) данное соотношение не показательно.

Тактическая плотность на главных направлениях была совершенно иная. Так, на участке 50-й армии к юго-западу и югу от Тулы она характеризовалась следующими данными. В течение 10 декабря на рубеже Берники, Судаково, Петелино (район Тулы) общим протяжением до 18 км вели оборонительные бои части 296-й и, предположительно, 112-й пехотных дивизий, что составляло 8–10 км на одну дивизию и соответствовало таким образом нормальной ширине полосы обороны немецкой дивизии. Со стороны 50-й армии на том же участке вели наступление до четырех стрелковых дивизий (258, 290, 217 и 154-я), что давало до 4–4,5 км на одну дивизию. Другой пример: согласно данным разведки от 13 декабря против правого фланга 49-й армии на участке Рыжково, Буриново, Малеево, Дракино протяжением до 25–30 км вели бои части 137-й, 263-й, 268-й пехотных дивизий и, предположительно, выведенной в резерв в район Высокиничи 260-й пехотной дивизии, что дает от 6 до 8 км на дивизию. Четыре дивизии 49-й армии вели наступление на том же рубеже, что составляло от 6 до 7 км на одну дивизию.

Таблица соотношения сил на левом крыле Западного фронта 49, 50, 10-я армии и 1-й гвардейский кавалерийский корпус) к 7 декабря 1941 года

Битва за Москву. Московская операция Западного фронта 16 ноября 1941 г. - 31 января 1942 г
Битва за Москву. Московская операция Западного фронта 16 ноября 1941 г. - 31 января 1942 г

Соотношение плотностей наших войск и противника

Битва за Москву. Московская операция Западного фронта 16 ноября 1941 г. - 31 января 1942 г
Битва за Москву. Московская операция Западного фронта 16 ноября 1941 г. - 31 января 1942 г

* Цифры всюду взяты с округлением.


Приведенные расчеты следует считать сугубо ориентировочными, так как в условиях маневренного характера военных действий на широком фронте состав и группировка войск часто менялись.

Группировка воздушных сил сторон непосредственно на левом крыле к началу контрнаступления советских войск определялась следующими данными. Из общего количества немецко-фашистской авиации противник мог использовать против армий левого крыла фронта до 300 самолетов (25, 26 и 27-й бомбардировочных, 21-й и 52-й истребительных эскадрилий), дислоцированных в основных районах базирования – Малоярославец, Калуга, Юхнов, Киров. В некоторых случаях, по-видимому, к боевым действиям привлекалась авиация из других, более отдаленных аэродромных узлов.

В составе 49, 50, 10-й армий и 1-го гвардейского кавалерийского корпуса своей авиации не было. Наступательные действия армий левого крыла поддерживала отдельная авиагруппа военно-воздушных сил Красной Армии, которая к 13 декабря имела в своем составе 2-ю смешанную авиационную дивизию (штурмовой, пикирующий и ближнебомбардировочный полки), располагавшуюся на Ногинском и Монинском аэродромах.

Кроме того, периодически к боевым действиям привлекались части 77-й смешанной авиационной дивизии Западного фронта, дислоцированные на Подольском аэроузле, и авиаполки 6-го авиационного корпуса Московской зоны ПВО, располагавшиеся на аэродромах Подольск, Липицы, Кашира и Раменское. В последующем (преимущественно в полосе 50-й и 10-й армий) принимали участие части дальнебомбардировочной авиации резерва Главного командования, дислоцированные на Сасовском и Кирсановском аэроузлах.


Материально-техническое обеспечение операции

Состояние тыла армий левого крыла представлялось в следующем виде: 49-я и 50-я армии имели управления тыла и довольствующие органы, личный состав и материальную часть армейских баз, а также достаточные транспортные средства.

Запасы боеприпасов, горючего и продфуража в 49-й и 50-й армиях по данным на 2 декабря были следующие: 49-я армия – боеприпасов (включая и винтовочные патроны) 1–2 боекомплекта; горючего 2 заправки, продфуража 4 суточные дачи; 50-я армия – боеприпасов (только мин и артвыстрелов) 2 боекомплекта, горючего 2 заправки и продфуража 4 суточные дачи.

В худшем положении находилась 10-я армия, которая к началу операции только создавала органы тыла и снабжения и имела мало транспортных средств, особенно в дивизиях. До 16 декабря в армии не было своей базы, отсутствовали армейские запасы. Имелось два автобатальона с общей численностью в 528 машин и гужевой батальон с 394 повозками и 568 санями. Особенно плохо было в дивизиях, где вместо 230 машин по штату некоторые дивизии имели всего по 10 автомашин. Положение с материальным обеспечением 10-й армии осложнялось еще тем, что она, будучи оперативно подчиненной Западному фронту, в отношении снабжения находилась на попечении главных управлений.

Согласно директиве по тылу № 025 от 3 декабря 1941 года, 49-я армия имела свои базы в районах железнодорожных станций Воскресенск, Богдановка, Хорошево, а головные отделения армейских складов – в районах железнодорожных станций Шарапова Охота, Таруесская.

Базы 50-й армии – железнодорожные станции Кашира, Ступино и головные отделения полевых армейских складов – район Тулы.

10-я армия, не имея своей базы, обеспечивалась с баз Главного командования – станций Шилово, Рязань. 1-й гвардейский кавалерийский корпус снабжался 50-й армией, а в отдельных случаях – с московских баз фронта.

Таким образом, состояние тыла 50-й и 49-й армий обеспечивало им наступление. Наличие запасов в Туле компенсировало некоторую отдаленность баз 50-й армии. Что касается 10-й армии, то у нее положение с тылом во весь период операции было весьма напряженное.

В целом тыл справился с задачей материального обеспечения наступавших войск, причем в 49-й и 50-й армиях запасы боеприпасов были основательно пополнены к 17 декабря, и их было больше, чем к 6 декабря. Такое же положение было с горючим и смазочным материалами. Снабжение облегчалось близостью тыла армий к базам фронта и Главного командования. Использовались также местные запасы продовольствия и фуража. Хуже обстояло дело в 10-й армии, где наблюдались перебои в снабжении. Это еще усугублялось слабой работой тылового армейского аппарата. В известной степени эта слабость работы армейского тыла компенсировалась инициативной деятельностью интендантов дивизий, пополнявших недостающее за счет местных средств.

При характеристике работы тыла в Тульской и в следовавших после нее других операциях необходимо иметь в виду зимние условия, в которых проходили эти действия. Работа тыла осложнялась затруднениями с подвозом в условиях быстрого продвижения армий вперед. Вследствие метелей и снежных заносов части армий в ряде случаев в нужный момент не получали боеприпасов, горючего и продовольствия и вынуждены были ограничиваться имеющимися запасами. В общем и целом в связи с зимними условиями армии левого крыла фронта испытывали затруднения в течение всего периода операций.


Первый этап Тульской операции (7–14 декабря 1941 года)

Наступательные действия на левом фланге 49-й армии и оборона на ее правом фланге и в центре

Одной из главных задач 49-й армии в период 4–7 декабря было содействие своими левофланговыми частями 50-й армии в направлении на Ревякино (севернее Тулы) с целью уничтожения прорвавшейся в этот район группировки противника. В своих указаниях командующему 49-й армией командование фронта неоднократно отмечало важность выполнения этой задачи, приказывая «войти в связь и огневое взаимодействие и обеспечить нормальный подвоз и питание частей Болдина в районе Тула» (из приказания начальника штаба фронта от 5 декабря 1941 года). Эта же цель преследовалась объединением командования 340-й стрелковой и 112-й танковой дивизий и других частей в одних руках и нацеливанием этой группы в направлении на Ревякино, Кострово.

Правофланговые части армии в течение 4–6 декабря продолжали укреплять занимаемые позиции в районе Серпухова и вели оборонительные бои. В указанный период на правом фланге и в центре армии противник особой активности не проявлял, с обеих сторон велся редкий артиллерийский, минометный и пулеметный огонь и производились действия разведывательных групп.

На левом крыле армии, в районе Алексина, части 238-й стрелковой дивизии в ночь на 5 декабря произвели атаку против немецко-фашистских частей на участке Савино, Казначеево, Морген Рот и заняли эти пункты. С 6 декабря 238-я стрелковая дивизия на всем своем фронте вела оборонительные бои, отбивая попытки противника наступать из района Алексина, где немцы имели довольно сильную группировку.

Выдвижение этой группировки в стыке 49-й и 50-й армий, к северо-западу от Тулы, снова могло создать угрозу последней и мешало развертыванию военных действий в щекинском направлении. С другой стороны, намечавшийся поворот 50-й армии с южного на западное и северозападное направления настоятельно требовал ликвидации алексинского плацдарма противника и очищения западного берега реки Оки в этом районе. Кроме того, разгром алексинской группы немцев обеспечивал 50-й армии более благоприятные возможности для наступления на Калугу.

В развитие директивы командующего Западным фронтом генерала Жукова № 093/оп от 10 декабря 1941 года (которая требовала окружить и уничтожить в течение 13–14 декабря группировку противника, действовавшую между реками Ока и Упа) командующий 49-й армией генерал Захаркин создал отдельную оперативную группу. В нее вошли 238-я стрелковая дивизия и переданные 10 декабря из 50-й армии 340-я и 173-я стрелковые дивизии. Приказом № 1 по оперативной группе, отданным 12 декабря 1941 года, частям были поставлены следующие общие задачи:

– главный удар нанести силами 340-й и 173-й стрелковых дивизий на Плешивку, Щукино;

– вспомогательный удар нанести силами 238-й стрелковой дивизии с 20-м гвардейским минометным дивизионом – в направлении Бунырево, Алексин с целью окружения и уничтожения алексинской группировки противника во взаимодействии с дивизиями, наносившими главный удар.

В пределах этой общей задачи дивизиям согласно приказу № 1 были поставлены следующие ближайшие задачи: 238-я стрелковая дивизия своим правым флангом должна была наступать в направлении Кащеева, Алексин, а центром и левым флангом – на Шелепино, Сурнево (3 км юго-западнее Шелепино) с задачей к исходу 15 декабря овладеть рубежом Кащеева, Шелепино и в последующем развивать удар на Алексин. Обеспечение правого фланга дивизии возлагалось на специально выделенный отряд в составе усиленной роты, который выбрасывался на западный берег реки Оки с выходом его в тыл противника на западной окраине Алексина. 173-я стрелковая дивизия должна была атаковать немцев на фронте Пронино (искл.), высоты 210,3 и к исходу 14 декабря выйти на рубеж Белолипки, Ломинцево (искл.), а в последующем наступать на южную окраину Алексина. 340-я стрелковая дивизия с 36-м гвардейским минометным дивизионом и отдельным танковым батальоном должна была, уничтожив противостоявшего противника, к исходу 14 декабря выйти на рубеж Ломинцево, Дуднево (3 км южнее Ломинцева) и в последующему наступать на Щукино.

Начало наступления намечалось на 7 часов 14 декабря.

Как видно из рассмотренных задач частей оперативной группы, командование 49-й армии имело целью окружение и уничтожение группировки немецких войск в районе восточнее и юго-восточнее Алексина и в последующем развитие наступления в северо-западном направлении во взаимодействии с правым флангом и центром армии.

Боевые события на фронте оперативной группы развернулись следующим образом. Выполняя приказ командования армии, части оперативной группы утром 14 декабря перешли в наступление. 238-я стрелковая дивизия в первой половине дня овладела Буныревом и Погибловом (1 км северо-восточнее Бунырева) и, окружив Ботню, вела бой за Горяново (1,5 км юго-западнее Казначеева). 173-я стрелковая дивизия овладела Пронином и наступала на Есипово (0,5 км западнее Пронина). 340-я стрелковая дивизия вела бои за Глебово и Скороварово (2 км южнее Глебова).

На всех участках оперативной группы армии противник оказывал упорное сопротивление, подтягивая из глубины танки и резервы. Данными разведки подтверждались действия в Алексинском районе 131-й и 31-й пехотных дивизий противника. Авиаразведкой и наблюдением отмечалось скопление танков в Алексине (до 120 машин) и в Мышеге. По тем же данным было установлено движение к линии фронта большого количества автомашин (до 500), танков и подвод. Во второй половине дня 14 декабря в результате предпринятых контратак противник вынудил части 238-й стрелковой дивизии оставить Бунырево и Погиблово.

В течение 15 декабря части 238-й стрелковой дивизии, отбивая многочисленные контратаки немецко-фашистских войск, вели упорный бой на прежнем рубеже. В районе Ботни противник применял огнеметы по наступавшим боевым порядкам наших частей.

Наступление 173-й и 340-й стрелковых дивизий развивалось более успешно, к исходу 15 декабря 173-я стрелковая дивизия овладела Спас-Канином (3 км северо-западнее Пронина) и вела бой за Ступино и Березовку (оба пункта 5 км западнее Пронина), а 340-я стрелковая дивизия заняла Поповку и наступала на Захаровку. В ночь на 16 декабря части левого фланга армии закрепляли за собой занятые пункты и вели подготовку к продолжению наступления с утра 16 декабря.

На остальных участках фронта 49-й армии в описываемый период происходили следующие события. На правом фланге армии 415-я стрелковая дивизия по-прежнему обороняла занимаемый рубеж, а 5-я гвардейская и 60-я стрелковая дивизии вели частичное наступление в направлении Воронцовка (20 км западнее Серпухова), Н. Вязовая и в направлении Остров. Части центра армии вели бои на западном берегу Оки. Данными разведки устанавливалось скопление войск противника в районе Высокиничи.

Таким образом, в результате боевых действий на фронте 49-й армии за истекший период можно отметить: во-первых, усиление противника в районе Высокиничи с целью удержания данного района; во-вторых, упорную оборону наших частей на крайнем правом фланге армии (особенно 415-й стрелковой дивизии) с целью обеспечения этого фланга и начавшуюся активизацию его; в-третьих, продолжавшееся усиление противника в Алексинском районе и его упорное сопротивление с целью удержания этого плацдарма.


Наступление 50-й армии во взаимодействии с 1-м гвардейским кавалерийским корпусом и 10-й армией в южном направлении с целью разгрома 2-й танковой армии немцев

В результате предшествующих боев войска 50-й армии к утру 8 декабря вышли на линию Площанка, Федоровка, Михалково, Ново-Тульский, Колодезная, готовясь к дальнейшему наступлению. Части соседнего слева 1-го гвардейского кавалерийского корпуса к тому же времени вышли на фронт Студенец, Исаково, Причаль, овладев указанными пунктами.

Общий фронт 50-й и 10-й армий и 1-го гвардейского кавалерийского корпуса к 8 декабря представлял собой подкову, внутренней своей стороной обращенную к противнику, причем основные силы 2-й танковой армии немцев находились в Веневско-Дедилово-Сталиногорском районе, создавая благоприятные возможности армиям левого крыла фронта для концентрического удара. В частности, для 50-й армии представлялось возможным ударом из района Тулы на юг и юго-восток отрезать путь отхода частям 3, 4 и 17-й танковых, 167-й пехотной дивизий и полку СС противника на Щекино, Дедилово.

Учитывая такую обстановку, Военный Совет фронта утром 8 декабря 1941 года отдал 50-й армии директиву:

«В связи с отходом группы Гудериана на южном направлении и выходом армии Голикова в район Гагарино (10 км южнее Михайлово) подготовьте стремительный удар в южном и юго-восточном направлениях для выхода в район Щекино, Ретиновка. Противника, расположенного на участке Михалкове, Алешня, отбросить на р. Упа».[79]

Наступление было приказано начать с утра 8 декабря 1941 года.

В соответствии с директивой фронта командующий 50-й армией генерал Болдин в тот же день принял следующее решение. Так как основным объектом действий армии является группировка противника в районе Косая Гора, Ясная Поляна, Щекино, сосредоточить усилия главных сил армии для разгрома этой группировки. С этой целью дивизии центра (290, 217 и 154-я) должны были, действуя в сходящихся направлениях, окружить противника в районе Косая Гора, Ясная Поляна и в последующем выйти в район, указанный директивой фронта. Правофланговая 258-я стрелковая дивизия, отбрасывая противника к западной излучине реки Упы, должна была обеспечить выполнение задачи дивизиями центра. Левофланговые 413-я и 340-я стрелковые дивизии, наряду с обеспечением удара в направлении Щекино, должны были наступать на Дедилово, отрезая путь отхода веневско-дедилово-сталиногорской группировке немцев, на которую нацеливались удары 1-го гвардейского кавалерийского корпуса и 10-й армии. Таким образом, замысел и решение командующего 50-й армией соответствовали идее командования фронта.

В духе изложенного решения войскам армии приказом № 35 от 8 декабря были поставлены следующие задачи:

а) 258-й стрелковой дивизии с батареей отдельного гвардейского минометного дивизиона, оставив заслон на рубеже Маньшино, Кетри, нанести удар в направлении Алешня, Воскресенское, имея задачей к исходу 8 декабря овладеть Алешней и в дальнейшем выйти на западную излучину реки Упы на участке Павшино, Свобода.

б) 290-й стрелковой дивизии всеми своими силами наступать в направлении Харино, Косая Гора и к исходу 8 декабря выйти на Одоевское шоссе, овладев Хопиловом, Дементьевом (оба пункта в 8 км юго-западнее Тулы).

в) 217-й стрелковой дивизии с батареей отдельного гвардейского минометного дивизиона всеми своими силами наступать в направлении Михалково, Косая Гора, Щекино и к исходу 8 декабря овладеть Косой Горой, Толстовским (3 кмюго-восточнее Косой Горы).

г) 154-й стрелковой дивизии, двумя полками удерживая рубеж обороны на южной окраине Тулы до селения Ново-Тульский, одним полком нанести удар в направлении Крутое, Прилепы (юго-восточнее Крутого б км) и к исходу 8 декабря овладеть рубежом Крутое, Красная Упа (4 км восточнее Крутого).

д) 413-й стрелковой дивизии с 166-м полком НКВД, 112-й танковой дивизией[80] и отдельным гвардейским минометным дивизионом ударом в направлении станции Присады, Дедилово совместно с 340-й стрелковой дивизией уничтожить противника на северном берегу реки Шать и к исходу 8 декабря овладеть рубежом Озерки (3 км западнее станции Присады), Марьино (2 км севернее станции Присады).

е) 340-й стрелковой дивизии[81] с 131-й танковой бригадой и отдельным гвардейским минометным дивизионом ударом в направлении Новоселебенское совместно с 413-й стрелковой дивизией уничтожить противника на северном берегу реки Шать и к исходу 8 декабря выйти на рубеж Забусово, Трешево.

ж) 31-й кавалерийской дивизии обеспечивать левый фланг армии и к исходу 8 декабря овладеть Крюковом (3 км севернее Арсеньева), а в дальнейшем, заняв Арсеньево, отрезать пути отхода противнику из Венева на Болоховку. Разведку дивизии было приказано вести в направлении Узловая, Сталиногорск 2-й, Венев. В резерве армии оставался один стрелковый полк и танковый батальон с задачей прикрывать шоссе Венев—Тула.

Наступление частей армии согласно изложенному приказу протекало следующим образом:

258-я стрелковая дивизия, наступая в направлении Алешни, в первой половине дня 9 декабря с боем овладела Площанкой и Помогаловом (3 км западнее Федоровки). Немецко-фашистские части, стремясь задержать наступление дивизии, неоднократно переходили в контратаки из района Изволь на Занино (1 км северо-восточнее Площанки). В центре и на левом фланге 258-й стрелковой дивизии немцы также оказывали упорное сопротивление.

290-я стрелковая дивизия, наступая в направлении Хопилово (2 км западнее Харина), встретила наиболее сильное противодействие на рубеже Федоровка, Ямны, Маслово (2 км юго-восточнее Ямны). В Ямнах части дивизии 8 декабря вели уличный бой, выбивая засевшие там подразделения немцев.

217-я стрелковая дивизия наступала в направлении Косая Гора. В ночь на 9 декабря части дивизии с боем овладели Ниж. Елькином, Пировом (оба пункта в 2–3 км севернее Косой Горы). Перед фронтом 290-й и 217-й стрелковых дивизий оборонялись части 296-й пехотной дивизии немцев.

На участках остальных дивизий армии наблюдалась примерно аналогичная картина.

Преодолевая упорное сопротивление частей 296-й пехотной дивизии и полка СС «Великая Германия», 50-я армия к исходу 10 декабря вышла на фронт Алешня, Коптево, Татьево (2 км северо-западнее Харина), Прудное (2 км восточнее Харина), Петелино, Теплое (7 км восточнее Ново-Тульского).

Утром 11 декабря Военный Совет фронта в развитие ранее поставленных задач отдает новую директиву (№ 094/оп), согласно которой 50-я армия должна была:

«а) Ударом в направлении свх. Ударник (3 км сев. – зап. Харино), Шевелевка, Солосовка (8 км юго-зап. Косая Гора), Тросна (2 км зап. Щекино) овладеть узлом дорог в районе Самохваловка, Ретиновка, Озерки (2 км юго-вост. Щекино).

б) Ударом с фронта Крутое, Марьино (2 км сев. станции Присады) в направлении Ниж. Присады (2 км сев. – зап. станции Присады), Гора Услань, Б. Мостовая (6 км вост. Ретиновка) выйти в тот же район.

в) На фронте Струково, Скуратово (оба пункта южнее Тула 7 км) прочно сковать противника».

Таким образом, командование фронта, нацеливая оба фланга армии в южном направлении, при сковывании противника в центре имело в виду отрезать пути отхода группировке противника к югу от Тулы, окружить ее и уничтожить.

Согласно той же директиве, соседний слева 1-й гвардейский кавалерийский корпус должен был во взаимодействии с 50-й армией наступать в направлении Дедилово, Зубаревка, Житово, имея задачей не допустить отхода тульской группировки противника на юг.

В соответствии с директивой фронта командование 50-й армии в тот же день отдало приказ № 38, согласно которому задачи дивизий были несколько изменены. В частности, несколько отдалялись сроки выхода на указанные рубежи. Наряду с этим более или менее правильно определившаяся главная группировка противника (296-я пехотная дивизия и полк СС «Великая Германия») в районе Щекино заставляла концентрировать внимание главных сил армии на разгроме этой группировки.

Задачи 258-й стрелковой дивизии в основном оставались без изменения – удар в направлении Алешня, Воскресенское, имея ближайшей задачей выход на рубеж Бабошино, Дягилево.

290-я стрелковая дивизия должна была 11 декабря выйти на рубеж Интюшево, Зайцево и к исходу 12 декабря – Кураково, разъезд Труфаново.

217-я стрелковая дивизия с 112-й танковой дивизией получила ближайшую задачу 11 декабря овладеть Ясной Поляной и к исходу того же дня занять Щекино.

154-я стрелковая дивизия своими главными силами нацеливалась на фронт Ломинцево, Плеханово (восточнее Ломинцева 2 км) с задачей овладеть обоими пунктами к исходу 11 декабря.

С выходом 217-й и 154-й стрелковых дивизий в район Щекино должен был завершиться разгром немецко-фашистской группировки, находившейся в этом районе. В соответствии с этим несколько изменялись и разграничительные линии 290-й и 217-й стрелковых дивизий.

413-я стрелковая дивизия должна была к исходу 12 декабря выйти на рубеж Долгое, Панино (оба пункта западнее Дедилова 2 км), овладев предварительно Болоховкой.

В такой группировке части армии с 11 декабря продолжали наступление.

Во второй половине 11 декабря 258-я стрелковая дивизия, преодолевая сопротивление противника на своем правом фланге и в центре, вышла на линию Мерлиновка (2 км восточнее Павшина), Бабошино, Лошачье, Городеньки (3–5 км оба пункта восточнее Бабошина), овладев всеми пунктами. В этом районе отмечались действия немецкой 31-й пехотной дивизии. К исходу 12 декабря части 258-й стрелковой дивизии с боями вышли на реку Упа на участке Поречье, Слобода (3 км северо-восточнее Воскресенского), а передовыми отрядами к Воскресенскому, перерезав в этом районе Одоевское шоссе. В последующие дни главные силы дивизии начинают перегруппировку в западном и в северо-западном направлениях с целью выполнения новых задач.

После 15 декабря начинается поворот на северо-западное направление и остальных дивизий армии. Этот поворот на новое направление вызывался интересами фронтовой операции; в основном он закончился к 18 декабря и сразу же после перегруппировки вылился в Калужскую операцию 50-й армии.

290-я стрелковая дивизия, преодолевая сопротивление частей 296-й пехотной дивизии немцев, с боями продвигалась вперед и к исходу 13 декабря вышла на линию Интюшево, Пятницкое. Оба села были превращены немцами в опорные пункты, и за овладение ими завязались упорные бои. После 13 декабря 290-я стрелковая дивизия, овладев этими пунктами, начала перегруппировку на западное направление.

Части 217-й стрелковой дивизии вели бои с переменным успехом на подступах к Косой Горе, где противник оказал наиболее серьезное сопротивление, особенно на линии Судаково, Ивановские Дачи (оба пункта в 1–2 км севернее и северо-восточнее Косой Горы). Бой на этом рубеже продолжался до наступления ночи; ночью части дивизии приводили себя в порядок для дальнейшего наступления. В последующие до 14 декабря дни части дивизии вышли на линию Угрюмы (3 км западнее Ясной Поляны), Ясная Поляна, Овсянниково (4 км северо-восточнее Ясной Поляны), овладев этими пунктами.

Наступление частей 154-й стрелковой дивизии развивалось в основном вдоль реки Упа, в юго-восточном направлении. Наиболее сильное сопротивление противник оказал частями 296-й, 112-й пехотных дивизий и полком СС у Б. Еловой (3 км юго-западнее Ново-Тульского), Петелина, превращенных им в опорные пункты.

После ожесточенного боя сопротивление немцев у Б. Еловой и Петелина было сломлено, и 14 декабря 154-я стрелковая дивизия, развивая наступление на Лутовиново (8 км западнее Болоховки), вышла на фронт Крутое, Вечерняя Заря, Сергиевское (два последних пункта в 2 и 6 км восточнее Крутого). К тому же времени соседняя слева 413-я стрелковая дивизия овладела Подосинками, Замятином, Крутым (все в 5 км юго-западнее Болоховки). Наиболее ожесточенные бои дивизии пришлось вести на реке Шать на участке от станции Присады и восточнее.

340-я стрелковая дивизия в этот период была переподчинена командующему 49-й армией и направлена в район Обидимо, Яковлево (6–7 км северо-западнее Тулы) для действий на левом фланге 49-й армии против алексинской группировки противника. На то же направление перегруппировывалась и 173-я стрелковая дивизия, взятая из подчинения командира 1-го гвардейского кавалерийского корпуса и переданная в 49-ю армию. Прикрывавшая левый фланг армии 31-я кавалерийская дивизия, не встречая серьезного сопротивления противника, 13 декабря вышла в район Ивровка, Кучино, Ольховка (все в 4 км западнее Арсеньева) и сосредоточилась в этом районе.

Таким образом, при подведении итогов боевых действий 50-й армии в первом этапе операции необходимо отметить, что, несмотря на решительное наступление наших войск, достигнуть указанных приказом армии № 38 рубежей в намеченный срок большинству частей не удалось. Фактически темп наступления оказался более медленным – в среднем 1,5–2 км в сутки. Объяснить это можно тем, что, во-первых, части армии перешли в наступление после сильных предшествующих боев и были утомлены. Во-вторых, наступление велось в условиях зимы и, в-третьих (что самое главное), в условиях противодействия противника, который оказывал сильное сопротивление – особенно в течение 13 декабря, на рубежах:

а) Зайцево, Пятницкое, прикрывая тракт Тула—Одоев;

б) Судаково, Ивановские Дачи, севернее и северо-восточнее Косой Горы 1–2 км, прикрывая шоссе Тула—Орел;

в) Б. Еловая, Петелино, прикрывая шоссе Тула—Дедилово.

Целью всех этих действий было прикрыть отход главных сил немцев в южном и юго-западном направлениях.

Группа генерала Белова после упорных боев за Мордвес развивала наступление на Венев. Перед фронтом кавалерийского корпуса с боями отходили части 17-й танковой, 167-й пехотной и 29-й моторизованной дивизий немецко-фашистских войск.

Утром 9 декабря 1-я гвардейская кавалерийская дивизия во взаимодействии с 173-й стрелковой дивизией с боем овладела Веневом и, преследуя противника, в первой половине того же дня вышла на рубеж Теребуш, Лопатино. 173-я стрелковая дивизия была оставлена в Веневе, откуда затем была переброшена на левый фланг 49-й армии для наступления против алексинской группировки немцев. Корпусу была придана из состава 10-й армии 322-я стрелковая дивизия.

К тому же времени 2-я гвардейская кавалерийская дивизия с 9-й танковой бригадой вышла в район Медведки, Гати с задачей наступать на Сталиногорск 2-й. В первой половине дня 10 декабря 2-я гвардейская кавалерийская дивизия подошла своими передовыми частями к Сталиногорску 2-му и завязала бой с противником, оборонявшим его. Главные силы кавалерийского корпуса вышли к тому времени на фронт Пожилки, Михайловка (10 км южнее Венева), Урусово.

Бой за Сталиногорск длился около двух суток. Командир 2-й гвардейской кавалерийской дивизии, оставив два полка для нанесения удара с фронта с целью сковать противника, два других полка бросил в обход Сталиногорска 2-го с запада и с северо-востока. Кавалерийскому полку и 9-й танковой бригаде, наступавшим с востока, пришлось проходить по льду, причем несколько танков и батарея гвардейских минометов провалились и затонули. В результате охватывающих действий 2-я гвардейская кавалерийская дивизия в ночь на 11 декабря овладела Сталиногорском 2-м и к утру этого дня сосредоточилась в районе его, выбросив один кавалерийский полк в качестве передового отряда в направлении Сталиногорск 1-й.

После занятия Сталиногорска 1-го кавалерийская группа генерала Белова, выполняя директиву фронта № 095, начинает поворот в юго-западном направлении. Немецкие 17-я танковая, 167-я пехотная и частью 29-я моторизованная дивизии безуспешно пытались задержать продвижение корпуса. С этой целью противник взорвал плотину на реке Шать в районе Верх. Петрово (3 км юго-западнее Арсеньева), Прохоровка (3 км севернее Сталиногорска 1-го). Однако эти попытки остановить наше наступление оказались безрезультатными. Части кавалерийского корпуса, окружая отдельные группы противника и обходя некоторые его опорные пункты, продолжали преследование. Местами (например, 1-й гвардейской кавалерийской дивизии в Кукуе) пришлось вести уличные бои.

В результате успешных действий нашей конницы сопротивление немцев на рубеже реки Шать было сломлено, и к 16 час. 13 декабря кавалерийский корпус, имея справа уступом назад 322-ю стрелковую дивизию, вышел на рубеж Липня, Березовка, Огаревка, Шаховское, Пашково (все 8—10 км западнее и юго-западнее Сталиногорска 1-го), заняв все эти пункты. Передовые части 2-й гвардейской кавалерийской дивизии завязали бой на подступах к станции Узловой.


Ход боевых действий на фронте 10-й армии (7–14 декабря)

Включенная в состав фронта 10-я резервная армия генерала Голикова 6 декабря вышла на фронт: 322-я стрелковая дивизия – Клемово, Окуньково, Рыбкино (5 км восточнее Окунькова); 330-я стрелковая дивизия с боями обходила Михайлов с севера; 328-я стрелковая дивизия вела бой у Михайлова, с восточной стороны его; 323-я стрелковая дивизия с рубежа севернее Слободки наступала на Михайлов с юго-востока; 324-я стрелковая дивизия – Слободка, Печерники; 325-я стрелковая дивизия – Печерники, Березово; 326-я стрелковая дивизия – Дурное, Семеновское; 41-я кавалерийская дивизия из района Высокое двигалась на Катино; 239-я стрелковая дивизия, оставаясь в армейском резерве, имела задачу к исходу 6 декабря выйти в район Дурное, Телятники (северо-западнее Дурного 2 км); 57-я кавалерийская дивизия, оставаясь в армейском резерве, должна была к исходу 6 декабря выйти в район Мамоново, Булычево; 75-я кавалерийская дивизия находилась в Рязани,[82] а после 6 декабря была переброшена на левый фланг армии.

Первоначально оперативная группа штаба армии, а затем и весь штаб 10-й армии переехали из Шилова в Старожилово. Сосед 10-й армии слева – 346-я стрелковая дивизия 61-й армии Юго-Западного фронта – находился на линии Скопин.

В соответствии с директивой фронта от 5 декабря командующий армией в тот же день отдал приказ № 002,[83] согласно которому основные группировки 29-й и 10-й моторизованных дивизий немецко-фашистских войск определялись в районах Серебряные Пруды, Михайлов. Южнее отмечались части 18-й танковой дивизии, а впоследствии перед 10-й армией действовали и части 112-й пехотной дивизии.

Главный удар армия наносила в общем направлении на Михайлов с фронта Захарово, Пронск. 322-й стрелковой дивизии ставилась задача перейти в наступление в направлении Серебряные Пруды и овладеть последними к исходу 6 декабря, имея в виду в дальнейшем развивать удар на Венев; 330, 328 и 323-й стрелковым дивизиям ставилась задача овладеть Михайловом. Остальные дивизии нацеливались в направлении на Сталиногорск, а 41-я кавалерийская дивизия выбрасывалась в направлении на Епифань.

Выполняя поставленную задачу, войска 10-й армии к исходу 7 декабря овладели Серебряными Прудами, Михайловом и вышли на рубеж Елисеевка, Мочилы, Курлышево, Б. Дорогинка, станция Гагарино и южнее. Перед фронтом армии вели арьергардные бои 29-я и 10-я моторизованные и 18-я танковая дивизии и другие мелкие пехотные части и подразделения противника. Особенно сильного сопротивления немцы на левом фланге 10-й армии не оказывали.

В частности, 41-я кавалерийская дивизия, ведя бой на рубеже Нюховец, Богослово, Петрушино (все пункты в 15 км северо-восточнее Епифани) имела против себя 40-й полк связи из 2-й танковой армии. По данным штаба фронта, в этом районе находился и штаб Гудериана. При более решительных и быстрых действиях 41-й кавалерийской дивизии предоставлялась возможность захватить штаб Гудериана, о чем командование фронта указывало командующему 10-й армией. Наступление левофланговых частей армии протекало медленно и отставало от правого фланга. В частности, в тот момент, когда правофланговые дивизии (322, 330, 328, 323 и 324-я) были на рубеже Елисеевка, Мочилы, Курлышево, Б. Дорогинка, левофланговые дивизии двигались уступом назад. Например, 325-я стрелковая дивизия находилась в 8–10 км позади, а 326-я стрелковая дивизия только двигалась к Грязному (у станции Гагарино). 41-я кавалерийская дивизия находилась на одном меридиане с 326-й стрелковой дивизией.

Это обстоятельство вынуждало командование фронта неоднократно указывать на медленный темп наступления и требовать ускорения его. Ценой крайнего напряжения сил необходимо было не дать противнику уйти. Штаб фронта потребовал немедленно выбросить подвижные отряды глубоко на запад с целью перехватить пути отхода противнику. Утром 8 декабря это требование было еще раз повторено, причем сообщалось, что противник под ударами 50-й армии и 1-го гвардейского кавалерийского корпуса быстро отходит на Сталиногорск.

10 и 11 декабря командование фронта директивами № 94 и 95/оп категорически подтверждало задачу 10-й армии: продолжать наступление и во взаимодействии с группой генерала Белова развивать удар на Плавак, имея ближайшей задачей выход к исходу 11 декабря на фронт Богородицк, Кузовка.

В духе этих директив командующий 10-й армией генерал Голиков утром 11 декабря отдал приказ № 06, согласно которому находившиеся в первом эшелоне 330, 328, 324, 323 и 326-я стрелковые дивизии должны были к исходу 11 и к утру 12 декабря выйти на фронт станция Узловая, Богородицк, Кузовка. Оперативная группа штаба армии была в Михайлове.

В течение 8–10 декабря части армии продолжали наступление в указанных им направлениях. К исходу 11 декабря 330-я стрелковая дивизия, ведя бои с прикрывавшими отход отрядами противника, вышла на линию Хлопово, Рогачевка, откуда готовилась наступать в южном направлении. 328-я стрелковая дивизия, подойдя к реке Дон на участке Бобрики, Михайловка, встретила сильное сопротивление и в течение второй половины дня 11 декабря вела бой. 41-я кавалерийская дивизия, преодолевая сопротивление прикрывавших отход частей немцев, вышла к реке Дон на участке Б. Колодезная, Хмелевка (оба пункта у южного окончания Сталиногорского водохранилища), но под сильным огневым воздействием артиллерии противника вынуждена была с потерями отойти в район Иваньково.

Только во второй половине дня 12 декабря сопротивление противника на реке Дон было сломлено, и части 328-й стрелковой дивизии к 13 декабря вышли на линию Бобрики, Михайловка. К тому же времени соседняя справа 330-я стрелковая дивизия, отбросив противостоявшие части противника, заняла рощу юго-восточнее Урванки.

На левом фланге армии 324-я стрелковая дивизия 13 декабря заняла с боем Люторичи (на реке Дон) и выдвигалась в западном направлении.

В тот же день 323-я стрелковая дивизия, сломив сопротивление частей 10-й моторизованной дивизии и, по-видимому, отдельных частей 112-й пехотной дивизии, заняла Епифань.

326-я стрелковая дивизия, преодолевая противодействие мелких групп немцев, выдвигалась на рубеж Каменка, Клиновое, который она и заняла к исходу 14 декабря. После этого дивизия наступала в западном направлении. Находившаяся во втором эшелоне армии 239-я стрелковая дивизия 13 декабря вышла в район Суханово, Бучалки, Красное.

57-я и 76-я кавалерийские дивизии (выброшенные на левый фланг армии из Рязани) двигались крайне медленно; во второй половине дня 13 декабря 57-я кавалерийская дивизия находилась в районе Валшута, Катино, Чурики (8 км северо-восточнее Богослова), а 75-я кавалерийская дивизия выходила в район Самодуровки.

Таким образом, в итоге наступления 10-й армии с 7 по 13 декабря можно отметить следующее:

1. Армия начала наступление на широком фронте (до 80 км) в условиях рассредоточенности дивизий в пунктах, значительно удаленных один от другого. При таком положении предъявлялись повышенные требования к службе связи армии, которая должна была обеспечить бесперебойное управление соединениями. Однако служба связи с этой задачей не справилась. Так, в течение 8–9 декабря командование армии вследствие плохой связи не знало, где находятся части армии. Немалую роль сыграло и то обстоятельство, что 10-я армия была недостаточно снабжена средствами связи. Между прочим, отсутствие достаточного количества средств связи сказывалось на управлении частями армии и в последующих операциях.

2. В то время как наступление правого фланга армии велось более или менее быстрым темпом (330-я стрелковая дивизия проходила в среднем 9 км в сутки с 7 по 13 декабря), дивизии левого фланга наступали сравнительно медленно, что, несомненно, отрицательно сказалось па выполнении директивы фронта № 095/оп от 11 декабря.

При подведении итогов первого этапа Тульской наступательной операции необходимо отметить основное в действиях армий левого крыла фронта – начало разгрома немцев и перерастание наступления на оборонявшегося противника в его преследование. Это был один из первых, наиболее ощутимых успехов войск Западного фронта в сражении за Москву.

В оперативном отношении контрнаступление армий левого крыла, которое велось в течение 5–6 дней, представляло концентрический удар в сходящихся направлениях при необходимом взаимодействии армий между собой. Осуществление такого маневра в условиях снежной зимы и больших морозов еще раз говорит о смелости оперативного замысла Ставки и командования Западного фронта и боеспособности наших войск.

Связывающим звеном между 50-й и 10-й армиями была группа командира 1-го гвардейского кавалерийского корпуса. Характер действий нашей конницы в первом этапе Тульской операции (так же, как и во втором ее этапе) – сочетание конного строя с действиями в пешем строю при тесном тактическом взаимодействии с приданными стрелковыми частями и танками. Конь в данном случае служил средством более быстрого маневра.

В тактических действиях кавалерийской группы довольно широкое применение нашли методы вклинения отдельных кавалерийских полков между арьергардами противника, а также охват и окружение отдельных опорных пунктов и войсковых групп немцев.


Второй этап Тульской операции (15–19 декабря 1941 года)

Сильно потрепанные части 2-й танковой армии противника продолжали отход на юг и юго-запад, за рубеж Дедилово, Щекино и далее к Богородицку и Плавску, теряя оружие, технику и живую силу. По показаниям пленных, из 6000 солдат полка СС «Великая Германия» осталось только около 2000 человек.[84] Перед фронтом армий левого крыла по-прежнему действовали те же части противника, что и к 7 декабря. На некоторых направлениях эти части были усилены подкреплениями из тыла. В частности, в районе Алексина снова отмечалось усиление левого фланга 43-го армейского корпуса пехотой и танками. Это еще раз подтверждало стремление немецкого командования удержать за собой алексинский плацдарм.

Армии левого крыла продолжали наступление в основном в той же группировке, которая сложилась в ходе первого этапа операции. Только в 50-й армии к концу первого этапа, как мы видели, началась частичная перегруппировка частей правого фланга на западное, а затем и на северозападное направление.[85]

Соседняя слева 61-я армия Юго-Западного фронта к исходу 13 декабря вышла на рубеж Михайловское, Рахманова, Б. Моховая, Залесское, Ефремов, имея задачей продолжать наступление в западном направлении.


Развитие наступления 49-й армии в центре и на левом фланге при сковывающих действиях на правом фланге (15–19 декабря)

Задачи 49-й армии на последующий после 14 декабря период были определены директивой фронта № 0104/оп от 18 декабря, согласно которой 49-й армии надлежало

«в течение 14–15 декабря уничтожить алексинскую группировку противника, развивая в дальнейшем успех в направлении Недельное. С утра 15 декабря группой в составе одной стр. дивизии и четырех стр. бригад со средствами усиления с исходного положения Исконь, искл. Таруса – нанести главный удар в направлении Кузьмищево, Высокиничи».

Вспомогательный удар, согласно той же директиве, должны были наносить дивизии правого фланга армии. К исходу 18 декабря армии выйти своими главными силами на фронт Комарово, Черная Грязь, Недельное, Ахлебнино. Директива устанавливала разграничительную линию с 50-й армией – Титово (искл.), Ахлебнино, Калуга, Плетневка.

В соответствии с директивой фронта командующий 49-й армией 15 декабря отдал приказ № 016/оп, согласно которому армия переходила в общее наступление с утра 16 декабря, нанося главный удар центром (194-я и 133-я стрелковые дивизии,[86] 19, 26, 30 и 34-я стрелковые бригады,[87] 18-я и 23-я танковые бригады) в направлении на Салтыково, Гостешево. Правое крыло армии (415-я, 5-я гвардейская и 60-я стрелковая дивизии) наносило частью сил вспомогательный удар в направлении на Н. Вязовня, имея задачей выйти на рубеж Н. Вязовня, Троицкое, причем 415-я стрелковая дивизия активными действиями отдельных отрядов должна была сковать противиика и не допустить переброски его резервов в южном направлении.

Левофланговые дивизии (238-я, 173-я и 340-я) должны были завершить уничтожение алексинской группировки немцев и развивать успех в северо-западном направлении, на Петрищево.

На артиллерию возлагалась задача подготовить огонь по южной части Волковское, Салтыково, Больсуново (2 км южнее Салтыкова) и обеспечить ударной группе армии захват и удержание плацдарма на западном берегу реки Оки в указанных направлениях. Наряду с этим артиллерия должна была не допустить выдвижения противника со стороны Тарусы, Кузьмищева и Селиверстова.

Обе танковые бригады были приданы дивизиям ударной группы (194-й и 133-й) и выполняли задачи, поставленные им командирами дивизий.

Обеспечивающей наступление авиации (отдельная группа военно-воздушных сил Красной Армии) ставились задачи – прикрыть ударную группировку армии, содействовать выполнению ее задач и не допустить подхода резервов противника к полю боя ударной группы с юга и запада.

Как видно из поставленных дивизиям задач, в основу наступления была заложена идея концентрического охвата группы войск противника в углу, образованном слиянием Оки и Протвы, и захлестывания группы войск противника в районе Тарусы. План командующего армией командованием фронта был утвержден, причем было приказано начать выполнение его в намеченный срок. Однако фактический ход событий сложился несколько иначе.

С утра 16 декабря части армии приступили к выполнению поставленных задач. Противник всюду оказывал сопротивление; особенно упорное сопротивление он оказал на правом фланге, на участке Троицкое, Кузьмищево, и на левом фланге, на участке Нарышкино (3 км восточнее Белолипок), Поповка, используя заблаговременно подготовленные позиции.

5-я гвардейская и 60-я стрелковая дивизии 16 декабря несколько продвинулись вперед, а в течение следующего дня безуспешно вели бой в лесном массиве к западу и юго-западу от рубежа Высокое, Малеево.

194-я стрелковая дивизия также продвинулась вперед и к 12 часам 17 декабря заняла Новоселки, Ершово (3 км юго-восточнее Острова) и вела бой за Троицкое, превращенное противником в узел сопротивления. В первой половине 19 декабря оборона была преодолена, и дивизия развивала успех в направлении Гостешево.

133-я стрелковая дивизия, 26-я и 19-я стрелковые бригады вели бои на западном берегу реки Ока на рубеже Салтыково, Таруса. Город Таруса был взят 19-й стрелковой бригадой 19 декабря.

Части противника, находившиеся на южном берегу реки Протвы, отходили в район Высокиничи, где, по-видимому, создавалась группировка войск с целью удержания этого района. По данным разведки, на рубеже Таруса, Троицкое действовали части 260-й и 52-й пехотных дивизий, а к северу от реки Протвы вели бои 263, 137 и 268-я пехотные дивизии. На алексинском направлении части левого фланга армии, сломив сопротивление немецко-фашистских войск на рубеже Бунырево, Нарышкино, Поповка, подошли непосредственно к реке Ока. 238-я стрелковая дивизия в 15:30 17 декабря овладела Алексином и развивала успех в северо-западном направлении. 173-я и 340-я стрелковые дивизии вышли на участок Фомищево, Щукино, а 19 декабря перешли на западный берегОки и наступали в западном направлении. Немецко-фашистские части, бросая материальную часть, отходили под прикрытием арьергардов на запад и северо-запад.

В рассмотренных боевых действиях 49-й армии можно отметить, во-первых, переход в успешное наступление на всем фронте армии, за исключением ее крайнего правого фланга (415-я стрелковая дивизия); во-вторых, наиболее упорное сопротивление противника на участке 5-й гвардейской и 60-й стрелковой дивизий, чему способствовал характер местности (лес), и, в-третьих, в основном успешное разрешение задач дивизиями центра и левого фланга с отклонением 173-й и 340-й стрелковых дивизий от указанной оси движения (особенно 340-й стрелковой дивизии) в северо-западном и западном направлениях. Последнее произошло вследствие того, что значительная часть сил алексинской группировки противника отошла на юго-запад (в район Титово, Высокое, Столбово), откуда в период развития Калужской операции создавала угрозу 50-й армии, нависая над ее правым флангом.


Развитие наступления 50-й армии во взаимодействии с 1-м гвардейским кавалерийским корпусом и 10-й армией в южном направлении с целью уничтожения отходящих войск 2-й танковой армии противника

На период после 13 декабря задачи 50-й армии в основном оставались без изменения. Согласно директиве фронта № 0104/оп от 13 декабря армия должна была во взаимодействии с 1-м гвардейским кавалерийским корпусам продолжать наступление в направлении на Щекино, имея целью уничтожить тульскую группировку противника и к исходу 15 декабря главными силами выйти на рубеж Пластово, Житово.

Во вторую половину дня 14 декабря и в течение 15 и 16 декабря боевые события на фронте 50-й армии развивались в основном в двух направлениях – западном и южном, на подступах к Щекину. Части 258-й стрелковой дивизии, сломив сопротивление немцев на реке Упа, в районе Павшино, к 11 часам 16 декабря вышли на рубеж Березово, Красная Заря, Ивановка (все пункты в 10 км юго-западнее Павшина), овладев этими пунктами.

В последующие дни наступление дивизии развивалось согласно новому плану командования армии в северо-западном направлении. 290-я стрелковая дивизия к 16 декабря сосредоточила свои главные силы в районе Веригино, Воскресенское, находясь в готовности к выполнению новых задач армии. 217-я стрелковая дивизия с 32-й танковой бригадой, наступая из района Воробьевка, Бабурино, Ясенки (все пункты севернее Щекина 3 км), вела бои за Щекино. Части 296-й пехотной дивизии противника с большим количеством автоматического оружия и минометов, занимая в районе Щекино подготовленные позиции, оказывали упорное сопротивление. 154-я стрелковая дивизия с рубежа Смирное, Панарино (оба пункта в 1–2 км северо-западнее Ломинцева), Ломинцево наступала в направлении на Шевелевку (4 км восточнее Щекина).

К 17 декабря 154-я стрелковая дивизия была выведена из боя и сосредоточена в 5 км юго-западнее Тулы (в районе Татьево, Хюпилово, Дементьево) для выполнения новых задач армии. 413-я стрелковая дивизия с занятого ею 14 декабря рубежа (Подосинки, Замятино, Крутое) вела наступление на Косов, Щекино (оба пункта в 3 км юго-западнее Ломинцева), где встретила упорное сопротивление немцев, которые силой до двух батальонов пехоты с 15 танками занимали заблаговременно подготовленные к обороне позиции.

Таким образом, центром боевых событий на фронте 50-й армии в течение 15–16 декабря был район станции Щекино, который противник пытался удержать, чтобы обеспечить отход своих войск.

Утром 15 декабря, в соответствии с указаниями фронта, требовавшими поворота главных сил армии на северо-западное направление, командование 50-й армии ставит своим войскам новые задачи. Согласно приказу армии за № 39/оп от 15 декабря правый фланг и центр должны были содействовать 49-й армии в уничтожении алексинской группировки противника, а левый фланг и частично центр армии (413-я и 217-я стрелковые дивизии) должны были во взаимодействии с 1-м гвардейским кавалерийским корпусом завершить разгром группировки противника в районе Щекино, Житово, после чего эти дивизии поворачивали на запад. 31-я кавалерийская дивизия обеспечивала левый фланг армии, действуя в стыке с 1-м гвардейским кавалерийским корпусом.

В приказе армии дивизиям указывались рубежи и намечались сроки их прохождения. Из схемы 14 видно, каково должно было быть оперативное построение армии при ее перегруппировке на западное и северо-западное направления. Уступный характер этого построения объяснялся двумя причинами: во-первых, необходимостью покончить со щекино-житовской группировкой противника и, во-вторых, отставанием соседа слева – 10-й армии, что требовало обеспечения левого фланга армии со стороны лихвинско-черепетской группировки противника.

В течение второй половины дня 16 декабря дивизии армии, выполняя приказ, наступали в южном и юго-западном направлениях. 258-я стрелковая дивизия встретила наиболее сильное сопротивление противника в районе Андреевское (7 км северо-западнее Павшина) и отошла своим правым флангом к Павшину. 290-я стрелковая дивизия продолжала бой одним полком за Супрут 217-я стрелковая дивизия продолжала бой за Щекино, куда со стороны Шевелевки (4 км восточнее станции Щекино) наступала двумя полками и 154-я стрелковая дивизия. 413-я стрелковая дивизия продолжала бой на прежнем рубеже. К исходу 17 декабря 50-я армия, овладев 217-й стрелковой дивизией Щекином, вышла на фронт западнее Пластова, Гурьевки, Супрута, Щекина.

В течение ночи на 18 декабря части армии приводили себя в порядок и вели подготовку к дальнейшему наступлению.

В последующие дни 50-я армия развертывала наступление в калужском направлении, на котором отдельные ее части к тому времени уже вели бои.

Боевые события на фронте соседней слева группы 1-го гвардейского кавалерийского корпуса генерала Белова развивались следующим образом.

Согласно директиве командующего фронтом генерала армии Жукова за № 0106/оп от 13 декабря группа должна была во взаимодействии с 50-й и 10-й армиями уничтожить противника в районе Дедилово, Щекино, Богородицк (искл.) и к исходу 16 декабря сосредоточиться в районе Крапивна, Даниловка (10 км южнее Крапивны).

Исходя из указаний фронта, генерал Белов построил группировку своих частей следующим образом:

а) на правом фланге с рубежа Липня, Березовка (3 км юго-восточнее Липни) в юго-западном направлении вела наступление 322-я стрелковая дивизия;

б) в центре, в направлении Дедилово развивала удар 1-я гвардейская кавалерийская дивизия;

в) на левом фланге частью сил вела бой за станцию Узловая 2-я гвардейская кавалерийская дивизия с 9-й танковой бригадой, выдвигая остальные части в западном направлении во взаимодействии с 1-й гвардейской кавалерийской дивизией.

На рассвете 14 декабря 2-я гвардейская кавалерийская дивизия после упорного боя овладела Узловой и начала преследование немцев в западном направлении. Один кавалерийский полк был выслан с танками для перехвата шоссе Тула—Орел в районе Житово.

Однако эту задачу выполнить сразу не удалось вследствие сопротивления противника.

Утром 15 декабря 1-я кавалерийская дивизия с боем заняла Дедилово. 322-я стрелковая дивизия, овладев Быковом, развивала наступление в направлении Плеханово (15 км северо-западнее Дедилова).

Наступление кавалерийской группы продолжалось с небольшими перерывами и ночью. Утром 16 декабря кавалерийская группа вышла на реку Упу на участке Дубровка (2 км севернее Горы Услань), Курово, Смирновка. В районе Курова части 1-й гвардейской кавалерийской дивизии встретили сильное сопротивление 399-го пехотного полка противника, с которым вели бой.

17 декабря командующий фронтом директивой № 7989 поставил кавалерийскому корпусу задачу – к исходу 18 декабря выйти в район Крапивна, Архангельское, Умчино. Директива фронта по существу повторяла корпусу задачу, поставленную накануне в директиве за № 112/оп.

В тот же день генерал Белов донес генералу Жукову о своем решении начать движение в указанный район в ночь на 18 декабря, в основном оставляя без изменения группировку своих частей.

Разведкой и боем было установлено, что перед фронтом корпуса отходили остатки частей 167-й пехотной, 17-й танковой дивизий и, по-видимому, 10-й моторизованной дивизии.

В ночь на 18 декабря части кавалерийской группы начали выдвижение в указанный район и к утру 18 декабря вышли на фронт Житово, Сорочинка (искл.).

Таким образом, в боевых действиях на фронте 50-й армии за период с 13 по 17 декабря можно отметить следующие моменты. Во-первых, в основном была успешно разрешена задача по разгрому щекино-житовской группировки противника, стремившегося удержать за собой район Щекино, Житово и тем самым прикрыть шоссе Тула—Орел. Во-вторых, еще в процессе завершения Тульской операции началось перерастание ее в новую Калужскую операцию 50-й армии, что нашло свое выражение в перегруппировке армии со щекинского (южного) направления на северо-западное направление.

Для 1-го гвардейского кавалерийского корпуса и 10-й армии в этот период частично оставались еще задачи по завершению Тульской наступательной операции, а в последующем необходимо было начать новую Белевско-Козельскую операцию, причем 1-й гвардейский кавалерийский корпус, действовавший в стыке 10-й и 50-й армий, как увидим далее, принимал некоторое участие и в Калужской операции.


Развитие наступления 10-й армии в богородицко-плавском направлении до выхода на рубеж рек Плавы и Упы и занятие Плавска

Директивой фронта № 0106/оп от 13 декабря 10-й армии была поставлена задача: имея главную группировку на левом фланге армии и нанося главный удар в направлении Богородицк, Плавск, Арсеньево (35 км западнее Плавска), во взаимодействии с 1-м гвардейским кавалерийским корпусом, к исходу 16 декабря уничтожить противника в районе Узловая, Богородицк, Плавск и выйти главными силами на рубеж станция Житово, Плавск.

Левая граница армии оставалась без изменения.

Как видно из директивы, удар главных сил армии нацеливался в юго-западном направлении с целью более глубокого охвата группировки противника, находившейся севернее параллели Богородицк.

С утра 14 декабря войска 10-й армии возобновили наступление и к исходу того же дня вышли на фронт: 330-я и 328-я стрелковые дивизии перешли железную дорогу Узловая, Богородицк на участке Бибиково (2 км южнее Узловой), Притоны и вели наступление в западном направлении. 324-я стрелковая дивизия вела бой против частей 112-й пехотной и 10-й моторизованной дивизий на подступах к Богородицку. Утром 15 декабря дивизия овладела Богородицком и развивала успех в западном направлении. Левее 324-й стрелковой дивизии, на участке Богородицк, Товарково, с боями продвигалась вперед 323-я стрелковая дивизия. Уступом за ней наступала 326-я стрелковая дивизия. Наступление последней задерживалось сопротивлением немецко-фашистской пехоты из района Каганович, Моховое. 325-я стрелковая дивизия к этому времени только сосредоточивалась в районе Епифани и южнее с задачей к утру 16 декабря выйти в район Каганович.

Находившиеся в составе армии три кавалерийские дивизии, фактически действуя разобщенно одна от другой, двигались в юго-западном направлении. 41-я кавалерийская дивизия, обходя Богородицк с юга, наступала на Плавск с задачей овладеть им. 57-я и 75-я кавалерийские дивизии только сосредоточивались в районе Стар. Гать, Матвеевка (11 км южнее Епифани). Такое положение заставило командование армии объединить (17 декабря) все три кавалерийские дивизии в одну группу под командованием генерала Мишулина. Группа действовала на левом фланге армии, в стыке с Юго-Западным фронтом и имела задачу наступать в направлении Плавска. Это мероприятие следует считать целесообразным, но в общем ходе событий на фронте 10-й армии особенно больших результатов оно не дало.

В последующие до 19 декабря дни наступление 10-й армии развивалось следующим образом. К исходу 17 декабря части 321-й стрелковой дивизии перешли реку Упу на участке Наумовка, Мясновка, а 323-я стрелковая дивизия достигла своими передовыми частями Ржаво. 326-я стрелковая дивизия к тому времени прошла Сухой Ручей. Кавалерийские дивизии, несколько отстав, по-прежнему находились на левом фланге армии, двигаясь на Плавск и южнее.

Группировка противника перед фронтом армии в основном оставалась без изменения. 167-я и 112-я пехотные, 29-я и 10-я моторизованные дивизии немецко-фашистских войск, оказывая сопротивление, отходили на Плавск, Одоево. Отход прикрывался сильным огнем 150-мм батарей.

К исходу 19 декабря 323-я стрелковая дивизия своими главными силами (два полка) с боем овладела Плавском и развивала удар в северо-западном направлении. Кавалерийская группа генерала Мишулина в течение 18 декабря вела бой в районе Теплое (10 км юго-восточнее Плавска), где пыталась окружить противника. К этому времени соседний справа 1-й гвардейский кавалерийский корпус занял рубеж Пришня, Стар. Крапивенка, Старый Хутор (6 км южнее Стар. Крапивенки) и, взаимодействуя с правым флангом армии, двигался к реке Плаве.

С выходом частей 10-й армии и 1-го гвардейского кавалерийского корпуса на меридиан Плавска и рубеж реки Плавы следует считать законченным второй этап Тульской операции и для 10-й армии, и для 1-го гвардейского кавалерийского корпуса. Последующие боевые действия на левом крыле фронта разбиваются на ряд частных, последовательных операций – наступление 49-й армии на Высокиничи, а также Калужскую и Белевско-Козельскую операции.


В рассмотренных боевых действиях на фронте 10-й армии во втором этапе Тульской операции можно отметить следующие моменты.

Во-первых, наступление армии фактически свелось к фронтально-лобовым ударам без попыток обхода и охвата ряда узлов сопротивления противника. Это обстоятельство вынуждало командование фронта неоднократно указывать командованию армии (так же, как и командованию других армий) на необходимость более решительных действий, с широким применением обходов и охватов, используя промежутки между узлами сопротивления, особенно не простреливаемые огнем противника.

Во-вторых, несмотря на то, что общий темп наступления 10-й армии в среднем в течение всей операции был свыше 12 км в сутки (значительно выше, чем в 50-й и 49-й армиях), по замыслу командования фронта, ставившего задачей окружение главных сил 2-й танковой армии, этот темп надлежало увеличить. Действовавший же в стыке обеих армий 1-й гвардейский кавалерийский корпус, к сожалению, также не смог развить на данном этапе более быстрого темпа наступления, главным образом вследствие сопротивления, оказанного ему противником на ряде рубежей. В силу этого командование фронта вынуждено было в директиве № 0102/оп от 13 декабря отметить, что

«10 армия своей пассивностью и систематическим невыполнением приказов о занятии впереди лежащих рубежей и объектов срывает план операции фронта и дает возможность врагу отводить свои части и технику…»[88]

Кроме того, командование фронта потребовало от командования армии представления Ставке объяснения о причинах медленных темпов наступления. В-третьих, объединение трех кавалерийских дивизий в одну группу в принципе несомненно было правильным, но вследствие различного боевого и технического оснащения (особенно плохо были вооружены 57-я и 75-я кавалерийские дивизии) подвижная группа сколько-либо существенной роли не сыграла и впоследствии была расформирована, а ее дивизии переданы в состав 1-го гвардейского кавалерийского корпуса.


Общее заключение и выводы по Тульской наступательной операции

Роль и значение Тульской наступательной операции в общей операции Западного фронта

Рассмотренная нами операция войск левого крыла Западного фронта развертывалась на одном из важных операционных направлений фронта – Тульском – и по своему размаху явилась операцией группы армий, связанных единством оперативного замысла и цели действий. В ходе боевых действий принимал участие левый фланг 49-й армии, выполнявший во взаимодействии с правым флангом 50-й армии задачу разгрома алексинской группировки противника.

Нависание этой группировки с северо-запада над Тулой создавало угрозу правому флангу 50-й армии и могло помешать развитию ее наступления в южном от Тулы направлении. Поэтому командование фронта уделяло большое внимание борьбе на алексинском направлении. Главные силы 50-й армии, 1-й гвардейский кавалерийский корпус и 10-я армия вели борьбу с целью уничтожения 2-й танковой армии противника, в состав которой входил и ряд пехотных дивизий (112-я, 167-я, 296-я и, по-видимому, 31-я и 131-я дивизии 43-го армейского корпуса). Разгром этих войск немецко-фашистской армии на тульском плацдарме приобретал исключительно большое значение в сражении за Москву, являясь частью общего разгрома войск противника армиями Западного фронта и их успешного движения на запад.

Несмотря на некоторые недостатки в проведении операции, отмеченные нами, эта задача в целом была выполнена успешно. Для армий левого крыла открывался путь к решению новой большой задачи фронта – во взаимодействии с центром и правым крылом фронта разгромить центральную группировку немецко-фашистских войск.


Особенности Тульской операции

Одной из особенностей Тульской наступательной операции явилось то, что она выросла непосредственно из оперативной обороны, которую до того проводили войска тульского направления.

Так, 49-я армия еще в первом этапе операции вела активную оборону на своем правом фланге и в центре, причем крайний правый фланг армии оборонялся и во втором этапе. На левом фланге, против алексинского плацдарма (во взаимодействии с правым флангом 50-й армии), велись активные наступательные действия в интересах операции в целом. Здесь же между оборонительными действиями, которые до того велись на этом участке, и наступлением не было паузы; одно оперативное действие вытекало из другого.

Почти аналогичную картину видим мы и на фронте 50-й армии, которой в период, предшествующий операции, пришлось выдержать удары крупных сил правого крыла немецко-фашистских войск, наступавших в направлении на Москву. Благодаря мероприятиям Ставки и фронта здесь в ходе обороны все время нарастала сила сопротивления, которая дала возможность 50-й армии в общей группе армий левого крыла перейти в нужный момент к наступлению. Что касается 1-го гвардейского кавалерийского корпуса, который был одним из важнейших звеньев нашего контрудара на тульском направлении, то он еще до перехода в общее наступление развивал активные действия, начав их 27 ноября из района Каширы. Своим ударом 1-й кавалерийский корпус дал возможность избежать преждевременного ввода 10-й армии до окончания ее оперативного сосредоточения и развертывания.

Таким образом, еще в период оборонительной операции на тульском направлении началось наступление на одном из его участков, которое явилось провозвестником будущего общего наступления левого крыла фронта, а вместе с ним и всего Западного фронта.

Введенная из стратегического резерва Ставки 10-я армия вступила в операцию по-иному. Ее наступлению предшествовал период оперативного сосредоточения и развертывания, затем шел период подготовительных мероприятий и планирования (вне соприкосновения с противником!), которые не были полностью закончены до начала операции.

В ходе боевых событий в Тульской операции возникла необходимость в ряде частных перегруппировок в соответствии с условиями обстановки и оперативным замыслом командования. Переподчинение 340-й и 173-й стрелковых дивизий 49-й армии было необходимо в целях быстрейшего разгрома алексинской группировки противника. Подчинение 1-му гвардейскому кавалерийскому корпусу стрелковых дивизий также вызывалось условиями обстановки, которая требовала усиления конницы пехотой, так как корпусу в большинстве случаев приходилось вести бои в спешенном строю, и конь служил средством скорейшего маневрирования. И, наконец, наиболее ярким примером перегруппировки, произведенной непосредственно в ходе боевых действий, явилась перегруппировка 50-й армии с поворотом на новое операционное направление. В описании операции мы уделили этому вопросу достаточное внимание и объяснили причины поворота 50-й армии с юго-запада на северо-запад.

Коротко подведем итоги. Во-первых, своеобразие Тульской наступательной операции заключалось в том, что она вырастала непосредственно из оборонительной операции, без значительного промежутка во времени. Во-вторых, в общем ходе наступления на широком фронте, на отдельных его участках еще велась оборона. В-третьих, в ходе наступления производились частные перегруппировки, нашедшие наиболее яркое выражение в перегруппировке 50-й армии, что обусловливалось маневренным характером боевых действий на широком фронте и сложностью задач, стоявших перед войсками левого крыла Западного фронта.


Размах операции и ее глубина.

Темпы наступления, вопросы взаимодействия войск, управление и связь

Общий размах операции по фронту и по глубине выражается в цифрах, которые мы приводили при описании района военных действий, т. е. около 110 км в направлении с севера на юг и около 130 км в направлении с востока на запад.

По времени операция заняла 10–12 дней, в течение которых почти непрерывно велись боевые действия. Темп наступления армий был различным. Так, для правого фланга и центра 49-й армии он составлял не более 1 км в сутки для всей операции в целом. Во втором же этапе операции эта цифра повышается, теми наступления достигает 3–4 км в сутки (с учетом уклонений дивизий от указанного направления с целью обхода и охвата отдельных опорных пунктов противника). Части левого фланга, преодолевая сопротивление противника на алексинском плацдарме, наступали в основном таким же темпом. Если взять перегруппировку на данное направление 340-й и 173-й стрелковых дивизий (с учетом пребывания этих дивизий в пути), то темп наступления доходил до 6–8 км в сутки.

Продвижение 50-й армии (с учетом ее перегруппировки на северозападное направление) за 10 дней операции было 25–30 км, что составляет в среднем 2,5–3 км в сутки. Общее продвижение 1-го гвардейского кавалерийского корпуса составило 100–120 км, или 8–10 км в сутки.

Наиболее быстрый теми наступления все же был у 10-й армии: он колебался в пределах 12–13 км в сутки.

Вопросы взаимодействия в Тульской операции, как операции нескольких армий имели исключительно большое значение. Основным здесь являлась постановка задач армиям командованием фронта, направленных к достижению одной цели. Так, на алексинском направлении решающим в этом вопросе являлось взаимодействие левого фланга 49-й армии с правым флангом 50-й армии, на что командование фронта неоднократно указывало. На щекинском и сталиногорском направлениях это взаимодействие достигалось нацеливанием фронта 50-й армии в южном и юго-восточном направлениях, 1-го гвардейского кавалерийского корпуса в юго-западном направлении, а 10-й армии в западном и юго-западном направлениях. По-видимому, имела место также договоренность командующих армиями между собой по дополнительно возникавшим вопросам, как одна из форм взаимодействия.

Большую роль сыграли указания командования фронта о приближении командного пункта командующего армией на расстояние 10–15 км от линии фронта, а расположение штабов армии – не далее 25–30 км, что значительно облегчало управление войсками. Необходимо отметить, что с этой задачей штабы армий в основном справились, за исключением случаев, о которых мы уже упоминали. Эта маневренная операция вскрыла также те затруднения, которые испытывает командование армии, имеющее в непосредственном подчинении до десяти войсковых соединений и более (10-я армия имела в своем составе одиннадцать дивизий). Поэтому, например, командование 10-й армии впоследствии поднимало вопрос о необходимости постоянного или временного объединения отдельных дивизий в группы или корпуса.


Развитие наступления на Высокиничи, Калугу и Белев

К 18 декабря армии левого крыла Западного фронта, продолжая вести бои с противником, находились на следующих рубежах. 49-я армия, обороняясь на своем правом фланге, центром и левым флангом с линии Троицкое, западнее Тарусы и Алексина, продолжала наступление в направлении Высокиничи и Петрищево. 50-я армия с рубежа Высокое, Дубна, Воскресенское наступала в северо-западном и западном направлениях. Группа 1-го гвардейского кавалерийского корпуса и 10-я армия, развивая наступление в западном направлении, выходили на рубеж Пришня, Стар. Крапивенка, река Плава, Плавск и южнее.

С проведением Тульской операции наступление армий левого крыла фактически не прекращалось. В соответствии с общим оперативным замыслом командования фронта это наступление продолжалось и, развиваясь в северо-западном и западном направлениях, привело к наступлению 49-й армии на Высокиничи и Недельное, 50-й армии на Калугу, 1-го гвардейского кавалерийского корпуса и 10-й армии на Белев и Козельск.


Развитие наступления 49-й армии в направлении Высокиничи и Недельное

Потерпев поражение на рубеже реки Протвы от Троицкого до устья и далее на реке Ока до Алексина, немецко-фашистские части в главной своей массе начали отходить примерно в следующие районы: от Троицкого и южнее – в район Высокиничи, от Тарусы – на Недельное, от Алексина – к Калуге и в район 30–40 км юго-западнее Алексина (Макарово, Столбова, Титово, Поздняково).

Данными разведки отмечалась следующая группировка войск противника: на фронте от Буринова до Тарусы части 263, 137 и 268-й пехотных дивизий, а также отдельные подразделения 260-й пехотной дивизии (главные силы которой в этот период находились, по-видимому, в районе Высокиничи). От Тарусы до Алексина фиксировались части 52-й пехотной дивизии. На алексинском направлении с боями отходили части 31-й и 131-й пехотных дивизий 43-го армейского корпуса.

На северном берегу реки Протва противник продолжал удерживать занимаемый рубеж от Острова (2 км западнее Троицкого) до Воронцовки и далее до Буринова. Вследствие лесистого характера местности и упорной обороны немцев наступление правого фланга армии успеха не имело. В основном успешное разрешение ударной группой 49-й армии своих задач и ликвидация алексинского плацдарма противника частями левого фланга в период Тульской операции потребовали постановки войскам армии новых задач с целью развития дальнейшего ее наступления.

Начальником штаба фронта в ночь на 19 декабря было указано: 49-й армии в связи с успешным продвижением ударной группы командующий фронтом приказал часть сил 5-й гвардейской и 60-й стрелковой дивизий рокировать южнее реки Протвы с целью усиления правого фланга ударной группы для быстрейшего выхода в тыл высокиничской группировке противника.

В развитие этой директивы фронта командующий 49-й армией генерал Захаркин в тот же день отдал приказ № 018/оп, согласно которому

«49 армия, частью сил (415 и 5 гв. стр. дивизии), сковывая противника на участке Буриново, Малеева (вост. Воронцовка 2 км), остальными соединениями продолжает наступление с задачей завершить ликвидацию высокиничской и алексинской группировок противника и передовыми подвижными отрядами к исходу 19.12.41 выйти на рубеж Черная Грязь, Недельное, Степановское, Фетиньино, Ахлебнино».

В соответствии с этим 415-я стрелковая и 5-я гвардейская дивизии должны были активными действиями отдельных отрядов сковать противника, не допустив переброски его резервов в южном направлении. В дальнейшем 5-я гвардейская дивизия выводилась в резерв севернее Тарусы. 60-я стрелковая дивизия получила задачу: к исходу 19 декабря овладеть Высокиничами. 194-я стрелковая дивизия должна была действовать в направлении Гостешево, Нов. Слободка, обходя Высокиничи с юга, и к исходу 19 декабря главными силами овладеть Никоновом, Карповом, а передовыми отрядами занять Нов. Слободку. Левее на рубеж Лопатино, Филипповка нацеливалась 26-я стрелковая бригада с задачей 19 декабря занять оба пункта передовыми отрядами, а главными силами выйти в район Волынцы (3 км юго-западнее Высокиничей).

133-я стрелковая дивизия и находящаяся слева от нее 30-я стрелковая бригада получили задачу: к исходу 19 декабря выйти подвижными отрядами на рубеж Филипповка, Недельное, Кудиново, а главными силами овладеть рубежом Алтухово, Дурово, Поздняково. 19-я стрелковая бригада должна была, уничтожив противника юго-западнее Тарусы, к исходу дня сосредоточиться в районе Исаково, Латынино, Кресты.

Левофланговые 238-я и 173-я стрелковые дивизии к тому же времени, наступая в северо-западном направлении, должны были главными силами выйти на рубеж Латынино, Богородское, Елькино. 340-я стрелковая дивизия по выходе ее в район Ферзиково передавалась в 50-ю армию. Командный пункт штаба армии продолжал оставаться в Бутурлине.

Как видно из изложенного, общей задачей 49-й армии являлись концентрический охват группировки противника в районе Высокиничи частями правого фланга (исключая 415-ю стрелковую дивизию) и нанесение удара дивизиями левого фланга в северо-западном направлении. Войскам армии в течение второй половины дня 19 декабря предстояло, преодолевая сопротивление противника, пройти по лесным массивам от 10 до 20 км (последнее – для передовых отрядов).

Материально-техническая обеспеченность армии к 18 декабря: винтовочных патронов – 1,4 боекомплекта, артиллерийских снарядов всех калибров – 1,5 боекомплекта, мин – 1 боекомплект, горючего – 1,5 заправки, продовольствия – 3,5 суточной дачи плюс запасы полевых складов. Следовательно, армия была удовлетворена боеприпасами, горючим и продовольствием. Кроме того, наличие в зоне действий 49-й армии шоссе Москва—Серпухов обеспечивало подвоз из фронтовых и главного командования баз. Базирование тылов армии оставалось то же, что и к 7 декабря.

Наступление частей 49-й армии с 19 декабря развернулось следующим образом. С утра 19 декабря части 415-й, 5-й гвардейской и 60-й стрелковой дивизий продолжали вести бой на рубеже Буриново, Воронино, Малеева, Боровка (4 км юго-восточнее Воронцовки), встречая сильное противодействие фашистов, опиравшихся на развитую систему лесной обороны. 194-я стрелковая дивизия наступала на Гостешево. В районе Троицкое была разгромлена крупная часть противника, по-видимому, принадлежавшая 268-й пехотной дивизии. К исходу дня 19 декабря и весь день 20 декабря дивизия вела бой за Остров, окружая его с севера и с юга. Противник оказывал упорное сопротивление, опираясь на заранее подготовленные к обороне узлы.

133-я стрелковая дивизия и 26-я стр. бригада продолжали вести бой за овладение линией Раденки (2 км севернее Льгова), Льгово. Блокировав последний, наши части (один стрелковый полк) наступали на Титово (2 км западнее Льгова). 30-я стрелковая бригада наступала на Болтаногово (4 км юго-западнее Льгова). 19-я стрелковая бригада продвигалась в указанный район.

238-я стрелковая дивизия, встречая сильное сопротивление немецко-фашистских частей, с большими затруднениями продвигалась на указанный приказом армии рубеж. Только к исходу дня 20 декабря дивизия овладела Петрищевом и продолжала наступление на Кареево. 173-я стрелковая дивизия только к утру 21 декабря вышла в район Семейкино, Богимово (8 км оба юго-западнее Петрищева), овладев этими пунктами.

В течение 20–22 декабря войска 49-й армии, выполняя приказ командующего армией от 19 декабря, вели бои в следующих районах: 415-я стрелковая дивизия и два полка 60-й стрелковой дивизии оборонялись на рубеже разъезд Буриновский (3 км южнее Буринова), лес севернее Острова. 5-я гвардейская стрелковая дивизия выводилась в резерв армии, в район Салтыкове, Больсуново (оба пункта в 6–8 км севернее Тарусы). 194-я стрелковая дивизия по-прежнему вела безуспешный бой за Остров, Галчатовку (1 км южнее Острова). 133-я дивизия, 26-я и 30-я стрелковые бригады продолжали вести бой за овладение линией укрепленных пунктов Раденки, Льгово, Болтаногово. 34-я стрелковая бригада, выведенная из армейского резерва, вела бой в районе Лыткино, Хомяково. 238-я стрелковая дивизия переходила основными силами рубеж реки Таруса на участке Пименово, Лотрево (оба пункта в 10–12 км северо-западнее Петрищева), наступая в направлении Недельное. 173-я стрелковая дивизия после ночного боя к утру 23 декабря вышла в район Лобаново, Каменка, Максимово.

Согласно данным разведки к 25 декабря, войска противника действовали на следующих рубежах: 137-я пехотная дивизия – Семкино, Воронцовка; 268-я пехотная дивизия – Малеева, Остров; 260-я пехотная дивизия – Остров, Раденки, Льгово, Заворово; 52-я пехотная дивизия – Заворово, Хомяково, Кресты, Шульгино и далее части 131-й и 31-й пехотных дивизий.

В результате боев с 19 по 23 декабря выяснилось, что достигнуть намеченных рубежей к указанному приказом № 018 сроку не удастся вследствие сильного сопротивления противника. В этих условиях командование армии 22 декабря принимает новое решение, суть которого сводится к следующему. Противник, опираясь на систему сильных опорных пунктов, удерживает свои позиции на правом фланге и в центре армии. На левом фланге армии немцы, разбитые нашими частями в районе Алексина, продолжают отходить в западном и северо-западном направлениях. Необходимо, сковав противника на крайнем правом фланге армии, частями центра окружить и уничтожить немцев в районе Высокиничи. Одновременно надо развить удар частей левого фланга армии в направлении Детчино, имея задачей отрезать пути отхода противнику на запад и северо-запад.

Таким образом, в основу решения командующего 49-й армией была положена идея окружения немцев непосредственно в районе Высокиничи и глубокий охват их в направлении Детчино.

Такое решение командования армии соответствовало обстановке. Несмотря на несколько затянувшиеся бои против высокиничской группировки противника, исход этой борьбы был ясен. Задачу разгрома высокиничской группировки немцев должны были решить части центра армии. Выход 50-й армии к Калуге и завязавшиеся бои за нее свидетельствовали о прикованности противника к этому району, а следовательно, и об оперативной обеспеченности левого фланга 49-й армии. Все это давало право командованию 49-й армии нацелить свои левофланговые дивизии значительно глубже, чем это намечалось приказом № 018. Выполнение этого маневра создавало двоякие благоприятные предпосылки: с одной стороны, охватывалась группировка противника в районе Недельное, Башмаковка, с другой стороны, выход в район Детчино облегчал 50-й армии разгром калужской группировки немцев.

Согласно этому решению командующего армией 22 декабря был отдан приказ армии № 019/оп, по которому 415-я стрелковая дивизия должна была, ведя боевую разведку в направлении Высокиничи, прочно оборонять занимаемый рубеж. 60-я, 194-я, 133-я стрелковые дивизии и 26-я и 30-я стрелковые бригады должны были продолжать выполнение задач, поставленных приказом № 018. 34-я стрелковая бригада должна была из района в 8 км западнее Тарусы развивать наступление в северо-западном направлении и к исходу 23 декабря выйти в район Андреевское, Антоново, Лопатино (все пункты в 8 км западнее Высокиничей), откуда повернуть на Высокиничи для совместного удара с группой частей, наступавших с востока.

19-я стрелковая бригада получила задачу развивать наступление на Недельное, откуда действовать в направлении Лопатино, содействуя окружению высокиничской группировки противника.

238-я и 173-я стрелковые дивизии должны были, продолжая преследование противника, к. исходу 23 декабря выйти главными силами на фронт Афанасьево, Детчино, Торбеево.

5-я гвардейская стрелковая дивизия, как было сказано, выводилась в армейский резерв севернее Тарусы, откуда она должна была действовать в зависимости от обстановки, – или с группой частей центра армии или с ударной группой (238-я и 173-я стрелковые дивизии) левого фланга армии. Впоследствии 5-я гвардейская стрелковая дивизия была брошена на левый фланг армии с целью развития его наступления.

В соответствии с неоднократными указаниями фронта командование армии в своем приказе потребовало от начальников всех степеней избегать лобовых атак укрепленных пунктов противника и стараться обходить эти пункты. Было приказано решительнее использовать подвижные отряды для выброски их на пути отхода противника с целью окружения и уничтожения его живой силы. Эти указания были необходимы, потому что в ряде случаев имели место лобовые атаки, кроме того, проявлялись нерешительность и медлительность в использовании лыжников и других подвижных отрядов.

В период с 23 по 27 декабря события на фронте 49-й армии развивались следующим образом.

415-я стрелковая дивизия до 24 декабря оборонялась на занимаемом рубеже. С 24 декабря дивизия перешла от обороны к наступлению и, действуя отдельными отрядами, медленно продвигалась вперед. Сопротивление противника на участке дивизии начинает ослабевать. Развивая наступление, части 415-й стрелковой дивизии в первой половине 26 декабря подошли к рубежу Куркино (2 км севернее Троянова), Трояново, Макарово, где снова встретили упорное сопротивление немцев. Овладев во второй половине дня 28 декабря Макаровом, дивизия вела наступление в западном направлении.

Части 60-й стрелковой дивизии, медленно, с боями продвигаясь вперед, 25 декабря вышли в район Верхн. и Нижн. Вязовня (4 км восточнее Высокиничей) и заняли указанные пункты. Во второй половине дня 26 декабря 60-я стрелковая дивизия вступила в бой с противником на подступах к Высокиничам. Обходя Высокиничи с севера и северо-востока, дивизия к утру 27 декабря, после упорного боя, заняла их и стала развивать наступление в западном направлении.

194-я стрелковая дивизия, пройдя лесной массив к югу от Высокиничей, 27 декабря развивала наступление в направлении Ивановское (3 км западнее Высокиничей). Перед фронтом дивизии действовали небольшие прикрывающие отход части противника.

К тому же времени 133-я стрелковая дивизия овладела Стехином, Уткином (5 км юго-западнее Высокиничей) и наступала в направлении Антоново (6 км западнее Высокиничей).

30-я стрелковая бригада по овладении ею районом Болтаногово, Заворово (3 км северо-западнее Тарусы) выводилась во второй эшелон за 238-й стрелковой дивизией.

Части 238-й стрелковой дивизии, успешно продвигаясь в указанном направлении, 24 декабря подошли к рубежу Недельное, Башмаковка, где снова завязались упорные бои.

173-я стрелковая дивизия к этому времени только подходила к Маслову, медленно продвигаясь вперед. Командование фронта, учитывая выдвинутое вперед положение 238-й стрелковой дивизии, 24 декабря потребовало от командования армии немедленно вывести 173-ю стрелковую дивизию и 19-ю стрелковую бригаду на линию 238-й стрелковой дивизии.


5-я гвардейская стрелковая дивизия с 23-й танковой бригадой после тяжелого марша в условиях снежных заносов, по плохим дорогам, к исходу 24 декабря сосредоточилась в районе Петрищево с задачей с утра 25 декабря следовать в район Недельное, где она должна была составить второй эшелон ударной группы (173-я и 238-я стрелковые дивизии).

В течение 25–27 декабря основные бои на левом фланге 49-й армии развернулись в районе Недельное. Удерживая этот район, противник, по-видимому, считал его ключом к железной дороге Малоярославец– Калуга и к линии опорных пунктов по этой дороге от Афанасьево до Детчино и Торбеево.

Возможности же обхода Недельного и Башмаковки командованием армии и дивизий полностью не были использованы, что явилось одной из причин топтания на месте некоторых наших частей под Недельным.

173-я стрелковая дивизия в первой половине дня 26 декабря вышла на рубеж Бол. Луга, Пнево-Рахманово (юго-восточнее линии Детчино, Торбеево 4 км), но вследствие сильной контратаки противника и интенсивного огня отошла своим правым флангом к Дольскому (7 км юго-восточнее Детчино).

В результате боевых действий на фронте 49-й армии за время с 19 по 27 декабря можно отметить следующее: во-первых, частями правого фланга и центра в основном успешно была разрешена задача по овладению районом Высокиничи; во-вторых, появился новый очаг упорной обороны противника в районе Недельное, Башмаковка, который немецко-фашистские части стремились удержать с целью не допустить выхода наших частей на линию железной дороги Малоярославец—Калуга; в-третьих, наступление проходило в условиях плохой погоды (снежные заносы) и в лесистой местности, что замедляло темп наступления.

В последующий после 27 декабря период 49-я армия наступает в направлении Детчино, Кондрово и западнее, имея задачей разгром и уничтожение (во взаимодействии с 43-й и 50-й армиями) мятлево-кондрово-юхновской группировки немцев. Новая операция 49-й армии заключалась в выполнении этой задачи.


Калужская операция 50-й армии.

Обстановка на фронте 50-й армии и ее соседей к началу операции

В то время как 10-я армия и группа 1-го гвардейского кавалерийского корпуса выходили на рубеж Пришня, Стар. Крапивенка, река Плава, Плавск и южнее, части правого фланга 50-й армии наступали в западном и северо-западном направлениях.

258-я стрелковая дивизия 18 декабря заняла своим центром Высокое, правым флангом вела бой за Хованскую (4 км юго-восточнее Титова), а левым флангом за Лобжу. Сопротивление немецко-фашистских частей в районе указанных пунктов продолжало возрастать.

290-я стрелковая дивизия, оставив один полк для занятия Крапивны, вышла к этому времени на линию Дроково, Бикетовка (6 км южнее Дрокова).

Остальные части армии продолжали производить перегруппировку. Соседние справа 340-я и 173-я стрелковые дивизии 49-й армии находились на западном берегу реки Оки в районе Алексин, откуда развивали наступление в северо-западном (173-я стрелковая дивизия) и западном (340-я стрелковая дивизия) направлениях.

Группировка противника на калужском направлении к 18 декабря была следующей.

Район Забелино, Титово, Столбова, Макарово обороняла 31-я пехотная дивизия. Здесь же фиксировались отдельные подразделения 296-й пехотной дивизии. В Калуге сосредоточивались остатки 131-й и 137-й пехотных дивизий, а также другие подразделения, переброшенные из тыла и с других участков фронта.

В районе Одоева и к северо-западу от него, у Лихвина и Черепети, действовали части 296-й и 167-й пехотных дивизий.

Во второй линии находились части 19-й танковой дивизии и понесший серьезные потери полк СС «Великая Германия».


Планы сторон к началу операции

Как видно из группировки противника, германское командование стремилось вывести свои части из-под удара советских войск, задержать наше наступление на подступах к Калуге и далее на рубеже Оки до Белева и южнее. Под прикрытием этого рубежа, по-видимому, имелось в виду подтянуть резервы, произвести необходимые перегруппировки и задержаться на зиму. Этой же цели, вероятно, и было подчинено образование группировок в районе Лихвин, Черепеть и к юго-востоку от Калуги (в районе Забелино, Титово, Столбова, Макарово), а также возведение укреплений в районе самой Калуги. По данным разведки[89] отмечалось, что в Калуге для производства оборонительных работ вокруг города было мобилизовано население и привлечены пленные красноармейцы.

Директивой командования фронта за № 112/оп от 16 декабря 1941 года 50-й армии была поставлена задача: к исходу 18 декабря главными силами армии выйти на фронт Поздняково, Столбова, Дроково. Разграничительная линия до Одоева оставалась прежняя, далее на Лихвин (исключительно).

Одновременно командование фронта приказало командующему 50-й армией генералу Болдину образовать маневренную группу для удара на Калугу с юга во взаимодействии с 49-й армией.

В развитие директив фронта командование 50-й армии утром 17 декабря отдало приказ № 40, согласно которому армия должна была продолжать наступление в западном направлении.

В связи с тем, что Калуга входила в полосу действий левого фланга 49-й армии, задачей последней являлось овладение городом ударом с востока.

В соответствии с приказаниями командующего фронтом генерала Жукова командующий 50-й армией создал подвижную группу, которая должна была во взаимодействии с 49-й армией ударом с юга внезапно овладеть Калугой. Следовательно, первоначально 50-я армия должна была помочь 49-й армии. Однако, как увидим далее, ход боевых действий привел к тому, что задача по овладению Калугой решалась 50-й армией самостоятельно при косвенном взаимодействии с соседом справа – 49-й армией и соседом слева – 1-м гвардейским кавалерийским корпусом.

В состав подвижной группы вошли два полка 154-й стрелковой дивизии, 112-я танковая дивизия, две батареи гвардейского минометного дивизиона и огнеметно-фугасная рота. Кроме того, с утра 18 декабря состав подвижной группы был пополнен 31-й кавалерийской дивизией, тульским рабочим полком, 131-м танковым батальоном и другими подразделениями, а командование группой было поручено заместителю командующего 50-й армией генералу Попову.

Согласно приказу, подвижная группа должна была к исходу дня 18 декабря скрытно сосредоточиться в лесном массиве, в районе Зябки, Алексеевское, Зеленино, Юрово (три последних пункта в 5–7 км юго-западнее и южнее Зябки), откуда внезапным ударом с рассветом 20 декабря овладеть Калугой с юга. С исходного района Зайцево, Харино, Пятницкое подвижная группа должна была выступить не позднее 22 часов 17 декабря и двигаться, совершая ночные марши по оси Зайцево, Воскресенское– Дубна, Ханино, Зябки, Мужачь, Калуга.

С севера действия подвижной группы генерала Попова обеспечивались 258-й стрелковой дивизией, которая должна была, уничтожив противника, выйти 20 декабря на фронт Ахлебнино, Зябки, Плешково.

С юго-запада и с юга маневр подвижной группы обеспечивался 290-й стрелковой дивизией, которая получила задачу 19 декабря выйти в район Ханино и западнее, выбросив передовые подвижные отряды на реку Ока, на участие Корекозово, Герасимове (5 км севернее Черепети).

Задачи 217-й и 413-й стрелковых дивизий оставались в основном без изменений.

Таким образом, созданная подвижная группа получила задачу внезапно прорвать расположение противника и выйти с юга к Калуге. При овладении Калугой вбивался клин между правым флангом 4-й немецкой армии и левым флангом 2-й танковой армии Гудериана.

Группе генерала Попова предстояло преодолеть расстояние свыше 80 км, причем проникнуть в расположение противника на 40–45 км. Группа должна была двигаться с темпом свыше 30 км в сутки.

Необходимо отметить, что момент для действий этой группы был выбран удачно. Он совпал по времени с поражением группировки противника в районе Тулы и с выходом главных сил армий левого крыла фронта к западу от нее. В условиях зимы и продолжавшегося сопротивления противника такое решение является поучительным, успешное же выполнение подвижной группой намеченного маневра свидетельствует о высоких боевых качествах войск Западного фронта и умелом руководстве ими.


Материально-техническое обеспечение операции

Согласно директиве фронта по тылу № 026 от 16 декабря полевой армейский склад 50-й армии развертывался в районе Тулы. 1-й гвардейский кавалерийский корпус, находясь на снабжении 50-й армии, в основном обеспечивался с той же базы. Подвижные запасы в войсках должны были быть пополнены до нормы по заявкам командующего армией к 20 декабря, причем подача запасов и имущества с фронтовых складов должна была производиться по железной дороге (и только в исключительных случаях автотранспортом) до головных армейских складов. Путем перераспределения автотранспорта в войсках и использования гужевых транспортных батальонов должен был быть обеспечен подвоз в дивизии на 60–70 км. Подвозу на 75 км в среднем подлежало 1 /4 боекомплекта, 1 /2 заправки горючего, 1 суточная дача продовольствия, 1 /3 суточной дачи фуража.

Согласно директиве фронта № 027 от 22 декабря тыловой границей армии устанавливалась линия Кашира, Тула. Армейскую базу надлежало иметь в районе Тулы; отделение – в Алексине. Запасы на грунтовых участках было приказано создать в районе Кросна (23 км восточнее Калуги) и Макарово. Путь подвоза: Тула, Алешня, Грязново (7 км юго-западнее Титова), Макарово (в зависимости от продвижения армии вперед).

Для обеспечения 1-го гвардейского кавалерийского корпуса армии придавалось на 5–6 дней 150 автомашин, из них 50 под горючее. Основная шоссейная дорога – Москва—Серпухов—Тула. Железнодорожное базирование в основном производилось на Тулу и за счет подвоза из Москвы. При продвижении армии вперед основной железнодорожной коммуникацией должна была быть дорога Тула—Козельск, подсобной – Тула—Калуга. Армейская база в Туле обеспечивала армию до выхода ее частей на рубеж Калуга, Козельск, после чего переносилась в Черепеть. Таким образом, нормальный подвоз и эвакуация были обеспечены.

К 21 декабря на станции Ханино расположились фронтовая перегрузочная база и армейская база 50-й армии. Складских помещений не было. Противовоздушная оборона станции Ханино состояла из одной батареи.

На 18 декабря в 50-й армии было в наличии боеприпасов, горючего и продовольствия: мин – 1,5 боекомплекта, артиллерийских снарядов разных калибров – 1–1,5 боекомплекта, горючего 1,3 заправки, винтовочных патронов – 10 275 000 штук, продовольствия – 4 дачи. Кроме того, в полевых армейских складах было до 1 боекомплекта и 1 заправки горючего. Таким образом, наличие боеприпасов, горючего и продовольствия обеспечивало проведение операции.

Однако подвоз в условиях зимы, особенно по грунтовым путям, в ряде случаев был затруднен, и это не могло не отражаться на снабжении частей при их быстром продвижении вперед.

Авиационное обеспечение операции в основном проводилось в том же плане, что и в период Тульской операции. Базирование авиации, обслуживавшей своей боевой работой армии левого крыла, оставалось без изменения. Наступление 50-й армии обеспечивали те же авиасоединения, что и в период Тульской операции. Необходимо отметить наращивание воздушных сил на Сасовском и Кирсановском аэродромах. В последующем часть авиации перебазируется в район Тулы, откуда в январе 1942 года начнет свою боевую работу.


Первый этап операции (17–25 декабря).

Завершение перегруппировки 50-й армии и наступление в новом операционном направлении до выхода на рубеж реки Оки и завязка боев за Калугу

Наступление 50-й армии после занятия подвижной группой исходного положения до ее выхода к южным подступам Калуги

К исходу 17 декабря части подвижной группы сосредоточились в указанном приказом армии исходном районе и в ночь на 18 декабря выступили по маршруту Воскресенское, Дубна, Ханино. В первом эшелоне двигались части 154-й стрелковой дивизии, во втором – 31-я кавалерийская и 112-я танковая дивизии. Ночной марш группы производился скрытно, вне соприкосновения с противником.

К 14 часам 19 декабря части подвижной группы, уничтожая мелкие подразделения 296-й пехотной дивизии фашистов, вышли в лесной массив в районе Плешково, Лисово, Бутырки (все пункты 3–5 км севернее Ханина), откуда после короткого привала продолжали движение к Калуге. К 20 часам того же дня группа, используя для скрытности леса, прошла рубеж Митинка, Алексеевское (10 км северо-западнее Ханина), нацеливаясь на южные подступы Калуги. Продолжая движение в указанном направлении, подвижная группа к исходу 20 декабря вышла на рубеж Пучково, Некрасово, Секистово (все пункты в 2 км южнее Калуги) и под покровом ночи приступила к подготовке удара на Калугу с юга.

Таким образом, подвижная группа в течение трех с половиной суток прошла около 90 км и в основном успешно выполнила первую часть поставленной перед ней задачи – быстро выйти на южные подступы города Калуги.

Однако на правом фланге армии боевые события развернулись по-другому. Части 258-й стрелковой дивизии, преодолевая упорное сопротивление 31-й пехотной дивизии противника на участке Титово, Лобжа, продвигались вперед крайне медленно. В районе Титово, Столбова, Грязново, Макарово немецко-фашистские части заблаговременно подготовили круговую оборону, превратив населенные пункты и подступы к ним в узлы сопротивления с хорошо организованным огнем минометов и артиллерии. Лобовые атаки этих узлов сопротивления были безуспешны и приводили к излишним потерям. Командование дивизии прибегало к методу окружения отдельных очагов и их блокирования.

Утром 21 декабря 258-я стрелковая дивизия, продолжая бой на своем правом фланге, в районе Меньшиково, Верховое (3 км северо-западнее Титово), левым флангом и центром окружала группировку противника в районе Кутьково (3 км юго-западнее Титово), Столбова. К исходу 21 декабря части 258-й стрелковой дивизии овладели указанными пунктами и развивали наступление на северо-запад. Особенно упорное сопротивление немецко-фашистские части оказали из района Грязново, сдерживая наступление дивизии, при поддержке артиллерии, минометов и танков.

К этому времени командование фронта, учитывая замедление в наступлении правого фланга 50-й армии, снова передало в состав последней 340-ю стрелковую дивизию. Дивизии была поставлена задача содействовать 258-й стрелковой дивизии. К утру 21 декабря 340-я стрелковая дивизия с боем овладела станцией Средняя, Пушкином (8 км западнее Алексина), выбросив один полк для содействия 258-й стрелковой дивизии в направлении на Поздняково.

290-я стрелковая дивизия, наступая в западном направлении, с боями вышла за линию Дроково, Бикетовка (6 км южнее Дроково), выбросив один полк для занятия Крапивны. К исходу 18 декабря дивизия, сломив сопротивление противника, овладела Бутырками, Богдановом (оба пункта 3 км северо-восточнее Ханино), станцией Ханино и начала бой за Ханино, гарнизон которого состоял из частей 248-го пехотного полка.

В первой половине дня 19 декабря части дивизии, выбив противника, заняли Ханино и развивали наступление к северо-западу от него. По выходе на линию Полевой, Масалово, Глубокое (5 км западнее Ханина) 290-я стрелковая дивизия была атакована противником из района Лихвина и временно перешла к обороне.

Остальные дивизии армии, закончив перегруппировку, к 20 декабря вышли: 217-я стрелковая дивизия на рубеж Житня, Марково, Андреевка (все пункты в 4–7 км южнее Ханино) в готовности продолжать наступление в западном направлении; 413-я стрелковая дивизия, продолжая движение в указанном приказом армии № 39 направлении, вышла на линию Сизенево, Никольские выселки; 32-я танковая бригада, оставаясь в резерве командующего армией, находилась в районе Зайцево, Пятницкое.

Соседний слева 1-й гвардейский кавалерийский корпус, продолжая преследовать остатки полка СС «Великая Германия», 3-й танковой и 167-й пехотной дивизий противника, к утру 20 декабря овладел Крапивной и Архангельском. В последующем корпус развивал наступление к западу от этих пунктов.

Таким образом, в ходе наступления частей 50-й армии с 17 по 21 декабря создалось следующее оперативно-тактическое положение.

Правый фланг армии (340-я и 258-я стрелковые дивизии) был скован группировкой противника из района Грязново, Верховое, Столбова и медленно продвигался вперед.

На левом крыле армии 290-я стрелковая дивизия, в силу нажима противника из района Лихвина, вынуждена была временно перейти к обороне. 217-я и 413-я стрелковые дивизии двигались на уступе слева, позади.

Одновременно в центре армии был достигнут оперативный успех. Подвижная группа броском вперед вышла из общей линии фронта армии на 20–25 км и встала на подступах к Калуге. Успех подвижной группы, во-первых, ослаблял силу обороны противника против правого фланга армии и, во-вторых, соответствующим) образом влиял на их устойчивость на рубеже реки Ока.

Последовавший же вслед за этим удар соседнего слева 1-го гвардейского кавалерийского корпуса в направлении Одоева, овладение последним 22 декабря и развитие наступления к реке Ока устранили угрозу со стороны Лихвина, Черепети, оказав влияние на благоприятный исход Калужской операции.


Завязка боев подвижной группы за Калугу и продолжение наступления остальных дивизий 50-й армии

Утром 21 декабря подвижная группа 50-й армии повела наступление на Калугу, действуя с трех направлений: от Пучкова, от Некрасова и со стороны Секиотова через Ромоданово (2 км севернее Секиотова). Первыми ворвались в город с юго-восточной его стороны части 31-й кавалерийской дивизии, 473-го стрелкового полка 154-й дивизии и танки 112-й танковой дивизии.

Противник оказал упорное сопротивление; в бою приняли участие части 20-й танковой дивизии, спешно переброшенные из-под Можайска. Здесь же находились пополненные части 137-й пехотной дивизии, мотоциклетный батальон и другие подразделения немцев. Наши войска, ворвавшиеся в город, вскоре были отрезаны противником и завязали уличные бои в окружении. Бой продолжался весь день; данных о результатах боя штаб армии не имел.

На фронте остальных дивизий армии к этому времени происходили следующие боевые события. Соседняя справа 340-я стрелковая дивизия двумя полками продолжала наступление в западном направлении, по северному берегу реки Ока. Один полк, с боями обходя Дугну с юга, по-прежнему вел наступление в направлении Позднякова. В первой половине дня 23 декабря 340-я стрелковая дивизия вышла главными силами на рубеж Комола, Поливаново (5 км юго-восточнее Комолы), имея левофланговый полк в отрыве, на южном берегу Оки.

258-я стрелковая дивизия, продвигаясь с упорными боями вперед, к 11 часам 23 декабря обходила Макарово с северо-востока. Каждый населенный пункт приходилось брать с боем.

290-я стрелковая дивизия после временной обороны на рубеже Полевой, Масалово, Глубокое утром 21 декабря перешла в наступление, выбросив передовые отряды на восточный берег реки Оки на участке Корекозево, Голодское, Доброе. Противник большой активности не проявлял; частная контратака мелких групп со стороны Черепети, из района Ушатово, Агеево (4–6 км северо-восточнее Черепети) была успешно отбита.

217-я стрелковая дивизия к 24 декабря вышла на восточный берег реки Ока, на участке Корекозево, Голодское, Мехово и готовилась к наступлению на Перемышль. Последний был превращен противником в сильный опорный пункт и оборонялся частями 137-й пехотной дивизии и подразделениями других частей немцев.

413-я стрелковая дивизия одним полком вела бой за Одоево, а главными силами развивала наступление в направлении Окороково. К утру 21 декабря дивизия двумя полками заняла рубеж Говоренки, Ново-Архангельский, Апухтино (все – от 4 до10 км севернее и северо-западнее Одоева), заняв указанные пункты. Одним полком 413-я стрелковая дивизия продолжала бой за Одоево. Наличие на левом фланге дивизии Одоева, занятого остатками частей 112-й и 167-й пехотных дивизий противника, сковывало движение ее в западном направлении.

В данном случае имел большое значение маневр 1-го гвардейского кавалерийского корпуса генерала Белова на Одоево и овладение последним к исходу дня 22 декабря.[90] Последующий выход корпуса к западу от Одоева на реку Ока (южнее Лихвина) выводил его на фланг лихвинско-черепетской группировки противника, заставив ее ослабить силу нажима на Ханино. Кроме того, этот маневр освобождал 413-ю стрелковую дивизию для движения в западном направлении и позволял бросить один полк 217-й стрелковой дивизии в район станции Воротынск для глубокого охвата Калуги с юго-запада и с запада, а 290-ю стрелковую дивизию бросить целиком в направлении Пушкино для борьбы за Калугу с юго-востока. Устранение угрозы левому флангу 50-й армии облегчило 258-й стрелковой дивизии выполнение задачи по борьбе с группировкой противника в районе Макарово и позволило направить дивизию в район Ромоданово, Желыбино (6 км западнее Калуги) для охвата Калуги с запада.


Развитие наступления частей 50-й армии до 25 декабря

В последующий после 22 декабря период боевые действия на фронте 50-й армии развивались в такой последовательности. Учитывая заминку в продвижении к Калуге правого фланга армии, командование фронта в директиве от 24 декабря приказывает командующему 50-й армией направить 340-ю стрелковую дивизию вдоль большака Калуга—Таруса с задачей охвата Калуги с северо-востока.

В соответствии с новой задачей 340-я стрелковая дивизия, преодолевая сопротивление противника силой до двух пехотных полков, усиленных артиллерией и минометами, в течение 23–24 декабря наступала в западном и частично в северо-западном направлениях. К исходу 25 декабря дивизия вышла на линию станция Желябужский, Некрасово, Ивашево, Новолоки (все три – от 8 до 16 км южнее станции Желябужский), овладев указанными пунктами.

258-я стрелковая дивизия одним полком продолжала бой в районе Забелино, Макарово; два других полка этой дивизии следовали в район юго-западнее Калуги: один полк утром 24 декабря прошел Еловку, другой полк в полдень того же дня прошел Зябки. Движение обоих полков проходило без серьезных столкновений с противником.

Части подвижной группы генерала Попова продолжали упорный уличный бой в Калуге. Только в течение 22 декабря в городе было уничтожено до 500 фашистских солдат и офицеров и сбито несколько самолетов противника. В течение 23 и 24 декабря уличный бой продолжался. Остатки 131-й и 137-й[91] пехотных дивизий противника оказывали упорное сопротивление. В течение этих двух дней было уничтожено до 1900 немецко-фашистских солдат и офицеров. 437-й полк 154-й стрелковой дивизии, пробиваясь к отрезанным в Калуге частям, при овладении опорным пунктом Пучково (2 км южнее Калуги) уничтожил до 200 немцев.

Части 290-й стрелковой дивизии, сосредоточившись к исходу 22 декабря в районе Кошелевка, Новоселки, Плешково (все пункты севернее Ханина 8–9 км), выступили оттуда утром 23 декабря, имея задачей выйти на восточную окраину Калуги для удара по ней во взаимодействии с 340-й стрелковой дивизией.

К утру 24 декабря 290-я стрелковая дивизия с боем овладела Ахлебнином, Никольском и в течение дня вела бой за Пушкино. К исходу дня дивизия, сломив сопротивление иемцев, овладела Пушкином и выдвигалась в район Турынина.

217-я стрелковая дивизия в течение 24–25 декабря вела упорный бой за Перемышль, которым овладела к исходу 25 декабря. В ночь на 26 декабря эта дивизия, преследуя разрозненные части противника, выдвигалась в северо-западном направлении.

413-я стрелковая дивизия после того, как 1-й гвардейский кавалерийский корпус генерала Белова овладел Одоевом, наступала в направлении Черепеть, Лихвин, почти не встречая сопротивления. В районе последнего действовали остатки 296-й пехотной и 29-й моторизованной дивизий противника. Обороняясь по реке Оке, немцы оказывали упорное сопротивление, стремясь удержать этот рубеж за собой. Данными разведки была отмечена переброска противником части резервов на участок Перемышль, Лихвин с целью задержать наше наступление. Одновременно отмечалась переброска противником подкреплений для усиления калужского направления.

По указанию командования армии командир 413-й стрелковой дивизии, избегая лобовых атак, окружил Лихвин двумя полками, а третий двинул на Гордиково. После упорных уличных боев части 413-й стрелковой дивизии сломили сопротивление противника и 26 декабря заняли Лихвин. По овладении Лихвином 413-я стрелковая дивизия развивала наступление в северо-западном направлении.

Таким образом, боевые действия на фронте 50-й армии в рассмотренном нами втором этапе операции развертывались в основном в двух направлениях: а) в самой Калуге и на подступах к ней с востока, юго-востока и юго-запада и б) на реке Ока, на участке Перемышль, Лихвин. Оба направления составляли для противника одно целое. Основной задачей противника было задержать наше наступление на этом рубеже.

Характер действий 50-й армии, с точки зрения дальнейшего планирования операции, довольно ярко был выражен в смелом решении командования армии – нацелить дивизии левого фланга (413-ю и 217-ю) в общем направлении на Утешево (36 км западнее Калуги) для глубокого охвата Калуги с юго-запада и с запада и в нацеливании, согласно указаниям командования фронта, 340-й стрелковой дивизии в обход Калуги с северо-востока с целью удара на нее с этого направления. Заслуживает внимания борьба за Лихвин путем блокирования его частями 413-й стрелковой дивизии и ликвидация таким же методом 258-й стрелковой дивизией отдельных опорных пунктов противника (в районе Макарово, Титово, Столбова, Грязново).

Значительную трудность на данном этапе представляло управление подвижной группой со стороны командования армии. С командного пункта командующего армией (первоначально развернутого в Ханине, а затем передвигавшегося по оси Ханино, Еловка, Калуга) не всегда представлялось возможным регулярно следить за ходом развертывавшихся боевых событий, чтобы направлять их в надлежащее русло.

Выезд начальника штаба армии к Калуге в самый разгар боевых действий у этого города является правильным решением, однако при условии, чтобы в штабе армии был оставлен необходимый личный состав для руководства прочими войсками армии.

В последующий после 25 декабря период 50-я армия проводит второй этап Калужской операции, завершение которой совпадает с началом нового этапа фронтовой операции, во взаимодействии с 43-й и 49-й армиями и 1-м гвардейским кавалерийским корпусом 50-я армия приступает к выполнению задачи фронта по окружению и уничтожению мятлево-кондрово-юхновской группировки противника.


Белевско-Козельская операция 10-й армии и 1-го гвардейского кавалерийского корпуса

Обстановка на фронте 10-й армии и ее соседей к началу операции

После выхода 10-й армии на реку Плава и занятия Плавска в группировке армии существенных изменений не произошло. Войска армии, продолжая преследовать противника, к исходу 20 декабря занимали следующее положение:

328-я стрелковая дивизия продвигалась на участок Кореневка, Буландино (13 км юго-западнее Крапивины), которого она достигла 21 декабря;

323-я стрелковая дивизия после овладения Плавском вошла в свою полосу действий на участке Крекшино, Волхонщино, откуда выдвигалась в район Частые Колодези (6 км западнее Крекшина);

326-я стрелковая дивизия сосредоточилась в районе Плавска;

239-я стрелковая дивизия находилась на марше и к исходу 20 декабря проходила головой своих основных сил Сорочинку;

324-я стрелковая дивизия, следуя во втором эшелоне армии, была сосредоточена в районе Ляпищево, Полозово, Ржаво, а 330-я стрелковая дивизия – в районе Ивановка, Скородумово, Спасское;

41-я кавалерийская дивизия с утра 20 декабря вела бой за Камынино, куда во второй половине дня подходила и 57-я кавалерийская дивизия;

75-я кавалерийская дивизия к 12 часам 20 декабря прошла Пономарево, Урусово (на реке Плава, в 7 км южнее Плавска).

Соседний справа 1-й гвардейский кавалерийский корпус к этому времени, пройдя рубеж реки Плава на участке Крапивна, Даниловка, выдвигался в западном направлении, имея задачей овладеть Одоевом.

Соседняя слева 61-я армия Юго-Западного фронта, наступая в западном направлении, вышла к 20 декабря на рубеж Теплое (20 км юго-восточнее Плавска), Огарево, Милюки, Архангельское, имея на своем правом фланге, в стыке с 10-й армией, 142-й отдельный танковый батальон, 91-ю кавалерийскую и 348-ю стрелковую дивизии, которые вели бой у Теплого.

Перед фронтом 10-й армии по-прежнему действовали 10-я и 29-я моторизованные дивизии и остатки 112-й пехотной дивизии; здесь же, по ряду данных, находились и отдельные части 56-й пехотной дивизии. Цепляясь за промежуточные рубежи, эти группы противника отходили в западном направлении.

По существу, план немецко-фашистского командования оставался без изменения. Потерпев поражение на рубежах Сталиногорск, Епифань; Дедилово, Богородицк и Крапивна, Плавск, противник отводил свои войска на реку Ока, стремясь закрепиться на ней и остановить наше наступление. Наиболее сильным оборонительным пунктом на Оке перед фронтом 10-й армии был город Белев, который противник всячески пытался удержать. Стремление немцев сохранить за собой город Белев имело целью держать под угрозой удара во фланг крайнее левое крыло Западного фронта и улучшить положение своей калужской группировки. Кроме того, Белев прикрывал с севера и с северо-востока орловское направление.


Материально-техническое обеспечение операции

Директивой командования фронта за № 026 от 16 декабря было приказано довести запасы продовольствия в армейских складах до 7 дач, боеприпасов до 1–1,5 боекомплектов и горюче-смазочного до 1,5–2 заправок.

В какой части эта директива была выполнена, выяснить не удалось, но судя по тому, что армия с 16 по 20 декабря еще получала пополнение боеприпасами, по-видимому, особых затруднений в этом отношении, особенно в первый период операции, не было. Кроме того, директивой № 027 от 22 декабря довольствующим органам фронта было приказано развернуть отделения своих складов в районе Тулы, что также улучшало положение со снабжением 10-й армии. К началу операции армейская база была развернута в районе станция Узловая и Дедилово, а головные отделения полевых складов – в районе Ясная Поляна и Щекино.

В целях экономии горючего подача запасов и имущества с фронтовых складов должна была производиться по железной дороге до головных отделений полевых армейских складов. Подвоз автотранспортом в этом звене допускался только с особого разрешения Военного Совета фронта.

Подвоз с головных отделений полевых армейских складов было приказано производить дивизионным транспортом, для чего командованию армии надлежало перераспределить имевшийся в войсках автотранспорт с тем же расчетом на подвоз в дивизионном звене, что и перед Тульской операцией. В 10-й армии выполнить это приказание было трудно, так как вместо положенных 922 автомашин в армии к 25 декабря имелось всего 507. Слабым местом в работе тыла армии был недостаток работников управления армейской базой и полевыми складами, которые были укомплектованы за счет управления тыла – что, несомненно, затрудняло организацию и подвоз.


Первый этап операции (20–26 декабря 1941 года).

Бои за Белев и наступление на Козельск

Развитие наступления 1-го гвардейского кавалерийского корпуса и 10-й армии до выхода на рубеж реки Оки

После поворота 50-й армии на западное и северо-западное направления и выхода основных сил 1-го гвардейского кавалерийского корпуса и 10-й армии на реку Плава перед левым крылом Западного фронта стояла общая задача – стремительно наступая в западном направлении, разгромить противостоявшие части немецко-фашистских войск, лишив их возможности закрепиться на промежуточных рубежах и удержать за собой важнейшие узлы железных дорог и шоссейных рокад и коммуникаций.

В частности, в полосе действий 10-й армии и кавалерийского корпуса важнейшими узлами шоссейных и железнодорожных путей были Козельск, Сухиничи, Киров и Людиново. Особенно большое оперативное значение приобретали железнодорожный узел Сухиничи и рокада Вязьма—Брянск, на которые опирались немецко-фашистские войска. Быстрейший выход войск левого крыла Западного фронта на эти пути сообщения и базы противника диктовался всей обстановкой.

С утерей Сухиничей противник лишался важнейшей базы для своих сил, а с перехватом нашими войсками железной дороги Вязьма, Брянск нарушалась оперативная связь двух основных группировок немецко-фашистских войск, действовавших против Западного и Юго-Западного фронтов. Однако выполнение главной задачи без ликвидации белевского и козельского очагов обороны немцев было бы затруднено. Серьезную опасность представлял Белевский оборонительный район, находившийся в стыке Юго-Западного и Западного фронтов и создававший угрозу левому флангу 10-й армии.

Следовательно, действия по овладению районом Белева и Козельска перерастали в самостоятельную операцию, хотя и вспомогательного характера по отношению к общей задаче армий левого крыла – выход на Варшавское шоссе и рокаду Вязьма—Брянск.

Согласно директивам фронта 1-й гвардейский кавалерийский корпус имел задачу стремительным ударом форсировать реку Ока на участке Лихвин, Белев и, повернув затем главными силами на северо-запад, овладеть 28 декабря Юхновом и отрезать противнику пути отхода от Калуги и Малоярославца. Овладение Козельском, по существу, являлось попутной задачей, обеспечивавшей удар в направлении Юхнова. В последующем корпус должен был действовать в направлении на Вязьму. 10-я армия по овладении Белевом должна была 27 декабря выйти в район Козельска, откуда выбросить подвижные отряды к Сухиничам и вести глубокую разведку в направлении Кирова и Людинова.

План действий кавалерийского корпуса был доложен его командиром генералом Беловым командующему фронтом 20 декабря. Он состоял из четырех этапов: первый этап (20–22 декабря) – подготовительные мероприятия в процессе движения с попутным овладением Одоевом; второй этап (22–24 декабря) – форсирование реки Ока на участке Лихвин, Белев; третий этап (24–27 декабря) – выход в тыл противнику в районе Юхнов, Мосальск (с попутным занятием Козельска) и, наконец, четвертый этап – бой с противником в районе Юхнова. План этот командованием фронта был в основном утвержден.

Таким образом, план командира корпуса (его первый и второй этапы, с 20 по 24 декабря) был рассчитан на глубину до 65 км (от линии Крапивна, Плавск до реки Ока на участке Лихвин, Белев), что давало среднесуточный темп продвижения свыше 20 км. Наиболее быстрый темп и глубина проникновения в расположение противника приходились на третий этап (24–27 декабря). Удар кавалерийского корпуса в третьем этапе был рассчитан на глубину свыше 100 км (от линии Лихвин, Белев до Юхнова), что давало среднесуточный темп продвижения свыше 25 км.

Следовательно, в условиях зимы и борьбы с активным противником кавалерийскому корпусу предстояло решить сложную задачу.

План действий командующего 10-й армией генерала Голикова заключался в быстром занятии Белева и дальнейшем наступлении – преследовании противника в направлении Сухиничи (через Козельск) и далее на Киров, Людиново.

Авиационное обеспечение операции 10-й армии и 1-го гвардейского кавалерийского корпуса в основном производилось теми же авиасоединениями, что и в период Тульской наступательной операции с приближением в последующем базирования некоторых авиачастей в район Тулы.

В соответствии с директивами фронта и разработанными генералами Беловым и Голиковым планами действий продолжалось наступление кавалерийского корпуса и 10-й армии. Однако сроки выполнения принятых планов изменились в соответствии с обстановкой.

Так же как и Калужская операция 50-й армии, наступление 10-й армии и 1-го гвардейского кавалерийского корпуса в белевско-козельском направлении фактически развивалось безостановочно после завершения Тульской операции, непосредственно вырастая из нее. Все перегруппировки, постановка задач и подготовка операции проходили в процессе развития наступления, наряду с разрешением попутных задач.

Наступление кавалерийского корпуса и 10-й армии после 19 декабря развертывалось следующим образом.

Выступив с занимаемого им к исходу 19 декабря рубежа Пришня, Стар. Крапивенка и южнее, кавалерийский корпус в течение 20 декабря наступал в западном направлении, преодолевая сопротивление остатков частей 167-й пехотной и 3-й танковой дивизий и полка СС «Великая Германия». К исходу 20 декабря корпус вышел на фронт 2 км западнее Крапивны, Умчино, Архангельское и приступил к подготовке наступления в направлении Одоева, имея задачей взять его к исходу 21 декабря.

Наступление 1-го гвардейского кавалерийского корпуса с целью овладения Одоевом началось утром 21 декабря в следующей группировке. На правом фланге из района Жердево, в направлении Чанцево, Жемчужниково, наступала 1-я гвардейская кавалерийская дивизия, имея задачей овладеть Одоевом с востока.

2-я гвардейская кавалерийская дивизия с рубежа Умчино, Теренино (оба пункта в 3 км южнее и юго-восточнее Крапивны) наступала в направлении Башево, Никольское, Обалдуево, имея задачей овладеть Одоевом с юга.

322-я стрелковая дивизия, находившаяся на левом фланге гвардейского кавалерийского корпуса, получила задачу наступать из района Архангельское в западном направлении, обеспечивая с юга маневр 2-й гвардейской кавалерийской дивизии. Штаб кавалерийской группы располагался в Прудах.

Наступавшая группа генерала Белова встретила на всем фронте упорное сопротивление противника. В результате наши части, последовательно выбивая немцев из населенных пунктов, весь день 21 декабря с боями продвигались вперед. Не менее упорные бои продолжались и в течение 22 декабря. К исходу 22 декабря 1-я гвардейская кавалерийская дивизия ударом с востока, а 2-я гвардейская кавалерийская дивизия ударом с юга и юго-запада взяли Одоево, выбив из него части 112-й и 167-й пехотных дивизий немцев. К этому времени 322-я стрелковая дивизия вышла в район Жестовое.

После овладения Одоевом части 1-го гвардейского кавалерийского корпуса преследовали отходившего противника в западном направлении и к 16 часам 24 декабря вышли на восточный берег реки Ока, на участке Кипеть, Мощена, Горбуново. В этот период в состав группы корпуса вошли 41-я, 57-я и 75-я кавалерийские дивизии, которые до 23 декабря составляли самостоятельную группу под одним командованием, но вследствие своей малочисленности и слабой вооруженности эта группа не сыграла значительной роли. Поэтому командование фронта сочло необходимым влить все три дивизии в группу командира 1-го гвардейского кавалерийского корпуса.[92]

Во второй половине дня 24 декабря все три кавалерийские дивизии (41, 57 и 75-я) после боев с остатками частей 112-й пехотной дивизии противника на линии Покровское, Белый Колодезь выдвинулись в район Крутое, Романово, Рахлеево (25 км юго-восточнее Белева), отстав от основных частей кавалерийского корпуса на 10–12 км.

Здесь следует добавить, что марш самого корпуса после овладения Одоевом совершался уже в условиях сравнительно слабого сопротивления противника. Существенным недостатком в организации наступления группы командира корпуса было то, что за время ее движения в последующий после 24 декабря период часто терялась связь штабов 50-й и 10-й армий и штаба фронта с корпусом.

Части 10-й армии в период с 21 по 24 декабря, преодолевая сопротивление мелких арьергардных групп противника, вышли ко второй половине дня 24 декабря в следующие районы:

324-я стрелковая дивизия – в район Красноколье, Сонино, Костино (все пункты в 8–10 км юго-западнее Одоева). Перед фронтом дивизии почти не было частей противника, так как впереди находились к тому времени части 1-го гвардейского кавалерийского корпуса.

330-я стрелковая дивизия при подходе ее к рубежу Ямонтовский, станция Арсеньево вела бой с остатками 112-й пехотной дивизии и, предположительно, с подразделениями 56-й пехотной дивизии противника. Следом за 330-й стрелковой дивизией по дороге Рязанцево, Астапово (2 км севернее станции Арсеньево) выдвигалась 326-я стрелковая дивизия. 239-я стрелковая дивизия была сосредоточена в районе Одоев, Крупец, Брусна (оба пункта в 5 км северо-западнее и западнее Одоева) с задачей выйти на следующий день к реке Ока в районе Мощена. Остальные части армии, будучи эшелонированными, находились позади.

В итоге за время наступления 10-й армии и 1-го гвардейского кавалерийского корпуса с 20 по 24 декабря корпус вышел на реку Оку и вступил в бой с прикрывавшими отход частями противника. Части 10-й армии, отстав на 10–15 км, находились уступом влево. Такое положение объясняется, во-первых, тем, что соседние слева части 61-й армии Юго-Западного фронта отстали и заставили своего соседа справа уделять внимание своему левому флангу, где оказывали сопротивление остатки 112-й пехотной дивизии немцев. В частности, правофланговая 342-я стрелковая дивизия 61-й армии к 12 часам 26 декабря вела бой с противником на линии Белый Колодезь, Чермошны и только к исходу того же дня начала выходить на линию примерно южнее Арсеньева. Остальные дивизии 61-й армии к тому времени находились уступом назад за 342-й стрелковой дивизией. Во-вторых, такое положение объясняется условиями наступления и самой 10-й армии, состояние тылов которой было на невысоком уровне. Наиболее ярким боевым эпизодом за рассмотренный период было занятие 1-м гвардейским кавалерийским корпусом Одоева. Это, как мы видели, положительно влияло на развитие наступления 50-й армии.


Завязка боев за Белев

Командование фронта в упомянутой выше директиве № 125/оп от 24 декабря поставило 10-й армии задачу: к исходу 27 декабря выйти главными силами в район города Козельска, а подвижные отряды выбросить к тому же времени в направлении Сухиничи с целью овладения этим пунктом». Одновременно 10-й армии надлежало вести глубокую разведку в направлении Сутоки, Киров, Людиново.

После выхода частей 1-го гвардейского кавалерийского корпуса на рубеж реки Ока, а 10-й армии на линию Крупец, Красноколье (7 км юго-западнее Одоева), станция Арсенъево дальнейшее наступление развивалось следующим, образом.

Главные силы корпуса в ночь на 25 декабря производили переправу на западный берег реки Ока с целью продолжения наступления в северозападном направлении.

1-я гвардейская кавалерийская дивизия, переправившись через реку Ока, в течение 25 декабря вела бой с инженерным батальоном и другими частями противника на рубеже станция Лихвин, Песковатское (3 км западнее станции Лихвин), Мыжбор, где было уничтожено до роты немцев.

2-я гвардейская кавалерийская дивизия в 15 часов 25 декабря главными силами произвела переправу у Николо-Гастунь (1 км севернее Мощены), а передовыми отрядами вела бой на рубеже Сенино 1-е, Сергеевка.

75-я кавалерийская дивизия поступила в подчинение командира 2-й гвардейской кавалерийской дивизии и вела наступление в направлении Сенино 2-е (в 1 км южнее Сенина 1-го).

57-я кавалерийская дивизия к исходу 25 декабря сосредоточилась в районе Николо-Гастунь, Мощена, Ближ. Русаново, поступив в подчинение командира 1-й гвардейской кавалерийской дивизии.

9-я танковая бригада находилась в Крапивне, где приводила себя в порядок и ремонтировала материальную часть.

41-я кавалерийская дивизия оставалась в резерве командира корпуса и находилась в районе Кипеть, Переславичи.

322-й стрелковая дивизия завязала бой с противником на подступах к Белеву, а 328-я стрелковая дивизия (обе входили в группу 1-го гвардейского кавалерийского корпуса) из района Богданово, Стрешнево двигалась к реке Ока.

О положении 10-й армии в течение ночи и дня 25 декабря в штабе фронта ничего не было известно вследствие нарушения связи. Радио работало с перебоями, а установить связь самолетом не было возможности из-за метели и снегопада. Только к утру 26 декабря стало известно, что дивизии армии продолжали наступление в западном направлении, имея задачей выйти на рубеж Горки, Кудрино, Маслово, Ровна. К исходу 26 декабря части 10-й армии вышли на рубеж:

239-я стрелковая дивизия – Крыжовка, Зеново (оба пункта на западном берегу реки Ока, севернее Белева), Мощена, 324-я стрелковая дивизия – Кудрино, Сныхово; 330-я стрелковая дивизия – Георгиевка, Горбуново, Баровка (на восточном берегу Оки, северо-восточнее Белева).

325-я стрелковая дивизия двигалась на рубеж Кураково, Темрянь, имея впереди себя 322-ю стрелковую дивизию, которая начинала бой за Белев; к 27 декабря 325-я стрелковая дивизия совместно о 323-й и 326-й дивизиями была сосредоточена во втором эшелоне армии в районе Семеновское, Болото, Пустыновка, Стрешнево (все пункты в 15 км восточнее Белева).

С утра 27 декабря начинаются бои за Белев, который был превращен противником в сильный укрепленный оборонительный район с хорошо развитой системой заграждений, с насыщением его большим количеством артиллерии, минометов и пулеметов. На ряде участков подступы к городу были минированы.

С выходом частей 1-го гвардейского кавалерийского корпуса и 10-й армии на реку Ока и к западу от нее на участке севернее Белева заканчивался первый этап Белевско-Козельской операции. Противник был сбит с рубежа Оки севернее Белева, но упорно удерживал за собой этот город, прикрывая орловское направление. Одновременно немцы, откатываясь на запад, делают попытку удержаться на других оборонительных позициях (у Козельска, Сухиничей и др.).

В этом свете выход 10-й армии и 1-го гвардейского кавалерийского корпуса к западу от реки Оки сказывался положительно не только на действиях армий левого крыла, но и всего фронта, создавая благоприятные предпосылки для выполнения последующих задач фронтовой операции.

Заканчивая выполнение задач, намеченных фронтом в период контрнаступления, армии левого крыла в последующий период приступали одновременно к решению новых задач фронта в целом. В этом заключалась одна из характерных особенностей операций, проводившихся во время разгрома немцев под Москвой. Такой характер действий диктовался обстановкой, складывавшейся на фронте и требовавшей безостановочного наступления.


Заключение по действиям армий левого крыла в период с 6 до 25 декабря 1941 года

С выходом армий левого крыла Западного фронта на рубеж западнее Высокиничи, восточнее Недельное, Калуга и далее по реке Оке до Белева заканчивался важный период фронтовой операции – контрнаступления.

Общие результаты контрнаступления армий левого крыла таковы. За период с 6 по 25 декабря армии в борьбе с сильным противником в условиях снежной зимы покрыли следующие расстояния. 49-я армия – 40–60 км (последнее для дивизий левого фланга) при среднесуточном темпе наступления 2–3 км. Если же учесть, что центр армии начал наступление с 19 декабря (крайний правый фланг армии – с 24 декабря), а левый фланг с 14 декабря, то темп наступления повысится до 5–6 км в сутки. 50-я армия, с учетом ее наступления на Щекино во время Тульской операции, прошла до рубежа Калуга, Лихвин около 110–120 км при среднесуточном темпе наступления 5–6 км.

1-й гвардейский кавалерийский корпус, начав наступление из района южнее Мордвес, с 6 по 25 декабря покрыл расстояние около 200 км, дав среднесуточный темп 8–10 км.

Наиболее быстрым темпом наступала 10-я армия, действовавшая на заходящем фланге Западного фронта. За 20 дней 10-я армия покрыла расстояние около 220 км, чем был достигнут среднесуточный темп наступления 10–12 км.

За рассмотренный период времени армиям левого крыла фронта пришлось с упорными боями сбивать противника со следующих оборонительных рубежей и выбивать из наиболее важных узлов сопротивления: на фронте 49-й армии с рубежа рек Ока и Протва и из района Высокиничи; на фронте 50-й армии из района Косая Гора, Ясная Поляна, Щекино, с западной излучины реки Упа и далее с рубежа реки Ока от Калуга до Лихвина.

Наиболее сильным опорным пунктом противника в полосе действий 50-й армии была Калуга,[93] исход борьбы за которую был решен только 30 декабря. 1-й гвардейский кавалерийский корпус встретил наиболее сильное сопротивление противника на рубеже Сталиногорск, река Шать и далее Дедилово, Узловая и на реке Плава от Крапивны и южнее. По выходе с рубежа реки Плавы к западу наиболее сильный бой завязался за Одоево и по реке Ока на участке Кипеть, Мощена.

10-я армия выбила противника из Михайлова, отбросила его с реки Дон от южного берега Сталиногорского водохранилища до Епифани и преодолела сопротивление на рубеже Узловая, Богородицк, Плавск и река Плава, севернее станции Арсеньево и, наконец, рубеж реки Ока у Белева, исход боев за который был решен только 31 декабря.

В процессе боевых действий на тульском направлении войска Красной Армии, освободив от противника многие сотни населенных пунктов, взяли у немцев следующие трофеи (не считая большого количества уничтоженного, военного имущества): танков – 54, орудий – 179, автомашин – около 300, минометов – 104, пулеметов – 185, винтовок – около 1000, снарядов – около 2000, патронов – около 500 000, мин – свыше 6000, мотоциклов и велосипедов – свыше 400, самолетов – 6.

С выходом армий левого крыла фронта на рубеж западнее Высокиничи, восточнее Недельное, Калуга и далее на реку Оку до Белева боевые действия продолжались, оставаясь такими же напряженными и активными и являясь по существу новым этапом фронтовой операции.[94]


Глава третья Положение в центре. Попытки прорыва нашими войсками оборонительного рубежа немцев на реках Руза, Москва, Нара | Битва за Москву. Московская операция Западного фронта 16 ноября 1941 г. - 31 января 1942 г | Глава пятая Боевая работа военно-воздушных сил